"Россия — оккупант". На что рассчитывают в Грузии?

Недавние события в Грузии, когда демонстранты вынесли лозунги типа "Россия — оккупант", меня немало повеселили. Этот лозунг звучит почти как просьба. Если грузины так соскучились, что собрались на демонстрацию, то почему бы не рассмотреть возможность доставить им удовольствие? Ради того, чтобы всё было как в старые добрые времена, можно даже пойти на то, чтобы выпустить партию кирзовых сапог специально для этого случая.


Один из таких лозунгов демонстрантов в Тбилиси



Шутки шутками, но в действительности во многих постсоветских странах, говоря об оккупации, используют результаты советской политической пропаганды, в которой оккупация неизменно изображалась как абсолютное зло со ссылками на примеры Великой Отечественной войны. Вот на этом и строится расчет, что, стоит только заговорить об оккупации, как Россия тут же станет уступчивой, станет извиняться и, может быть, даже чего-нибудь заплатит.


Этот плакат явно отсылает к советской пропаганде, демонизировавшей всякую оккупацию. Поразительно, что в нынешней Грузии советские стереотипы столь живучи


Советский Союз официально был оккупантом Германии


Считать оккупацию абсолютным злом — это была, конечно, серьезная ошибка в ряду многих подобных идеологических ошибок, допущенных в советские времена. Да, немецкая оккупация во время войны была жестокой, разрушительной и кровопролитной, но это вовсе не означает, что всякая оккупация всегда только такая.

Оккупация — это инструмент по военному контролю некоторой территории, принадлежащей другому государству. Его основные черты состоят в следующем:
— ввод и расквартирование оккупирующих войск (с образованием зон ответственности, если оккупирующие войска принадлежат разным странам),
— образование временной военной администрации, обладающей высшими полномочиями, в том числе и стоящей над местными органами самоуправления,
— временный характер оккупации, продолжающийся до разрешения поставленных перед оккупационными войсками задач.

Характер оккупации всецело зависит от тех задач, которые были поставлены перед оккупирующими войсками политическим руководством и высшим командованием. Оккупация Вермахтом ряда территорий стран Восточной Европы и СССР во время Второй мировой войны была такой жестокой в силу того, что перед Вермахтом была прямо поставлена задача обеспечить выкачивание экономических ресурсов из оккупированных территорий, а также обеспечить последующую колонизацию захваченных территорий и заселение их немцами, главным образом, из отставных солдат и офицеров. Потому немецкие оккупанты и не стеснялись в методах.

Другие же случаи оккупации имели совсем другие цели. Например, СССР официально входил в число оккупационных сил на территории Германии и Австрии и имел там свои оккупационные зоны. По решению Потсдамской конференции, целью послевоенной оккупации Германии была демилитаризация и денацификация Германии, и учреждение демократического правительства. Хотя, стоит отметить, что юридически прекращение состояния войны с Германией было провозглашено Верховным Советом СССР только 25 января 1955 года.

Все задачи были выполнены. Советские оккупационные войска собрали и уничтожили брошенное оружие, военные арсеналы, провели демонтаж военных предприятий, срыли и взорвали все фортификационные сооружения. Были вычищены со всех постов и в значительной части арестованы активные нацисты; у них конфисковали собственность и землю (промышленные предприятия были переданы в государственную собственность ГДР, а землю распределили в порядке земельной реформы). Были восстановлены запрещенные нацистами политические партии, профсоюзы и другие организации.

С 1945 по 1949 год в советской оккупационной зоне власть принадлежала Советской военной администрации Германии (СВАГ), по сути, целому правительству, которое выполняло как военные, так и гражданские функции. Вскоре началось создание органов местного самоуправления, потом была создана Немецкая экономическая комиссия, а в 1949 году Немецкий народный конгресс, пытавшийся объединить Германию, на одном из своих съездов учредил Германскую Демократическую Республику и образовал ее временное правительство. После этого СВАГ была упразднена, и потом контролирующие функции в 1949-1953 годах выполняла Советская контрольная комиссия, а в 1953-1955 годах — Верховный комиссар СССР в Германии В.С. Семенов.




Интересно, что эта советская оккупация Германии в советское время как-то очень слабо упоминалась и разбиралась, хотя это был один из самых ярких примеров того, что оккупация может быть и созидательной. Немцев, которые еще позавчера воевали за Гитлера, поставили на путь борьбы за мир и социализм (надо сказать, денацификация прошла весьма эффективно; неонацисты на территории бывшей ГДР появились сравнительно недавно и лишь в последние годы стали заметной силой), помогли им оправиться от грандиозных разрушений и провести повторную индустриализацию республики, научили их плановому хозяйству. Но в СССР история подавалась в перевернутом и искаженном виде, со множеством умолчаний, за что мы сейчас и расплачиваемся.

Как жаль, что СССР не оккупировал Афганистан


Если реальную советскую оккупацию Германии вспоминают нечасто, то вот довольно часто говорят о том, чего не было, например о "советской оккупации" Афганистана. Любимая тема для выступлений некоторых депутатов афганского парламента.

Советские войска, разумеется, не были оккупационными в Афганистане хотя бы потому, что не создавалось военной администрации с высшими полномочиями, командование 40-й армии не контролировало ни афганское государство, ни его армию. Советские военные комендатуры в городах, особенно в Кабуле, явочным порядком исполняли некоторые оккупационные функции вроде поддержания порядка, борьбы с мятежами и предотвращением терактов ввиду явной слабости Царандоя, с согласия и просьбы афганских властей.

Вообще, очень жаль, что советское руководство не ввело настоящую, полноценную оккупацию в Афганистане и не использовало весь оккупационный арсенал для укрепления афганского коммунистического государства. Следовало бы лет на десять образовать советскую военную администрацию, препоручив ей все военные и гражданские функции, и под ее защитой вырастить и обучить афганских товарищей навыкам государственного управления.

Афганские товарищи все же были очень слабы. У них явно не хватало знаний, умений и навыков, чтобы держать власть своей рукой. Достаточно сказать, что многие афганские коммунисты, в том числе и офицеры в довольно больших званиях, были неграмотны; советским советникам и переводчикам приходилось заниматься ликбезом — в это трудно поверить, но это так. Дать таким людям власть в бедной стране, охваченной гражданской войной, послать их воевать против моджахедов с щедрой иностранной поддержкой было безрассудным решением.

Если была бы создана, скажем, советская военная администрация Афганистана, то она могла бы эти проблемы решить. Например, ввести по всей стране систему комендатур и контроль за населением, провести выселение из уездов, где активно действовали моджахеды (одна из наиболее эффективных контрпартизанских мер), провести тотальный ликбез в стране, начать реконструкцию сельского хозяйства и первоначальную индустриализацию. Также можно было набрать афганцев для обучения и прохождения практики в СССР, а потом их вводить в органы местного самоуправления. Все это завершилось бы учреждением правительства, выборами парламента и возвратом суверенитета. Но тогда Афганистан был бы другим, он больше был бы похож на советский Таджикистан по уровню своего социально-экономического развития.

Жаль, что этого не было. Хороший пример того, что иногда отказываться от оккупации неразумно.

Порассуждаем о возможном варианте


Но вернемся к Грузии. Нынешние политики в ряде постсоветских стран, в том числе и в Грузии, которые жонглируют лозунгами типа "Россия — враг" или "Россия — оккупант", забыли, что у этих понятий есть и прямой смысл. Враждебная политика и обозначение России в качестве врага дает право и открывает возможность для ответной российской политики такого же рода. Если грузинское правительство или грузинские политики выбирают враждебную политику, то им нужно иметь в виду, что они рано или поздно получат все полагающиеся последствия такого выбора. Не исключая и оккупации, если на то будет неотложная необходимость.


В августе 2008 года до Тбилиси было не так чтобы далеко


Мы можем порассуждать об этом, как о некотором возможном варианте. Как бы это звучало? Например так: "Российская военная администрация Грузии (РВАГ)". Оккупация значит оккупация, со всеми принадлежностями: расквартированием войск, созданием сети комендатур, введением комендантского часа, экономическим и административным контролем. Поскольку Армения — военный союзник России, то можно было бы рассмотреть возможность привлечения армянской армии к оккупационным функциям, совместно или с выделением им особой зоны ответственности.

Основная задача состояла бы в роспуске грузинской армии, демилитаризации Грузии и учреждении мирного и неагрессивного к соседям грузинского правительства, которое бы, в первую очередь, урегулировало бы затяжные конфликты с Южной Осетией и Абхазией.

Не будем дальше углубляться в эту тему. Нужно лишь указать, что размахивать лозунгами типа "Россия — оккупант" весьма неразумно. Можно ведь в условиях общего обострения военно-политической ситуации в мире получить это не как фигуру речи, а как действительное явление.
Ctrl Enter

Заметили ошЫбку Выделите текст и нажмите Ctrl+Enter

95 комментариев
Информация
Уважаемый читатель, чтобы оставлять комментарии к публикации, необходимо зарегистрироваться.

Уже зарегистрированы? Войти