Неправильная сторона истории. К чему ведёт восхищение Китаем

Тут помню, тут не помню


В последние годы у некоторых товарищей, именующих себя «патриотами России», появилась мода на неумеренное восхваление, нет, не Родины, что было бы логично, а соседней страны. А именно Китая. Поднебесной поются просто невероятные дифирамбы, которые все чаще вызывают вполне искреннее недоумение.




Даже на китайских ультранационалистичеких форумах, пожалуй, не встретишь настолько хвалебных комментариев о внешней политике и успехах этой страны. Напрашивается язвительная аналогия: подобные господа-товарищи весной 1941 г. могли нахваливать – и нахваливали – другую великую континентальную державу, якобы союзника государства рабочих и крестьян в борьбе с западным империализмом. Ровно до 22 июня 1941 года, когда «союзник» показал своё истинное лицо.

Об азиатском «союзнике» нынешней поры у нас ходит тоже довольно много мифов, которые тщательно обрабатываются перед запуском в общество. Как-то неожиданно стало принято театрально лить слёзы о миллионах убитых на китайской территории японской военной хунтой в 1937-1945 годах, но, когда речь заходит о едва ли меньшем числе замученных в период «большого скачка» и «культурной революции», включается странная коллективная амнезия. Оправдание, что, мол, это для развития страны, не выдерживают никакой критики, ибо в тот же самый период времени южнокорейский диктатор Пак Чон Хи добился куда больших успехов при гораздо меньших затратах.

Неправильная сторона истории. К чему ведёт восхищение Китаем


Однако «наезд» на людоедские методы Мао Цзэдуна – это претензия и к современному Китаю тоже, где вождь – непререкаемый авторитет. Чтобы не обижать «товарищей», скользкие вопросы у нас стараются обходить стороной, мусоля в сотый раз тему японского империализма, который закончился ещё в 1940-х гг, а его военные преступления давно получили должную моральную и историческую оценку.

Режим «тут помню, тут не помню» запускается и при упоминании событий на острове Даманском (не говоря уже о других, менее известных пограничных столкновениях) или о роли Пекина в поддержке афганских моджахедов в 1979-1988 годах. А между прочим, речь идёт о том же самом политическом режиме, что находится у власти в Пекине и сегодня, который ещё советский писатель-фантаст Иван Ефремов называл «муравьиным лжесоциализмом».

Если добавить в картинку выпавшие кусочки пазла, то «мирный и дружественный» Китай внезапно (!) предстанет совсем не мирным и не дружественным. Особенно если нанести сюда отношения коммунистического Пекина с Вьетнамом, Индией и прочими соседями. Правительствам и народам этих стран также есть что рассказать о «добродушной панде» и «мудром и справедливом драконе».

Конечно, мы не одиноки в столь унизительном низкопоклонничестве. На Западе тоже долго и угодливо льстили Китаю, примерно с восьмидесятых годов до середины нынешнего десятилетия. Даже Тяньаньмэнь не стал большой помехой. Но там лесть была тактикой, а не истинной стратегией. Много ли осталось от неё сегодня?



Деятели, которые рассказывают, как лихо Россия прицепится к китайскому «поезду развития», забывают упомянуть, скажем, об экономических проблемах Поднебесной, которых хватало до «тарифной войны» Дональда Трампа, также о том, что «русскому вагону» там если и есть место, то в очень специфической роли.

На всех не хватит


Азиатский гигант настолько огромен и потребляет так много ресурсов, что скоро их на планете останется или для китайцев, или для всех остальных. Примером тому служат практически исчезнувшие леса Мозамбика, отправленные в Поднебесную за «небольшой процент» для местных коррумпированных чиновников, или практически изничтоженная китайскими ГЭС некогда плодородная дельта Меконга во Вьетнаме. Сюда же относится и истребление армадами промысловых судов биоресурсов Мирового океана «в ноль», что является, к примеру, настоящим убийством для пищевой промышленности некоторых азиатских стран, которые из-за горного ландшафта не могут позволить себе вести традиционное сельское хозяйство и полагаются почти исключительно на море в качестве источника для пропитания.

С китайским «методом хозяйствования» ещё в девяностых познакомилось население и многих российских регионов, что привело к активным протестам против такого вот «сотрудничества». Сейчас же «приграничная кооперация» куда как масштабнее, как и проблемы от неё.


Так что небывало высокий уровень жизни в Поднебесной, которым так любит хвастаться вельможи из КПК, был достигнут в том числе за счёт присваивания ресурсов многих стран. Это логика «или они или мы», в которой Пекин обеспечивает будущим себя, одновременно лишая его всех остальных, оставляя все прочие нации без их лесов, плодородной земли, чистой воды, невозобновлямых сокровищ природы.

Страна сама в себе


Даже в плане мировоззрения Китай не оставляет другим альтернативы. Его мировой проект – он только для китайцев. Для примера: в период «холодной войны» существовало три глобальных проекта. Первый — американский путь, с идеей демократии и свободы. Второй — советский, с утопично-идеалистическим равенством. Также к 1970-80 годам возник проект исламский, который тоже раскололся на отдельные подпроекты (Саудовская Аравия, Иран, Пакистан), конфликтующие друг с другом. Любой конкретный индивидуум мог стать коммунистом, западником-демократом или принять ислам. Этот путь был открыт не только для отдельных людей, но и для целых народов.

Но никто не может стать китайцем. Ни индивидуально, ни коллективно, ни на государственном уровне. В этом принципиальное ограничение китайского пути. В «китайском мире» прочим народам уготовано место на периферии. Источник сырья и место для сброса того, чего видеть у себя не хочется.

При этом само право быть китайцем, как показывает опыт протестующего Гонконга и стремительно вооружающегося Тайваня, не такая уж большая честь. Конфетка под названием «одна страна – две системы» на деле оказалась фикцией. А жизнь в тоталитарном раю с «социальным рейтингом» и «лагерями перевоспитания» — это совсем не то, к чему обычно стремятся адекватные люди.



Британский колониальный флаг, который в начале июля вывесили демонстранты в захваченном ими гонконгском парламенте – наиболее наглядное свидетельство этого выбора, который поддержали два миллиона людей на улицах. Это не значит, что протесты в Гонконге добьются успеха – их, само собой, подавят. Но жители автономии и не планировали победить: их задачей было продемонстрировать всему миру свой цивилизационный выбор – и он точно не за пекинским правительством.

Надо также понимать, что экономика не всегда определяет политику и тем более идеологию. Это то, чего, к примеру, не могут взять в толк многие отечественные медийные персоны. Иначе не звучали бы странные мантры о том, что США и ЕС, мол, хорошие, образумятся и снимут санкции. Ведь торговать выгоднее, чем конфликтовать, верно? Да, безусловно, выгоднее. Как было выгоднее и Европе перед первой и второй мировой войнами. И кого это остановило?

Возвращаясь к Китаю, мы получим ровно ту же формулу. Идеология и политика всегда главенствуют, так как это вопрос о власти. Власть всегда будет выше денег. Конечно, есть стойкое ощущение, что кое-кто искренне уверен, что это непреложное правило (железно, к слову, соблюдаемое в самой РФ) отчего-то не работает в межгосударственных отношениях. Но оно работает. И ещё как.

Основная опасность


Впрочем, основная опасность заключена не в угрозе китайского военного вторжения, пусть скорее гипотетической, но не нулевой. И даже не в экономическом диктате со стороны Поднебесной. Угроза отнюдь не в этом.

Есть такое выражение – «неправильная сторона истории». Его ввели в оборот американские журналисты и политики, но от того оно не становится менее верным. Нация, поставившая не на ту геополитическую силу, в конце концов будет вынуждена расплачиваться за свой выбор. Она отдаёт победителям богатство, территорию и людей: перспективных учёных, специалистов, а также просто молодых женщин. Кроме того, такая страна соглашается на другие условия победителей, цель у которых одна – лишить побеждённого перспектив в обозримом будущем.

Главные неприятности от прокитайской ориентации состоят в том, что если Поднебесная в итоге проиграет свою холодную или горячую войну с Западом, то не сумевшая соблюсти баланс РФ будет восприниматься всем миром как союзница международного «плохого парня». Со всеми вытекающими. Для жителей нашей страны эта вроде бы высокая геополитика имеет вполне не академический интерес, ибо за промахи недалёких властителей и режимов всегда в конечном счёте расплачивается народ.
Автор:
Александр Збитнев
Использованы фотографии:
static.coindesk.com
Ctrl Enter

Заметили ошЫбку Выделите текст и нажмите Ctrl+Enter

212 комментариев
Информация
Уважаемый читатель, чтобы оставлять комментарии к публикации, необходимо зарегистрироваться.

Уже зарегистрированы? Войти