Битва за Проливы. Галлиполийская операция союзников

В истории всех стран и народов имеются своеобразные роковые, или бифуркационные точки, во многом определяющие ход истории. Иногда эти точки видны невооруженным глазом, например пресловутый «выбор веры» киевским князем Владимиром Святославичем. Некоторые же многими остаются незамеченными. Например, что вы можете сказать о 8 января 1894 года? А между тем в этот день российским императором Александром III и президентом Франции Сади Карно была ратифицирована военная конвенция, подписанная ранее (27 августа 1892 г.) начальниками генеральных штабов России и Франции (Н. Обручевым и Р. Буадефром).

Битва за Проливы. Галлиполийская операция союзников

Александр III и Сади Карно. Открытка



Друзья и враги


Традиционный вектор российской политики неожиданным волевым решением императора вдруг изменился на 180 градусов. Теперь врагами России неизбежно становились ближайшие соседи – Германия, и Австро-Венгрия, которые на протяжении многих лет были её, пусть и не слишком хорошими и надёжными, но, всё же, друзьями и союзниками. Австро-Венгрия, как мы помним, в союзе с Россией много раз воевала против Османской империи, и сохраняла нейтралитет во время трагической для России Крымской войны. В Пруссии же, ставшей «ядром» объединенной Германии, со времён Наполеоновских войн существовал своеобразный культ России, и традиция целования рук русского императора соблюдалась немецкими генералами вплоть до начала I мировой войны. Пруссия была единственным относительно дружественным России государством во время Крымской войны, Германия – во время Русско-японской.

Что ещё хуже, лицемерным союзником России становилась теперь Британская империя – её самый страшный и непримиримый враг на протяжении столетий. Политики Великобритании всегда рассматривали Россию как варварскую страну, единственной смыслом существования которой были поставка дешевого сырья и война за британские интересы. Павел I, посмевший бросить вызов Лондону, был убит за английские деньги российскими аристократами, развращенными правлением Екатерины II. Его старший сын, Александр I, из воли Лондона уже не выходил, и, вопреки интересам России, послушно проливал русскую кровь на полях Европы. Другой сын убитого императора, Николай I, посмевший позволить себе немного самостоятельности, был наказан Крымской войной и унизительным поражением – и страх тогда на долгие годы буквально парализовал правителей России: Бисмарк открыто называл внешнеполитические действия Александра II и А.М. Горчакова «политикой напуганных».

Парадокс состоял в том, что, несмотря на непрерывное внешнеполитическое давление Великобритании, для России всегда выгоднее было иметь её врагом, который постоянно, но не очень крупно вредит на окраинах (вспомним известную поговорку тех лет – «Англичанка гадит»), чем «другом», готовым выпить всю её кровь под предлогом выполнения «союзнических обязательств» перед Лондоном.

I мировая в России: война без задач и целей


Николай II, слабый и бесталанный сын «миротворца» Александра III, взошедший на престол 1 ноября 1894 года (20 октября по старому стилю), продолжил международную политику своего отца.

Россия была больна, её общество расколото, страну раздирали социальные противоречия, и П. Столыпин был абсолютно прав, когда говорил о гибельности любых потрясений и необходимости десятилетий покоя. Поражение в Русско-японской войне (главной причиной которой были глупость и жадность ближайших родственников императора), стало одной из причин двух революций, и, казалось, должно было стать также и предупреждением о недопустимости таких авантюр в дальнейшем. Увы, Николай II ничего не понял и ничему не научился. В августе 1914 года он позволил втянуть Российскую империю в большую и ставшую для неё фатальной войну за интересы всегда враждебной России Великобритании, откровенно рассчитывавшей на русское «пушечное мясо» Франции и Сербии – государства, почти открыто практиковавшего тогда терроризм на государственном уровне.

Часто приходится слышать, что война с Германией была неизбежна, потому что, расправившись с Францией, Вильгельм непременно бы сокрушил оставшуюся без союзников Россию. На мой взгляд, этот тезис весьма сомнителен. У России и Германии в те годы просто не было каких-либо непримиримых противоречий и реальных причин для войны. План Шлиффена предусматривал быстрый разгром Франции с последующей перегруппировкой войск для отражения наступления, закончившей свою мобилизацию российской армии – но вовсе не предполагал обязательного наступления вглубь территории России. Главным противником немецкие политики тех лет считали даже не Францию, а Великобританию, Россия же рассматривалась, как естественный союзник, и уже в ноябре 1914 года в правящих кругах Германии стали рассматриваться варианты заключения сепаратного мира с нашей страной – по большевистскому сценарию: без аннексий и контрибуций. Сторонниками сближения с Россией были начальник немецкого генерального штаба Э. фон Фалькенгайн, гросс-адмирал А. фон Тирпиц, рейхсканцлер Т. фон Бетман-Гольвег, госсекретарь по иностранным делам Готлиб фон Ягов, а также Гинденбург и Людендорф. Но у страны, зависимой от иностранных кредиторов, нет своих интересов, и нет самостоятельной внешней политики – Николай II отказался от переговоров и в 1915, и в 1916 гг. И подписал, тем самым, приговор и себе, и Российской империи.

Самым удивительным было то, что у России в I мировой войне, в сущности, не было никаких внятных целей и задач, кроме желания выполнить пресловутые «союзнические обязательства» и защитить слабых, но задиристых балканских «братушек». Но 29-30 октября 1914 г. турецко-германская эскадра обстреляла Одессу, Севастополь, Феодосию и Новороссийск.


Немецкий линейный крейсер «Goeben». Под именем «Султан Селим Явуз» 29 октября 1914 г. атаковал Севастополь, потопив минный транспорт «Прут» и эсминец «Лейтенант Пущин»


Мечты о Проливах


Теперь, после вступления в войну Османской империи, российские горе-патриоты могли тешить себя бесплодными мечтаниями о столь желанных Черноморских проливах. Бесплодными эти мечты были потому, что не имелось никаких оснований полагать, что и здесь британцы не повторят удачный трюк с Мальтой, которую они у Наполеона захватили, но не отдали ни «законным владельцам» – рыцарям-Иоаннитам, ни своему союзнику, Павлу I, ставшему магистром этого ордена. А в данном случае ставки были гораздо выше: речь шла не о средиземноморском острове, а о стратегических проливах, контролируя которые можно было держать за горло Россию. Такие регионы не дарят, и добровольно не оставляют (Гибралтарский пролив, несмотря на постоянные протесты «союзной» Лондону Испании, до сих пор под британским контролем).

У. Черчилль и «дарданелльский вопрос»



Планы операции по захвату Дарданелл рассматривались в Британском комитете обороны еще в 1906 году. Теперь же, с началом I мировой войны, у англичан появилась реальная возможность такой операции – под предлогом помощи России. И уже 1 сентября 1914 года (до вступления Османской империи в войну) Первый лорд Адмиралтейства Уинстон Черчилль провел совещание, на котором рассматривался «дарданелльский вопрос».


Первый лорд Адмиралтейства Черчилль инспектирует королевских морских кадетов, 1912 год


3 ноября того же года англо-французская эскадра обстреляла внешние укрепления Дарданелл. Французские суда атаковали форты Оркание и Кум-Кале, британские линейные крейсеры «Indomitable» и «Indefatigable» ударили по фортам Хеллес и Седд-эль-Бар. Один из английских снарядов попал в главный пороховой погреб форта Седд-эль-Бар, в результате чего произошел мощный взрыв.

Более глупо действовать союзникам было просто невозможно: не имея ни плана военных действий, ни необходимых сил для проведения дальнейшей операции, они ясно обозначили свои намерения, дав Турции время для подготовки к обороне. Турки все поняли правильно: к концу 1914 года они сумели провести значительную работу по укреплению своих позиций в районе Галлиполи, разместив там 3-й армейский корпус Эссада-паши. Значительную помощь им оказали немецкие офицеры, присланные в качестве инструкторов. Были модернизированы стационарные береговые форты, созданы торпедные станции и подвижные артиллерийские батареи, в море установлено 10 рядов минных заграждений и противолодочные сети. Турецкие корабли в Мраморном море готовы были поддерживать оборону проливов своей артиллерией, а в случае прорыва вражеских судов – атаковать их в центральной части пролива.

Между тем британцев очень тревожила возможность атаки на Египет и Суэцкий канал. Традиционные надежды англичане возлагали на дворцовый переворот, который они планировали организовать в Константинополе. Но У.Черчилль, считая, что лучшей защитой Египта будет упреждающая операция на побережье самой Турции, предложил атаковать Галлиполи. К тому же и русское командование само дало британцам повод для захвата столь желанных России Дарданелл: англичане и французы в начале января 1915 г. просили Россию активизировать действия своей армии на Восточном фронте. В русской ставке согласились с условием, что союзники проведут крупную демонстрацию в районе Проливов – чтобы отвлечь внимание турок от Кавказского фронта. Вместо «демонстрации», британцы решили провести крупномасштабную операцию по захвату Проливов – под благовидным предлогом «помощи русским союзникам». Когда российские горе-стратеги спохватились, было уже поздно, британцы упорно уклонялись от обсуждения вопроса о будущем статусе Проливов. Лишь когда окончательно стало ясно, что Дарданелльская операция провалилась, в Лондоне «великодушно» согласились на будущее присоединение к России Константинополя. Выполнять это обещание они не собирались ни при каких обстоятельствах, и повод к этому, вне всяких сомнений, нашли бы очень легко. В крайнем случае, была бы организована «цветная революция» по типу Февральской:
«Февральская революция произошла благодаря заговору англичан и либеральной буржуазии. Вдохновителем был посол Бьюкенен, техническим исполнителем – Гучков»
,
– без малейшего стеснения писал о тех событиях представитель разведки генштаба Франции капитан де Малейси.

Какая ирония судьбы: сейчас мы должны быть благодарны самоотверженным солдатам и офицерам Турции (страны, которая находилась с нами тогда в состоянии войны), за мужество, с которым они отразили нападение «союзников» на Дарданеллы. Иначе, в проливах сейчас бы находилась военно-морская база Великобритании, которая перекрывала бы их для России при любом удобном (и даже не очень удобном) случае.


Турецкие солдаты I мировой войны


Немного географии


Дарданеллы – это длинный (около 70 км) пролив между Галлиполийским полуостровом и побережьем Малой Азии. В трёх местах он значительно сужается, порой до 1200 метров. Местность на берегах пролива сильно пересечена, имеются холмы. Таким образом, Дарданеллы самой природой идеально подготовлены для защиты от противника с моря.



С другой стороны, в непосредственной близости от входа имеются три острова (Имброс, Тенедос и Лемнос), которые можно использовать в качестве базы для десантных частей.

Первая фаза операции союзников в Дарданеллах


Операция в Дарданеллах началась 19 февраля 1915 г. (немного позже намеченного срока).

Флот союзников состоял из 80 кораблей, в числе которых были линкор «Queen Elisabeth», 16 броненосцев, линейный крейсер «Inflexible», 5 легких крейсеров, 22 эсминца, 24 тральщика, 9 подводных лодок, авиатранспорт и госпитальное судно. Если же учитывать и вспомогательные корабли, общее число судов, принимавших участие в операции, возрастет до 119.


Линкор «Queen Elisabeth», фотография 1924 г.



Госпитальное судно «Aquitania»


В составе французской эскадры оказался и русский крейсер «Аскольд», который ранее действовал против немецких рейдеров в Индийском океане.


Крейсер 1 ранга "Аскольд"


Результат обстрела турецких фортов оказался неудовлетворительным. Адмирал Сэквил Карден вынужден был признать:
«Результат действий 19 февраля показал воочию, что эффект бомбардировки с дальних позиций по современным земляным фортам незначителен. Наблюдалось много попаданий в форты обыкновенными 12-дюймовыми снарядами, но когда корабли приблизились, то со всех четырех фортов орудия снова открыли огонь».


Но 25 февраля, казалось, ситуация изменилась в лучшую сторону. Дальнобойная крупнокалиберная корабельная артиллерия всё же подавила стационарные турецкие форты, и тральщики приступили к работе с минными полями. Адмирал Карден отправил в Лондон сообщение, что уже через две недели он сможет занять Константинополь. В результате в Чикаго даже снизились цены на зерно (ожидалось поступление большого его количества из южных районов России). Однако при попытке входа союзных кораблей пролив, в дело вступили укрытые за холмами мортиры и полевые гаубицы турок. Неприятным сюрпризом оказались и выдвинутые берегу передвижные батареи, которые быстро меняли свои позиции. Потеряв несколько кораблей от артиллерийского огня и на минных полях, англо-французские суда вынуждены были отойти.

Следующая попытка прорыва была предпринята в 18 марта 1915 г. Корабли российского Черноморского флота в это время, чтобы отвлечь внимание противника, обстреливали другие турецкие порты. Результаты оказались неутешительными для союзников: три корабля затонули (французский броненосец "Bouvet", английские "Ocean" и "Irresistible"), несколько получили серьезные повреждения.


Дарданелльская операция, 18 марта 2015 г.



Французский броненосец «Bouvet», затонувший во время Дарданелльской операции союзников



Британский линейный крейсер «Irresistible» тонет, получив критические повреждения


В этот день совершил свой подвиг турецкий капрал Коджа Сейит, ставший в Турции национальным героем. Ему одному удалось принести три снаряда 240-мм орудия, которыми был уничтожен британский броненосец «Ocean».


Британский броненосец «Ocean»


После войны Сейиту не удалось даже приподнять такой снаряд: «Когда они (британцы) опять будут прорываться, я подниму», – сказал он журналистам.


Коджа Сейит, постановочная фотография с муляжом снаряда



Галлиполийский полуостров, город Эджеабат, Военно-исторический парк: на переднем плане скульптурной композиции – Коджа Сейит


Британский адмирал Джон Фишер прокомментировал итоги боя фразой:
«Наш флот в Дарданеллах напоминает расстригу-монаха, вознамерившегося изнасиловать девственницу... Один давно забыл, как это делается, а у другой еще и кинжал за корсажем!»


Немного скабрезно, но очень самокритично, не правда ли?

Адмирал Карден, объявленный виновником провала этой операции, был отстранен от должности. На смену ему пришел Джон де Робек.

Галлипольская операция Великобритании и Франции


Потерпев неудачу на море, союзное командование приступило к подготовке сухопутной операции. Базой десантных войск был выбран остров Лемнос (находится в 70 км от входа в Дарданеллы), на который спешно доставили около 80 000 солдат.


Остров Лемнос на карте


Французы (которые были представлены в основном частями из Сенегала) решили атаковать форты Кум-Кале и Оркание на азиатском берегу пролива. Их высадку (25 апреля 1915 г.) осуществляли российский крейсер «Аскольд» и французский «Jeanne d'Arc». «Аскольд», в отличие от французского судна, получившего снаряд в носовую артиллерийскую башню, от огня противника не пострадал. Однако русские моряки, правившие десантными шлюпками, понесли потери: четверо погибли, девять получили ранения. Сенегальцы (около 3000 человек) поначалу сумели захватить две деревни, взяв около 500 пленных, но после подхода турецких резервов вынуждены были перейти к обороне, а потом – эвакуироваться. При этом одна из рот попала в плен.

Британцы же в качестве места высадки сухопутных частей выбрали европейский берег пролива – Галлипольский полуостров (протяженность 90 км, ширина – 17 километров, расположен в европейской части Турции между проливами Дарданеллы и Саросским заливом в Эгейском море). Помимо собственно британских частей, штурмовать турецкие позиции должны были также австралийские, новозеландские, канадские и индийские военные соединения.


Австралийцы и новозеландцы на палубе транспортного корабля SS Lutzow



Индийские солдаты британской армии


К ним присоединились волонтеры из Греции и даже «Сионский отряд погонщиков мулов» (евреи, многие из которых были эмигрантами из России). На выбранном для высадки войск участке было мало дорог (притом, плохих), зато множество холмов и оврагов, к тому же, господствующие над местностью высоты, были заняты турками. Но британцы самоуверенно полагали, что «дикие туземцы» не устоят перед натиском их хорошо вооруженных и дисциплинированных войск.

Главный удар англичан был направлен на мыс Геллес (оконечность Галлиполийского полуострова).


У мыса Геллес, 25 апреля 1915 г.


Австралийцы и новозеландцы (австралийский и новозеландский армейский корпус – АНЗАК) должны были наступать с запада, их целью был мыс Габа-Тепе.

Наступлению англичан предшествовала получасовая бомбардировка побережья и атаки самолетов, расположенных на острове Тенедос. Затем началась десантная операция. Три батальона 29-й пехотной дивизии были посажены на переоборудованный угольщик «Ривер Клайд». Другие соединения в составе трёх пехотных рот и взвода морской пехоты должны были добираться до берега на больших шлюпках, которые вели за собой буксиры (восемь буксиров, каждый из них вёл четыре шлюпки). Эти буксиры и шлюпки турки очень удачно накрыли огнём из полевых орудий и пулеметов. Практически все они были уничтожены. Немногим лучше оказалось положение частей, следовавших на угольщике: кораблю удалось пристать к берегу и по мостам, наложенным на взятые с собой лодки, началась высадка.


Турецкие солдаты против десанта противника


Первые две роты наступавших были буквально «выкошены» огнём противника, но солдатам третьей, тоже понесшей потери, удалось окопаться. Десантники, которые уже вступили на мостки, но не успели высадиться на берег, были унесены на них к полуострову Геллес и перебиты огнем из турецких пулемётов. В итоге, ценой потери 17 тысяч человек, союзники смогли занять два плацдарма (глубиной до 5 километров), которые получили названия АНЗАК и Хеллес.

Эта дата – 25 апреля, сейчас является национальным праздником в Австралии и Новой Зеландии. Ранее он назывался «днём АНЗАК», теперь же, после II мировой войны, это День поминовения.


Солдаты корпуса АНЗАК в Галлиполи


Успех развить не удалось, турки подтянули резервы, и десантные части вынуждены были перейти к обороне. Положение их стало особенно тяжелым после того, как немецкая подводная лодка U-21 25 мая 1915 года потопила британский броненосец «Triumph», а 26 – броненосец «Majestic». В результате корабли были отведены в Мудросскую бухту, и войска на берегу остались без артиллерийской поддержки. И британцы, и турки наращивали численность своих армий, но решающего преимущества не могли добиться ни те, ни другие.


Галлиполийский полуостров, город Эджеабат, Военно-исторический парк: позиции турецких и британских войск


Именно в боях за полуостров Галлиполи взошла звезда армейского офицера Мустафы Кемаля-паши, который войдет в историю, под именем Кемаля Ататюрка. По всей Турции тогда передавались его слова, обращенные к солдатам перед очередной атакой на австралийцев: «Я не приказываю вам атаковать, я приказываю вам умереть!»

В результате 57-й полк 19-й турецкой дивизии погиб практически полностью, но позиции удержал.


Мустафа Кемаль-паша – слева


В августе 1915 г. севернее плацдарма АНЗАК был захвачен еще один – Сувла.

День 7 августа 1915 года, когда были брошены в безнадежную атаку на турецкие позиции и понесли огромные потери 8-ой и 10-ый австралийские кавалерийские полки (их военнослужащие были задействованы, как пехотинцы) стал знаковым для этой страны. С одной стороны, это – черная дата календаря, но, с другой, говорят, что именно в этот день родилась Австралийская нация. Потери сотен (а в общем итоге – тысяч) молодых мужчин для малонаселенной Австралии были шоковыми, а образ надменного английского офицера, отправляющего умирать австралийцев, вошел в национальное сознание в качестве штампа.


Кадр из фильма «Галлиполи», 1981 год: турецкий пулеметчик расстреливает наступающих австралийцев


Посетивший Галлиполи в ноябре 1915 года фельдмаршал Герберт Китченер назвал станковые пулемёты «Максим» «инструментом дьявола» (турками использовались немецкие MG.08).


Станковый пулемет «Maxim MG.08»


В общей сложности упорные, но бесплодные бои на этих плацдармах шли в течение 259 дней. Продвинуться вглубь полуострова британские войска так и не смогли.


Кадр из австралийского фильма «Галлиполи», 1981 год


Завершение Галлиполийской операции и эвакуация войск


В итоге было принято решение о прекращении Галлиполийской операции. 18-19 декабря 1915 г. британские войска были эвакуированы с плацдармов АНЗАК и Сувла.


Эвакуация орудий и солдат из Залива Сувла, декабрь 1915 года


В отличие от боевых операций, эвакуация была хорошо организована, и обошлась почти без потерь. А 9 января 1916 года последние солдаты покинули самый южный плацдарм – Геллес.

Инициатор Дарданелльской (Галлиполийской) операции Уинстон Черчилль был вынужден уйти в отставку с поста первого лорда Адмиралтейства. Это погрузило его в состояние глубочайшей депрессии: «Я – конченый человек», – говорил он тогда.

Неутешительные итоги


Общие потери союзников были огромны: около 252 тысяч человек убитыми и раненными (всего в сражениях принимали участие 489 тысяч солдат и офицеров). Собственно британские потери составили примерно половину из них, потери корпуса АНЗАК – около 30 тысяч человек. Также союзниками были потеряны 6 броненосцев. Турецкая армия потеряла около 186 тысяч убитыми, ранеными и умершими от болезней.

Поражение в Дарданелльской операции стало тяжелым ударом по военной репутации британских армии и флота. Во многом именно из-за неудачи союзников в этой авантюре Болгария вступила в I мировую войну на стороне Центральных держав.
Автор:
Рыжов В.А.
Ctrl Enter

Заметили ошЫбку Выделите текст и нажмите Ctrl+Enter

70 комментариев
Информация
Уважаемый читатель, чтобы оставлять комментарии к публикации, необходимо зарегистрироваться.

Уже зарегистрированы? Войти