Июнь 1941-го. Передислокация первого эшелона управления Южного фронта. Выдвижение на фронт

Данная часть является завершающей в статье о Южном фронте. В части 1 и в части 2 мы рассмотрели разведывательные материалы и события накануне войны, документы об ожидаемом руководством Красной Армии (КА) количестве немецких войск, которые примут участие в войне с СССР и документы о создании фронтового управления Южного фронта (ЮФ). Предыдущая часть была посвящена событиям, связанным с отмобилизованием оперативного отдела (ОО) штаба Южного фронта (ЮФ). Возникает законный вопрос: может быть, другие отделы и службы штаба отмобилизовались заранее и только ОО несколько запоздал в своем развертывании?

Июнь 1941-го. Передислокация первого эшелона управления Южного фронта. Выдвижение на фронт



Отмобилизование отделов и служб управления ЮФ


Удалось найти информацию по командирам управления ЮФ, которые не входили в состав ОО. Были призваны из запаса 22 июня 1941 года: старший помощник начальника отдела управления артиллерии А.З. Краснов (Красно-Пресненским РВК), старший помощник ОО штаба артиллерии П.Е. Егоров (Свердловским РВК г. Москвы), помощник начальника отдела снабжения санитарного управления И.Я. Осипов (Коминтерновским РВК), помощник начальника автодорожного отдела управления тыла Т.И. Титов (Сокольническим РВК), диспетчер отдела снабжения горючим П.И. Симаков (Таганским РВК), командир из управления связи И.И. Волегов (призван Москворецким РВК). Красноармеец (шофер) финотдела штаба фронта Финогенов Я.П. призван 22.6.41 г. (Кировским РВК) и в тот же день убыл на автомашине М-1 на ЮФ. Возможно вместе с ним убыл на фронт и мотоциклетный взвод для охраны полевого управления ЮФ.



В соответствии со статистическими материалами отдельный батальон охраны управления ЮФ числится в действующей армии с 25.6.41 г. и начал свое формирование в Виннице.

В книге «К.А. Вершинин. Четвертая воздушная» говорится о том, что после начала Великой Отечественной войны из Москвы в Винницу выехала оперативная группа управления ВВС ЮФ. В группу входили: командующий П.С. Шелухин (до 22.6.41 г. заместитель командующего ВВС МВО), заместителя командующего по политчасти В.И. Алексеева (до 22.6.41 г. — начальник отдела спецкадров Главного управления политпропаганды КА), начальника ОО К.Н. Одинцова (до 22.6.41 г. — начальник разведотдела штаба ВВС МВО), начальника разведывательного отдела Г.А. Дроздова (до 22.6.41 г. — начальник штаба иап); начальника связи К.А. Коробкова (до 22.6.41 г. начальник связи ВВС МВО), флагманского штурмана В. И. Суворова (до 22.6.41 г. флаг-штурмана ВВС МВО). Два дня спустя на фронт отбыла остальная часть управления ВВС. Вновь сформированное управление было укомплектовано личным составом только на 60-65%. К 1 июля работа управления была в основном налажена.

Из представленной информации видно, что штаб и полевое управление ЮФ начали свое развертывание только после начала войны. Как же так? Ведь в соответствии в Записке НКО СССР и Генштаба КА в Политбюро ЦК ВКП(б) и СНК СССР (февраль 1941 года) с изложением схемы мобилизационного развертывания КА говорится о том, что по мобилизационному плану развертывается 9 полевых управлений фронта? Дальневосточный фронт уже существовал. Развертывание фронтовых управлений должно было производиться в ЗабВО, ЗакВО, ЛВО, ПрибОВО, ЗапОВО, КОВО, АрВО и МВО. Если телеграмма о развертывании фронтового управления ушла в АрВО 19 июня, то почему не было начато развертывание такого же управления в МВО? Ответ лежит на поверхности.

Схема учитывала развертывание войск на случай войны, которая не обязательно должна была начаться 22 июня. Документ должен был предусматривать возможность начала войны в 1941 или в 1942 годах.

Английский посол в СССР в телеграмме от 23.4.41 г. писал:
Военные, которые начинают быть силой вне партии, убеждены в том, что война неизбежна, но они жаждут отсрочки ее хотя бы до зимы...


Конечно же, в тот период руководство страны и КА надеялось на отсрочку войны, так как, по данным разведок, количество немецких дивизий на границе почти не изменялось с ноября 1940 года.



В соответствии с той же Запиской в КА планировалось развернуть 30 управлений мехкорпусов, 30 моторизованных и 60 танковых дивизий. Формирование такого количества соединений и объединений не планировалось к началу войны. Это были планы на перспективу.

Помните, что ответил начальник ГАБТУ генералу Д.Д. Люлюшенко?
Примерно за месяц до начала войны, будучи в ГАБТУ КА, я спросил начальника

— Когда прибудут к нам танки? Ведь чувствуем, немцы готовятся...
— Не волнуйтесь, — сказал генерал-лейтенант Я.Н. Федоренко. — По плану ваш корпус должен быть укомплектован полностью в 1942 году.
— А если война?
— У КА хватит сил и без вашего корпуса...


В июне ситуация несколько меняется. На 22 июня в 21-м мехкорпусе было 30 огнеметных танков, 98 танков Т-26 и БТ-7. Несмотря на небольшое количество устаревших танков, корпус планируется к использованию на Даугавпилсском направлении. 15 июня командиры соединений корпуса проводят рекогносцировку. Это не противоречит выполнению боевой задачи мехкорпусом в будущем после поступления дополнительной материальной части.

Похожие события происходят и в МВО. В начале июня генерал Тюленев объявил старшему начсоставу штаба округа: «...Нам приказано готовиться к выполнению функций полевого управления фронта...». Однако сроки не названы и конкретные задачи начсоставу не поставлены. Также не назван театр военных действий, где придется разворачиваться фронтовому управлению.

Части связи КА


Без чего еще не может существовать фронтовое управление? Без связи! Без надлежащей связи управление фронта это не штаб, а только большая группа командиров.

Каждый военный округ (в военное время — фронт) обслуживался своим собственным отдельным полком связи (опс), а другие опс находились в Резерве Главного Командования (РГК). В мирное время при штабах армии находился отдельный батальон связи, который по завершении мобилизации полагалось увеличить до полного полка связи. При пяти штабах армий уже находились сформированные опс. Все части связи были укомплектованы по штатам мирного времени.

В статье говорится о том, что довоенные войска связи РГК состояли из 19-ти опс (14 окружных и 5 армейских), 25 отдельных батальонов связи, 16 отдельных радиобатальонов спецназначения (для ведения радиоперехвата) и 17 центров связи (одного для НКО и по одному на каждый военный округ). Эти части существовали лишь на бумаге и должны были отмобилизовываться на 9…10-й день войны.

По планам Генштаба, во время войны после разворачивания частей образовывалась структуру войск связи из 37-ми опс, 98-ми отдельных батальонов проволочной связи и 298-ми отдельных рот связи. В действительности же удалось создать лишь 17 полков (нехватка 48,6%), 25 батальонов (нехватка 74,4%) и 4 роты (нехватка 98%).



До отмобилизования частей связи РГК связь в звене управления «фронт – армия» в начальный период войны предполагалось организовать за счет сети Народного комиссариата связи. Такой подход, принятый Генштабом, был одной из причин поражения войск ЗапОВО и ПрибОВО в приграничных сражениях из-за потери управления войсками.

После объявления мобилизации срок готовности инспекторатов связи устанавливался 3 суток; готовность телеграфно-строительных и телеграфно-эксплуатационных рот – от 6 до 11 дней. Если для 2-го и последующих оперативно-стратегических эшелонов такие сроки формирований органов связи могли быть приемлемыми, то они никак не соответствовали задачам командования армий прикрытия, вступавших в сражение в первые же дни войны.

Следует отметить, что на 22 июня 1941 года некомплект в частях и в учебных заведениях связи составлял: для командного состава — 24% и для младшего комсостава (сержантов) — около 10%.

Планируя ведение боевых действий в начальный период войны, в Генштабе не придавали значения возможным проблемам со связью в приграничных округах в этот период. В последние мирные дни не было предпринято никаких решений по развертыванию частей связи и отпуску вооружения связи со складов.

Читатели прочитавшие цикл статей автора Виктории, должны помнить, что аналогичная ситуация была и с частями ВНОС. Их полное развертывание начало происходить только после начала войны. По нормативам время развертывания составляло до 7-8 часов. Где-то пункты системы оповещения развернулись, где-то личный состав был рассеян или уничтожен при выдвижении. В результате первую половину дня 22 июня части ПВО и ВВС обслуживались только ротными пунктами ВНОС (в среднем четыре пункта на фронт армии). Это приводило к запаздыванию поступления информации серии «воздух» на аэродромы истребительной авиации и в части ПВО. Часть вражеской авиации даже не обнаруживалась до их выхода в зону целей. А после развертывания системы ВНОС начались проблемы с проводными линями связи. Например, к вечеру 22 июня в ПрибОВО происходит почти полная потеря связи.

В Директиве №1 особо подчеркивается, что подъем приписного состава не должен производиться. Сразу же после начала войны (в 4-00) с командного пункта ПрибОВО направляется шифротелеграмма (ШТ) с просьбой о разрешении призыва связистов.

Начальнику Генерального штаба. Слабыми местами связи округа, могущими вызвать кризис, являются:
1. Слабость фронтовых и армейских частей связи по численному составу и мощности относительно своих задач.
2. Необорудованность узлов связи армии и фронта.
3. Недостаточная развитость проводов из паневежисского и двинского узлов связи.
4. Отсутствие средств связи для обеспечения тыловой связи.
5. Слабая обеспеченность имуществом связи окружных, армейских частей связи и военно-воздушных сил.
Прошу: 1. Разрешить частичное отмобилизование фронтовых и армейских частей связи, отмобилизовав полки связи, линейные батальоны, эксплуатационные роты и эскадрильи связи… П. Кленов
Также в ШТ перечислялись средства, которые требуются для функционирования войск связи.

Непонимание проблем по организации связи существовало не только в Генштабе, но и в звеньях управления фронтов и армий.

Начальник управления связи ПрибОВО генерал П.М. Курочкин, характеризуя довоенную методику боевой подготовки штабов и руководящего состава войск связи армейского и окружного звеньев управления, писал:
Связь в районе учений и маневров подготавливалась всегда заблаговременно, за 2–3 недели. Для обеспечения связи на маневрах, проводимых в каком- либо одном военном округе, собирались многие части связи из других округов. Широко применялась общегосударственная связь. Вся подготовленная связь использовалась только для оперативного управления войсками.
Что же касается связи, необходимой для управления ПВО, ВВС, тылом, то она или не учитывалась вовсе, или ее организация изучалась на специальных занятиях, на которых вопросы обеспечения связи для оперативного руководства не разбирались, т.е. опять создавались благоприятные условия. При таких условиях командиры и штабы свыкались с тем, что организация связи не представляет никаких трудностей, в их распоряжении всегда будет связь, и не какая-нибудь, а именно проводная.
Не эта ли создаваемая в мирное время видимость благополучия в обеспечении связи привела к тому, что общевойсковые командиры и штабы пренебрегали трудностями в организации связи, встречавшимися на каждом шагу с самого начала войны? Не являлось ли это одной из причин, приводивших к большим затруднениям в руководстве войсками, а часто и к полной потере управления…


В штабе ПрибОВО знали об этой проблеме и задолго до войны информировали Генштаб о возможных проблемах. П.М. Курочкин:
Анализируя живучесть связи в Прибалтике, мы отмечали, что все основные линии проходят вблизи железных и шоссейных дорог, а, следовательно, могут быть разрушены при авиационных бомбардировках. Были весьма уязвимы с воздуха и основные узлы, размещавшиеся в крупных населенных пунктах или в районах железнодорожных пересечений, в то время как резервных не существовало. Таким образом, для должной подготовки связи на театре военных действий предстояло выполнить большой объём работ; нужны были строительные материалы, рабочая сила, денежные средства, а самое главное – время… Обо всём этом начальник штаба округа генерал П.С. Клёнов докладывал в Генштаб. Но, к сожалению, мы не получили даже двадцатой доли того, что требовалось...


Ответственность за организацию и обеспечение связи Генштаба с фронтами и фронтов с армиями возлагалась соответственно на начальника управления связи КА и на начальников связи фронтов. Кроме аппарата начальника управления связи КА, существовал еще и другой орган – отдел связи оперативного управления Генштаба, который также ведал разработкой вопросов связи, но не был подчинен начальнику управления связи КА. К тому же относительно самостоятельными были управления связи ВВС и ВМФ. Такое положение не могло не отражаться на качестве руководства связью со стороны центрального аппарата. Генштаб своих сил и средств связи для обеспечения связи с фронтами и армиями к началу войны не имел и не планировал развёртывать полагаясь на Наркомат связи. Начальник управления связи КА, отдел связи оперативного управления Генштаба, Главное управление ПВО подчинялись Г.К. Жукову…

Фронтовые части связи ЮФ


В соответствии с Ведомостью боевого состава соединений и частей ЮФ на 1.7.41 г. в состав войск связи фронта входит 40-й опс, в состав которого входили: 377-й отдельный линейный батальон связи (олбс), 378-й олбс, 379-й олбс, 3-я отдельная кабельно-шестовая рота (окшр), 240-я окшр, 252-я окшр, 255-я отдельная телеграфно-эксплуатационная рота (отэр), военно-почтовая станция №1. Указанные части связи 1 июля еще только прибывают на фронт.



По другим источникам, в составе войск связи ЮФ числился еще телеграфный батальон, который существовал до прибытия на фронт 40-го опс.

Удалось найти несколько военнослужащих, которые служили в некоторых из указанных частей связи. Все они призваны в КА только после начала войны. В 377-й олбс были призваны 23.6.41 г. военнослужащие, проживающие в Москве: Аверин И.Л. (Таганским РВК), Воскобойник Г.Д. (Сокольническим РВК), Журавский Д.В. (Ростокинским РВК) и Крылов В.А. (Пролетарским РВК). В 378-й олбс был призван Коротков А.С. 22.6.41 г. (Москворецким РВК). В 240-ю окшр был призван 24.6.41 г. Лисин Е.А. (Комсомольским РВК Ивановской области). Можно предположить, что также обстояло дело и в остальных частях, входящих в состав 40-го опс.

По статистическим материалам 377, 378 и 379 олбс, 252 окшр в действующей армии числятся с 1.7.41 г, а 240 окшр и 255 отэр – с 25.6.41 г. Информация по 3 окшр в сборнике отсутствует. Появление на фронте 25 июня 240 окшр и 255 отэр вызывает сомнения, так как в Ведомости указывается, что они прибывают 1 июля. Кроме того, военнослужащий Лисин Е.А. был призван в 240-ю окшр 24 июня. Следовательно, 240-я окшр стала разворачиваться с 22 июня и 24 июня продолжала свое формирование. Поэтому оказаться на фронте 25 июня она просто не могла.

В составе войск МВО имелся только один окружной опс — 1-й опс. В мирное время полки связи внутренних округов содержались по штату № 14/913 и имели численность 840 человек. На окружные и армейские полки и батальоны мирного времени возлагались задачи по формированию всего комплекта фронтовых и армейских частей связи, а также запасных частей. Каждая из указанных частей должна была формировать от 8 до 14 отдельных частей связи. После начала войны на базе 1-го опс стали разворачиваться 40-й опс и 67-й опс. Воспоминание командира роты 67-го опс И.Е. Милькина:
Утром в воскресенье 22 июня я проснулся, но ещё не встал, и лёжа в постели, услышал, как женщины во дворе громко разговаривают и повторяют слово «война, война». «Какая война, что они мелят?» — подумал я...
[23 июня] я отправился в Свердловский Райвоенкомат за назначением в действующую армию. Там я представился комиссии как командир радиороты. Незамедлительно я получил назначение командиром радиобатальона 67-го опс. Два дня мне дали на получение материальной части и формирование радиобатальона. Комплектование происходило на территории воинской части связи в районе улицы Матросская Тишина. На третий день [26.6.41 г.] мы выехали на Северо-Западный фронт…


В создаваемых частях связи было очень много личного состава, призываемого из запаса. Соотношение кадрового и призываемого из запаса личного состава удалось найти только для начального периода Советско-финляндской войны: в МВО на 500 человек кадрового состава при развертывании частей связи, отправляемых на театр военных действий, приходилось около 6500 человек, призываемых из запаса. К началу Великой Отечественной войны отрицательный опыт по мобилизационному развертыванию фронтового и армейского комплектов частей связи (имеются ввиду Советско- финляндская война, а также операции по вводу советских войск в Прибалтику, в западные области Белоруссии и Украины) у нашего командования уже был, однако к июню 1941 года фактически ничего изменить не удалось (Альманах. Том 4. Военная связь).

Личный состав, призываемый из запаса, практически не призывался до этого на сборы. В 1940 году начальник связи ЗапОВО генерал А.Г. Григорьев (расстрелян вместе с командующим ЗапОВО) в письме начальнику управления связи КА писал:
«…Я ежегодно в Генштаб представлял доклады с просьбой разрешить призывать хотя бы часть рот на сборы, но разрешения не получал…»


Начало войны оказалось неожиданным и для военкоматов города Москвы и Московской области. Период отпусков и выезд людей на отдых в воскресенье приводил к увеличению времени на комплектование команд даже при наличии в них резерва. Примером служит назначение И.Е. Милькина, который не входил в приписного состава 67-го опс, командиром радиобатальона.

М.Н. Сбитнев (военный комиссар Дзержинского района Москвы):
О вероломном нападении фашистской Германии на нашу Родину мы узнали рано утром 22 июня в городском военном комиссариате, где собрались все райвоенкомы. Военный комиссар Москвы Г.К. Черных, сообщив о начале войны, приказал немедленно приступить к развертыванию сборных и приемо-сдаточных пунктов. Уже к вечеру того же дня мы были готовы к проведению мобилизации. В то слегка пасмурное, но теплое утро 22 июня многие москвичи отправились за город. Москва еще жила мирной жизнью. В 12 часов было передано правительственное сообщение о нападении гитлеровцев…


В. Котельников:
Начало Великой Отечественной войны для руководства страны и всего советского народа, несмотря на ее неизбежность, все-таки явилось большой неожиданностью. Об этом может свидетельствовать и тот факт, что мобилизация на территории Кирсанова и Кирсановского района началась не 22 июня 1941 года…, а только 23 июня, спустя почти сутки… Первые дни мобилизации выявили и ряд проблем, которые сказались на полном и планомерном выполнении установленного задания… Несмотря на то, что всем командам был предназначен резерв, допоставка ресурсов проводилась еще в течение семи, а по некоторым воинским формированиям и до 10 суток. Основными причинами такого положения дел в первую очередь можно назвать медленную перестройку сознания граждан на военный лад, не осознание той угрозы, которая нависла над Советским Союзом…


Поскольку разворачивание фронтового полка связи ЮФ не было начато 20-го июня, то подъем полевого управления в МВО 20.6.41 г. не мог быть связан с выдвижением управления в Винницу в ожидании войны.

Выдвижение полевого управления ЮФ


По воспоминаниям генерала Захарова до начала войны в штабе ОдВО не подозревали о включении войск округа в состав ЮФ. Из Москвы никакой информации по данному вопросу на случай войны в округ не поступало. После начала войны из Генштаба начинают поступать телеграммы в Харьковский и Одесский военные округа с оповещением о создании ЮФ.

ШТ №1456/оп от 22.6.41 г.:
Командующему войсками ХВО. Народный комиссар обороны приказал не ожидая подъема управления армии, первый эшелон управления округа с необходимыми частями связи отправить в новый пункт 22.6.41 г. Вам, члену Военного совета и начальнику штаба округа быть в первом эшелоне. Н. Ватутин


Журнал боевых действий 18-й армии:
…С утра 22.6.41 г. Командующий войсками Харьковского ВО во исполнение Директивы Наркома Обороны Союза СССР №___ отдал приказ о выделении полного армейского Управления. Полевое управление Армии 4-мя эшелонами 29 июня 1941 г. полностью сосредоточилось в р-не Каменец-Подольск. 26 июня 1941 г. Опергруппа Штарма (1-ый эшелон) прибыла в Каменец-Подольск в 2-30…


ШТ №05 23-25 23.6.41 г.:
Командующему 18-й Армией.
1. Приказом народного комиссара обороны № 04 создан ЮФ. Командующим войсками ЮФ назначен генерал армии Тюленев, членом Военного совета — армейский комиссар 1 ранга Запорожец, начальником штаба фронта —генерал-майор Шишенин. Штаб фронта с утра 24.6 — Винница.
2. 18-я армия с 00-05 25.6.41 г. включается в состав ЮФ… Ватутин


ШТ №08 23-30 23.6.41 г.:
Командующему 9-й Армией.
1. Приказом народного комиссара обороны № 04 создан ЮФ. Командующим войсками ЮФ назначен генерал армии Тюленев, членом Военного совета — армейский комиссар 1 ранга Запорожец, начальником штаба фронта — генерал-майор Шишенин
2. 9-я армия с 00-05 25.6 1941 г включается в состав ЮФ.
3. 9-й особый корпус с 00-05 25.6 изымается из состава 9-й армии и подчиняется непосредственно командующему войсками ЮФ.
4. Об установлении связи со штабом фронта донести мне. Ватутин


Выезд внепланового спецпоезда 22 июня был настолько спешным и неожиданным, что в штабе ЮФ никто не знал обстановку в районе будущего их размещения. А.Ф. Хренов:
В Киев мы прибыли вечером 23 июня. У вокзала нас ожидала машина из штаба округа. Я оказался в числе тех, кто отправился в штаб…

Я отправился по отделам и управлениям штаба добывать справки, топографические карты и прочие документы, касавшиеся УРов, а также дорожной и аэродромной сети в полосе ЮФ. Обстановка в штабе несколько озадачила меня. Служебные кабинеты обезлюдели — их хозяева, что было вполне естественно, оказались в Тернополе. Но те, кто оставался, не были наделены достаточными полномочиями и не имели доступа к интересующим меня документам…
Выручили меня оказавшиеся на месте работники Инженерного управления. Они по памяти охарактеризовали мне состояние УРов, дорог и аэродромов. Набросали примерную схему расположения железобетонного КП в Виннице, на берегу Южного Буга, — именно там и должно было разместиться наше фронтовое управление. Они же предупредили, что на КП может не оказаться необходимых средств связи и полного расчета обслуживающей команды…
В Винницу мы прибыли на рассвете 24 июня… Полученная в Киеве схема позволила без труда отыскать КП… Вечером следующего дня благополучно прибыл и второй эшелон полевого управления фронта…


Как вспоминал генерал И.В. Тюленев, о существовании командного пункта в Виннице его не поставили в известность ни в Генштабе, ни в штабе Киевского военного округа. Узнал о нем Иван Владимирович от начальника инженерных войск фронта, хотя пункт был построен еще в 1939-1940 гг. И.В. Тюленев:
...Вечером 24 июня специальным поездом я прибыл в Винницу. Изумлению моему и огорчению не было границ: КП фронта оказался совершенно неподготовленным — ни одного телефонного и телеграфного аппарата, ни одной радиостанции. Пришлось мобилизовать местные средства и с их помощью устанавливать связь с войсками…


М.В.Захаров:
О прибытии штаба ЮФ в Винницу мне сообщил по телефону генерал армии И.В. Тюленев. Прежде всего он просил меня прислать ему карту с обстановкой и несколько телеграфных аппаратов… Пришлось срочно направить самолетом в Винницу офицера оперативного отдела штаба 9-й армии с картой обстановки и несколькими телеграфными аппаратами…


В.Д. Тарасова:
22.6.41г. я пришла на работу к 9 часам, на дежурство. В аппаратной на всех станциях горел свет, что означало — связи нет. На телеграфе были военные, и бригадир Надя Яськова сказала, что началась война. Мы перешли на казарменное положение. 30.6.41г. в 20 часов с узла связи ЮФ приехала грузовая машина, и нашу молодежную смену отправили… на узел связи штаба ЮФ. Нас определили в телеграфный батальон 40-го опс, который обслуживал штаб ЮФ. Я начинала войну в воинском звании рядовой, на должности связист-бодист…


Начало работы управления ЮФ


25 июня командование ЮФ направило в войска свою первую Директиву.



Первое. Директивой народного комиссара обороны №04 от 24.6.41 г для объединения действий наших войск против войск противника, развернувшихся в Румынии, создан ЮФ.
Второе. Командующим ЮФ назначен я, Членом Военного совета — армейский комиссар I ранга Запорожец, начальником штаба фронта — генерал-майор Шишенин...
Командующий ЮФ генерал армии Тюлененев
Член Военного совета армейский комиссар I ранга Запорожец
Начальник штаба фронта генерал-майор Шишенин.


Несложная обстановка на ЮФ, по сравнению с обстановкой на Западном и Северо-Западных фронтах позволила прибывшему полевому управлению наладить управление войсками и войти в курс дела только в начале июля. Отсутствие вооружения связи на командном пункте в Виннице в первые дни работникам фронтового управления приходилось использовать средства Наркомата связи, что не гарантировало секретность проводимых переговоров и ограничивало количество линий связи. У Западного и Северо-Западного фронтов такой отсрочки не было…

На 22.6.41 г. по штату количество человек в штабе фронтового полевого управления составляло 333.



К таблице имеется примечание, что к управлению фронтов (армий) относились политические управления (отделы), управления (отделы) командования ВВС, особые отделы, которые содержались по своим штатам. Военнослужащие указанных управлений или отделов не вошли в общее число военнослужащих, приведенных на рисунке.

По состоянию на 27 июня в штабе ЮФ имеется большой некомплект: числится около 100 человек. При штабе ЮФ имеется рота охраны, в которой числится около 160 бойцов.

Указания по организации МПВО штаба в/ч 1080 от 27 июня 1941 г.
Защита людского состава:
а) Отрыть и оборудовать к 28.6.41 г. десять полевых щели открытого типа полной профили нормальной вместимости... для укрытия в них 160 чел. бойцов.
б) Отрыть и оборудовать к 29.6.41 г. шесть полевых щелей открытого типа полного профиля, нормальной вместимости на 100 чел... укрытия в них личного состава штаба в/ч 1080...


После передислокации фронтового управления ЮФ некомплект личного состава в началу июля был устранен. По штату количество человек в управлении составляло 925, а по состоянию на 12 июля в управлении уже числится 1190 человек начсостава и 1668 рядового состава (всего 3246 человек).

Начальником штаба ЮФ с 22 по 30 июня был генерал-майор Г.Д. Шишенин. Трудно сказать, как он руководил работой штаба практически без связи, имея большой некомплект личного состава, большая часть которого была призвана из запаса. Как вы помните, личный состав призванный из запаса в ОО был совершенно не подготовлен. Командующий войсками фронта Тюленев и член Военного совета Запорожец «сигнализировали» в Москву, что штаб фронта во главе с Шишениным «абсолютно беспомощен как в организационной, так и в оперативной работе». Вероятно они старались снять с себя ответственность за скверную работу по управлению войсками фронта… 30 июня генерала Шишенина сменил новый начальник штаба полковник Ф.К. Коржевич.

В Директиве 12.8.41 г. Сталин указывал Будённому:
Комфронта Тюленев оказался несостоятельным. Он не умеет наступать, но не умеет также отводить войска. Он потерял две армии таким способом, каким не теряют даже и полки… Мне кажется, что Тюленев деморализован и не способен руководить фронтом…


Слишком сумбурно и не планово происходило разворачивание управление ЮФ, что может быть связано только с неожиданным началом войны в июне 1941 года для руководства КА и не пониманием ими, как будут вестись боевые действия немецким командованием в начальный период войны. При введении войск в Бессарабию в 1940 году все происходило более организовано (статья).

Мы рассмотрели события и документы, связанные с разворачиванием полевого управления ЮФ. Повторять выводы, которые следуют из представленного материала, автор считает излишним. По мнению автора, отказ начальника Генштаба от предложения Военного совета ОдВО о развертывании на базе штаба округа фронтового управления в начале войны и передислокация одной армии из внутренних округов был ошибкой.
Автор:
Евгений
Ctrl Enter

Заметили ошЫбку Выделите текст и нажмите Ctrl+Enter

7 комментариев
Информация
Уважаемый читатель, чтобы оставлять комментарии к публикации, необходимо зарегистрироваться.

Уже зарегистрированы? Войти