«Вы свободны, господин Вавилов». Как страна потеряла будущего нобелевского лауреата

Ученый мирового уровня


Карьера будущего генетика стартовала 26 августа 1906 года, когда Николай Вавилов поступил в Московский сельскохозяйственный институт, а уже в 1926 году ученый получил одним из первых премию имени Ленина. В 36 лет Вавилов — член-корреспондент Академии наук СССР, а спустя 6 лет становится действительным членом. Фактически по инициативе ученого в 1929 году образуется Всесоюзная академия сельскохозяйственных наук, первым президентом которой становится Николай Иванович Стоит отдельно перечислить почетные звания, которых удостоили исследователя за рубежом. Это членство в Лондонском и Эдинбургском Королевских обществах, Индийской академии наук, Германской академии естествоиспытателей «Леопольдина», а также Лондонском Линнеевском обществе.

«Вы свободны, господин Вавилов». Как страна потеряла будущего нобелевского лауреата




Важным аспектом работы любого ученого является обмен опытом и стажировки у коллег по всему миру. Вавилову повезло: в 1913 году он был направлен в Европу для работы в ключевых центрах биологии и агрономии. Генетику ученый получал из первых рук у самого Уильяма Бэтсона, который, собственно, и дал название новой науке, а также у Реджиналда Пеннета. Последнего многие помнят по классической школьной «решетке Пеннета». Первая мировая война прервала работу Вавилова, и он спешно вернулся в Россию для того, чтобы спустя два года в 1916 году отправиться в командировку в Персию. Здесь его научные компетенции столкнулись с армейскими проблемами: солдаты русской армии страдали от кишечных заболеваний. Вавилов достаточно быстро выяснил, что причина в семенах ядовитого плевела в мешках с пшеничным зерном. В этой же командировке ученый заразился идеей, прославившей его на весь мир: изучением центров происхождения культурных растений. Далее были экспедиции в Среднюю Азию, Памир и Иран, позволившие собрать уникальный материал, выразившийся позже в материале «О происхождении культурных растений». В 1920 году Николай Вавилов докладывает на Всероссийском съезде селекционеров о формулировке закона гомологических рядов, который делегаты съезда охарактеризовали следующей телеграммой в Совет народных комиссаров:
«Этот закон представляет крупнейшее событие в мировой биологической науке, соответствуя открытиям Менделеева в химии, и открывает самые широкие перспективы для практики…»






В первой половине 20-х годов Николай Вавилов обласкан советской властью. Ученый становится у руля Всесоюзного института прикладной ботаники и новых культур, который позже трансформируется в знаменитый Всесоюзный институт растениеводства (ВИР). Вавилова выпускают во всевозможные командировки по всему миру. Не был он только в Антарктиде и Австралии. Собранная в этих экспедициях коллекция растений к 1934 году стала самой обширной в мире – более 200 тыс. образов растительного генофонда. При жизни Вавилова ВИР разослал по различным потребителям около 5 млн. пакетообразцов семян и свыше 1 млн. черенков для прививок плодовых растений. Это к вопросу о том, что работа ученого якобы имела для страны исключительно теоретическое значение и никак не конвертировалась в практическую пользу.

Английские ученые в 1934 году на докладе правительству Великобритании оценили работу Вавилова с коллегами следующим образом:
«Ни в одной стране, кроме как в России, не ведется в таком широком масштабе работа по изучению и мобилизации культурных и дикорастущих растений со всего земного шара для практического использования в селекции. Если русские даже частично осуществят свои грандиозные планы, то и тогда они внесут огромный вклад в мировое растениеводство».


А двумя годами ранее Николая Вавилова избрали вице-президентом VI Международного конгресса по генетике в американской Итаке. Это был пик научной карьеры великого генетика-селекционера.

Встречи со Сталиным


Фактически до конца 20-х годов советская власть не особо вмешивалась в научную работу в стране. То ли руки не доходили, то просто занимали наблюдательную позицию. Но с 1928 года давление усилилось. Частным примером может стать случай в Тимирязевской сельскохозяйственной академии, когда в религиозности был обвинен ученый А. Г. Дояренко:
«Сообщают такой факт, в Тимирязевской академии профессор Дояренко поёт на клиросе, что целый ряд других профессоров так или иначе принимают участие в духовной деятельности».


«Культурная революция» 1929 года и последовавшее наступление социализма по всем фронтам серьезно окрасили научные дискуссии острыми политическими тонами.

Николай Вавилов, осознавая свой вес в мировой науке, а также из-за неуступчивого характера, будучи уже директором Института генетики РАН, оставался беспартийным. В новых реалиях это не могло остаться незамеченным, и партийное руководство предложило ученом вступить в «ряды». Вавилов, не разделяющий взгляды коммунистов, отказался.


С начала 30-х годов за ним установили слежку, а позже запретили выезд за границу. Руководство страны не понимало многих вещей, которыми занимались ученые вообще и Вавилов в частности. Так, в 1929 году Николай Иванович выступил на двух конференциях, решающих проблемы обеспечения государства продовольствием. Казалось бы, занимайся этим вопросами у себя дома, ковыряйся в опытных хозяйствах. Но нет – Вавилов с научными экспедициями едет в Японию, Корею и Китай, а позже вообще публикует труд «Земледельческий Афганистан». Также в это время в среде советского истеблишмента становится модной книжка английского агронома Гарвуда «Обновленная земля», в которой высказывалась идея о возможности быстрой и эффективной перестройки сельского хозяйства страны. Коллективизация оказалась неудачной, пришел голод, и Сталин решил, что и в сельском хозяйстве возможна революция.

15 марта 1929 года Сталин собрал у себя ведущих советских агробиологов, среди которых оказался и Николай Вавилов, для «обмена мнениями» по поводу будущего сельского хозяйства страны. Вавилов в своём выступлении выявил множество недостатков сложившейся системы работы. Прежде всего это нехватка новых опытных сельскохозяйственных учреждений и хроническая нехватка ресурсов. Ученый упомянул, что на всю опытную работу в сельском хозяйстве Советский Союз тратит 1 млн. рублей в год при требуемых 50 млн. Неосторожно Вавилов указал Сталину на Германию, где только на один институт за 10 месяцев потратили 4 млн. марок золотом. Вавилову вообще было с чем сравнивать положение дел в СССР, что немало раздражало руководство. Также Николай Иванович указал на необходимость развертывания Всесоюзной академии сельского хозяйства, к чему прислушались, и она появилась уже в мае 1929 года.

У Сталина встреча с Вавиловым и его коллегами оставила нехорошее чувство. Лидер государства считал, что долгая и кропотливая научная работа с большими финансовыми затратами, которую предлагали ученые, не приведет к подъему сельского хозяйства. Гораздо проще и быстрее найти чудодейственное средство для быстрого и кардинального решения продовольственной проблемы страны. К тому же Сталин уже тогда к Вавилову относился с раздражением – ученому открыто симпатизировали Бухарин, Рыков и почти вся октябрьская элита, которых генсек позже уничтожил. Как и уничтожил в 1943 году Николая Вавилова (а ранее, в 1938 году, погиб в лагерях академик Николай Тулайков, участник той мартовской встречи со Сталиным). Очевидно, ни один из этих ученых не справились с задачами, которые ставил перед ними Сталин.



Виктор Сергеевич Вавилов, племянник Николая Вавилова, вспоминает об еще одной встрече ученого со Сталиным, которая фактически не состоялась:
«В коридоре Кремля дядя Коля остановился и наклонился, открыв свой большой портфель (обычно он был наполнен журналами и книгами). Он собирался достать из портфеля документ, необходимый для разговора с кем-то из кремлевских руководителей. Дядя Коля увидел приближающегося к нему Сталина. Вдруг дядя Коля понял, что Сталин его узнал, перехватив его взгляд. Дядя Коля хотел поздороваться со Сталиным и что-то ему сказать. Однако Сталин, увидев его, быстро исчез, войдя в одну из дверей в коридоре. Дядя Коля ждал его некоторое время, но Сталин так и не вышел из комнаты. У дяди Коли возникло неприятное ощущение. Он почувствовал, что Сталин его испугался».


Это было в 1935 году.


Академик Исаак Израилевич Презент


Последняя встреча Вавилова и лидера СССР состоялась в ноябре 1939 года, когда борьба с генетикой и Всероссийским институтом растениеводства была в самом начале. Ученый составил для Сталина целую речь о важности генетических исследовании в ВИРе, но при встрече услышал:
«Это вы Вавилов, который занимается цветочками, листочками, череночками и всякой ботанической ерундой, а не помогает сельскому хозяйству, как это делает академик Лысенко Трофим Денисович?»


Опешившего и попытавшегося оправдаться Вавилова Сталин в итоге оборвал:
«Вы свободны, господин Вавилов».


«Вавилон должен быть разрушен!» — такой лозунг идеолога лысенкоизма Исаака Израилевича Презента, провозглашенный им в 1939 году, просто идеально совпадал с мнением самого могущественного человека в стране. Судьба Вавилова была предрешена.
Автор:
Евгений Федоров
Использованы фотографии:
slavischestudies.files.wordpress.com, 24smi.org, sakharov-center.ru, persons-info.com
Ctrl Enter

Заметили ошЫбку Выделите текст и нажмите Ctrl+Enter

221 комментарий
Информация
Уважаемый читатель, чтобы оставлять комментарии к публикации, необходимо зарегистрироваться.

Уже зарегистрированы? Войти