Английское начало Второй мировой войны

Перед нападением фашистской Германии на Польшу 1 сентября 1939 года, в августе того же года было подписано два важных международных документа. 23 августа Германия и СССР заключили договор о мире, или пакт Молотова — Риббентропа, 25 августа Польша и Великобритания заключили военный договор о взаимопомощи, который был логическим завершением Соглашения о взаимопомощи Польши и Великобритании от 6 апреля 1939 года.




17 сентября 1939


После нападения Германии 1 сентября на Польшу выяснилось, что Англия не собиралась выполнять свои обязательства по этому договору перед Польшей, ограничившись вместе с Францией объявлением войны Германии 3 сентября и «странной войной» на западном фронте, а договор Молотова — Риббентропа имел «секретный протокол» относительно Польши.

17 сентября 1939 года, после военного разгрома Польши Германией, Красная Армия заняла восточные районы Польши: Западную Украину и Западную Белоруссию в соответствии с «секретным протоколом». Англия и Франция с пониманием отнеслись тогда к вводу советских войск в восточную Польшу и войны СССР не объявили.

Уинстон Черчилль высказался о пакте Молотова – Риббентропа следующим образом:
«Тот факт, что такое соглашение оказалось возможным, знаменует всю глубину провала английской и французской политики и дипломатии за несколько лет. В пользу Советов нужно сказать, что Советскому Союзу было жизненно необходимо отодвинуть как можно дальше на запад исходные позиции германской армии… Им нужно было силой или обманом оккупировать прибалтийские государства и большую часть Польши, прежде чем на них нападут. Если их политика и была холодно-расчётливой, то она была также в тот момент в высокой степени реалистичной».


Совсем не то видим мы сегодня: новопилсудская Польша объявляет 17 сентября 1939 года датой нападения СССР на Польшу в соответствии с договором Молотова – Риббентропа. Секретный протокол к этому договору, деливший Польшу на сферы влияния, сейчас выставляется неким обвинительным актом, однако в 30-х годах прошлого века секретные протоколы или договорённости были обычной практикой европейских, напомним, колониальных «демократий», перед разделом своих жертв. Мюнхенский мирный договор 1938 года Англии и Франции с Гитлером закончился расчленением и полным поглощением Чехословакии Германией и Польшей, чего он как бы не предусматривал. А было ещё и предательство «демократическим» Западом Югославии, был аншлюс Австрии, война в Испании…

О чём помалкивает сегодня "мировая история"


Сталинский СССР в 30-х годах прошлого века никаких обязательств перед Польшей маршала Пилсудского не имел. Хотя 25 июля 1932 между Польшей и СССР был заключён договор о ненападении, отношения были даже не холодные, а враждебные. 26 января 1934 года Польша первой из европейских стран подписала договор о ненападении с Германией: пакт Пилсудского – Гитлера. Многие историки утверждают, что он имел свой «секретный протокол», в котором стороны договаривались о совместном походе на СССР; его не могут найти, а Польша всё отрицает.

Однако некоторые документы польского генштаба 30-х годов свидетельствуют, что Польша при Пилсудском вынашивала планы совместного с Гитлером похода на СССР. Гитлер и Пилсудский были большие идейные единомышленники, Гитлер отслужил заупокойную мессу по Пилсудскому после его смерти 12 мая 1935 года, после разгрома Польши Гитлер выставил почётный караул у могилы Пилсудского в Кракове и заявил, что, если бы Пилсудский был жив, немецко-польской войны не было.

Вообще-то, с Польшей поступили тогда как с Чехословакией, в разделе которой приняла участие сама Польша. Время было такое. Американский сенатор Гарри Трумэн 24 июня 1941 года в «Нью-Йорк таймс» высказался цинично, но честно:
«Если мы увидим, что войну выигрывает Германия, нам следует помогать России, если Россия, нам следует помогать Германии, и пусть они как можно больше убивают друг друга. Хотя мне не хочется ни при каких обстоятельствах увидеть Гитлера в победителях».


Здесь нужно ещё понимать, чего стоит антигитлеровская ремарка Трумэна: «Будьте всегда искренни, даже если у вас на уме совсем другое». И сегодня мы слышим подобные публичные выказывания в американских СМИ.

В предвоенной Европе, надо признать, из этого трумэновского тезиса исходили все, и красная пролетарская Москва тоже хотела вооружённой заварушки среди «буржуазных демократий». Идейное и политическое противостояние и вражда колониальных, а совсем не «демократических», западных держав и сталинского интернационального СССР было антагонистическим, чем воспользовалась гитлеровская Германия.

Английское начало. Как в шахматах


После раздела Чехословакии Польша в начале 1939 года резко меняет свой прогерманский курс на проанглийский. Лондон предлагает Варшаве военные гарантии и между сторонами начинаются интенсивные переговоры по заключению военного союза, который и был заключён 25 августа 1939 года. Почему Варшава клюнула на этот чисто английский обман? Здесь можно долго рассуждать, но ведь и сегодня западные страны легко клюнули на английский «скрипалиный» обман.


Англо-польский военный договор, также с «секретным протоколом», и послужил для Гитлера непосредственной причиной для нападения на Польшу — как предавшую прогерманский курс Пилсудского. Провокация на польско-германской границе была сфабрикованным поводом, что является обычной практикой западных «демократий», вспомним хотя бы Тонкинскую провокацию США во Вьетнамской войне и американскую «пробирку» в ООН Колина Пауэлла.

Москву почему-то не приглашают в англо-польский военный союз, а значит, он объективно угрожает и СССР. На таком фоне Берлин неожиданно предлагает Москве заключить пакт о ненападении. У Сталина нет выбора, если он не хочет получить объединённый европейский фронт вместе с Гитлером против СССР. Все европейские «демократии» уже заключили тогда мирные договора с фашистской Германией.

Мы оставляем историкам вопрос: почему Польша в 1939 году отказалась от прогерманского курса Пилсудского? Возможно, Британия сделала Польше более выгодное предложение. И сегодня польские эксперты вроде хорошо известного нам Корейбы сообщают, что Польша всегда последует за более выгодным предложением, то есть всегда хорошо продаётся. Сегодня самые выгодные предложения Варшаве делает Вашингтон…

Подводя итоги англо-польскому началу Второй мировой войны, хотя есть и другие точки отсчёта, заметим, что пактом Молотова — Риббентропа Москве удалось расколоть западный фронт против СССР. В конце концов образовалась антигитлеровская коалиция Англии, США и СССР. Однако она образовалась по Гарри Трумэну: западные державы были уверены в конце 1941 года в скором разгроме СССР и стали помогать слабейшему своему врагу, чтобы Германия и СССР убивали друг друга как можно больше.

Противоречия антигитлеровской коалиции


Америка вступает в мировую войну только после нападения Японии 7 декабря 1941 года, до конца 1941 года США являются «невоюющим союзником». Антигитлеровская коалиция формально учреждается 1 января 1942 года, но Второй фронт в Европе открывается западными союзниками только 6 июня 1944 года — перед очевидным падением фашистской Германии под ударами Красной Армии.

Более того, США и Британия вынашивали планы сепаратного мира с Германией после устранения Гитлера, на которого офицеры вермахта, как утверждают некоторые источники, совершили до 40 покушений, но все они были неудачными. Самое громкое покушение было совершено 20 июня 1944 года, когда генералы-заговорщики пронесли бомбу на совещание с Гитлером, она взорвалась, но массивный дубовый стол принял на себя ударную волну и все осколки, Гитлер отделался контузией. План немецких генералов по устранению Гитлера ставил своей целью заключение сепаратного мира с Англией и США, уже высадившихся в Нормандии, и продолжение войны с СССР, и есть основания считать, что он был согласован с нашими западными союзниками.

Это подтверждается тем, что в победном 1945 году, сразу после победы над Германией, британский премьер Уинстон Черчилль вынашивает операцию «Немыслимое» по войне с СССР с привлечением сдавшихся англо-американским союзникам немецких войск. Это была последняя попытка создать объединённый западный фронт против СССР, она провалилась, но из неё родилась после фултоновской речи того же Черчилля «холодная война» Запада против СССР при президенте США Гарри Трумэне.

Наш недруг Збигнев Бжезинский, американский аналитик польского происхождения, тем не менее признавал:
«Парадоксально, что разгром нацистской Германии повысил статус Америки, хотя она не сыграла решающей роли в военной победе над гитлеризмом. Заслуга достижения этой победы должна быть признана за сталинским Советским Союзом, одиозным противником Гитлера».


Но сегодняшняя Польша уже не знает этого своего американского пророка.

Новоиспечённый британский премьер-министр Борис Джонсон не знает трудов Уинстона Черчилля и высказывается по поводу отмечаемой в Польше 80-й годовщины 1 сентября 1939 года: «Польша оказалась между фашистским молотом и коммунистической наковальней». Но тогда она оказалась там благодаря предательству Польши Британией и Францией в их фальшивой «странной войне» против Гитлера, объявленной 3 сентября 1939 года. Эту дату по праву можно назвать международным «днём предательства».

Советская историография, да и сегодняшняя, из своего нелепого желания «не нагнетать» и «закруглять острые углы истории» напирает на то, что пакт Молотова — Риббентропа давал СССР передышку перед войной, отодвигал границы, совсем по Черчиллю. Но это является только частью правды, другой важной её частью является то, что этот пакт делал невозможным союз фашистской Германии с Британией и США и образование ими общего фронта против СССР. На это, между прочим, намекает сам Черчилль:
«Тот факт, что такое соглашение оказалось возможным, знаменует всю глубину провала английской и французской политики и дипломатии за несколько лет».
Автор:
Виктор Каменев
Использованы фотографии:
commons.wikimedia.org
Ctrl Enter

Заметили ошЫбку Выделите текст и нажмите Ctrl+Enter

82 комментария
Информация
Уважаемый читатель, чтобы оставлять комментарии к публикации, необходимо зарегистрироваться.

Уже зарегистрированы? Войти