Польский хищник. Почему Москва видела в Варшаве угрозу накануне мировой войны

Польша рассматривалась советскими военными в качестве одной из основных угроз СССР перед Второй мировой войной, об этом сообщают уникальные рассекреченные архивные материалы, опубликованные Министерством обороны РФ.

Польский хищник. Почему Москва видела в Варшаве угрозу накануне мировой войны

Колонна польских артиллеристов с 105-мм пушками Шнейдера образца 1913 года совершает марш по проселочной дороге. 1939 г.



Минобороны на своем сайте открыло новый мультимедийный портал «Хрупкий мир на пороге войны», который посвящен ситуации преддверия и начального периода Второй мировой войны. В числе обнародованных документов — служебная записка начальника Генерального штаба РККА Бориса Шапошникова народному комиссару обороны СССР Клименту Ворошилову от 24 марта 1938 года. В документе отмечается угроза возможности войны на Западном фронте против Германии и Польши, а также Италии, с возможным присоединением лимитрофов (Финляндии, Эстонии, Латвии и Румынии). На Востоке отмечалась угроза со стороны Японии.

Доклад Шапошникова


Начальник Генштаба Красной Армии Шапошников отмечал, что складывающаяся политическая обстановка в Европе и на Дальнем Востоке «как наиболее вероятных противников СССР выдвигает фашистский блок — Германию, Италию, поддерживаемых Японией и Польшей». Эти страны ставят своей политической целью доведение отношений с Советским Союзом до вооруженного столкновения.

Однако в данное время Германия и Италия ещё не обеспечили себе спокойный тыл в Европе, а Япония связана войной в Китае. «Польша находится в орбите фашистского блока, пытаясь сохранить видимую самостоятельность своей внешней политики», — пишет Шапошников. Колеблющаяся позиция Англии и Франции позволяет фашистскому блоку договориться с западными демократиями в случае его войны с СССР и направить против Союза большую часть сил. Эта же политика Англии и Франции определяет позицию Финляндии, Эстонии, Латвии, Румынии, а также Турции и Болгарии. Возможно, что эти государства сохранят нейтралитет, выжидая результата первых сражений, что не исключает возможности их прямого участия в войне на стороне фашистского блока. Литва же будет оккупирована немцами и поляками в первые же дни войны. Турция и Болгария, даже сохраняя нейтралитет, позволят флотам Германии и Италии действовать в Чёрном море. Турция, возможно, выступит против СССР на Кавказе.

На Дальнем Востоке Япония, с одной стороны, ослаблена использованием людских и материальных ресурсов в войне с Китаем и использованием части дивизий для контроля оккупированных территорий. С другой стороны, Японская империя имеет отмобилизованную уже армию, которую она спокойно, без помех перебросила на материк. При этом японцы продолжают усиленно вооружаться. Поэтому в случае войны в Европе (нападения фашистского блока на СССР) Япония может напасть на СССР, так как это будет самый благоприятный момент для Токио. В дальнейшем такой благоприятной ситуации на Дальнем Востоке уже не будет.

Таким образом, начальник Генштаба СССР Шапошников сделал вполне верный расклад будущей мировой войны. Советскому Союзу надо было готовиться к войне на два фронта – в Европе и на Дальнем Востоке. В Европе главная угроза исходила от Германии и Польши, частично Италии и государств-лимитрофов, на Дальнем Востоке – со стороны Японской империи.

По данным советского Генштаба, Германия могла выставить 106 пехотных, кавалерийских и моторизованных дивизий, Польша – 65 пехотных дивизий, 16 кавалерийских бригад. Вместе – 161 пехотную дивизию, 13 кавалерийских и 5 моторизованных дивизий. Часть сил Германия оставляла на границах с Францией и Чехословакией, и Польша на границе с Чехословакией. Однако основные силы и средства направлялись на войну с СССР: 110-120 пехотных и 12 кавалерийских дивизий, 5400 танков и танкеток, 3700 самолетов. Также против СССР могли выступить Финляндия, Эстония и Латвия – 20 пехотных дивизий, 80 танков и свыше 400 самолетов, Румыния – до 35 пехотных дивизий, 200 танков и свыше 600 самолетов. На Дальнем Востоке Япония, продолжая вести войну в Китае, могла выставить против СССР свои главные силы (оставив для ведения войны в Китае и для оккупации занятых территорий 10-15 дивизий), то есть от 27 до 33 пехотных дивизий, 4 бригады, 1400 танков и 1000 самолетов (без морской авиации).

Генштаб дал анализ возможного развертывания противника. На Западном фронте Германия и Польша могли сосредоточить свои главные силы к северу или югу от Полесья. Этот вопрос был связан с положением в Европе и смогут ли немцы и поляки договориться в украинском вопросе (в итоге не договорились, и Германия «съела» Польшу). Литву немцы и поляки оккупировали. Латвию, Эстонию и Финляндию немцы использовали для наступления на северном стратегическом на правлении. Германские войска на севере, и армии прибалтийских государств использовались для концентрического удара на Ленинград и отрезание Ленинградской области от остальной территории СССР. В Северном море возможны крейсерские действия германского флота и блокада с помощью подводного флота Мурманска и Архангельска. На Балтике немцы постараются установить своё господство, как и на Чёрном море, при помощи итальянского флота.

На Дальнем Востоке, судя по строительству железных дорог, следует ожидать главного удара японской армии на Приморском и Иманском направлениях, а также на Благовещенск. Часть сил японцев будет наступать в Монголии. Коме того, при господстве сильного японского флота на море возможны частные операции по высадке десанта как на материк, так и на Камчатку и развитие операции по захвату всего Сахалина.

Польский хищник


Ныне создан миф о невинной польской жертве, пострадавшей от агрессии Третьего рейха и СССР. Однако в реальности ситуация была обратной. Вторая Речь Посполитая (Польская Республика в 1918-1939 гг.) сама была хищником. СССР воспринимают как великую державу, победителя Гитлера. Но в 1920-1930-е годы ситуация была иной. Польша победила Советскую Россию в войне 1919-1921 гг. Захватила западнорусские области. Также Варшава поживилась за счёт погибшего Второго рейха. Таким образом, по итогам Первой мировой войны Российская и Германская империя рухнули, резко ослабели в военном и экономическом отношении. Германию заставили ограничить свой военный потенциал до минимума. Польша стала самой сильной военной державой Восточной Европы.

Советский Союз, до предела ослабленный Гражданской войной и интервенцией, хозяйственной разрухой, всё это время вынужден был считаться с польской угрозой на своих западных рубежах. Ведь Варшава лелеяла планы создания «Великой Польши» от моря до моря – от Балтики до Чёрного моря, восстановления Речи Посполитой в границах до 1772 года, с захватом Литвы и советской Украинской республики.

При этом с 1920-х годов польские политики стали создавать на Западе имидж Польши как барьера на пути большевизма. Так, в 1921 г. был подписан договор о союзе с Францией. В это время в Варшаве надеялись, что Запад снова пойдёт «крестовым походом» против «красной» России, и Польша этим воспользуется, чтобы захватить Украину. Только позднее, когда в 1933 г. в Германии власть захватили нацисты, польские националисты увидели союзника уже в Гитлере. Польские паны теперь надеялись, что Гитлер нападет на Россию, а Польша воспользуется этой войной для реализации своих захватнических замыслов на востоке. Под этими планами были реальные основания – удалось же полякам поживиться за счёт Чехословакии, когда Гитлер смог убедить Англию и Францию дать ему возможность расчленить Чехословацкую республику.


Таким образом, польская верхушка не смогла дать в 20-30-е годы стране ни экономических, ни социальных реформ, ни процветания. При этом поляки проводили политику колонизации на землях оккупированной Западной Белоруссии, Галиции и Волыни. Самым действенным способом колонизации социального недовольства оставался образ врага – русских, большевиков. И самым действенным оставался старый лозунг: «От можа до можа» («от моря до моря»). Кроме того, у поляков были территориальные претензии и к другим соседям. Варшава желала захватить Данциг, который был населен немцами и несколько столетий принадлежал Пруссии, но волей Антанты стал «вольным городом». Поляки неоднократно устраивали военные и экономические провокации, чтобы спровоцировать решение данцигского вопроса. Польские политики открыто требовали дальнейшего расширения за счёт Германии – присоединение к Польше Восточной Пруссии и Силезии. Варшава считала Литву частью своей державы, имела территориальные претензии к Чехословакии.

Этим и объясняются вся внешняя политика Польши в эти годы и её странности, когда Варшава сама шла к самоубийству, отвергая все попытки Москвы найти общий язык, создать систему коллективной безопасности в Восточной Европе. В 1932 г. Польша заключила пакт о ненападении с СССР, в 1934 г. – с Германией. Но в документах не было ни слова о границах Польши. Варшава желала новой большой войны в Европе. Первая мировая война вернула Польше государственность, этнические польские земли и часть западнорусской территории (Западная Белоруссия и Украина). Теперь польская элита надеялась, что новая большая война подарит Польше новые территории, на которые она претендовала. Поэтому Польша в 1930-е годы всеми силами пыталась разжечь большую войну, была хищником желающим поживиться за чужой счёт, а не невинной овечкой. В сентябре 1939 г. Варшава пожала плоды своей агрессивной политики.

В силу своего военно-экономического потенциала Польша не могла стать главным агрессором в Европе, но Юзеф Пилсудский (глава Польши в 1926-1935 гг., фактически диктатор) был не хуже и не лучше, чем тот же Муссолини или Маннергейм в Италии и Финляндии. Муссолини мечтал о восстановлении Римской империи, сделать Средиземное море Итальянским, Маннергейм – о «Великой Финляндии» с русской Карелией, Кольским полуостровом, Ленинградской, Вологодской и Архангельской областями. Пилсудский и его наследники – о «Великой Польше», в основном за счёт русских земель. Вопрос только в том, что японцам, итальянцам и немцам поначалу удалось создать свои империи, а поляков остановили в самом начале. Поэтому польские паны решили из агрессоров записаться в жертвы.

В СССР же в 20-30-е годы хорошо знали о польской угрозе. Память об этом постепенно стерли только после победы 1945 года, когда поляки из врагов стали союзниками, а Польша стала частью социалистического лагеря. Тогда негласно решили не ворошить кровавое прошлое. Первые годы после Рижского мира 1921 г. польская граница была военной: там постоянно происходили стычки, гремели перестрелки. На территории Польши спокойно располагались различные белогвардейские и петлюровские бандформирования, которые при пособничестве польских военных периодически вторгались в советскую Белоруссию и Украину. Великолепно эта ситуация показана в советском художественном фильме «Государственная граница» 1980 – 1988 гг. (фильм второй) – «Мирное лето 21-го года». Здесь советский приграничный город атакуют переодетые в красноармейскую форму бандиты, за которыми стоит польская разведка и белоэмигранты.

Это заставляло Москву держать крупные военные силы на границе с Польшей, не считая войск НКВД и пограничников. Понятно, что поэтому в 20- и 30-е годы Польша и считалась в Москве вероятным противником. Это подтверждает и доклад Шапошникова от 24 марта 1938 г.


Части польского 10-го конно-стрелкового полка 10-й механизированной бригады готовятся к торжественному параду перед командиром полка по поводу окончания операции «Залужье» (оккупация чехословацких территорий). Источник: http://waralbum.ru
Ctrl Enter

Заметили ошЫбку Выделите текст и нажмите Ctrl+Enter

32 комментария
Информация
Уважаемый читатель, чтобы оставлять комментарии к публикации, необходимо зарегистрироваться.

Уже зарегистрированы? Войти