Гунны VI века. Снаряжение и вооружение

Предисловие


В литературе, посвящённой реконструкции вооружения гуннов, принято писать о нём на фоне широкого временного периода. Как нам представляется, при таком подходе теряется конкретика. Это можно объяснить и тем, что мы не обладаем должным материалом по конкретным, определённым периодам.



Статуэтка всадника. Северный Китай. 386-534 гг. Британский музей. Великобритания. Фото автора


Продолжая цикл статей, посвящённых Византии, её союзникам и врагам в VI в., мы отчасти пытаемся заполнить эту лакуну, описав вооружение и снаряжение гуннов — кочевых племен, обитавших на территориях, прилегавших к границам Ромейской империи.

Также хотелось бы обратить внимание ещё на один важный аспект, вызывающий горячие споры в ненаучной литературе об этнической основе тех или иных племенных кочевых союзов. Как показывает сравнительно-исторических метод, во главе кочевого племенного союза стоит всегда моноэтническая группа, наличие других этнических групп, входящих в союз, носит всегда второстепенный, подчиненный характер. Все кочевые группы этого периода стоят на разных стадиях родоплеменного строя и представляют из себя народ-воин, спаянный железной дисциплиной, связанной с одной целью — выжить и победить. Излишнее обогащение, имущественная дифференциация и «обрастание жирком» моментально превращают доминирующее кочевое племя в объект атак со стороны более бедных, но жадных до успеха групп и племён. И такая ситуация касается как крупных кочевых союзов (авар, печенегов, половцев), так и «кочевых империй» (тюрские каганаты, хазары), только симбиоз кочевых обществ с земледельческими, и оседание первых на землю приводит к созданию государств (венгры, болгары, волжские булгары, турки).

Введение


Гунны — племена монгольского происхождения, в I—II вв. начавшие свой путь от границ Китая на Запад.

В IV в. они вторглись в степи Восточной Европы и разгромили «союз племен», или т. н. «государство» Германариха. Гунны создали свой «союз племен», в который вошли многие германские, аланские и сарматские (иранские) племена, а также славянские племена Восточной Европы. Гегемония в союзе была то у одной, то у другой племенной группы кочевников.

Пика своего могущества они достигли при Атилле в середине V в., когда гунны чуть не сокрушили Западную Римскую империю. После смерти вождя союз распался, но и в VI веке племена кочевников оставались могущественной военной силой. Ромеи на своих границах использовать подразделения «варваров»: из гуннов в VI в. состояли пограничные отряды Сакромантизиев и Фоссатизии (Sacromontisi, Fossatisii), о чём сообщал Иордан.

Гунны, как федераты, так и наемники, воевали на стороне империи в Италии и Африке, на Кавказе, а с другой стороны, их можно видеть и в составе войск шахиншаха Ирана. Боевое качество этих кочевников ценилось римлянами, и использовалось ими.


Гунны-федераты. Реконструкция автора


В сражении у крепости Дара (совр. деревня Огуз, Турция) летом 530 г. 1200 всадников гуннов сыграли важную роль в победе над иранцами.

Гунны под предводительством Суники, Эгажа, Симма и Аскана ударили с правого фланга по персам, разбив строй самых «бессмертных», а Симма лично убил знаменоносца полководца Варесмана, а затем и самого полководца.

В сражении при Дециме в Африке 13 сентября 533 г. федераты-гунны сыграли важную роль, начав его и убив полководца Гибамунда, уничтожив весь его отряд. Стоит отметить, что ромеи принудили гуннов отправиться в Африку.


А полководец Нарсес лично используя притворное гуннское бегство, во главе трехсот всадников заманил и уничтожил 900 франков.

В одном ночном сражении на Кавказе гунны-савиры в пешем строю (!), победили наёмников персов — дейлимитов.

Про воинов-гуннов, про их отличительные воинские черты, писал Прокопий:
Среди массагетов был человек, отличавшийся исключительной храбростью и силой, но командовавший небольшим отрядом. От отцов и предков он получил почетное право первому нападать на врагов во всех походах гуннов.


В этот период племена гуннов, или так называемых гуннов, обитали на огромных пространствах от Панонии (Венгрии) до степей Северного Кавказа, вдоль всего побережья Черного моря. Поэтому, очевидно, они отличались и одеждой, и вооружением. Если Аммиан Марцеллин в IV в. изображал их „страшными дикарями“ в одежде из шкурок, с волосатыми голыми ногами в меховых сапогах, то Прииск, участник посольства к Атилле, в V в., рисует совершенно другой образ племен, подчинённых этому вождю.

Этнический состав


Следует понимать, что для византийских авторов „гунны“, обитавшие в степях Восточной Европы, в чем-то все на одно лицо. Хотя современные лингвистические и отчасти археологические данные помогают различить различные племена „гуннского круга“ как во временном, так и в этническом плане. Тем более что многие из них включали в себя как финно-угорские, так и индоевропейские племена. И это мы знаем по письменным источникам.

Поэтому все доводы по поводу конкретики в плане этнической принадлежности тех или иных племён, обитавших в степях, близких к границам государства ромеев, носят предположительный характер и окончательного решения иметь не могут.

Повторюсь, это связанно с краткими сообщениями письменных источников, немногочисленных византийских авторов, скудностью данных археологии.

Остановимся на тех этнических группах, которые зафиксировали византийские (ромейские) авторы по VI веку.

Акациры — в VI в. находились в припонтийских степях. В V веке они воевали с персами, но, подчиненные Атиллой, перекочевало в Европу.

Булгары, или протоболгары, — племенной союз, который, по всей видимости, обитал на территории припонтийских степей, восточнее акациров. Это, можно сказать, не „гуннское“ племя. Предположительно, они откочевали в эти районы в период падения гегемонии „государства“ Аттилы. Битвы ромеев с протоболгарами начались только с конца V в.

Следует отметить, что так называемые протоболгары или булгары занимали обширную территорию от Дуная до Предкавказья, их история в этих регионах получит дальнейшее развитие здесь. В VI же веке часть их орды будет кочевать в Придунавье, и вместе со славянами, совершать походы на Балканский полуостров.


Чужестранец. Статуэтка. Северный Китай. 386-534 гг. Британский музей. Великобритания. Фото автора


Кутригуры, или кутургуры, — племя, в начале VI в. проживающее к западу от Дона. Они получали „подарки“ от империи, но, тем не менее, совершая походы в её пределы. Они были разгромлены утигурами: часть их, при поддержке гепидов, переселилась в 550-551 гг. в ромейские пределы, часть, позднее, попали под власть авар.

Утигуры — они в начале VI в. обитали к востоку от Дона, подкупленные Юстинианом I в 551 г., разгромили кочевья кутургуров. С 60-х годов попали под власть пришедших в эти районы тюрков.

Альциагиры (Altziagiri) кочевали, по словам Иордана, в Крыму, у Херсона.

Савиры обитали в степях Северного Кавказа, выступали наёмниками ромеев и союзниками персов.

Хунугуры гуннское племя, близкое или сливающееся с савирами, возможно, составляющим это племени были финно-угорские этнические группы.

Следует отметить, что политическая ситуация в степи всегда отличалась крайней шаткостью: одно племя преобладала сегодня, другое завтра. Карта расселения кочевых племен не была статичной.

Появление же в середине VI века нового племенного союза, беспощадных степных воителей, авар, привело к тому, что остатки гуннских кочевых племен, обитавших здесь, или влились в состав аварского союза, или откочевали в Византию и Иран, или, по обычаю степной войны, были уничтожены.

Исторические памятники практически не донесли нам образ гуннов VI веке. Авторы этого периода не описывают их внешнего вида, зато сохранилось достаточно оружия и других материальных свидетельств с территорий, на которых они обитали. Но их значительно меньше, чем в V в. Можно сделать предположение, что т. н. гунны или кочевники степей, граничивших с Римом и Ираном, при множестве схожих предметов вооружения, поясных наборов и т. д. имели существенные отличия и особенности. Условно их можно разделить на кочевников, более близких к Европе и перенявших, или повлиявших на общеварварскую европейскую моду, ещё со времен Атиллы, такую как, например, стрижку в кружок, рубахи-туники, штаны, заправленные в мягкую обувь и т. п. Такую особенность в „моде“ можно видеть уже из описания Прииска. В тоже время, кочевники, обитавшие восточнее, сохраняли на себе в большей степени отпечаток степной моды. Археологические находки и немногие дошедшие изображения помогают проследить нам эту границу, на более очевидном материале алан: так находки из Крыма или мозаики Карфагена рисуют нам аланов, „подпавших“ под германскую моду, в тоже время аланы Кавказа придерживаются „восточной“ моды. Можно четко сказать, что эволюция в снаряжении гуннов, со времен их описания Аммианом Марцеллином, очевидна. Но, как отмечала археолог В. Б. Ковалевская: „Вычленение гуннских древностей — это попытка решения системы уравнений, где число неизвестных излишне велико“.

Пояс


Об особой значимости ремней в армии Рима и Византии мы уже писали. Тоже самое можно сказать и о поясных наборов в кочевой среде, и если о значении ремней у кочевников раннего средневековья мы знаем детально из работ С. А. Плетнёвой, то о значении их в этот период мы можем лишь предполагать, используя ретроспективный метод.

По поводу геральдических поясов существует два мнения. Одни исследователи считают, что их занесли в европейские степи именно гунны, другие, что это чисто римская военная мода, и свидетельством тому является практически полное отсутствие их в евразийских степях до середины VI в., когда они начинают распространятся после контактов новых народов с римлянами.

Поясная гарнитура состояла из основного кожаного ремня, охватывающего талию воина и вспомогательного, спускающегося с права на лево, где по нему, по скобе-пронизе скользили ножны меча. С основного пояса свисали ремешки, оканчивающиеся наконечниками, подвески были шарнирными, а наконечники ремешков изготовлялись из металла и украшались различным орнаментом. Орнамент мог иметь и значение „тамги“, которая могла свидетельствовать о принадлежности воина к роду или племенной группе.

Количество свисавших ремешков, возможно, свидетельствовали о социальном статусе владельца. В тоже время ремешки имели и утилитарную функцию, к ним можно было прикрепить посредством пряжек нож, сумочку или „кошелёк“.

Лук


Важнейшее оружие гуннов, о мастерском владении которым писали историки с момент появления этих племен на границах Европы:
Они заслуживают того, чтобы признать их отменными воителями, потому что издали ведут бой стрелами, снабженными искусно сработанными наконечниками из кости.



Лук. Тюрки. VI–VII в. Могильник Яконур. Тува. ГЭ. Россия. Фото автора


Но надо отметить, что в VI в. римляне владели этим искусством точно не хуже гуннов: „Разница в том, что почти все римляне и их союзники гунны являются хорошими стрелками из луков верхом“.

О значимости для гуннских племен лука говорит тот факт, что атрибутом их вождей, наряду с мечом, был лук. Такой лук отделывался золотой фольгой и носил символический характер: археологи обнаружили два таких лука с золотыми обкладками. Более того, у гуннов встречались и колчаны, обтянутые фольгой из цветных металлов.

О дальнобойном луке кочевников длиной около 1,60 см. принято говорить как о „революции“ в военном деле. Археологически же, „первые“ гуннские луки V в., идентичны сарматским. Сложный лук, на первоначальном этапе, мог и не иметь костяных обкладок. Накладки, охватывающие концы лука, состоят из четырех, позже двух несколько изогнутых пластин с вырезом на конце для крепления тетивы; средние костяные накладки широкие и тонкие с концами, срезанными углом. По сравнению с V в., в VI в. обкладки (в Восточноевропейской степи) стали более массивными (находки VI в. из г. Энгельса). Стрелы, встречающиеся в археологических памятниках: мелкие трехгранные, крупные трехлопастные и плоские ромбовидные с уступом при переходе к черешку, соответствующие силе „гуннского“ лука. Оружие переносилось как в едином комплекте типа греческой токсофаретры. Таких воинов с единой „токсофаретрой“, где налучье и колчан являются единой системой, можно видеть на изображении кенкольских воинов II–V вв. из Кыргыстана.

Переносились они и отдельно. Так мы имеем такой колчан VI–VII вв. из Кудырге, Алтайский край. Материал изготовления — береста. Параметры: 65 см. в длину, 10 см. — у устья, а у основания — 15 см. Колчаны из бересты могли обтягивались тканью или кожей. Налучье могло быть как жесткое, каркасное, так и мягкое, как у всадников с фресок из „синего“ зала, помещение 41 из Пенджикента.

Важно отметить, и это отчётливо нам показывают археологические данные, как бы не была скудна бытовая среда кочевника, украшению и снаряжению оружия уделялось особое внимание.

Оружие, безусловно свидетельствовало о статусе воина, но, прежде всего статус определялся местом и храбростью воина на войне: всадник-воин стремился обзавестись оружием, отличавшим его от других.

Оборонительное и наступательное вооружение


Меч. Это оружие, наряду с луком, для гуннских племён носило символический характер. Гунны, как воин-народ покланялись мечам как божествам, о чем писал Прииск в V в., и вторил ему Иордан в VI в.

Наряду с мечами гунны использовали, по данным археологии, топоры, копья, хотя об этом мы не имеем письменных свидетельств, а вот Иешу Стилист писал о том, что гунны пользовали ещё и палицами.

Еще Аммиан Марцеллин писал о силе гуннов в битве на мечах. А вот в VI в. Улдах-гунн, возглавивший ромейские и гуннские отряды у города Пизавра (Пезаро) в Италии, изрубил мечами аламанских разведчиков.

И если от IV–V вв. у нас есть достаточное количество находок идентичного гуннского оружия, то в рассматриваемый период, такое оружие к гуннскому можно отнести гипотетически.

В степной зоне Восточной Европы мы имеем, условно, два вида мечей, отличающихся гардой. Мечи, с украшенным перекрестием в стиле перегородчатой инкрустации, ещё встречались в рассматриваемый нами период, хотя пик „моды“ на них был в V в. Мы имеем такие мечи конца V — начала VI в. с черноморского побережья Кавказа, и из Дмитриевки Донецкой области Украины. Некоторые исследователи считают, что этот меч следует относить к импорту из Византии, что, на наш взгляд, не исключает принадлежности данного оружия гуннам.

Другими были мече с ромбовидной гардой, как оружие VI в. из Арцыбашево Рязанской области и из Камута, Кавказ.

В начале века мы имеем дело с ножнами, украшенными так же, как в V в. Они были сделанны из дерева или металла, покрытые кожей, тканью или фольгой из цветных металлов. Ножны украшались полудрагоценными камнями. Яркий вид этого оружия — всего лишь имитация богатства, так как при его производстве использовали золотую фольгу и полудрагоценные камни. До первой половины VI в. мечи подвешены на скобы-пронизы или скобы, к которым они крепились вертикально. Чаще всего они делались из дерева, но встречались и из металла.

С середины VI в. технология изготовления ножен не изменилась, но их стали меньше украшать. Главное, что у мечей появляется иной способ крепления к поясному ремню, на ножнах появились плоские боковые выступы в виде буквы „р“ с петлями, с тыльной стороны, для прикрепления к ремешкам, идущим от пояса. Меч крепился к поясу на двух ремешках под углом 450, что, наверное, облегчало посадку на коня. Можно лишь предположить, что такое крепление появилось в азиатской степи и проникло в Иран. Такое крепление имеется на сасанидских мечах из Лувра и Метрополитена. Оттуда оно проникает в степи Восточной Европы и далее, распространяется по Европе. Сакс с таким креплением был среди находок из лангобардского могильника Кастель Трозино.


Крепление меча. Степная „баба“. 500 -е годы. Тюрки. Тува. ГИМ. Москва. Россия. Фото автора


Хотя авторы этого периода ничего не пишут о топорах, как оружие гуннов, а некоторые исследователи считают, что топор — это оружие только пехоты, но топор из Хасаута (Северный Кавказ) опровергает эти доводы. Он является эдаким прообраз клевреца: с одной стороны топорище, а с другой стороны, заостренный конец, который мог также использоваться как оружие для прорубания „брони“.


Топор. Хасаут. Северный Кавказ V–VI в. ГИМ. Москва. Россия. Фото автора


Что касается броней, то, как мы писали в статье „Защитное снаряжение всадника византийской армии VI века“ большинство защиты этого периода можно отнести к ламенарному доспеху, но встречаются и кольчатые. В ГИМе хранится „спекшаяся“ кольчуга этого времени, найденная в Керчи.

То же можно сказать и о шлемах степной зоны, наиболее характерный для VI в., это каркасный шлем своеобразной конструкции, найденный вместе с описанной выше кольчугой, с Боспора. А также, шлем, хранящейся в Археологическом музее Кельна, найденный, предположительно, на юге России. Что касается первого, его часто связывают с аварами, так как каркасные шлемы, позднее, встречаются в их могильниках и могильниках их соседей и союзников, лангобардов (Кастел Трозино. Могила 87), но скорее всего, всё же авары, „проходя“ эти районы, могли позаимствовать такой тип шлема у местных кочевых племён.


Шлем. Юг России. V–VI в. Инв. № D977. Археологический музей. Кёльн. ФРГ. Фото автора


Аркан


Это оружие или орудие труда кочевников, как можно видеть из письменных источников, использовалось гуннами в VI в. Об этом пишет Малала и Феофан Византиец.

В 528 г. во время вторжения гуннов в провинции Скифию и Мезию, местные стратиги справились с одним отрядом, но нарвались на другой отряд всадников. Гунны применили против стратигов арканы: „Годила, обнажив свой меч, разрубил петлю и освободился. Константиол же был сброшен с лошади на землю. А Аскум был схвачен“.

Внешний вид.


Как мы писали выше, внешний вид гуннов претерпел значительные изменения: от момента их появления на границах „цивилизованного“ мира до рассматриваемого периода. Вот что пишет Иордан:
Может быть, они побеждали не столько войной, сколько внушая величайший ужас своим страшным видом; их образ пугал своей чернотой, походя не на лицо, а, если можно так сказать, на безобразный комок с дырами вместо глаз. Их свирепая наружность выдавала жестокость духа… Ростом они невелики, но быстры проворством своих движений и чрезвычайно склонны к верховой езде; они широки в плечах, ловки в стрельбе из лука и всегда горделиво выпрямлены благодаря крепости шеи.


Можно предположить, что гунны, обитавшие на границах империи одевались по общеварварской моде, как на реконструкции издательства „Оспрей“, художника Грехема Сумнера.

А вот племена, кочевавшие в степях Восточной Европы и Предкавказья скорее всего облачались в традиционный наряд кочевника, такой, который можно на фреске из Афрасиаба (Музей Истории. Самарканд. Узбекистан), т. е. это халат с запахом слева, широкие штаны и „валенные“ сапоги.

В современных изданиях принято изображать кочевников с усами, концы которых опущены вниз как у запорожцев. На самом деле, немногие дошедшие до нас памятники этого и близких к ним периодов показывают всадников-кочевников с усами, концы которых, или загнуты вверх, на манер знаменитых усов Чапаева, или просто торчат, но не ниспадают.


Шлем. Боспор. IV–VI в. ГИМ. Москва. Россия. Фото автора


Подводя итоги вышесказанного, ещё раз отметим, что мы затронули ряд вопросов, связанных с племенами, обитавшими на границах Византийской империи в степях северного Причерноморье и Восточной Европе. В литературе они получили название „гунны“.

VI в. — это период, когда мы встречаемся с ними последний раз, далее, они были или поглощены, или включены в состав, новых волн кочевников, приходивших с востока (авары) или получили новое развитие в рамках новых кочевых образований (протоболгары).

Источники и литература:

Аммиан. Марцеллин. Римская история/ Перевод с латинского Ю. А. Кулаковский и А. И. Сонни. С-Пб., 2000.
Иордан. О происхождении и деянии гетов. Перевод Е. Ч. Скржинской. СПб., 1997.
Малала Иоанн „Хронограф"// Прокопий Кесарийский Война с персами. Война с вандалами. Тайная история. СПб., 1997.
Прокопий Кесарийский Война с готами/ Перевод С. П. Кондратьева. Т.I. М., 1996.
Прокопий Кесарийский Война с персами/ Перевод, статья, комментарии А. А. Чекаловой. СПб., 1997.
Степи Евразии в эпоху средневековья. М., 1981.
Хроника Иешу Стилиста/ Перевод Н. В. Пигулевской // Пигулевская Н. В. Сирийские средневековая историография. С-Пб., 2011.
Айбабин А. И. Этническая история ранневизантийского Крыма. Симферополь. 1999.
Амброз А. К. Кинжалы V в. с двумя выступами на ножнах// СА. 1986. № 3.
Амброз А. К. Кочевнические древности Восточной Европы и Средней Азии V–VIII вв.//Степи Евразии в эпоху средневековья. М., 1981.
Казанский М.М., Мастыкова А. В. Северный Кавказ и Средиземноморье в V–VI вв. К вопросу о формировании культуры варварской аристократии// ГУП «Наследие"// ttp://www.nasledie.org/v3/ru/?action=view&id=263263
Ковалевская В. Б. Кавказ и аланы. М., 1984.
Сиротенко В. Т. Письменные свидетельства о булгарах IV–VII вв. в свете современных им исторических событий// Славяно-Балканские Исследования, М., 1972.
Ctrl Enter

Заметили ошЫбку Выделите текст и нажмите Ctrl+Enter

111 комментариев
Информация
Уважаемый читатель, чтобы оставлять комментарии к публикации, необходимо зарегистрироваться.

Уже зарегистрированы? Войти