«Умрем, а не сдадимся!» Битва за Петропавловск

165 лет назад произошла битва за Петропавловск. 1 и 5 сентября 1854 года русские солдаты и матросы отразили два штурма превосходящих сил объединённой англо-французской эскадры с отрядом морской пехоты на борту.

«Умрем, а не сдадимся!» Битва за Петропавловск

Оборона Петропавловска. Картина А. П. Боголюбова



Общая ситуация на Дальнем Востоке


Британия строила глобальную империю. Поэтому в сферу её интересов входили и северная часть Тихого океана, Дальний Восток. Но для достижения полного доминирования в Азиатско-Тихоокеанском регионе необходимо было разгромить Российскую империю. Русским принадлежала значительная часть Дальнего Востока, Камчатка и Русская Америка.

К сожалению, в Петербурге преобладал европоцентризм. Практически всё внимание и силы России были сконцентрированы на европейских делах. Развитие восточных областей происходило в основном благодаря подвижничеству, личному вкладу ряда исследователей, промышленников и государственных деятелей. Десятки лет мира не были использованы для развития русского Дальнего Востока, его активного заселения, создания там промышленного потенциала, сильных военных баз, способных защитить наши владения и создать потенциал для дальнейшего расширения. Так, в это время русские имели все возможности для расширения своей сферы влияния в Азиатско-Тихоокеанском регионе (Америка, Корея и т. д.).

Неудивительно, что Восточная (Крымская) война стала серьёзным вызовом для Российской империи. Возникла угроза потери части восточных владений. Британцы попытались оттеснить русских внутрь континента. В 1840 – 1842 гг. британцы легко разгромили Китай в Первой опиумной войне. Огромная китайская цивилизация становилась полуколонией Запада. Теперь, по мнению Англии, пришло время «поставить на место» и русских, выбросить их с Дальнего Востока. Русские тихоокеанские владения оказались под угрозой. Уже в преддверии войны британцы проводили разведку. В Петропавловск заходили английские суда.

Наиболее дальновидные русские деятели видели эту угрозу. В 1847 году генерал-губернатором Восточной Сибири был назначен граф Николай Муравьёв. Он обратил внимание на растущую угрозу нападения иностранцев, в первую очередь англичан, на Приамурье и Камчатку. Муравьёв (Муравьёв-Амурский) сыграл выдающуюся роль в развитии Дальнего Востока. Граф присоединил к империи устье Амура, по его инициативе создавали новые поселения. По его просьбе Николай Первый разрешил произвести по Амуру сплав войска. Весной 1854 г. произошёл первый сплав войск, год спустя — второй. Вместе с войсками прибыли и первые поселенцы. Это было сделано буквально в последний момент. Русское присутствие на Дальнем Востоке было усилено.

В 1848 году Муравьёв решил укрепить оборону Петропавловска. Летом 1849 года генерал-губернатор на транспорте «Иртыш» прибыл в Петропавловский порт. Муравьёв осмотрел местность и наметил места для сооружения новых батарей. Он предложил поставить батареи на Сигнальном мысе, на Петропавловской косе и у озера Култушного. Муравьёв в письме министру внутренних дел Перовскому отмечал, что Авачинскую губу необходимо укрепить, так как её может захватить даже слабый вражеский флот.


Контр-адмирал Василий Степанович Завойко. Источник: https://ru.wikipedia.org


Завойко. Подготовка к обороне


Муравьёв назначил нового губернатора Камчатки. Им стал энергичный управленец, генерал-майор Василий Завойко. Он имел за плечами опыт службы на Черноморском и Балтийском флоте, храбро сражался в Наваринском морском сражении. В 1830- е годы совершил два кругосветных путешествия на транспорте «Амур» из Кронштадта на Камчатку и судне Русско-Американской компании (РАК) «Николай» из Кронштадта в Русскую Америку. Служил в РАК, был начальником Охотской фактории, в 1840-х годах Завойко обследовал всё восточное побережье Охотского моря и Шангарские острова, устроил Аянский порт.

Завойко принял активные меры по развитию Камчатки, её обороны. Охотскую мастеровую роту и Петропавловскую роту объединили в 46-й флотский экипаж. В Петропавловск переводят Охотское штурманское училище, ставшее Петропавловским морским училищем. На Нижнекамчатской верфи строят шхуну «Анадырь», ботов «Камчадал» и «Алеут». Значительно вырос город: если в Петропавловском порту в 1848 году было всего 370 жителей, то в 1854 году — уже 1 594. В Петропавловске до начала войны построили несколько десятков различных новых зданий, реконструировали портовые сооружения.

В конце мая 1854 г. Петропавловск был извещён о начале войны. Завойко выразил готовность «драться до последней капли крови». Однако порт имел кране слабые оборонительные возможности: гарнизон составлял всего 231 человек при нескольких старых пушках. Губернатор запросил подкреплений и орудия, и стал готовить батареи в надежде на скорое прибытие орудий. Из добровольцев были сформированы стрелковые и пожарные подразделения. К счастью для защитников города, в июле прибыло нежданное подкрепление. В порт, завершив путешествие, зашел 58-пушечный фрегат «Аврора» под командованием капитан-лейтенанта Ивана Николаевича Изыльметьева. Фрегат направлялся для усиления Тихоокеанской эскадры вице-адмирала Путятина. Из-за цинги, поразившей большую часть экипажа, и нехватки питьевой воды корабль зашёл в Петропавловский порт. Узнав об угрозе нападения, Изыльметьев дал согласие остаться в Петропавловске.

Прибытие фрегата значительно усилило оборону порта: часть экипажа перевели на берег и создали резерв гарнизона, половину орудий сняли для береговых батарей. Также 24 июля (5 августа) 1854 года в Петропавловск прибыло долгожданное подкрепление: военный транспорт «Двина». Корабль привёз 350 солдат Сибирского линейного батальона под началом капитана А. П. Арбузова, 2 бомбические пушки двухпудового калибра и 14 пушек 36-фунтового калибра. Также прибыл военный инженер поручик Константин Мровинский. Он возглавил сооружение береговых укреплений. Таким образом, Петропавловский гарнизон вырос до 1 тыс. человек (треть – на кораблях, треть – на береговых укреплениях и часть в резерве). С учётом нескольких десятков добровольцев гарнизон насчитывал свыше 1 тыс. бойцов.


В подготовке обороны участвовало почти всё население города и его окрестностей – около 1600 человек. Работы по сооружению семи батарей велись круглые сутки почти два месяца. Люди готовили площадки под орудия, снимали с кораблей пушки и боеприпасы, перетаскивали и устанавливали их. Корабли были поставлены на якоря левыми бортами к выходу из гавани, пушки с правых бортов сняли для береговых батарей. Вход в гавань закрыли плавучими заграждениями (бонами). Батареи защищали порт подковой. В левой части, на скалах мыса Сигнальный была расположена батарея № 1 («Сигнальная»): 64 человека, 2 мортиры и 3 6-фунтовых орудия под началом лейтенанта Гаврилова. Она защищала вход на внутренний рейд. Также на левом фланге, на перешейке между Сигнальной сопкой и Никольской сопкой была расположена батарея № 3 («Перешеечная»): 51 человек и 5 24-фунтовых орудий. У северного конца Никольской сопки, на самом берегу построили батарею № 7, чтобы отразить возможный вражеский десант с тыла. Здесь было 49 человек при 5 24-фунтовых орудиях. Ещё одна батарея была сооружены на сгибе воображаемой подковы, у Култушного озера: батарея № 6 («Озёрная»), 34 человека, 6 6-фунтовых орудий, 4 18-фунтовых орудия. Она держала под прицелом дефиле и дорогу между Никольской сопкой и Култушным озером, на тот случай, если бы враг смог захватить батарею № 7. Затем шла портовая батарея № 5, которая гарнизона не имела и в бою не участвовала (несколько малых 3-фунтовых пушек); батарея № 2 («Кошечная»): 127 человек, 9 36-фунтовых орудий, одно 24-фунтовое орудие; батарея № 4 («Кладбищенская»): 24 человека и 3 24-фунтовых орудия.



Сражение. Первый штурм


16 (28) августа 1854 г. вражеская эскадра под началом контр-адмиралов Дэвида Прайса и Огюста Фебврье-Деспуанта появилась у Петропавловска. Её состав входили: британские 52-пушечный фрегат «Президент», 44-пушечный фрегат «Пайк», пароход «Вираго» вооруженный 6 бомбическими орудиями; французские 60-пушечный фрегат «Форт», 32-пушечный фрегат «Евридика», 18-пушечный бриг «Облигадо». Личный состав эскадры насчитывал 2,7 тыс. человек (2,2 тыс. человек — экипажи кораблей, 500 человек — морские пехотинцы). На вооружении эскадры было свыше 210 орудий.

Западники провели разведку с помощью парохода «Вираго» и обнаружили, что внезапного нападения не получилось, что у русских есть береговые батареи и два корабля. Это серьёзно осложняло ситуацию. Англо-французская эскадра не имела возможностей для прорыва сильной обороны. В частности, английские корабли имели на вооружении в основном короткоствольные карронады, плохо приспособленные для борьбы с береговыми укреплениями. Кроме того, англо-французская эскадра упустила возможности по перехвату «Авроры» и «Двины», появление которых сильно укрепило оборону Петропавловска. Это сильно удручило союзников, которые готовились к «лёгкой прогулке» по захвату русского порта, который почти не был защищен.


Пароход «Вираго»


18 (30) августа 1854 г. союзные корабли вошли в Авачинскую бухту и произвели несколько выстрелов, русские ответили. Вскоре союзники прекратили стрельбу, на этом все закончилось. Русский гарнизон ждал, что на следующий день противник пойдёт в решительную атаку, но её не последовало. Дело было в неожиданной смерти британского командующего – контр-адмирала Прайса (это был опытный и храбрый командир, который прошёл путь от юнги до командующего Тихоокеанской эскадрой). Действительно, вечером 30 августа союзное командование провело совещание и приняло план атаки: уничтожение корабельным огнем батарей № 1 и 4, вхождение в гавань и подавление батареи № 2, русских кораблей, и высадка десанта для захвата города. 31 августа союзный флот начал движение, но затем внезапно остановился и вернулся на исходные позиции. Английский адмирал погиб при загадочных обстоятельствах. По официальной версии – из-за ошибки в обращении с пистолетом (застрелился). Эта таинственная смерть стала своего рода дурным предзнаменованием для всей западной эскадры.

Командование возглавил французский контр-адмирал Деспуант (де Пуант). Он не стал менять план наступления. После первой заминки союзная эскадра двинулась к Петропавловску и произвела разведку боем. Союзники произвели обстрел батарей № 1 и 2). Перестрелка завершилась к вечеру. Утром 20 августа (1 сентября) 1854 года западная эскадра двинулась на решительный штурм. Англичане и французский фрегат «Форт» вели огонь по передовым батареям (№ 1, 4 и 2), французы обстреливали батарею № 3, стараясь отвлечь внимание на себя. Также французские корабли «Облигадо» и «Эвредика» вели перекидной огонь через Никольскую сопку, пытаясь попасть в русские корабли.

Самый сильный удар пришёлся на «Сигнальную» батарею, где был и сам русский командующий Завойко. На неё обрушился огонь около 80 орудий (три левых борта). Западные корабли, несмотря на упорное сопротивление, смогли подавить батареи №№ 1 и 4. Орудия пришлось оставить, платформы засыпали, станки перебили. Командир четвертой батареи мичман Попов отвел своих людей к батарее № 2. Таким образом, союзники решили первую задачу – сбили «внешний замок». Однако они не смогли подавить батарею № 2 и нанести повреждения «Авроре» и «Двине».

Затем союзники высадили десант (600 человек) у батареи № 4. Однако почти сразу их восторг погас. Британцы обстреляли на берегу своих союзников французов (т. н. «дружественный огонь»). По французским десантникам открыли огонь русские корабли. По приказу Завойко была организована контратака. В бой пошли матросы резерва и добровольцы. Всего в отряде было около 130 бойцов. Их возглавили мичманы Фесун, Михайлов, Попов и поручик Губарев. Русские пошли в штыки. Однако французы боя не приняли, хотя имели значительное численное превосходство, сели на шлюпки и бежали на свои корабли. Целый батальон бежал перед сборной ротой.

Тем временем «Кошечная» батарея под началом лейтенанта Дмитрия Максутова продолжала вести бой с вражескими кораблями. Бой продолжался до 6 часов вечера. Западники так и не смогли подавить батарею Максутова. На этом бой закончился. Англо-французская эскадра вернулась на позиции у входа в бухту. Русские отбили первую атаку.

Русские ждали, что на следующий день враг, который разрушил передовые батареи, несомненно, снова атакует. Завойко посетил «Аврору» и сообщил морякам, что теперь стоит ждать решительной атаки на фрегат, который стоит на пути в порт. Русские моряки ответили как один: «Умрем, а не сдадимся!»


Источник: https://dic.academic.ru


Второй штурм и эвакуация


Союзники медлили, до 24 августа (5 сентября) 1854 г. устраняли повреждения на кораблях, готовились к новому штурму. Англо-французское командование приняло новый план атаки: теперь главный удар пришёлся на батареи № 3 и 7. Здесь огонь вели самые мощные корабли — «Президент» и «Форт», пароход «Вираго». Другие корабли демонстративно атаковали как и раньше батареи № 1 и 4 (они были восстановлены русскими). Здесь союзники имитировали первый штурм, показывая что план атаки прежний. Позднее фрегаты «Пайк» и «Евридика» присоединились к главным силам.

Таким образом, союзная эскадра имела здесь сначала 118 орудий, а затем 194, против 10 русских пушек. Так, пять орудий «Перешеечной» батареи под началом лейтенанта Александра Максутова (он получил смертельное ранение в этой схватке) вели смертельную дуэль с 60-пушечным фрегатом «Форт». Залп каждого борта французского фрегата была равен 30 пушкам. Как вспоминал мичман Фесун, весь перешеек совершенно изрыт, не было аршина земли, куда не попало бы ядро. При этом русские канониры в начале успешно отвечали: неприятельский фрегат получил серьёзные повреждения. После трехчасового боя вражеские корабли подавили русские батареи. Орудия были повреждены, половина гарнизонов батарей была перебита, оставшиеся артиллеристы вынуждены были отойти. После боя батарея № 3 получила название «Смертельная», так как она была слабо прикрыта бруствером и её гарнизон понёс большие потери.

Англо-французская эскадра высадила два десанта: первый у батареи № 3 – около 250 человек, и второй у батареи № 7 – 700 десантников. Западники планировали подняться на Никольскую сопку и с ходу захватить порт. Часть сил была выделена на захват батареи № 6, чтобы затем атаковать город со стороны Култушного озера. Однако «Озёрная» батарея № 6 несколькими выстрелами картечью отогнала врага. Англо-французский десант отступил к Никольской сопке, откуда собирался атаковать город. Здесь было сосредоточено около 1 тыс. человек. Русский командующий Завойко не стал ждать вражеского удара, собрал все возможные силы и ответил яростной контратакой. Русский отряд насчитывал около 350 человек (солдаты, матросы и горожане), наступал несколькими отдельными партиями и вверх по склону.

Русские группами по 30-40 бойцов под началом лейтенанта Ангудинова, мичмана Михайлова, поручика Губарева и др. командиров поднимались на высоты под вражеским огнем. Русские воины совершили очередное чудо. Русский штыковой бой западники не выдержали и побежали. Причем, как вспоминал Фесун, бегство «самое беспорядочное, и, гонимое каким-то особенным паническим страхом». Часть англичан и французов бежала к обрыву, который выходил к морю, прыгала с огромной высоты и покалечилась. Корабельным огнем поддержать десант не удалось. Русские заняли высоты и обстреливали отступающего врага. В итоге остатки десанта бежали на корабли. При этом союзники проявили большое мужество при вывозе своих убитых и раненых.

Таким образом, второй штурм завершился полным провалом для союзников, несмотря на первоначальный успех – подавление батарей № 3 и 7, и блестящей победой русских. Англо-французские силы не смогли использовать превосходство в артиллерии и живой силе. Русский боевой дух компенсировал нехватку сил и принёс героическому Петропавловскому гарнизону победу. Союзники потеряли в этом бою около 400 человек убитыми, 150 ранеными и 4 пленными. Русские потери – 34 человека. За все время сражения русские потеряли свыше 100 человек, потери союзников неизвестны.

После двухдневного затишья союзная эскадра, не решившись продолжить сражение, убралась восвояси. Известие о этой победе дошло до столицы через четыре месяца и стало «лучом света», который прорвал мрачные тучи неудач на главном фронте в Крыму. В то же время было очевидно, что союзники соберут более мощную эскадру и вернутся к Петропавловску. Возможностей для усиления обороны порта не было. Поэтому Завойко приказали ликвидировать город и перебраться на Амур. Город разобрали буквально по бревнышку, часть вещей погрузили на корабли (фрегат «Аврора», корвет, три транспорта и бот), часть спрятали. Эвакуация прошла в мае 1855 г. буквально под носом у англо-французского флота. 8 (20) мая 1855 года в Авачинскую губу зашёл англо-французский флот (9 английских и 5 французских кораблей). Но место теперь было непригодным для обитания, и союзники ушли. А эскадра Завойко успешно поднялась вверх по течению Амура и за два месяца возвела новый город-порт Николаевск.


Памятник «Смертельной» батарее Максутова на Никольской сопке
Ctrl Enter

Заметили ошЫбку Выделите текст и нажмите Ctrl+Enter

25 комментариев
Информация
Уважаемый читатель, чтобы оставлять комментарии к публикации, необходимо зарегистрироваться.

Уже зарегистрированы? Войти