Туркестанское восстание – кровавая катастрофа Средней Азии и русского народа

17 июля 1916 года (4 июля по старому стилю) в среднеазиатском городе Ходженте (ныне он называется Худжанд) начались массовые волнения, ставшие толчком к Туркестанскому восстанию – одному из крупнейших антироссийских восстаний в Средней Азии, сопровождавшемуся кровопролитными погромами русского населения, а затем и ответными жестокими мерами со стороны российской армии.




Ходими Джамолак и восстание в Ходженте


Город Ходжент (Худжанд) ко времени описываемых событий был административным центром Ходжентского уезда Самаркандской области Российской империи. Населяли уезд преимущественно таджики.

Когда 25 июня 1916 г. Николай II опубликовал указ «О привлечение мужского инородческого населения для работы по устройству оборонительных сооружений и военных сообщений в районе действующих армий». Таким образом, жителей Средней Азии, прежде не подлежавших призыву в армию, должны были мобилизовать на тяжелые работы в прифронтовой полосе. Естественно, местное население, никогда особо не ассоциировавшее себя с Россией и ее интересами, возмутилось.

Туркестанское восстание – кровавая катастрофа Средней Азии и русского народа


Из самого Ходжента должны были отправить в прифронтовую полосу 2978 рабочих. Одним из них должен был стать некий Карим Кобилходжаев – единственный сын Бибисолехи Кобилходжаевой (1872-1942), более известной как «Ходими Джамолак».

Бибисолеха была вдовой бедного ремесленника, но пользовалась большим авторитетом среди женской части населения своего квартала, так как регулярно организовывала различные ритуальные и общественные мероприятия. Карим был ее кормильцем и, естественно, Ходими Джамолак очень боялась его потерять. Но Карима, несмотря на просьбы матери, включили в список мобилизуемых.


Памятник Ходими Джамолак


Когда утром в кварталах Гузари Охун, Кози Луччакон и Сарибаланди начали собираться возмущенные мобилизацией мужчин местные жители, Ходими Джамолак пошла вместе с ними к зданию уездного начальника Ходжентского уезда.

Уездной начальник полковник Николай Брониславович Рубах предпочел покинуть здание, после чего его помощник подполковник В.К. Арцишевский приказал полицейским и солдатам караульной службы разогнать толпу. Именно в этот момент Ходими Джамолак вырвалась вперед и, ударив полицейского, выхватила у него шашку. После этого воодушевленная толпа смяла полицейских. В ответ загремели выстрелы. Солдаты Ходжентской крепости открыли по толпе огонь, несколько человек среди восставших были убиты.

Причины восстания и его распространение на всю Среднюю Азию


Восстание Ходими Джамолак в Ходженте стало отправной точкой для дальнейших выступлений в других районах Средней Азии. Только во второй половине июля 1916 года произошло 25 выступлений в Самаркандской области, 20 выступлений в Сырдарьинской области, а лидировала по количеству выступлений Ферганская область – здесь произошло 86 мелких восстаний. 17 июля 1916 года в Туркестанском военном округе было объявлено военное положение.

Восстание быстро приняло интернациональный характер, охватив не только оседлое таджикское население Самаркандской области и узбекское население Ферганской области, но и киргизов, казахов и даже дунган. Не только мобилизацией были недовольны жители Средней Азии. Они были в целом очень недовольны политикой Российской империи в Туркестане.

Во-первых, с 1914 года в регионе проводилась массовая реквизиция скота на нужды фронта, причем скот реквизировался за мизерные компенсации, составлявшие 1/10 от его реальной стоимости. Местные жители рассматривали эти реквизиции как банальный грабеж.


Во-вторых, что также немаловажно, на протяжении предыдущего десятилетия, начиная с 1906 года, осуществлялось массовое переселение крестьян из центральных районов России в Туркестан. Для нужд переселенцев было выделено более 17 млн десятин земель, уже освоенных местными жителями. Всего же численность переселенцев составляла несколько миллионов человек – до 500 тысяч крестьянских хозяйств переселились в регион из Центральной России в рамках столыпинской аграрной реформы.

В-третьих, росло недовольство и общим культурным влиянием России в регионе. Консервативные круги видели в нем большую опасность для устоявшегося образа жизни и традиционных ценностей местного населения. Эти опасения всячески подстегивались Османской империей, которая считала себя защитником мусульман Средней Азии и еще до начала Первой мировой войны наводнила регион своими агентами, установившими связь с местным духовенством, придворными бухарского эмира и хивинского хана, с феодалами.

Османская агентура распространяла антироссийские воззвания, призывала местное население к «священной войне» против Российской империи и освобождению от «власти гяуров». При этом османские агенты активно действовали в китайском Кашгаре – центре Восточного Туркестана, откуда уже проникали в Россию. Наибольшее влияние антироссийские настроения получили в Ферганской области, население которой всегда славилось своей религиозностью.



Интересно, что организовав переселение русских крестьян в Среднюю Азию и Казахстан, царские власти не сильно задумывались об их безопасности на новом месте жительства. И когда в 1916 году вспыхнули антироссийские выступления практически по всей Средней Азии, то многие русские и казачьи поселения оказались практически беззащитными, так как большая часть мужчин боеспособного возраста была мобилизована на фронт. Армейские части в Туркестанском военном округе также не были многочисленными, поскольку в то время реальных противников вблизи российских границ в Средней Азии не было – ни Персия, ни Афганистан, ни Китай в их качестве рассматриваться не могли.

Введение военного положения уже не могло остановить восстание, охватившее, вслед за Самаркандской и Ферганской областями, Семиречье, Тургай и Прииртышье. 23 июля 1916 года повстанцы захватили почтовую станцию Самсы в окрестностях города Верный. Это позволило восставшим прервать телеграфную связь между Верным и Пишпеком (Бишкеком). 10 августа к восстанию присоединились дунгане – китайцы-мусульмане, которые вырезали несколько русских сел в окрестностях озера Иссык-Куль. Так, уже 11 августа было убито большинство жителей села Иваницкое, деревни Кольцовка.

Пощады русским не было: их резали, избивали, не щадя ни женщин, ни детей. Отрезали головы, уши, носы, детей разрывали пополам, натыкали их на пики, женщин насиловали, даже девочек, молодых женщин и девушек уводили в плен,

— писал настоятель Пржевальского городского собора, священник Михаил Заозерский.

12 августа прибывшему из Верного казачьему отряду численностью в 42 человека удалось уничтожить одну из дунганских банд. Но убийства мирного русского населения продолжались. Так, повстанцы ворвались в Иссык-Кульский монастырь и убили находившихся там монахов и послушников. Жертвами бандитов становились крестьяне, служащие железных дорог, учителя и врачи. Счет жертв восстания быстро пошел на тысячи человек.



Стоит ли описывать те ужасающие зверства, которые восставшие творили с мирными русскими жителями. Не имея возможности противостоять армии, повстанцы вымещали всю свою злость на невинных людях, практически всегда сопровождая свой путь откровенной уголовщиной – грабежами, убийствами, изнасилованиями. Насиловали женщин, девушек и даже детей и старух, чаще всего убивая их затем. Трупы убитых людей валялись на дорогах, повергая в шок солдат и офицеров русской армии, направленной на подавление восстания. Во время восстания были уничтожены около 9 тысяч русских переселенческих хозяйств, разрушены многие объекты инфраструктуры.

Ответные меры генерала Куропаткина


Руководить подавлением восстания предстояло туркестанскому генерал-губернатору и командующему войсками Туркестанского военного округа генералу от инфантерии Алексею Николаевичу Куропаткину. Он получил назначение на должность практически сразу после начала восстания.

Русские войска, видя ту жестокость, с которой повстанцы расправлялись с мирными жителями, отвечали им тем же. Жертвы подавления восстания исчислялись многими сотнями тысяч – от 100 тысяч до 500 тысяч человек. Например, на Шамсинском перевале были расстреляны 1,5 тысячи киргизов.

Более 100 тысяч казахов и киргизов, опасаясь мести за совершенные повстанцами преступления, были вынуждены откочевать в соседний Китай. Только в Семиречье были приговорены к смертной казни 347 повстанцев, к каторге – 168 повстанцев, к тюремному заключению – 129 повстанцев.

Восстание в Тургайских степях


На территории современного Казахстана, в Тургайской области Российской империи, восстание оказалось самым успешным и структурированным. Оно охватило Тургайский, Иргизский уезды и Джетыгаринскую волость Кустанайского уезда Тургайской области. Особенности ландшафта позволяли повстанцам действовать здесь с большим успехом, чем в других районах современного Казахстана.

Тургайские повстанцы создали и свою властную вертикаль – выбирали ханов и сардарбеков (военачальников), а ханы подчинялись общему хану Абдулгаппару Жанбосынову. Главнокомандующим (сардарбеком) повстанцев был избран Амангельды Иманов (на фото). Он же возглавлял и кенеш – совет командиров повстанческих формирований. Таким образом, повстанцы сформировали параллельную структуру власти и в контролируемых ими районах власть российской империи фактически не действовала.

В октябре 1916 года повстанцы под командованием Амангельды Иманова начали осаду Тургая. Спас положение лишь подход корпуса генерал-лейтенанта В.Г. Лаврентьева. Восставшие перешли к партизанской войне, продлившейся до 1917 года. После Февральской революции 1917 года положение повстанцев улучшилось, так как были отозваны российские войска, а в конце 1917 года Амангельды Иманов все же захватил Тургай и присягнул Советской власти.

Последствия восстания


Туркестанское восстание 1916-1918 гг. углубило и так существовавшие этнические противоречия в Средней Азии, настроило значительную часть среднеазиатов против России и русского народа в целом. В то же время в советский период отечественной истории Туркестанское восстание рассматривалось как антиимпериалистическое и антиколониальное, поднятое местным населением против царской власти. О зверствах, которые творили повстанцы в отношении русского населения, предпочитали молчать. Зато лидеры повстанцев, особенно Амангельды Иманов, превратились в почитаемых национальных героев.



Такое «освящение» антироссийского восстания в действительности отнюдь не способствовало улучшению отношения местных жителей к русским. Ведь в советских учебниках истории, в многочисленной популярной литературе, особенно издававшейся в республиках Средней Азии и Казахстане, говорилось исключительно о зверствах российской армии при подавлении восстания, о «преступной» экономической политике Российской империи. В итоге повстанцы выставлялись лишь жертвами, их преступления не освещались.

В постсоветских республиках Средней Азии Туркестанское восстание рассматривается исключительно сквозь призму господствующего этнического национализма. Даже в Кыргызстане, который является членом ОДКБ и Евразийского экономического союза, был установлен национальный праздник в память о Туркестанском восстании. Вместо того, чтобы освещать не только ошибки царского правительства и его экономической политики, но и зверства повстанцев, такой подход фактически обеляет, легитимизирует беззаконие, чудовищные преступления, которые творились в отношении мирного населения русских сел и деревень, казачьих хуторов.

К сожалению, российские власти, предпочитая не портить отношения с Астаной и Бишкеком, Ташкентом и Душанбе, фактически не реагируют на подобное освещение исторических событий. Но не слишком ли это большая плата за лояльность – пренебрегать и памятью павших соотечественников, и безопасностью еще остающегося в регионе русского и русскоязычного населения? Ведь там, где освящается и пропагандируется русофобия прошлого, ничто не сдерживает и от ее проявлений в настоящем.
Автор:
Илья Полонский
Использованы фотографии:
histrf.ru
Ctrl Enter

Заметили ошЫбку Выделите текст и нажмите Ctrl+Enter

204 комментария
Информация
Уважаемый читатель, чтобы оставлять комментарии к публикации, необходимо зарегистрироваться.

Уже зарегистрированы? Войти