Бр-2 – 152-миллиметровая пушка образца 1935 года

По окончании Гражданской войны в РККА имелось незначительное количество орудий особой и большой мощности. Основную массу составляли орудия иностранного производства. Большинство из них морально и технически устарели, возможности поддержания в боеспособном состоянии данных орудий были ограничены. Поэтому в 26-м году Реввоенсовет Советского Союза признал необходимость замены орудия иностранного производства мат. частью отечественного производства, определил калибры орудий особой и большой мощности. Артиллерийский комитет ГАУ наметил программу разработки проектов, чертежей и заказов опытных орудий. 152-миллиметровую пушку образца 1935 года разработали в соответствии с данной программой, кроме того в учли требования Системы артвооружения на 33–37-е года. Основным предназначением пушки были борьба с артиллерией противника, а также разрушение его оборонительных районов. Многие детали конструкции данной пушки унифицированы с 203-миллиметровой гаубицей образца 1931 года. От гаубицы с небольшими изменениями заимствован лафет, имеющий гусеничный ход и допускавший ведение огня непосредственно с грунта, исключая необходимость использования спец. платформы. Новым элементом системы был 152-миллиметровый ствол, имеющий поршневой затвор и пластический обтюратор. Для ведения огня использовали выстрелы картузного раздельного заряжания со снарядами, имеющими различное назначение. Дальность ведения огня осколочно-фугасным снарядом (масса 48,77 кг) равнялась 25750 метрам, что вполне соответствовало требованиям, предъявляемым к этому орудию.

Бр-2 – 152-миллиметровая пушка образца 1935 года


Для орудия данного класса 152-миллиметровая пушка образца 1935 г. была довольно подвижной, поскольку в походном положении могла быть разобрана на две повозки, транспортируемые гусеничными тягачами на скорости до 15 километров в час. Гусеничная ходовая часть лафета обеспечивала довольно высокую проходимость системы. Перед войной 152-миллиметровые пушки образца 1935 года приняли на вооружение отдельного артполка большой мощности РГК (по штату — 36 пушек образца 1935 года, личный состав 1579 человека). В военное время данный полк должен был стать основой для развертывания еще одного такого же подразделения. Поскольку ход боевых действий для Красной Армии на начальном этапе ВОВ был неблагоприятным, 152-миллиметровые пушки, как и практически вся артиллерия большой мощности, были отведены в тыл. Орудия большой мощности вступили в действие только в конце 1942 года.


Бр-2 была предназначена для уничтожения объектов в ближнем тылу противника — складов, КП высокого уровня, железнодорожных станций, полевых аэродромов, дальнобойных батарей, скоплений войск, а также разрушения вертикальных фортификационных сооружений стрельбой прямой наводкой. Бр-2 (Б-30) использовались во время Советско-финской войне, одно орудие при этом было потеряно. В РККА в июне 41-го года имелось 37 Бр-2 (согласно другим данным — 38), в войсках же имелось 28 орудий, которые входили в состав тяжёлого пушечного полка РВГК и 2-х отдельных батарей, которые находились в Архангельском военном округе и использовались для береговой обороны. Остальные находились на полигонах и складах. В основном это были опытные орудия и пушки, имеющие мелкую нарезку. О боевом применении Бр-2 известно немного, в частности, есть сведения об их применении во время Курской битвы. Также эти орудия в апреле 1945 г. стояли на вооружении артиллерийской группы Восьмой гвардейской армии, пушки использовались во время Берлинской наступательной операции для поражения целей находящихся на Зееловских высотах. В течение 1944 года израсходовали 9900 выстрелов к пушке Бр-2 (на Ленинградском (7100 выстрелов), Первом Прибалтийском и Втором Белорусском фронтах), в 45-ом году — 3036 выстрелов, расход снарядов для данных орудий в 42-43-м годах не фиксировался. Вероятно, во время ВОВ орудия данного типа не несли потерь, так как по состоянию на 1 мая 45-го в частях РВГК насчитывалось такое же количество орудий, как и на начало войны, то есть 28 орудий. Данный факт в первую очередь связан с осторожным использованием орудий данного типа, а также своевременной эвакуацией из западных районов СССР в тыл в 1941 году.

Пушку Бр-2, впрочем, как и другие орудия большой мощности, признать удачным образцом достаточно трудно. Во многом это связано с недостатком опыта у молодой конструкторской школы СССР, занявшей одну из ведущих позиций лишь в конце 30-х — начале 40-х гг. Во время длительного пути становления были созданы не самые удачные образцы, и широко использовалось заимствование зарубежного опыта. Проектирование же орудий большой мощности, в связи с большой сложностью, представляло особую трудность по сравнению с другими классами артиллерийских систем. Недостаток опыт в данной области, а также слабое использование наработок других стран создавали значительные препятствия для советских конструкторов. Основной проблемой Бр-2 стал гусеничный лафет. Конструкция лафета задумывалась как обеспечивающая проходимость во время движения по пашне или целине, что в теории повышало живучесть орудия благодаря быстрой смене огневой позиции орудия без его разборки. В реальности применение гусеничного лафета стало причиной громоздкости и низкой мобильности системы не только в не разобранном, но и в разобранном виде. Возможность манёвра огнём сильно ограничивались углом горизонтальной наводки, составлявшим лишь 8°. Для поворота орудия за пределы угла горизонтальной наводки силами расчёта требовалось более 25 минут. Живучести и мобильности системы не способствовали и необходимость разборки пушки на походе, а также отдельная ствольная повозка. Орудие перемещалось с трудом даже при использовании самых мощных отечественных тягачей. В условиях плохой проходимости (гололёд или распутица) данная система практически полностью теряла подвижность. Бр-2 таким образом имела плохую во всех отношениях маневренность.

Бр-2 – 152-миллиметровая пушка образца 1935 года


Среди других недостатков следует отметить невысокую скорострельность. Несмотря на модернизации, живучесть ствола также оставалась низкой. Поспешность с запуском в серийное производство недостаточно испытанной системы стала причиной того, что немногочисленная артиллерийская система разделилась на две серии, которые различались используемыми боеприпасами и нарезкой ствола.

Проблемы с орудиями, имеющими большую мощность, отечественного производства стали причиной того что руководство страны решило пойти испытанным путем — использование передового зарубежного опыта. С фирмой «Шкода» в 1938 г. заключили договор на поставку опытных образцов и тех. документации на две мощные артсистемы — 210-миллиметровой пушки и 305- миллиметровой гаубицы, которые в производстве получили обозначение Бр-17 и Бр-18. Основной же проблемой пушечной тяжёлой артиллерии СССР было малое число выпущенных орудий. На июнь 41-го г., Красная Армия имела лишь 37—38 пушек Бр-2, включая мало боеспособные орудия, имеющие мелкую нарезку и полигонные образцы, а также 9 пушек Бр-17, которые в начале войны не имели боеприпасы.

Бр-2 – 152-миллиметровая пушка образца 1935 года


Для сравнения, на вооружении вермахта имелось несколько типов 150-миллиметровых пушек большой мощности — 28 орудий K.16, более 45 орудий SKC/28, более 101 орудия K.18 и 53 орудия K.39. Все они являлись высокомобильными артиллерийскими системами на колёсном ходу, имеющими мощную баллистику. Например, 150-миллиметровая пушка K.18 имела следующие тактико-технические характеристики: походная масса – 18310 кг, боевая масса — 12930 кг, угол горизонтального наведения на платформе — 360°, с раздвинутыми станинами – 11°, скорострельность — 2 выстрела в минуту, максимальная дальность стрельбы — 24740 м. Из этого видно, что немецкая K.18 при одинаковой с советской Бр-2 дальности стрельбы значительно превосходило ее по другим параметрам. Кроме того у немецких пушек имелся существенно больший ассортимент боеприпасов, который включал три разновидности осколочно-фугасных снарядов: бронебойный, полубронебойный и бетонобойный снаряды. Единственное преимущество Бр-2 – более мощный осколочно-фугасный снаряд, который содержал на 1 килограмм больше взрывчатого вещества по сравнению с зарубежными аналогами. Даже более тяжёлые 170-миллиметровые пушки на лафете K.18 Mrs.Laf. (в 41—45-м года было выпущено 338 ед.), стрелявшие 68-кг снарядом на расстояние 29500 м, превосходили Бр-2 по подвижности.

Также интересны сопоставление характеристик пушки Бр-2 с тяжёлым 155-миллиметровым орудием M1 «Длинный Том» (США). Данную пушку как и Бр-2 разработали в середине 30-х годов. Длина ствола – 45 калибров, дульная скорость – 853 м/с. Несмотря на то, что американская M1 уступала Бр-2 в максимальной дальности стрельбы на 1800 м (23200 м против 25000 м), ее масса в походном положении составляла 13,9 т, что почти на 4,5 т. меньше боевой массы пушки Бр-2. Кроме того, «Длинный Том» монтировался на колёсном лафете, имеющем особую конструкцию с раздвижными станинами. Колёса лафета при стрельбе поднимались, при этом опорой служила спец. платформа, которая опускалась на грунт. По сравнению с гусеничным лафетом пушки Бр-2, откатывающимся при стрельбе назад, это позволяло значительно выиграть в точности огня. Сектор горизонтальной наводки М1 составлял 60° что также обеспечивало преимущество. Мобильность неразборность американского 155-миллиметрового орудия вместе с высокой точностью стрельбы и наличием мощных тягачей ставит Бр-2 в невыгодное положение даже несмотря на меньшую дальность стрельбы «Длинного Тома».

Бр-2 – 152-миллиметровая пушка образца 1935 года


Тактико-технические характеристики 155-мм пушки образца 1935 года (Бр-2):
Масса в боевом положении – 18200 кг;
Масса в походном положении: 13800 кг (лафетная повозка), 11100 кг (орудийная повозка);
Калибр – 152,4 мм
Высота линии огня – 1920 мм;
Длина ствола – 7170 мм (47,2 клб.);
Длина канала ствола – 7000 мм (45,9 клб);
Длина в боевом положении – 11448 мм;
Ширина в боевом положении – 2490 мм;
Клиренс лафетной повозки – 320 мм;
Клиренс орудийной повозки – 310 мм;
Начальная скорость снаряда – 880 м/с;
Угол вертикального наведения - от 0 до +60°;
Угол горизонтального наведения – 8°;
Скорострельность – 0,5 выстрела в минуту;
Максимальная дальность стрельбы – 25750 м;
Вес осколочно-фугасного снаряда – 48,770 кг;
Скорость возки по шоссе в раздельном виде – до 15 км/ч;
Расчёт – 15 человек.


Мнение редакции "Военного обозрения" может не совпадать с точкой зрения авторов публикаций

CtrlEnter
Если вы заметили ошибку в тексте, выделите текст с ошибкой и нажмите Ctrl+Enter
Читайте также
Комментарии 8
  1. AlexMH 5 июля 2012 11:33
    Мнение автора о недостатках гусеничного хода и как следствие орудия в целом представляется не вполне обоснованным. Колесный ход для такой артсистемы не может быть существенно легче гусеничного, учитывая более сложную конструкцию лафета. Как правильно замечено, даже самые тяжелые тягачи с трудом буксировали это орудие, а с колесами оно завязло бы сразу и намертво, тогда надо было бы делать систему, разбирающуюся на 3-4 части, что резко увеличивает время развертывания. Немцы конструировали орудия исходя из своих условий, мы - из своих, и с этой точки зрения решение с гусеничным ходом оправданно, хотя после войны выпускали аналогичные орудия и с колесным ходом.
    AlexMH
    1. Гамдлислям 5 июля 2012 12:00
      Вы правы коллега Алексей, в середине 30-х годов, когда орудие проектировалось и строилось, наши дороги были в основном грунтовые. Тракторные тягачи развивали скорость, максимум 15 км/час. Тягачей на колёсном ходу не было даже в проекте. Скаты колёс выпускались узкие и небольших размеров. Ресурс колёсных движителей на резиновом ходу был небольшой.
      Поэтому и выбрали гусеничный ход. Он давал малое давление на грунт, следовательно неплохую проходимость по слабым грунтам.
      В конце 40-х годов, когда появились мощные скоростные тягачи, то данные орудия модернизировали, заменив гусеничный ход на колёсный, тем самым повысив скорость передвижения. К этому времени наша промышленность освоила выпуск большеразмерных колёс.
    2. Братец Сарыч 5 июля 2012 13:12
      Мне во многих местах попадались упоминания, что использование гусеничного хода все-таки было серьезной ошибкой - изначальная ориентация на колеса позволила бы избежать многих неприятностей (колеса разные бывают)...
      Братец Сарыч
  2. Прохор 5 июля 2012 13:37
    Картузное заряжание оправдано для 203 мм и более, а со 152 мм вполне можно было перейти на раздельно-гильзовое.
    1579 человек в полку на 36 орудий - это 44 человека на одну пушку! Гм, а зачем?
    Расчёт 15 человек - многовато, но терпимо, а ещё 29?
    Прохор
    1. Гамдлислям 5 июля 2012 19:48
      Уважаемый коллега Сергей, 15 человек - это орудийный расчёт. Но в полку ещё много других служб и подразделений, без которых невозможно поддерживать боеспособность. Это штабы, и разведка, и медсанчасть, и службы тыла, численность которых около 40%, связисты, авторота.
      В авиации во время ВОВ на одного лётчика приходилось до 20 человек наземного состава.
  3. AlexMH 5 июля 2012 14:53
    Прохор,
    А вы думаете, артполк - это только расчеты?:) Расчет 15 человек для такого тяжелого орудия с малой степенью автоматизации - это нормально, а остальные заняты остальными делами. Например, на 200-м комплексе ПВО, на который меня учили, расчет - это 10 человек на 2 пусковые, но это не значит, что в дивизионе 6 пусковых и 30 человек. Их там почти 200 человек, и это без техдивизиона. То же и здесь.
    AlexMH
    1. Прохор 5 июля 2012 16:08
      Нет, не думаю... У нас в отдельном мотострелковом батальоне на 520 человек было около 40 БМП, а ОМСБ - аналог полка, с ремонтниками, боеприпасниками и т.п. 2 тыловика на одного воина - перебор...
      Прохор
  4. alex86 5 июля 2012 22:57
    А вот скажите, дальность стрельбы у "Мсты" 24,7 и только с газогенератором 28,7км, а тут в 35 году 25,7км - это говорит о том, что неплохое орудие было и одновременно - что мы сегодня недорабатываем (хотя и понимаю, что 30 км - предел дальности для калибра в 6 дюймов, дальше будет нерациональноеи утяжеление, износ ствола и т.п. - но прошло то 80 лет!... Это как?)

Информация

Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.
Картина дня