Почему мы проигрываем дальний воздушный бой? Утрата инициативы как закономерность

Как вы помните, в наших ранних обзорах неоднократно затрагивалась крайне острая для истребительных авиационных полков Воздушно-космических сил России проблема недостаточных противовоздушного и противоракетного потенциалов, связанная с отсутствием в боекомплектах строевых машин перспективных управляемых ракет воздушного боя большой дальности, способных осуществлять перехват маневрирующих воздушных объектов противника непосредственно близ крайних рубежей дальности действия (на расстоянии от 90 до 160 км и более от места запуска). Окончательную точку во всех спорах на этот счёт поставили два весьма болезненных для авиационного компонента ВКС России события.




Становление «Метеора» и «заморозка» Р-77ПД лишили истребительные авиаполки ВКС инициативы в дальнем воздушном бою


Во-первых, это заморозка или «откладывание в долгий ящик» финализации программы разработки передовой УРВВ большой дальности РВВ-АЕ-ПД («Изделие 180-ПД»), оснащённой высокоэнергетическим комбинированным ракетно-прямоточным двигателем КРПД-ТТ «371», который (благодаря наличию компьютеризированной системы регулирования подачи газогенератора в камеру сгорания) позволяет ракете сохранять скорость в 1,7—2М и возможность реализовать перегрузку в 25—35 ед. даже на терминальном участке траектории (в 160—170 км от точки схода с подвески). Следовательно, данный тип силовой установки позволил бы будущей Р-77ПД уничтожать истребители, высокоскоростные КР и другие высокоточного оружия противника, маневрирующие с перегрузками 12—17G.

Достигшие уровня начальной боевой готовности ракеты класса «воздух-воздух» РВВ-СД («Изделие 170-1»), снабженные однорежимными твердотопливными ракетными двигателями, подобными качествами не обладают. Ведь аэродинамическое торможение, начинающееся сразу после выгорания заряда РДТТ, приводит к замедлению ракеты до 1,4—1,2М и ниже на удалении всего 80—90 км, в связи с чем необходимый для перехвата уровень «энергетического маневрирования» не может быть обеспечен даже с использованием решетчатых аэродинамических рулей, способных работать при углах атаки в 40 градусов).

Во-вторых, это обретение в 2016 году оперативной боеготовности детищем европейской военно-промышленной корпорации MBDA — ракетой воздушного боя большой дальности «Meteor», оснащённой интегральным ракетно-прямоточным двигателем-аналогом КРПД-ТТ «371», а также перспектива скорого изготовления первого лётного прототипа ещё более продвинутого изделия JNAAM, разработанного британским подразделением MBDA совместно с японской компанией «Mitsubishi Electric Corporation» и научно-исследовательским институтом Technology Research and Development Institute. Проект JNAAM предусматривает разработку дальнобойной УРВВ, корпус и силовая установка которой будут позаимствованы у «Метеора», а инерциально-навигационная система и активная радиолокационная ГСН — у современной японской ракеты воздушного боя AAM-4B.

Здесь уж совсем не до ура-патриотических восклицаний некоторых наших обозревателей об уникальных параметрах единственной российской сверхдальнобойной УРВВ Р-37/РВВ-БД, ведь основой головки самонаведения JNAAM станет не устаревшая щелевая антенная решётка J-диапазона, а высокоэнергетическая и сверхпомехозащищённая активная ФАР миллиметровых Ka/W-диапазонов, представленная нитрид-галлиевыми приемо-передающими модулями. И как бы нам ни было неприятно это осознавать, но вышеуказанная АРГСН будет обладать куда более филигранной точностью «захвата» целей в сравнении с отечественными «щелевыми» активными радиолокационными датчиками 9Б-1103М-200ПА/ПС и 9Б-1103М-350, устанавливаемыми на ракетах РВВ-СД и РВВ-БД («Изделие 610М»). Способность селекции целей с малой ЭПР на фоне использования дипольных отражателей и постановки прицельных по частоте ответных шумовых помех станет наиболее ценным качеством перспективной ГСН ракет JNAAM. Не могут тяжелые ракеты-перехватчики семейства Р-37/РВВ-БД рассматриваться и в качестве средств уничтожения высокоманевренных баллистических и аэродинамических объектов, ведь располагаемые перегрузки первых едва доходят до 22—25 ед.

За «Метеорами» последуют JATM. Не «прямоточные», но столь же опасные


Тем не менее, поступление на вооружение военно-воздушных сил и флотов Великобритании и Франции и Японии, а также ВВС Германии и Швеции ракет воздушно боя «Meteor» и JNAAM (для оснащения истребителей JAS-39C/D/E, «Typhoon», «Rafale», а также F-35A/B) станет далеко не единственным испытанием для ВКС России, а также для конкурентоспособности продукции НИИ «Агат» и АО «ГосМКБ «Вымпел» на мировом рынке вооружений.

К подобным размышлениям подталкивает свежая информация о последствиях разразившейся между Поднебесной и США гонки вооружений в области разработки перспективных ракет воздушного боя большой дальности. Одним из таких последствий является начало программы разработки перспективной УРВВ AIM-260 JATM («Joint Advanced Tactical Missile»), которая должна стать достойной заменой состоящих на вооружении ВВС и ВМС США ракет AIM-120C-8/D AMRAAM. Начало реализации НИОКР по данному проекту было анонсировано бригадным генералом ВВС США Энтони Дженатемпо в 20-х числах июня 2019 года и преподнесено средствам массовой информации в качестве асимметричного ответа на успешное обретение оперативной боевой готовности китайской ракетой класса «воздух-воздух» PL-15, также оснащённой «долгоиграющим» прямоточным воздушно-реактивным двигателем.

Тщательно оценив уже известные лётно-технические качества, облик бортового радиоэлектронного оборудования, а также среднюю стоимость крупносерийной сборки узлов интегральных ракетно-прямоточных двигателей ракет MBDA «Meteor», специалисты военно-промышленной корпорации «Lockheed Martin» и Научно-исследовательской лаборатории ВВС США (AFRL) пришли к единому мнению о том, что гораздо более экономически обоснованным решением может стать разработка дальнобойной гиперзвуковой двухступенчатой ракеты-перехватчика в одной из двух конфигураций системы управления, каждая из которых обойдётся значительно дешевле, нежели 2,27-миллионный «Meteor». Именно такой вывод напрашивается после тщательного мониторинга американских и западноевропейских аналитических ресурсов, на страницах которых можно встретить несколько эскизов-демонстраторов будущей AIM-260.

Первый концепт (также известный как «Long Range Engagement Weapon») представляет собой двухступенчатую УРВВ большой дальности с развитой разгонно-маршевой ступенью, располагающей двухрежимным твердотопливным ракетным двигателем, обеспечивающим разгон до скорости 4,5—5,5М и выход на баллистическую траекторию с апогеем в 30—35 км, а также боевой ступенью-перехватчиком с аэродинамическими органами управления.

Судя по эскизу, разгонно-маршевая ступень может быть позаимствована у зенитной управляемой ракеты RIM-162 ESSM вместе с однокамерным двухрежимным РДТТ Mk 134 Mod0. Об этом свидетельствует схожая c корпусом RIM-162 ESSM аэродинамическая схема «бустера» для AIM-260 JATM, представленная крыльями малого удлинения с огромной хордой, проходящей вдоль всей длины корпуса, а также ступенчатыми кромками в передней и задней частях крыльев-стабилизаторов. Ещё одним предметом сходства между ESSM и ускорителем AIM-260 можно считать аналогичные аэродинамические рули трапециевидной формы, позволяющие применять JATM в ближнем воздушном бою («собачьей свалке»), либо бою на средних дистанциях. Для этого разгонная ступень может быть оснащена газоструйной системой отклонения вектора тяги.

Что же касается компоновки и параметров боевой ступени первого концепта (LREW) AIM-260, то речь может идти о маневрирующем кинетическом перехватчике, спроектированном по схеме «утка» с хвостовым блоком стабилизаторов и передними аэродинамическими рулями, обеспечивающими возможность выполнения манёвров с перегрузками до 35 ед. в момент пикирования на цель из верхних слоёв стратосферы. При этом точность наведения может быть достигнута исключительно благодаря использованию АФАР-АРГСН. Между тем вышеуказанная система управления позволяет эффективно перехватывать лишь аэродинамические цели (тактические истребители и КР), маневрирующие с перегрузками не более 10—17G, да и то лишь до момента замедления боевой ступени до 1,3—1,2М, когда рули теряют свои аэродинамические свойства.


Второй концепт перспективной ракеты воздушного боя сверхбольшой дальности AIM-260 JATM



Стало быть, наиболее вероятным результатом НИОКР по проекту JATM может стать разработка второго концепта AIM-260, представленного все той же разгонно-маршевой ступенью от улучшенного «Морского воробья» и уникальной боевой ступенью кинетического перехвата, позаимствованной у проекта перспективной УРВВ самообороны CUDA/SACM-T. О чем это говорит? Прежде всего об оснащении кинетического перехватчика поясным блоком из нескольких сотен импульсных двигателей газодинамического управления, обеспечивающих «пространственные броски» с перегрузками от 60 до 70G.

А благодаря тому, что управляющая данным блоком БЦВМ будет непрерывно получать информацию от миллиметровой АФАР-АРГСН, может быть достигнуто уничтожение малоразмерных целей методом прямого попадания «hit-to-kill». Вполне логично, что AIM-260 JATM в подобном исполнении сможет применяться не только в выполнении задач по завоеванию господства в воздухе и дальнему перехвату тактической авиацией противника, но и в сетецентрических системах зонально-объектовой и региональной ПВО-ПРО, обеспечивая уничтожение маневрирующих с 30-кратными перегрузками боевых блоков перспективных баллистических ракет малой и средней дальности.
Ctrl Enter

Заметили ошЫбку Выделите текст и нажмите Ctrl+Enter

133 комментария
Информация
Уважаемый читатель, чтобы оставлять комментарии к публикации, необходимо зарегистрироваться.

Уже зарегистрированы? Войти