Харьковское сражение. Август 1943 года. Освобождение Харькова

После трех неудачных попыток освобождения Харькова, в январе и мае 1942 и феврале 1943 года, по результатам разгрома немцев на Курской дуге в августе 1943 была проведена Белгородско-Харьковская операция («Полководец Румянцев»), приведшая к окончательному освобождению Харькова. С советской стороны действовали войска Воронежского фронта под командованием Ватутина и Степного фронта под командованием Конева. Координацию действий фронтов осуществлял маршал Василевский.




Этой операции придавалось очень большое значение. В составе войск фронтов имелось три общевойсковые, две танковые и одна воздушная армии, две армии имелись в резерве Ставки. На участках фронтов, назначенных для прорыва, создавалась высокая концентрация техники и артиллерии, для чего сюда дополнительно перебрасывалась артиллерия, САУ и танки.

С немецкой стороны оборону держали пехотная и танковая армии, а также 14 пехотных и 4 танковые дивизии. После начала операции немецкое командование срочно перебросило в район ее проведения подкрепления с Брянского фронта и Миуса, в том числе и хорошо известные здесь дивизии «Тотенкомпф», «Викинг» и «Рейх». Командовал войсками группы «Юг» фельдмаршал Манштейн.

Начало операции


Операция «Полководец Румянцев» началась 3 августа и первоначально проходила более чем успешно. Войскам ставилась задача окружения и уничтожения Харьковской группировки противника с целью недопущения их выхода за Днепр.

В течение пяти дней войска Воронежского и Степного фронтов отбили у противника значительные территории. Под Борисовкой и Томаровкой были уничтожены крупные группировки вермахта, а 5 августа были освобождены Белгород и Богодухов. Острием наступления были 1-я и 5-я танковые армии, которые должны были создать условия для окружения и уничтожения харьковской группировки.

Советские танкисты 6 августа закончили ликвидацию противника в Томаровском котле и 5-я танковая армия двинулись на Золочев, который в результате ночной атаки удалось захватить 9 августа. После этого армия была выведена в резерв и подчинена командующему Степным фронтом.

Харьковское сражение.  Август 1943 года. Освобождение Харькова


Дальнейший охват Харькова войска продолжали через Богодухов и Ахтырку. Одновременно части Южного и Юго-Западного фронтов развернули наступательные действия на Донбассе, продвигаясь навстречу Воронежскому фронту. Это не позволяло немцам перебросить под Харьков подкрепления и 10 августа была взята под контроль железная дорога Харьков — Полтава.

С началом наступления советских войск фельдмаршал Манштейн по опыту предыдущих боев под Харьковом не верил в возможности Степного фронта проводить масштабные операции и принимал меры по укреплению обороны, но войска вермахта отступали. Больше всего он опасался наступления не с северного направления, а атаки 57-й армии Юго-Западного фронта южнее Харькова.



К 11 августа 53-я, 69-я и 7-я армии Степного фронта вплотную подошли к внешнему харьковскому оборонительному обводу, а 57-я армия, фарсировав Северский Донец, 11 августа овладела Чугуевом и с востока и юго-востока вышла на подступы к Харькову. В это время войска Воронежского фронта продвинулись еще дальше на юг и юго-запад, создавая возможность глубокого охвата немецкой группировки в районе Харькова. Немецкое командование также осознавало особое значение обороны Харьковского промышленного района и Гитлер требовал от группы армий «Юг» удерживать Харьков при любых обстоятельствах.

Командование группы армий «Юг», сосредоточив южнее Богодухова три танковые дивизии, нанесло 12 августа контрудар в районе Богодухова и Ахтырки по 1-й танковой армии и левому флангу 6-й армии, стремясь отрезать и разгромить 1-ю танковую армию и овладеть железной дорогой Харьков – Полтава. Однако вермахту удалось лишь потеснить советские части на 3-4 км. 1-я танковая армия продолжала контролировать железную дорогу Харьков – Полтава, а 13 августа 6-я гвардейская армия, развивая наступление, продвинулась к югу до 10 км и освободила 16 населенных пунктов.

Лишь 14 августа танковым дивизиям противника удалось потеснить ослабленные в боях соединения 1-й танковой и 6-й армий и 16 августа вновь овладеть железной дорогой Харьков – Полтава. На угрожаемое направление была переброшена 5-я танковая армия и продвижение противника 17 августа было приостановлено, в итоге немцам не удалось остановить советское наступление.




Немецкое командование в сложившейся обстановке начинает осознавать, что удержать Харьков и Левобережье не представляется возможным и Манштейн принимает решение поэтапного отступления за Днепр с сдерживанием советских войск на промежуточных линиях обороны.

Войска Степного фронта 13 августа, преодолев упорное сопротивление противника, прорывают внешний оборонительный обвод, находившийся в 8–14 км от Харькова, и к исходу 17 августа завязывают бои на северной окраине города. Войска 53-й армии 18 августа начали бои за лесной массив на северо-западной окраине города и 19 августа выбивают немцев оттуда.

У войск Степного фронта был шанс окружить харьковский гарнизон 18 августа 1943 года и нарушить планы Манштейна, но это направление немцами было усилено, в поселок Коротыч вошли части танково-гренадерской дивизии «Рейх» и при поддержке артиллерии остановили продвижение 28-й стрелковой дивизии и 1-го механизированного корпуса.

Немцы решили нанести контрудар по наступающим советским войскам с запада, из района Ахтырки в направлении на Богодухов, намереваясь отрезать и разгромить выдвинувшиеся вперед войска 27-й армии и двух танковых корпусов. Для этих целей они сформировали группировку из моторизованной дивизия «Великая Германия», танковой дивизии «Мертвая голова», 10-й моторизованной дивизия и частей 7-й, 11-й и 19-й танковых дивизий.



После мощной артиллерийской подготовки и налетов авиации утром 18 августа войска вермахта нанесли удар и, используя численное превосходство в танках, в первый день сумели продвинуться в полосе 27-й армии на узком участке фронта на глубину до 24 км. Однако развить контрудар противнику не удалось. Войска правого крыла Воронежского фронта в составе 38-й, 40-й и 47-й армий, успешно развивая наступление, нависали с севера над ахтырской группировкой немцев. К исходу 20 августа 40-я и 47-я армии подошли к Ахтырке с севера и северо-запада, глубоко охватив левый фланг наступающих войск вермахта, наносивших контрудар. Продвижение немецких танков было окончательно остановлено и командование вермахта отдало приказ о переходе к обороне.

Неблагоприятно для немецкого командования складывалась обстановка и южнее Харькова. Начав наступление в середине августа, войска Юго-Западного и Южного фронтов прорвали оборону по Северскому Донцу и на Миусе и продвигались частью сил южнее Харькова, а главными силами в центральные районы Донбасса.

Захват Харькова


18 августа возобновила наступление 57-я армия Юго-Западного фронта, совершая охват Харькова с юга. Для усиления этого направления 20 августа в этот район были переброшены два корпуса 5-й танковой армии, третий корпус остался у Богодухова.

Подготовив оборонительные позиции по реке Уды, немцы поздним вечером 22 августа начали плановый отвод войск из Харькова, подрывая и сжигая все, что не могли вывезти. Войска Степного фронта ворвались 23 августа в свободный от противника город, заняв северную, восточную и центральную части города. Немцы удерживали южную и юго-западную части города и, закрепившись на правом берегу реки Уды в районе Новой Баварии, железнодорожной станции Основа и далее вплоть до аэропорта, оказывали ожесточенное сопротивление. Весь город простреливался немецкой артиллерией и минометами, а авиация наносила удары с воздуха.

Командующий Степным фронтом Конев еще 21 августа отдал 5-й танковой армии приказ начать наступление на Коротыч — Бабаи с целью окружения с юга харьковской группировки противника с последующим овладением переправами на реке Мерефа. Советским войскам удалось продвинуться всего на 1 километр и даже овладеть поселком, но в результате контрудара дивизии «Рейх» и жестокого танкового сражения они были снова выбиты и частично окружены.Этот контрудар немецких войск не был средством перелома ситуации, дивизия «Рейх» просто сдерживал советские войска, давая возможность отступать харьковской группировке.

К концу дня 23 августа командующий Степным фронтом мог бы остановить ничего не значащее наступление у Коротыча и Песочина. Но он это не делал, потому что уже доложил Сталину о взятии Харькова и москва вечером салютовала освобождению города. А когда понял, что немцы не собираются полностью оставлять город, укрепились на заранее подготовленном рубеже по реке Уды, дал команду 5-й танковой армии и 53-й армии наступать на Коротыч, Мерефу и Буды, чтобы все-таки окружить немецкие войска, зацепившиеся за юго-западную часть Харькова, и гнал туда последние резервы.

Бои под Коротычем


Немцы не собирались оставлять этот плановый оборонительный рубеж и в последующие дни после взятия Харькова под Коротычем развернулись ожесточенные танковые сражения. В которых советские войска столкнулись с необычайно упорным сопротивлением немецких танково-гренадёрских дивизий, понесли громадные потери и не выполнили поставленную перед ними задачу.

Противник организовал на возвышенностях вокруг Коротыча глубоко эшелонированную противотанковую оборону, на всех господствующих высотах были оборудованы мощные противотанковые позиции, а подвижные танковые группы в зависимости от обстановки и необходимости обеспечивали высокую плотность огня на конкретном участке. Река Уды стала серьезным препятствием для советских танкистов, ее берега были заболочены и минированы немцами, а мосты уничтожены. К тому же немцы с господствующих высот простреливали практически всю речную долину.



Форсировать реку Уды танкисты 5-й танковой армии начали 21 августа, под сильным артобстрелом им самим приходилось искать места переправ и с ходу вступать в бой. В результате было потеряно 17 танков Т-34, они взорвались на минах и завязли в болоте. Остальные танки бригады переправиться через реку не смогли. Попытка стрелковых частей переправиться без поддержки танков была пресечена шквальным огнем немцев.

На следующий день были предприняты попытки группами танков прорваться к шоссе Харьков-Мерефа – Красноград, но навстречу советским танкистам выдвинулись части танково-гренадерского полка в составе двух рот танков «Пантера». Произошел встречный танковый бой, в результате которого мы понесли серьезные потери. По воспоминаниям немецких офицеров в первый день боев в 5-й танковой армии было подбито более сотни танков.

Утром 23 августа части 5-й танковой армии захватили южные окраины Коротыча, северные окраины оставались в руках противника, к тому же не удалось перейти полотно железной дороги, поскольку все подходы к нему были заминированы.

Предпринятая в этот день общая атака с участием более 50 танков и пехоты числом до дивизии была отбита немцами и к полуночи советские войска были выбита из Коротыча. В частях осталось всего 78 танков Т-34 и 25 Т-70.

Все попытки взять Коротыч 24 августа успеха не имели. Противник укрепился на южной части насыпи железной дороги Харьков – Полтава и подтянул в посёлок батальон пехоты, 20 танков и орудия для противотанковой обороны из танково-гренадёрской дивизии СС «Викинг».

Три попытки захвата Коротыча 25 августа при мощной поддержке артиллерии также оказались безуспешными, танки Т-34 с дальних дистанций расстреливались немецкими «Тиграми» и «Пантерами». Каждый день 5-я танковая армия получала задачу наступать на Бабаи и Мерефу, но была не в состоянии захватить даже хутор Коммуна и Коротыч.

В ночь с 25 на 26 августа противник, понеся значительные потери в опорном пункте на хуторе Коммуна, отвел оттуда свои войска. Попытки 5-й гвардейской танковой армии 27 августа атаковать Коротыч и Рай-Еленовку в очередной раз провалились.

В 5-й танковой армии 28 августа осталось только 50 танков, менее 50 % артиллерии и 10 % мотопехоты. Пока советские войска безуспешно пытались взять Коротыч, немцы создали новый оборонительный плацдарм по реке Мжа и в ночь на 29 августа отдали приказ на отступление, оставив арьергард.

Ночью с 28 на 29 августа советские войска пошли в наступление на Рай-Еленовку, Коротыч, Коммунар, Старый Люботин, Буды и, не встречая серьезного сопротивления, овладели ими.

На рассвете 29 августа немецкая пехота численностью до батальона при поддержке танков ворвалась в Харьков и легко продвинулась почти до центра города. Для ликвидации прорыва были стянуты танки и противотанковая артиллерия, которые полностью уничтожили немецкую группу. Потом стало очевидно, что немецкая «вылазка» в Харьков являлась отвлекающим манёвром для обеспечения отступления немцев из его пригородов.

В результате месячных боев за Харьков Степному фронту не удалось окружить и уничтожить харьковскую группировку немцев, ей удалось уйти на подготовленный промежуточный рубеж обороны по реке Мжа, 1-я танковая армия потеряла почти 900 танков, 5-я танковая армия, штурмуя высоты у поселка Коротыч, потеряла более 550 танков, а за шесть дней после захвата Харькова Степной фронт потерял почти 35000 человек убитыми и ранеными. Вот такие неутешительные результаты четвертой попытки освобождения Харькова.

После полного изгнания немцев из Харькова советское командование смогло, наконец, 30 августа провести митинг по случаю освобождения города, хотя по сегодняшний день 23 августа считается официальной датой освобождения Харькова и отмечается как день города.

Возвращаясь ко всем перипетиям харьковского сражения, начиная с вынужденной сдачи города без боя в октябре 1941, неудачных и трагичных попыток освободить его а январе 1942, мае 1942 и феврале 1943, надо заметить, что за городом закрепилась репутация «проклятого места Красной Армии». Несмотря на мужество и героизм его защитников и освободителей, из-за бездарного руководства и промахов высшего командования здесь были понесены катастрофические потери в людях и технике и итоговое освобождение города также не обошлось без удовлетворения амбиций командования, за которые были заплачены тысячи жизней.
Ctrl Enter

Заметили ошЫбку Выделите текст и нажмите Ctrl+Enter

17 комментариев
Информация
Уважаемый читатель, чтобы оставлять комментарии к публикации, необходимо зарегистрироваться.

Уже зарегистрированы? Войти