Ерофей Хабаров: амурские приключения русского конкистадора

История редко делается в белых перчатках. В области исследования неизведанных земель, покорения фронтира – тем более. Типичный первопроходец – суровый и решительный человек, редко жалеющий даже себя и тем более других, особенно чужеземцев. Таким был и Ерофей Хабаров, возглавивший первую серьезную русскую экспедицию, целью которой было покорение Приамурья.




Крепкий хозяин


Родился наш герой в самом начале XVII века на севере страны, в какой-то полусотне километров от Великого Устюга. Время было самое авантюристское – покорение Сибири стартовало совсем недавно, и там еще было чем поживиться. Многие охотно срывались в неизведанные края – вперед, за «меховым золотом».

Не вытерпел и Хабаров – оставив в Устюжском уезде жену и малую дочь, в 1626 году он взял младшего брата и отправился за Урал. Братья двинулись в «златокипящую Мангазею» – русский заполярный город, чем-то напоминающий американские центры старателей времен «Золотой лихорадки». Там братья успешно увеличивали капитал, прежде чем не попали в одну из самых знаменитых мангазейских историй – конфликт воевод, приведший к мини-войне города и посада с артиллерийской стрельбой. Брат поехал домой, а Ерофей – в Москву, писать челобитные на одну из сторон конфликта.

Разобравшись с мангазейскими делами, в 1638 году Хабаров направился на Лену. Там он использовал накопленный ранее капитал и нанял 27 человек. Вначале его группа занималась добычей соболя, но затем Ерофей решил изменить род занятий, и стал варить соль, а также пахать землю.

Обиженный воеводами


Выбор был верный – снабжение старателей предметами первой необходимости зачастую не менее прибыльно, чем поиски самого «золота». «Хлебные дела» тоже шли хорошо – ресурс в Сибири был дефицитный, и скоро Хабаров стал одним из главных поставщиков в Якутске.

По договору с властями Хабаров платил десятую часть урожая, но Сибирь XVII века была довольно далеким от царского ока местом, и там был возможен любой беспредел. Поэтому якутский воевода, увидев, как хорошо у Хабарова идут дела, решил забрать прибыльный бизнес себе. В два этапа – вначале отобрав у Ерофея в 2 раза больше хлеба, чем положено. Когда Хабаров намека не понял, воевода и вовсе посадил нашего героя в тюрьму. Забрав вообще все активы.


Памятник Хабарову на малой родине, в Великом Устюге


В 1645-м Хабаров смог освободиться из Якутского острога, а 3 года спустя в Якутске сменилось начальство. Можно было, конечно, использовать это для подачи челобитной царю, и попытаться отбить свою собственность, но успех в этом деле был далеко не очевиден. А вот поездка в столицу совершенно точно отняла бы уйму времени и денег. Поэтому Хабаров решил заняться делом.

Поход на Амур


А самым прибыльным делом в тогдашней Сибири были экспедиции в неразведанные или плохо разведанные земли. Не в поисках научных открытий, конечно, а в погоне за ясаком и военной добычей. Хорошим направлением для нового похода была река Амур – тут уже проходили русские отряды, и, судя по донесениям, земли подходили для выращивания хлеба. А в этом деле Хабаров уже имел успешный опыт.

Но для такого предприятия требовались серьезные деньги. Найти добровольцев под обещания будущей добычи можно. А вот снарядить их провизией, оружием, боеприпасами и шанцевым инструментом уже нет. Требовались деньги. Взять их можно было только в одном месте – у нового якутского воеводы.

Тот знал Хабарова, как опытного и решительного человека, и ссудил ему 7 тысяч рублей. Вернуть деньги, разумеется, следовало с процентами – а заодно отдать и половину добычи экспедиции. Условия были не райские, но и возможностей для резкого обогащения Амур представлял немало. Не видя лучшего способа улучшить свои дела, Хабаров согласился.


Осенью 1649 года Хабаров во главе отряда в 70 человек двинулся в сторону Амура. Достигнув даурских земель, он попытался привести местных в русское подданство и обложить ясаком. Не вышло. Дауры были предупреждены промышленниками, с которыми у них были выгодные меновые отношения – сюда идет серьезный отряд, прячьтесь, или обложат налогом.

К весне следующего года стало понятно, что «легкой прогулкой» дело не кончится – на недружественной земле придется закрепляться. Хабаров повелел занять опустевший городок местного князька, а сам с небольшим отрядом вернулся в Якутск, просить подкреплений. Воевода не отказал – во-первых, он был заинтересован в отдаче вложенных денег, а, во-вторых, Хабаров провел грамотную рекламную кампанию, красочно расписав достоинства Амура и прилегающих земель. Воевода дал денег, казаков и три пушки. Хабаров кинул еще один клич, и вскоре уже вел на подмогу отряд в 138 человек.

Ерофей Хабаров: амурские приключения русского конкистадора

Казаки на Амуре


В конце лета он соединился с оставленными им людьми. Последние времени даром не теряли, и провели лето в походах на дауров. Они попытались взять еще один городок – Албазин. Овладеть им тут же не получилось, и русские организовали осаду. Особыми успехами она не отличалась, но все решило появление Хабарова с подкреплением – увидев крупные свежие силы, дауры бросились наутек.

В Албазине уже поспел урожай хлеба. Хабарову надо было как-то отдавать долги, поэтому он устроил продажу привезенных припасов – по ломовым, конечно, ценам. Большую часть сжатого хлеба он пустил на спиртное – которое продавал своим же людям. Тем самым загоняя их в долги, и искусно делая свою проблему общей. В будущем это ему пригодится – когда отряд не захочет двигаться дальше по Амуру, он напомнит: все мы, и я, и вы – по уши в долгах. Чтобы их вернуть, надо покорять новые земли. И люди пойдут. Правда, не без последствий в будущем.

А пока что Хабарова ждали новые бои – отдавать драгоценных соболей просто так дауры не собирались, равно как и вставать под руку царя. К марту 1651 года отряд зашел достаточно далеко, чтобы столкнуться маньчжурским Китаем – Хабаров собирал ясак с данников империи Цин. Это кончилось прямым столкновением – позже Хабаров докладывал, что его атаковало 600 маньчжуров и около 1,5 тысяч дауров. Вооружено это воинство было не только луками – противник располагал 6-ю пушками и тремя дестяками пищалей. Если верить Хабарову, китайский отряд был разбит, но было понятно – маньчжуры вернутся с подкреплением. И русский отряд повернул обратно.

Внутренняя усобица


В 1652 году Якутск послал еще одно подкрепление, но дел это не улучшило. Начался рост недовольства подчиненных – люди не были в восторге от предпринимательских замашек Хабарова, загонявшего их в долги. В августе случился бунт, и 132 человека покинули войско, отправившись вниз по Амуру. Чтобы организовать свою экспедицию с добычей ясака.


Маршрут Хабарова


Терпеть такое Хабаров не стал, и бросился в погоню. В сентябре он настиг «предателей», и обстрелял их острог из пушек. Дело закончилось довольно жестко – часть раскольников насмерть забили палками, часть заковали в цепи. Пока что Хабаров победил, но обойтись без последствий такой эксцесс не мог.

Дуэль на челобитных


Последствия нагрянули в августе 1653-го, в виде московского эмиссара Дмитрия Зиновьева. Хабарова отстранили от командования и отправили в Москву для дальнейших разбирательств. Зиновьев сдерживать себя не собирался, и в процессе доставки регулярно применял физическую силу. Кроме того, он отнял у Хабарова все нажитое имущество.

До Москвы Зиновьев и Хабаров доехали в 1654-м. Потянулись суды. Вначале Москва оправдала «бунтовщиков» против Хабарова. Потом он подал челобитную на плохое обращение Зиновьева, и выиграл дело. Хабаров просил вернуть ему отнятое имущество, но по совокупности его грехов и заслуг государство посчитало это излишним.

Почти что хэппи-энд


Но пилюлю покорителю Амура подсластили – Хабарова повысили до звания сына боярского и отправили на Лену, управлять одной из волостей. Но спокойно ему там не сиделось. Десяток лет спустя он просил тобольского воеводу разрешить ему еще одну экспедицию на Амур, но там проблемы копились и без активного Хабарова. Поэтому дальше Лены его так и не пустили. Последние свои годы, до кончины в 1671-м, Ерофей Хабаров прожил относительно мирно и спокойно.

Вся амурская эпопея Хабарова, как и многие начинания в Сибири, была продиктована жаждой обогащения. Он не вел себя, как обстоятельный колонизатор – не ставил острогов на каждом шагу, не стремился построить долговременных отношений с туземцами, стремился к быстрой выгоде. На Амуре Хабаровым руководили проценты по взятой ссуде.

Но, несмотря на все эти побуждения, наш герой сделал главное – запустил маховик русской экспансии в Приамурье. Хабаров больше не вернулся в эти земли, но его отряд никуда не делся – и царская власть начала закрепляться на этом месте. Впереди были новые столкновения с китайцами, победы и неудачи. Десятилетия спустя русским придется уйти с Амура – для того, чтобы две сотни лет спустя вернуться вновь. И вернуть утерянное.
Автор:
Тимур Шерзад
Использованы фотографии:
vostokmedia.com, cultinfo.ru, rus-travelers.ru
Ctrl Enter

Заметили ошЫбку Выделите текст и нажмите Ctrl+Enter

21 комментарий
Информация
Уважаемый читатель, чтобы оставлять комментарии к публикации, необходимо зарегистрироваться.

Уже зарегистрированы? Войти