«В гордом одиночестве». Бой у Вульки Лосинецкой в мае 1915 года

Продолжаем рассматривать Пять боёв 202-го Горийского полка (см. Пять боёв 202-го Горийского полка. «Сувалкский блин»), и следующим знаковым боем, на котором мы хотим остановиться, был бой у Вульки Лосинецкой.




2-й Кавказский армейский корпус, прикрывавший Томашевское направление (Польша) (о Второй Томашевской операции или Томашевской операции 1915 г., мы расскажем в специальном цикле статей), 15 мая 1915 года, после боев под Плазувом, отошел к польско-галицийской границе и занял позицию юго-западнее города Томашева — на линии Гравовице — Белжец, имея на правом фланге 51-ю пехотную дивизию, а на левом – 2-ю Кавказскую гренадерскую дивизию. 202-й пехотный Горийский полк расположился впереди дер. Вулька-Лосинецкая, имея справа 203-й пехотный Сухумский полк и слева 13-й лейб-гренадерский Эриванский полк.

Завязка боя


Позиция представляла собой гряду холмов, покрытых пашнями; правый фланг у мельницы Свиды примыкал к болотистой речке Уначке. Позиция была усилена наскоро сооруженными окопами. С фронта к позиции подходил большой Мазильский лес, стеснявший обстрел до 500 шагов, и лишь на левом фланге обстрел достигал 1000 — 1200 шагов. Позади позиции протекали болотистая речка Уначка (не имевшая мостов), и проток, соединявший эту речку с р. Криница (через который имелись два моста северо-восточнее дер. Вулька-Лосинецкая). Переход на северный берег р. Уначки, вследствие наличия топкого дна, был возможен только для одиночных людей. Тыловым путем полка являлась дорога от дер. Вулька-Лосинецкая через дер. Лосинец и Кунки на Красноброд. Таким образом, тыл полка был стеснен болотистой долиной р. Уначки, сокращавшей глубину позиции до 1 км, причем тыловая дорога отходила от левого фланга полкового участка (вследствие этого фланг являлся важнейшим).

В боевой части полка находились 1-й и 3-й батальоны с 6 пулеметами, а в резерве остальные 2 батальона с 2 пулеметами (резерв встал у дер. Вульки-Лосинецкой, за левым боевым участком полка).

Команда пеших разведчиков, высланная к южной опушке Мазильского леса, после продолжительной перестрелки с немецкими передовыми частями, около полудня была оттеснена вглубь леса. Она выяснила, что немцы наступают по всем дорогам — на дер. Вулька-Лосинецкую, Лосинец и Мазилы.

Около 13 часов неприятельской пехотой, наступавшей по всему фронту, команда была вытеснена из Мазильского леса — и отошла в резерв. После короткой артиллерийской подготовки неприятель повел наступление против левого фланга полка — но был отбит. Вслед за тем последовала неудачная атака участка лейб-Эриванского полка — также отбитая с большими потерями для противника.



К 14-ти часам немецкая артиллерия усилилась и сосредоточила весь свой огонь по лейб-эриванцам. После обстрела немцы атаковали по всему фронту лейб-эриванцев и горийцев, но атака успеха не имела. После этой атаки немцы, находившиеся под сильным винтовочным огнем Горийского полка, не могли удержаться на опушке леса – и на всем участке отошли вглубь леса, поддерживая редкий огонь по русским окопам. По всему фронту корпуса с обеих сторон поддерживалась редкая артиллерийская и винтовочная перестрелка, и лишь восточнее 2-го Кавказского корпуса велся сильный артиллерийский огонь.

Отход соседа и действия горийцев


В 15 часов, совершенно неожиданно, начальник связи лейб-Эриванского полка по телефону сообщил в штаб Горийского полка, что телефонная станция лейб-эриванцев снимается — так как полк очищает позицию и уходит. На вопрос о причине отхода гренадер ответа не последовало, и затем аппарат был выключен (впоследствии выяснилось, что немцы прорвались на левом фланге корпуса, и Кавказская гренадерская дивизия получила приказ немедленно отойти на север).

Командир Горийского полка полковник Николай Владимирович Хенриксон немедленно послал конную связь на участок лейб-эриванцев — с поручением узнать о причине и направлении отхода полка. Командир 1-го батальона (соседнего с отошедшим полком) получил приказ тщательно следить за своим новым флангом и до получения приказа упорно держаться на позиции. Резерву (2 батальона) было приказано передвинуться к западному выходу из дер. Вульки-Лосинецкой и, встав уступом за 3-м батальоном, обеспечить его от возможного охвата противником. Вместе с тем, командир полка запросил по телефону начальника дивизии о причине отхода лейб-эриванцев, указав на опасное положение полка вследствие образовавшегося прорыва (протяжением в нескольких верст).

«В гордом одиночестве». Бой у Вульки Лосинецкой в мае 1915 года
Н. В. Хенриксон


Начальник дивизии не знал о происшедшем на фронте Кавказской гренадерской дивизии и приказал выжидать распоряжений — до получения ответа от штаба корпуса и штаба гренадерской дивизии. Тем временем немцы усилили огонь по участку Горийского полка, и их цепи снова подошли к северной опушке Мазильского леса. Напротив участка 3-го батальона часть немцев возобновила перебежки, которые, впрочем, вскоре были остановлены сильным винтовочным огнем.


Спустя некоторое время по телефону был получен приказ начальника дивизии: Горийскому полку немедленно очистить позицию и двигаться по дороге на Кунки, Улев (5 верст севернее дер. Вульки-Лосинецкой), где, присоединив 1 батарею 51-й артиллерийской бригады, задержать противника до наступления темноты. После чего — следовать на Красноброд, составив арьергард дивизии. Тем временем огонь на фронте усилился, и немцы пытались продвинуться по всему участку горийцев.

На основании полученного приказа около 16 часов полку отдано было следующее приказание.

А) 1 батальону, временно оставив разведчиков в окопах для поддержания огня, последовательно, начиная с правого фланга, вывести роты из окопов и, после сбора батальона у фольварка Свиды, следовать по дороге на дер. Кунки, выслав заставы на Завадки и Кунки. Не доходя дер. Кунки, батальону остановиться, выждав подхода прочих батальонов. Б) 3 батальону в 16 часов 30 минут, после сильного обстрела противника и опушки Мазильского леса, одновременно сняться с позиции и, сосредоточившись севернее д. Вулька-Лосинецкая, следовать по дороге, указанной 1-му батальону. В) 2 батальону с командой пеших разведчиков немедленно занять южную окраину д. Вульки-Лосинецкой и северную часть дер. Лосинец на южном берегу р. Кросница и, пропустив 3 батальон, удерживать эту позицию до получения приказа, прикрывая отход прочих батальонов. Г) Штабу полка следовать к перекрестку дорог на Скварки, Кунки, Завадки и Лосинец, немедленно выслав туда конный пост для связи.

Тем временем немцы возобновили атаку по всему фронту полка — но были остановлены огнем рот и пулеметов 1 и 3 батальонов. Однако часть их цепей успела беспрепятственно занять оставленные гренадерами окопы — и угрожала левому флангу 3-го батальона. Русские батареи, стоявшие за холмами севернее р. Уначки, прекратив огонь, взяли на задки и оставили позиции. Огонь на фронте Горийского полка стихал.

1-й батальон, оставив позицию и сосредоточившись у фольварка Свиды, скрытно за холмами, двинулся к дер. Вулька-Лосинецкая, где перешел р. Уначку. Вслед за этим, 3-й батальон, под прикрытием огня 2-го батальона, занявшего указанную ему позицию, отошел за дер. Вульку-Лосинецкую и вытянулся в походную колонну. Только теперь немцы обнаружили отход полка, и их цепи под огнем 2-го батальона начали спускаться с холмов, занимавшихся ранее гренадерами. Южная часть дер. Лосинец также была занята немцами, откуда они вели перестрелку с левофланговой ротой 2-го батальона. Под влиянием этого маневра роты 2-го батальона не выдержали и, быстро оставив позицию, отошли в лес, перейдя проток соединявший р. Уначку и Крыницу — но были остановлены командиром полка, приказавшим вернуться обратно и занять южную опушку леса севернее протока (что и было выполнено под огнем противника, успевшего занять дер. Лосинец на южном берегу р. Крыницы).


Схема боя


В это время немецкая артиллерия, при содействии аэропланов, дававших сигналы ракетами, обстреляла фугасным огнем вытянувшуюся по лесной дороге колонну 1-го и 3-го батальонов. Этот огонь произвел некоторый беспорядок — головные роты, ускорив шаг, бросились вправо от дороги и смешались. Порядок был восстановлен прибывшим командиром полка, повернувшим колонну кругом, лицом к противнику, и передвинувшим ее вправо от дороги — для укрытия от наблюдения с аэроплана.

Около 18-ти часов огонь прекратился, и батальоны двинулись, выполняя маневр. 2-му батальону было приказано, под прикрытием команды пеших разведчиков, следовать за полком.

В 19 часов Горийский полк, выждав подхода 2-го батальона, подошел к дер. Улев, где соединился с 1 батареей и получил письменный приказ начальника дивизии продолжать движение на Красноброд.

Не числом, а умением


В этом бою мы видим уже совершенно другую картину — четкую слаженность действий подразделений полка (причем в условиях арьергардного боя, осложненного лесистой местностью). Причем полк, после отхода соседа, не позволил себя охватить, грамотно завершив тактический маневр.

Вместе с тем необходимо отметить отсутствие связи между штабами Кавказской гренадерской и 51-й пехотной дивизий, вследствие чего начальник последней не знал, что происходит у соседа. Командир лейб-Эриванского полка не посчитал нужным ориентировать своего соседа справа о причине и направлении отхода полка, а преждевременное снятие батарей 51-й артиллерийской бригады с позиций лишило оставшийся на позиции Горийский полк артиллерийской поддержки в трудную минуту. Но полк обошелся и без артподдержки.

Целесообразное распределение сил, правильная оценка левого фланга полкового участка и соответствующее расположение полкового резерва, выдержка, проявленная командиром полка после получения сведений о неожиданном и необъяснимом отходе соседнего полка, стали залогом успешных действий части. Верно рассчитанная постепенность отхода батальонов, начиная справа, т.-е. с менее важного фланга, и своевременное развертывание резерва для прикрытия этого отхода, удачное применение горийцами огневого удара перед отходом с позиции, предупредившее новую атаку противника, обеспечили реализацию маневра. Необходимо отметить поспешность командира 2-го батальона, выразившуюся в оставлении арьергардной позиции до получения соответствующего распоряжения командира полка, и твердость управления полком, выразившуюся в том, что командир полка находился на ответственных участках в важные моменты боя, близ арьергарда — в момент его преждевременного отхода и у колонны главных сил — в момент заминки после артиллерийского обстрела (благодаря чему ошибка начальника арьергарда была немедленно исправлена и порядок в колонне быстро восстановлен).

Со стороны немцев необходимо отметить крайне нерешительные и даже робкие действия. Налицо слабая подготовка атак огнем – одна из причин того, почему последние и не удавались. По дер. Вульке-Лосинецкой, где находится полковой резерв, не было выпущено ни одного снаряда. Слабое наблюдение за противником, выразившееся в том, что немцы не уследили момент отхода лейб-эриванцев и заняли их окопы лишь спустя час, а отход 1-го батальона Горийского полка и вовсе просмотрели. Заняв окопы лейб-эриванцев, немцы не использовали выгоды своего положения для охвата фланга 3-го батальона горийцев ударом в направлении на дер. Вульку-Лосинецкую — чем поставили бы его в трудное положение и заставили бы отходить в беспорядке через топкую долину р. Уначки. Южная часть дер. Лосинец была ими занята лишь после отхода 3-го батальона и после занятия 2-м батальоном арьергардно-уступной позиции. С другой стороны, необходимо отметить хорошо налаженное воздушное наблюдение, и удачно корректирование артиллерийского огня при посредстве аэроплана, ведь выслеживание движения русской колонны по лесному дефиле составляло трудную задачу.

Продолжение следует…
Ctrl Enter

Заметили ошЫбку Выделите текст и нажмите Ctrl+Enter

12 комментариев
Информация
Уважаемый читатель, чтобы оставлять комментарии к публикации, необходимо зарегистрироваться.

Уже зарегистрированы? Войти