Русский полководец Салтыков. Разгром войск "непобедимого" Фридриха Великого при Кунерсдорфе

260 лет назад, в августе 1759 года, русский полководец генерал Салтыков при Кунерсдорфе разбил войска «непобедимого» прусского короля Фридриха Великого. Русские солдаты полностью разгромили прусскую армию. Пруссия оказалась на грани капитуляции, её спасла только пассивность Австрии, которая бездействовала, опасаясь усиления России.

Русский полководец Салтыков. Разгром войск "непобедимого" Фридриха Великого при Кунерсдорфе

«Кунерсдорфское сражение». Живописец А. Коцебу. Источник: https://ru.wikipedia.org



Кампания 1759 года


Кампания 1758 года (Семилетняя война) была для русского оружия благоприятной. Русская армия под началом Фермора без боя заняла Восточную Пруссию, включая её столицу – Кёнигсберг. Русская армия в августе дала армии Фридриха Прусского сражение у Цорндорфа. Прусский король был потрясен. Если вначале он считал русских «варварами», неумехами в военном деле, то Цорндорф (где он потерял треть армии) заставил его изменить своё мнение:
«Русских легче перебить, чем победить».


К началу кампании 1759 года прусская армия утратила часть своего боевого потенциала. Много опытных боевых генералов и офицеров, старых и испытанных солдат погибло. На их место приходилось брать всех подряд, включая пленных, перебежчиков и необученных новобранцев. Пруссия была обескровлена. Не имея возможности вести активные наступательные операции, Фридрих отказался от инициативы и стал ждать наступления противников, чтобы действовать исходя их ситуации. При этом прусский король старался замедлить наступление союзников (России и Австрии) с помощью рейдов кавалерии по тылам с целью уничтожения магазинов (складов) с припасами. В это время наступление большинства армия зависело от снабжения, уничтожение магазинов влекло срыв кампании. В феврале пруссаки произвели набег на русский тыл в Познани. Рейд был успешным, но не причинил особого вреда русской армии. В апреле пруссаки произвели рейд в тыл австрийцам. Он был более успешным, австрийская главная квартира (штаб) была так напугана, что отказалась от активных операций в течение весны и начала лета 1759 года.

Тем временем петербургская Конференция (высший политический совет), находившаяся под полным влиянием Вены, разработала план кампании на 1759 года, по которому русская армия становилась вспомогательной для австрийской. Численность армии планировали довести до 120 тыс. человек и большую часть двинуть на помощь Австрии, а меньшую оставить на нижней Висле. При этом главнокомандующему совершенно не указывалось, где именно соединиться с австрийцами. Однако армию не удалось довести и до половины планируемой численности. Из-за настойчивых просьб австрийцев армии пришлось начать движение до прибытия пополнений. В мае 1759 г. главнокомандующим русской армии неожиданно был назначен генерал Пётр Салтыков. Фермор получил одну из трёх дивизий.

Победа под Пальцигом


Салтыкову поручили соединиться с австрийцами. В июле 40 тыс. русская армия выступила на запад к реке Одер, в направлении города Кросен, планируя там соединиться с австрийскими войсками Дауна. Фридрих II, уверенный в нерешительности Дауна, перевёл с австрийского фронта на русский 30 тыс. солдат, которые должны были разбить их до соединения союзниками. Прусскими войсками командовал сначала Мантейфель, затем Дона, наконец, Ведель. Но и они действовали пассивно и упустили удобный случай атаковать русскую армию.

Прусский король, недовольный действиями генерала Дона, сменил на его на Веделя и приказал новому командующему во что бы то ни стало помешать русским форсировать Одер в районе Кроссена. У Веделя было 30 батальонов пехоты, 63 эскадрона кавалерии, всего свыше 27 тыс. человек (18 тыс. пехоты и более 9 тыс. кавалерии) и 56 орудий. Войска Салтыкова насчитывали 40 тыс. человек при 186 орудиях.

Сражение произошло 12 (23) июля 1759 года у местечка Пальциг. Ведель плохо организовал разведку и ошибся в расположении русских войск. Прусский генерал планировал атаковать противника на марше по дороге в Кроссен. При этом он планировал раньше русских занять выгодную позицию на высотах у Пальцига. Однако русские войска опередили противника и заняли высоты в 13 часов. Заняв Пальциг, русские обнаружили движение противника. Салтыков эшелонировал войска в глубину. Русский полководец выдвинул в первую линию дивизию Фермора, на левом фланге расположился Обсервационный корпус Голицына и кавалерия Тотлебена. Вторую линию составляла дивизия Вильбоа, кирасиры Еропкина, резервом командовал генерал Демику. Большая часть артиллерии была расположена на правом фланге, где опасались главного удара противника. С флангов позиция была прикрыта лесами и пруссаки могли атаковать только с фронта.

Обнаружив перед собой русских Ведель был уверен, что это только передовые силы противника и решил атаковать. Генералы Мантейфель и фон Гюльзен наступали на правом крыле, Штутергейм – на левом. Войска Каница были направлены в обход, в тыл русским, чтобы захватить Пальциг. Наступление началось без артиллерийской подготовки. Войска Мантейфеля и Гюльзена сразу попали под сильный артиллерийский огонь, одна за другой атаки пруссаков были отражены. Прусские войска понесли серьёзные потери. Гюльзен смог пробиться к центру русской позиции, где был окончательно разбит в жестокой рукопашной схватке. Мантейфель был тяжело ранен. На левом прусском фланге Штутергейм сразу же был разбит. Попытка Каница пойти в обход русских позиций сразу была пресечена конницей Тотлебена. Следующую попытку Каница прорваться также отразили. В итоге кирасиры Шорлемера смогли прорваться до второй линии русской армии. Но здесь их остановили войска Еропкина и Демику (он пал в сражении).

В 19 часов сражение завершилось поражением прусской армии. Войска Веделя потеряли до 9 тыс. человек (7,5 тыс. убитых и раненых и 1,5 тыс. дезертиров). Русские потери – свыше 4,7 тыс. человек. Боевой дух русской значительно возрос. По свидетельству А. писателя Болотова (он во время Семилетней войны воевал в Пруссии): «войска, аки одолевшие неприятеля, ободрились и стали более надежды полагать на старичка, уже с приезда своего солдатам полюбившегося». К сожалению, Салтыков не довёл дело до полного уничтожения разбитой и деморализованной прусской армии. Он не стал преследовать противника. Ведель смог спокойно увести остатки войск на другой берег Одера.


Сражение при Пальциге 12 (23) июля 1759 года. Н. Г. Николаев. История 17-го пехотного Архангелогородского Его Императорского Высочества Великого Князя Владимира Александровича полка. Источник: https://runivers.ru


Всё это время австрийцы бездействовали. Свои планы австрийский главнокомандующий Даун основывал на русской крови. Он боялся вступать в сражение с «непобедимым» Фридрихом, несмотря на то что имел двойное превосходство в силах. Австрийское командование старалось притянуть русских к себе, в глубь Силезии и подставить их под первый удар железных пруссаков. Однако старый ветеран Салтыков раскусил своих австрийских «партнеров» и не поддался на эту стратегию. Он решил идти на Франкфурт и угрожать Берлину.


Это движение русской армии одинаково обеспокоило как пруссаков, так и австрийцев. Фридрих боялся за свою столицу, а австрийский главнокомандующий Даун опасался, что русские одержат победу без него, что могло иметь важные политические последствия. Прусский монарх бросился с армией для защиты Берлина. А Даун, не смея атаковать оставленный против него слабый прусский заслон, направил корпус Лаудона к Франкфурту, чтобы опередить русских и получить выкуп с горожан. Однако этот расчёт не оправдался, русские заняли Франкфурт первыми – 20 (31) июля. Через несколько дней подошли австрийцы. Заняв Франкфурт, Салтыков собирался двинуть Румянцева с конницей в Берлин, но появлением там армии Фридриха заставило его отказаться от этого замысла.

Кунерсдорфское сражение


После соединения с корпусом Лаудона русский главнокомандующий имел 58 тыс. человек (41 тыс. русских и 18,5 тыс. австрийцев), 248 орудий, с которыми он занял хорошую позицию у Кунерсдорфа. Войска располагались на трёх господствующих высотах (Мюльберг, Бол. Шпиц, Юденберг), разделенных друг от друга оврагами и болотистой низиной, она была усилена окопами и артиллерийскими батареями на вершинах холмов. С одной стороны, позиция была удобна для обороны, с другой – трудно было маневрировать силами и резервами, вовремя оказывать помощь соседям. При этот стоит помнить, что у русских было 33 тыс. регулярных войск, и 8 тыс. иррегулярных (казаков и калмыков).

В результате Фридрих со своей 50 тыс. армией в районе Берлина попал в опасную ситуацию. С востока наступала 58 тыс. русско-австрийская армия Салтыкова, она была в 80 верстах от Берлина. На юге в 150 верстах от столичного района располагалась 65 тыс. армия Дауна, на западе, в 100 верстах, стояли 30 тыс. имперцев (Имперский союз Германии – союз мелких германских государств, воевавших против Пруссии). Прусский короле решил всеми силами ударить по самому опасному врагу, который наиболее выдвинулся вперёд и не привык уклоняться от боя.

Прусский король с 48 тыс. войском (35 тыс. пехоты и 13 ты. Кавалерии) и 200 орудиями. 30—31 июля (10—11 августа) пруссаки переправиись через Одер севернее Франкфурта с целью ударить в тыл русским войскам, как при Цондорфе. 1 (12) августа 1759 г. пруссаки пошли в атаку. Однако Салтыков не был Фермором, он повернул фронт кругом. Русская армия была сильно эшелонирована в глубину на сравнительно узком фронте. Прусские войска смогли сбить первые две линии, заняли высоту Мюльберг на левом фланге, захватив до 70 орудий, но затем их атака захлебнулась. Их атаки на Бол. Шпиц были отбиты. Обескровленная, утомленная прусская пехота утратила ударные возможности. Салтыков вовремя укрепил центр, перебросив сюда подкрепления с правого фланга и резерва. Была разгромлена кавалерия Зейдлица, ринувшаяся на ещё нерасстроенную русскую пехоту. Фридрих бросил в бой всё, что имел, но все атаки были отбиты. Прусская армия была расстроена и понесла большие потери. Затем русские перешли в контрнаступление и мощным ударом опрокинула противника. Кавалерия Румянцева добила бегущих пруссаков.

Фактически прусская армия перестала существовать, потеряв до 20 тыс. человек и почти всю артиллерию. Тысячи солдат после боя бежали из армии, дезертировали. Русские потери – 13,5 тыс. человек, австрийские – 2,5 тыс. солдат. Фридрих Прусский был отчаянии, он писал на следующий день: «От армии в 48 тыс. у меня в эту минуту не остается и 3 тыс. Все бежит и у меня нет больше власти над войском… Последствия битвы будут ещё хуже самой битвы: у меня нет больше никаких средств и, сказать правду, считаю всё потерянным…» Фридрих даже временно сложил с себя звание главнокомандующего.


Источник карты: https://dic.academic.ru


Австрийцы спасают Фридриха


У Салтыкова после сражения осталось не более 22—23 тыс. человек. Австрийцы Лаудона ему подчинялись только условно. Поэтому русский главнокомандующий не смог завершить кампанию взятием Берлина и завершением войны.

Австрийская армия Дауна могла добить пруссаков и завершить войну. Однако австрийцы не перешли в наступление, когда у Пруссии не было сил для отпора. Они лишь продолжали мешать русским. Тем временем Фридрих IIпришёл в себя после катастрофы у Кунерсдорфа, и собрал новую 33 тыс. армию у Берлина. Бездействие австрийцев спасло Пруссию от военной катастрофы.

Австрийское командование склонило Салтыкова идти в Силезию, чтобы вместе идти на Берлин. Но как только прусские гусары снова прошлись по прусским тылам, так Даун спешно отступил. Русским австрийцы обещали снабжение, но обманули. Разозлённый Салтыков решил действовать самостоятельно и двинулся к крепости Глогау. Армия Фридриха двигалась параллельно Салтыкову с целью его упредить. У Фридриха и у Салтыкова было по 24 тыс. солдат, и обе стороны решили в этот раз в бой не вступать. Салтыков решил не рисковать, находясь в 500 верстах от баз снабжения и подкреплений. Фридрих, помня кровавый урок Кунерсдорфа, также не решился на битву. В сентябре противники разошлись. Русская армия ушла на зимние квартиры. Фельдмаршал Салтыков отказался от предложения Конференции в угоду Венскому двору зимовать в Силезии совместно с союзниками.

Таким образом, кампания 1759 года и Кунерсдорф могли решить исход Семилетней войны и участь Пруссии. К счастью для Берлина, русская армия воевала в интересах Вены. Австрийцы боялись победы русских. Бездарный и пассивный австрийский главнокомандующий Даун пропустил либо сознательно отказался от возможности добить Пруссию и завершить войну в Европе.


Генерал-фельдмаршал Пётр Семёнович Салтыков (1698—1772)
Ctrl Enter

Заметили ошЫбку Выделите текст и нажмите Ctrl+Enter

25 комментариев
Информация
Уважаемый читатель, чтобы оставлять комментарии к публикации, необходимо зарегистрироваться.

Уже зарегистрированы? Войти