Падение турецкого Поти

Война Османской империи против России, начатая в 1806-м году, уже к 1808-му году подожгла Кавказ. Турецкие эмиссары, провокаторы и лазутчики начали активную пропагандистскую кампанию по склонению кавказской знати на сторону Порты. При такой большой игре и учитывая специфику взаимоотношений кавказских княжеств с Российской и Османской империями, любая крепость становилась не просто плацдармом, но и центром влияния на окружающие народы и племена. Именно таким укреплением стала крепость Фаш-Кале, располагавшаяся на территории современного Поти.

Падение турецкого Поти

Крепостная башня в Поти - всё, что осталось от крепости Фаш-Кале



Военно-политическая ситуация вокруг Поти


Фаш-Кале представляла собой каменную крепость, окружённую мощным укреплённым форштадтом. Крепостные стены были усилены башнями и артиллерией из 34-х орудий. Непосредственно турецкий гарнизон состоял из 300 бойцов. Однако, этими силами наличный состав не ограничивался. На защиту крепости могли встать значительные силы той части местного населения, которая была настроена протурецки. И вот тут вмешиваются хитросплетения кавказской политики.

Дело в том, что и турецким пашой крепости, и потийским владетелем, и князем, и комендантом был один и тот же человек – Кучук-бей Чачба-Шервашидзе. Он принадлежал к знатному роду абхазских князей, но активно отстаивал турецкие интересы. И это отнюдь не нонсенс. К примеру, глава Абхазского княжества князь Келеш-бей Чачба-Шервашидзе, правивший из турецкого Сухум-Кале вплоть до 1808-го года, поддерживал пророссийские взгляды, хотя вырос и получил образование в Константинополе и считался турками «своим».

Таким образом, поданные Кучук-бея также были защитниками Поти. Кроме того, крепость и сам Поти располагались на приграничной территории трёх княжеств/царств – Гурии, Мингрелии (Мегрелия) и Имеретии, с которой Поти соединялась по водам реки Риони. Это делает мощное укрепление тем самым фактором, способным склонить чашу весов населения местных княжеств в пользу осман.


В центре - Поти


В то же самое время крайне враждебное отношение к России уже начал демонстрировать глава Имеретии Соломон II, именовавшийся царём Имеретинского царства. После того как часть грузинских княжеств присягнула Российской империи, Соломон, несмотря на то, что недавно сам воевал против Персии (Ирана), побежал искать поддержки в тот же Иран, а заодно и в Порту. Однако, генерал Павел Цицианов вовремя ввёл русские войска и заставил Соломона подписать соглашение о российском протекторате. С тех пор напряжение нарастало.

Несмотря на то, что имеретинское «царство» перестало платить дань Константинополю только после подписания Кючук-Кайнарджийского мирного договора, а наличие русского гарнизона в Имеретии и Мингрелии гарантировали безопасность от притязаний осман и персов, Соломон начал открыто требовать вывести русские силы из его, как он считал, вотчины. Вскоре «царь», практически не скрывая, продолжил контактировать с Портой. А ещё спустя некоторое время бежал со своими протурецкими сподвижниками в горы, оставив столицу Кутаис. Таким образом, Соломон стал «союзником» Кучук-бея из Поти.

Поти становится целью


В 1808-м году главнокомандующим на Кавказе становится генерал Александр Петрович Тормасов. Ознакомившись со сложившимся положением дел, а в частности с ситуацией в Имеретии, Мингрелии, Гурии и Поти, он решил выбить мощную крепость Фаш-Кале из этого уравнения. Ведь теперь Фаш-Кале была не просто укреплением и морскими воротами Порты, но и местом сосредоточения протурецких сил всего региона – от границ Мингрелии на севере и до южных османских пределов.


Александр Петрович Тормасов


Решение этой проблемы он возложил на генерал-майора Дмитрия Захаровича Орбелиани, но рекомендательно настоял склонить Кучук-бея к сдаче крепости «через благовидные внушения посредством верных и надёжных людей… через лестные для него обещания выгод». Орбелиани для переговоров с Кучук-беем пригласил в русскую крепость Редут-Кале пророссийски настроенных родственников владетеля Поти – Сефер-бея, Сослан-бея и владетеля Самурзакана Манучара (все из рода Чачба-Шервашидзе).

В итоге к Кучук-бею было решено послать тогда ещё не принявшего подданство России Сослан-бея, выразившего желание послужить империи, к тому же Сослан приходился потийскому владетелю двоюродным братом. С собой Сослан, кроме устных обещаний, вёз и драгоценные перстни, и изящно инкрустированные кинжалы. Вопреки тому, что турки издавна подкупали кавказских князей золотом, солью, порохом и оружием, Кучук-бей отказался от даров и отказался сдавать крепость.


Сразу после этого началось формирование военного отряда для взятия Поти и Фаш-Кале штурмом. Под начальством генерала Орбелиани встали девять рот Белевского пехотного полка, две роты Кабардинского полка и одна 9-го егерского полка при 50-ти казаках и пяти орудиях. В начале августа отряд выступил к Поти.

У стен турецкой Фаш-Кале


В августе 1809-го года русская военная экспедиция Орбелиани прибыла в Поти. На рассвете 13-го августа русские воины ринулись на штурм форштадта вокруг крепости. Штурм оказался стремительным. Гарнизон крепостного форштадта был разбит наголову. Однако, 34 турецких орудия остановили наши войска прямо у стен крепости.

Не имея осадной артиллерии и несколько недооценив оборонительную мощь крепости, Орбелиани взял Фаш-Кале в осаду, расположив батареей имеющиеся орудия в бывшем крепостном форштадте. Но Кучук-бей, уверенный в турецких силах и союзниках на Кавказе, капитулировать не спешил. Таким образом, осада затянулась, но вскоре на выручку турецкому паше начали прибывать отряды имеретинцев, посланные беглым царём Соломоном. Однако, какого-либо влияния эти силы оказать не смогли. Все попытки имеретинцев прорваться к крепости были сорваны, и протурецкие силы грузин быстро редели. Но блокада потийского гарнизона продолжалась, поэтому Тормасов принял решение послать к стенам крепости подкрепление.


Царь Соломон II


Тем временем новость об осаде турецкого гарнизона Поти дошла до Порты. Трапезундский сераскир Шериф-паша начал собирать силы для проведения десанта в район Поти и снятия осады с крепости. 30-го октября 1809-го года Шериф-паша с 20-тысячным (по другим данным 9-тысячным) войском десантировался южнее Поти за рекой Малтаква в районе современного одноимённого посёлка. Некоторые источники указывают, что десант совершила часть войска, а другая шла по суше.

Так или иначе, но положение Орбелиани стало критическим. Превосходящие турецкие силы с одной стороны, мощная неприятельская крепость с другой стороны, и всё это на враждебной территории в ожидании как Соломон и его имеретинцы, неоднократно битые, решатся воссоединиться с турками для нанесения решающего удара. Выбор казался очевидным – снять осаду и увести войска. Но Орбелиани принял иное решение.

Неожиданная битва


Генерал имел связь с гурийской, абхазской и мегрельской (мингрельской) милицией (иррегулярные воинские формирования), опасавшейся, что турки, как и в предыдущие годы, опустошат Кавказ. Часть их должна была внести сумятицу в ряды турок атаками с тыла, а другая их часть оказать содействие русскому авангарду. На большее Орбелиани не рассчитывал, т.к. в то время данные формирования дисциплиной и умением не славились, но в сражении при Поти генерал их недооценил.

2 ноября Орбелиани, оставив у турецкой крепости достаточные силы для продолжения осады, выступил всеми имеющимися войсками и артиллерией в сторону сераскира Шериф-паши. Вскоре передовые отряды сообщили Орбелиани, что гурийская милиция при всей её малочисленности уже завязала тяжёлый бой с турками. Командующий решил, что самое время обрушиться на неприятеля всеми силами. Вместе с абхазами и мегрельцами русские войска быстро форсировали реку Малтаква и атаковали турецкий лагерь. Авангардом были две роты Кабардинского полка под руководством майора Тамаза Мамуковича Орбелиани, а также абхазская и мегрельская конница. Первой командовал Манучар Чачба-Шервашидзе, второй – Николай Дадиани.


Окрестности Поти. Берег реки Риони (Фазис)


Первые ряды турок были сломлены почти мгновенно. Турецкий лагерь, как оказалось, совершенно не ожидал нападения, поэтому быстро погрузился в хаос. Началось отступление скорее похожее на бегство. Гонимые русскими войсками турки были оттеснены к берегу реки Григолети, где их отряды уже вели бой с гурийцами. Таким образом, тысячи солдат Шериф-паши оказались в ловушке прижатыми к морю, как и сам сераскир. Ближе к вечеру, когда часть турецкого войска уже разбежалась по окрестным лесам или была взята в плен, сераскир с оставшимися людьми бросился к лодкам. Эта запоздалая «эвакуация» обернулась для осман трагедией. Русский генерал и историк Василий Потто описывал те события следующим образом:

«Неприятель отброшен был к морю и так торопился сесть на суда и скорее отплыть от берега, что люди, успевшие захватить в них место, рубили руки своим товарищам, хватавшимся за борт, из опасения, чтобы они не затопили лодок. Оставшиеся на берегу пытались было защищаться, но скоро были рассеяны штыками кабардинцев».


В итоге, только убитыми в бою турки потеряли свыше тысячи человек, не считая тех, кто утонул в море, был утянут рекой или сгинул в болотах. Около полутысячи осман попали в плен, их к тому же ещё долго отлавливали в местных лесах. Общие потери русских войск и отрядов милиции составили 70 человек убитыми и свыше 200 ранеными. Во время боя были захвачены одно орудие и свыше 20 турецких знамён. К сожалению, большая часть трофейных регалий были разорваны на месте кавказской милицией, просто не понимавшей важность знамён. Только семь из них были сохранены стараниями русских офицеров.

Падение Поти


Теперь в положении полной безнадёжности оказался потийский паша Кучук-бей. К тому же вскоре разнеслась весть, что на подходе подкрепление, обещанное Тормасовым. Подкрепление состояло из двух батальонов Кавказского полка под предводительством полковника Фёдора Филипповича Симановича.


Потийская башня


14-го ноября лишившийся поддержки турок Кучук-бей заявил о готовности сдать крепость при условии, что ему и его оставшимся в живых людям будет дозволено уехать в Порту. Генерал Орбелиани согласился на подобные условия. 15-го ноября русские войска вошли в турецкую крепость. В качестве трофеев им достались все 34 орудия и многочисленные припасы. Сам же Кучук-бей удалился в Турцию, как и было условлено.

Генерал Орбелиани за взятие Поти был награждён орденом св. Анны I степени и золотой шпагой с бриллиантами с надписью «За храбрость». Последствия захвата потийской крепости в итоге сказались на всём Западном Кавказе и побережье Чёрного моря. Османская империя лишилась стратегически важного пункта, позволявшего контролировать целый регион черноморского побережья и вести торговлю, в том числе и рабами. Вместе с падением крепости пала и вера в могущество Порты протурецки настроенных местных князей.

Беглый глава Имеретии Соломон, потерявший мощного союзника и морской коридор связи с турками, постепенно лишался и своих соратников. Уже в следующем году его захватят в плен, но чудом ему удастся бежать. Однако, он к тому времени полностью утратил своё прежнее влияние. Соломон найдёт укрытие у турок в Трапезунде, но как бы он ни призывал осман помочь ему вернуть трон, его уже никто не слушал. В 1815-м году он умер.
Ctrl Enter

Заметили ошЫбку Выделите текст и нажмите Ctrl+Enter

7 комментариев
Информация
Уважаемый читатель, чтобы оставлять комментарии к публикации, необходимо зарегистрироваться.

Уже зарегистрированы? Войти