Военное обозрение

Мог ли Наполеон выиграть «Битву народов»?

36
12 поражений Наполеона Бонапарта. Завершая кампанию 1812 года, русские вышибли остатки Великой армии Наполеона не только из России, но из пределов ублюдочного Великого герцогства Варшавского. Собрав новые силы, вплоть до 17-летних конскриптов будущего призыва, французский император вступил в новую схватку со своим главным соперником на континенте – Россией.


Мог ли Наполеон выиграть «Битву народов»?


Шарнхорст и Гнейзенау — творцы Тугенбунда, прусского ренессанса 1813 г.


Где побеждать будем? В Силезии, в Богемии? В Саксонии!


Трудно сказать, выстояли бы русские в майских сражениях 1813 года при Лютцене и Бауцене под командованием Кутузова, будь он ещё жив. Срочно занявший пост главнокомандующего Витгенштейн, ещё весьма молодой любимец Александра I, спаситель Петербурга, имел под своим началом весьма разношёрстные силы, и его вряд ли стоит считать виновником первых поражений союзников в новой кампании против Наполеона.

Присоединение пруссаков во главе с Блюхером, которого вытащили в герои лидеры Тугенбунда Гнейзенау и Шарнгорст, ещё не обозначило решающего перевеса союзников над французами. Блюхер успел только нанести жестокое поражение французскому авангарду при отступлении от Бауцена. Но последовавшее вскоре Плесвицкое перемирие, на которое Наполеон пошёл в основном из-за внутренних проблем Франции, стало, фактически спасительным для новой антифранцузской коалиции.

Главным просчётом Наполеона оказалась ставка на то, что Австрия останется его союзником, особенно с учётом того, что наследником французского престола был внук императора Франца. Между тем, Франц давно уже фактически дал своему министру иностранных дел Меттерниху карт-бланш на разрыв с наполеоновской Францией. Переговоры, которые велись на Пражском конгрессе, а затем в Неймаркте, фактически изначально не могли принести результата в пользу Франции, но переход Австрии на сторону союзников всё-таки стал для Наполеона большой неожиданностью.

В начале августа 1813 года фельдмаршал князь К-Ф.Шварценберг, который в войне с Россией командовал всего лишь 40-тысячным корпусом, вдруг спускается с гор Богемии в долины Саксонии во главе почти 200-тысячной Богемской армии, наполовину укомплектованной русскими. Тяжёлое поражение, которое нанёс союзникам французский император в битве при Дрездене, вынудило русских и австрийцев ретироваться назад, через узкие дефиле Рудных гор на пути в наследственные земли габсбургской короны.

На протяжении нескольких недель Наполеон вынашивал грандиозные планы окружения своего основного противника, рассчитывая, среди прочего на глубокий маневр через крепость Пирна. Однако прямое вторжение в Богемию вслед за разгромленной армией Шварценберга вполне могло обернуться потерей Пруссии и Саксонии, не говоря уже о северо-востоке Германии — Померании и Мекленбурга. Ведь там, за исключением нескольких крепостей, наряду с прусским ландвером, уже почти повсюду хозяйничали шведы (см. Первый бросок на запад от Немана до Эльбы)


Пруссия. 1813 год


В итоге извлечь плоды из победы Наполеону не так и не удалось. Союзные армии неплохо усвоили преподанные им когда-то уроки, и несмотря на разрозненность, научились действовать согласованно. Сначала крепкий ответный удар за Дрезден нанесли французам русские, разгромившие и почти полностью пленившие при Кульме обходную французскую колонну генерала Вандамма. А вскоре уже вся армия Наполеона могла оказаться под угрозой потери коммуникаций и даже полного окружения.

Один за другим потерпели тяжёлые неудачи маршалы Наполеона – сначала Макдональд при Кацбахе, а затем один за другим Удино и Ней в сражениях при Гросс-Беерене и Денневице. Наступление в Богемию откладывалось, Наполеон, скорее рассчитывал выманить союзные войска оттуда для решающей схватки.

Невосполнимые потери


В тяжелейшей кампании 1813 году наполеоновские маршалы не только терпели поражения, они гибли и сами. Уже позже, после того как была проиграна «Битва народов», прикрывая отступление главных сил, не сумеет выбраться из вод Эльстера блистательный Юзеф Понятовский, только что получивший от Наполеона маршальский жезл.

Он был племянником последнего короля Речи Посполитой, и Наполеон впоследствии заявлял, что «настоящим королём Польши был Понятовский, он обладал для этого всеми титулами и всеми талантами…» Император французов не раз говорил, что «это был благородный и храбрый человек, человек чести. Если бы мне удалась русская кампания, я сделал бы его королём поляков».


Гибель князя Понятовского в водах Эльстера


Однако Наполеон почему-то предпочёл ограничиться тем, что назначил его военным министром в организованном им самим Великом герцогстве Варшавском. Впрочем, ему же так и не хватило смелости вернуть полякам независимость, хотя со времени крушения Речи Посполитой не прошло и полвека. По всей видимости, среди причин этого, на первом месте — непреодолимое желание корсиканского parvenu Наполеоне Буонапарате войти в многочисленную семью европейских монархов.

А ещё раньше Понятовского пал маршал Бессьер. Сын лангедокского хирурга из Прейсака, работавший цирюльником Жан-Батист, избрал военную карьеру с началом революционных войн. Его характерную якобинскую причёску – длинные быстро поседевшие волосы, узнавали издалека даже под генеральской треуголкой. Под началом Бессьера, который получил маршальский жезл среди первых, многие годы была гвардейская кавалерия, и он никогда не признавал первенство Мюрата, как кавалериста.

Убеждённый республиканец, несмотря ни на что – на титулы и маршальский жезл, и на личную дружбу с императором, которому он никогда не стеснялся говорить правду, Бессьер был настоящим любимцем армии. Однажды, в ходе сражения при Ваграме, когда под ним была убита лошадь, а сам маршал контужен, его сочли погибшим. Армия уже оплакивала своего любимого вождя, и когда Бессьер смог вернуться в строй, железнобокие понеслись в атаку с удвоенной энергией.


Смертельное ранение маршала Бессьера


Маршал Бессьер был сражён прусским ядром 1 мая 1813 года в стычке под Вейсенфельсом накануне сражения при Лютцене. Вскоре после этого Наполеон потерял ещё одного друга, тоже маршала, но двора – Жерара Дюрока, герцога Фриульского. Смерть Бессьера стала прелюдией к первой победе Наполеона, а гибель Дюрока случилась сразу после второго успеха Наполеона в кампании – при Бауцене.

Современники вспоминали, как император сетовал: я не могу отдавать за каждую победу ещё одного из друзей. Дюрок, как и Бессьер, погиб от прямого попадания вражеского ядра. Это случилось через день после сражения при Бауцене у городка Маркерсдорф, когда за арьергардным боем отступающей русско-прусской армии наблюдала в полном составе вся наполеоновская свита.

На памятнике, который был поставлен на месте гибели Дюрока, по приказу Наполеона было написано:
«Здесь генерал Дюрок умер на руках своего императора и своего друга».



Наполеон у постели умирающего Дюрока


Кампания 1813 года вообще оказалась на редкость кровавой, и многочисленные потери были также и в генералитете союзников. Одним из павших стал француз, которого называли личным врагом и самым реальным из соперников Наполеона – революционный генерал Жан-Виктор Моро. Когда Наполеон возложил на себя императорскую корону, он первым делом выслал ярого республиканца Моро в Северо-Американские Штаты, по очевидно надуманному подозрению в участии в роялистском заговоре.


Смерть генерала Моро


Бывший французский генерал, которому предстояло возглавить союзные армии, Моро получил смертельную рану уже в первые минуты сражения при Дрездене. В тот момент рядом с ним находился русский император Александр. Считается, что пушку, сразившую генерала, заряжал лично Наполеон, именно на этой легенде Валентин Пикуль выстроил сюжет известного романа «Каждому своё». Французский генерал Моро похоронен в Санкт-Петербурге, в костёле Святой Екатерины на Невском проспекте.

Не к Дрездену, а к Лейпцигу


После того как его маршалы не сумели справиться с Блюхером и Бернадоттом, Наполеон приложил все усилия к тому, чтобы отбросить союзные армии – Силезскую и Северную как можно дальше от поля решающего сражения под Лейпцигом. Туда в первой половине октября начала медленно, но достаточно компактно выдвигаться 220-тысячная Богемская армия.

Александр I, который, несмотря на первые неудачи в кампании, был по-прежнему настроен дойти до Парижа, разместил свою ставку именно при Богемской армии. Он пригласил туда не только прусского короля и австрийского императора, но и многих царедворцев, причём не только из России. Многие историки не без оснований считают это едва ли не главной причиной пассивности, с которой действовали главные силы союзников, возглавляемые князем Шварценбергом.

Однако в четырёхдневном сражении под Лейпцигом, по праву названном «Битвой народов», Наполеон сам не предоставлял Богемской армии никаких шансов на бездействие. Непрестанно маневрируя, французский полководец всё-таки сумел сделать так, что Силезская и Северная армия не успевали вовремя подойти к полю сражения. Классики – Маркс и Энгельс в своей знаменитой статье о Блюхере, написанной для Новой американской энциклопедии, назвали именно своего земляка едва ли не главным творцом победы под Лейпцигом.


Фельдмаршал Блюхер одним из немногих познал вкус побед над Наполеоном


Действительно, Блюхер, прозванный «маршал Форвертс» (Вперёд) не только вывел к стенам Лейпцига свою Силезскую армию, но и постоянно подталкивал туда и Бернадотта. Тот, как известно, не рискнул принять предложение Александра I возглавить все союзные армии, а ограничился Северной, на четверть укомплектованной шведами – его будущими подданными. Ради того, чтобы подтянуть Северную армию к Лейпцигу, 70-летний Блюхер, с его колоссальным боевым опытом и авторитетом, даже согласился пойти в прямое подчинение бывшему наполеоновскому маршалу.

Однако куда больше для того, чтобы на полях под Лейпцигом оказалась и русско-прусско-шведская армия наследного принца, сделал лично русский император. И дипломатия, благодаря которой в самый острый момент от Наполеона откололся один из главных союзников — Саксония. Впрочем, так называемое «предательство» саксонцев было во многом связано и с тем, что их бывший командир – совсем недавно наполеоновский маршал, а теперь шведский кронпринц Бернадотт уже перешёл на сторону антифранцузской коалиции.

Наполеон тем временем, не дожидаясь, когда Богемская армия спустится с горных перевалов, к 10 октября сосредоточил главные силы у Дубена, демонстрируя готовность дать сражение объединённым силам Северной и Силезской армий. Времени до выхода главных сил союзников прямо ему в тыл, оставалось совсем немного, и император предпринял попытку вынудить армии Блюхера и Бернадотта, явно уклонявшиеся от боя, уйти за Эльбу.

Фланговым маршем на Виттенберг он создал реальную угрозу коммуникациям Северной армии, что вынудило Бернадотта отступать. Если бы армия Бернадотта, а вслед за ней и Блюхер, ушли бы за Эльбу, у союзников под Лейпцигом оказалось бы почти на 150 тысяч солдат меньше. Дело, скорее всего завершилось бы для Богемской армии ещё одним Дрезденом, и, как следствие — поражением в кампании.


Бернадотт, маршал Франции, кронпринц и король Швеции


Именно в этот момент шведский кронпринц и настоял на том, чтобы Александр поставил Блюхера под его командование. Блюхер подчинился вроде бы беспрекословно, но сумел не только убедить Бернадотта ограничиться отходом к Петерсбергу, весьма далеко от правобережья Эльбы, но и убедить Александра ускорить выдвижение всех сил Богемской армии Шварценберга к Лейпцигу.

На подступы к городу русские и австрийские корпуса выдвинулись даже с некоторым опережением. Блюхер фактически присоединил свою армию к войскам Бернадотта, ради чего проделал кружной маневр к Галле, и вынужден был сражаться с корпусом Мармона у Мёккерна. Армия Бернадотта никаких маневров не совершала, она маршировала от Петерсберга так же неспешно, как войска Шварценберга.

Современники утверждают, что шведский наследный принц утром 16 (4-го по старому стилю) октября, когда со стороны Лейпцига уже была слышна канонада, вообще остановил движение Северной армии у селения Сельбиц, совсем недалеко от Петерсберга. Бернадотт не обращал внимания на уговоры союзных комиссаров, находившихся при его квартире, и лишь вечером выдвинул часть войск к Ландсбергу, в одном переходе от поля битвы.

«Битва народов» не стала последней


К полю решающей битвы тем временем спешно выдвигалась, хотя и явно не успевала ещё одна армия союзников – Польская под началом генерала Беннигсена, к которой присоединился австрийский корпус Колоредо. Две другие союзные армии – Силезская и Северная тоже запаздывали, что давало Наполеону ещё один шанс. И в первый день «Битвы народов» французский полководец приложил все силы, чтобы этот шанс использовать.

Пять пехотных и четыре кавалерийских корпуса, подкреплённые гвардией, готовы были обрушить всю свою мощь на колонны армии князя Шварценберга, центр которой составила четыре русских пехотных и два союзных корпуса под командованием генерала от инфантерии Барклая-де-Толли. В это время Шварценберг настаивает на своём плане двойного обхода французских позиций, что приводит лишь к ненужному разделению сил.

Однако первыми ударили всё же русские. Александр не скрывал опасений, что Наполеон лишь делает вид, готовясь атаковать Богемскую армию, а на самом деле сосредотачивает силы для удара по Силезской армии Блюхера. Она, имея силы чуть более 50 тысяч человек, заметно оторвалась от Бернадотта и могла быть попросту раздавлена французами.


«Битва народов под Лейпцигом, 1813 г.». Худ. А. Зауэрвейд


Утром 16 октября русские пехотные колонны пошли в атаку и даже имели небольшой успех, и даже взяли местечко Вахау в центре французских позиций, хотя потом под перекрёстным артиллерийским огнём его и пришлось оставить. Это заставило Наполеона перегруппировать силы, отказавшись от идеи ударить по правому флангу Богемской армии, отрезая её от Блюхера. В это время Наполеону уже поступили донесения, что Блюхер нанёс поражение Мармону, и выходит к Лейпцигу с совершенно другой стороны.

Император не стал обращать внимание на передвижения Блюхера, и принял решение сокрушить Богемскую армию согласованным ударом по центру союзных позиций. При этом не отменялся и обход правого фланга Барклая, как вспомогательный удар. Около трех часов после полудня почти 10 тысячные волны французской кавалерии Мюрата, поддержанные огнём сотен орудий и несколькими атаками пехоты, в том числе и гвардейской, в итоге всё-таки прорвали позиции русских.

Гусары и шеволежеры даже сумели прорваться к холму, на котором находились союзные монархи и Шварценберг, однако были остановлены русской гвардией и поспешившей на выручку кавалерией союзников. Очень своевременной оказалась и переброска к месту прорыва сразу 112 пушек конной артиллерии генерала Сухозанета.


Атака Мюрата под Вахау


В итоге знаменитая атака под Вахау так и не стала для французов победной, и не заставила Богемскую армию отступать, хотя в союзной ставке, к которой едва не прорвалась французская конница, уже были готовы отдать такой приказ. К счастью, и князь Шварценберг отказывается от идеи глубокого обхода наполеоновской армии в междуречье Эльстера и Плейсе, и направляет значительные силы в помощь Барклаю.

Существует легенда, что стоять насмерть Александра уговорили его советники. Первым среди них числится личный враг Наполеона корсиканец Поццо ди Борго, тогда ещё не получивший графского титула в России, но преуспевший в переговорах с Бернадоттом о переходе на сторону союзников. Вторым – будущий президент независимой Греции Иоаннис Каподистрия, которому приписывают авторство известной сентенции в адрес Александра I, который был наречён им «Агамемноном сей великой брани и царём царей».

Сам Каподистрия позднее не раз вспоминал, как Александр под Лейпцигом спокойно распоряжался в самые критические минуты боя, шутил, когда около него падали гранаты, командуя трёхсоттысячной армией и удивляя профессиональных военных своими стратегическими соображениями.



Переломным в «Битве народов» можно считать уже второй день титанического противостояния под Лейпцигом – 17 октября, когда Наполеон даже предложил союзникам новое перемирие. После этого не только Александр, но и всё его окружение отбросили любые мысли о том, чтобы прекратить сражение. Сумевшую выстоять накануне Богемскую армию Наполеон больше не атаковал, в то время как с севера ему стала угрожать армия Блюхера.

На следующий день Наполеон был вынужден сокращать свои растянутые позиции, отступая ближе к стенам Лейпцига. Против его 150-тысячной армии сосредотачивались более 300 тысяч союзных войск, при которых было невиданное до этого количество артиллерии – 1400 пушек и гаубиц. Фактически уже 18 октября речь шла только о прикрытии отступления французской армии, хотя французы сражались настолько яростно, что казалось, будто Наполеон всерьёз рассчитывает на победу.

В этот день в дело вступила польская армия, и на поле сражения появились также и войска Бернадотта, которые несмотря на прямой запрет кронпринца, приняли участие в штурме Паунсдорфа. В этот же день в самый кульминационный момент сражения вся саксонская дивизия, которая сражалась в рядах наполеоновских войск, перешла на сторону союзников.



Саксонцев под Лейпцигом было не так много – всего чуть более трёх тысяч при 19 орудиях, но вскоре их примеру последовали вюртембергские и баденские части из состава наполеоновских войск. О том, как отразился на ходе сражения отказ немцев сражаться за императора французов, ярче других написал Дмитрий Мережковский: «Страшная пустота зазияла в центре французской армии, точно вырвали из неё сердце».

Французы к ночи успели отойти к стенам Лейпцига. На день 19 октября намечался штурм города союзными войсками, однако саксонский король Фридрих-Август успел прислать офицера с предложением сдать город без боя. Единственным условием монарха, солдаты которого уже покинули Наполеона, была 4-часовая гарантия французским войскам на выход из города.

Сообщения о достигнутом соглашении дошли отнюдь не до всех, русские и прусские солдаты штурмовали предместья Лейпцига, захватив южные ворота города. В это время французы толпами валили через Рандштадтские ворота, перед которыми по ошибке неожиданно был взорван мост. Отступление быстро превратилось в паническое бегство, потери наполеоновской армии были огромными, среди утонувших в реке Эльстер оказался и маршал Понятовский.

Кампания 1813 года завершалась отступлением французов за Рейн. Перекрыть путь отступления Наполеону у Ганау тщетно пытались баварцы, также перешедшие на сторону союзников. Впереди была кампания 1814 года – уже на французской земле.
Автор:
36 комментариев
Информация
Уважаемый читатель, чтобы оставлять комментарии к публикации, необходимо зарегистрироваться.

Уже зарегистрированы? Войти

  1. Дилетант
    Дилетант 5 ноября 2019 06:27
    -2
    Трудно сказать, выстояли бы русские в майских сражениях 1813 года при Лютцене и Бауцене под командованием Кутузова,

    Ну уже и итоги Отечественной войны 1812 года начинают пересматривать! belay
    1. costo
      costo 6 ноября 2019 00:34
      +2
      Мог ли Наполеон выиграть «Битву народов»

      Всегда коробило от таких постановок вопроса.Что произошло, то произошло.
      Но, если автор всерьез задается этим вопросом, отвечаю: Наполеон смог бы выиграть «Битву народов», если бы у него была фронтовая авиация и тяжелая бронетехника yes
  2. kalibr
    kalibr 5 ноября 2019 07:31
    +2
    Очень хороший материал. Чуть-чуть надо бы автору озаботиться стилем изложения... Перечитать второй раз часов через пять.
    1. knn54
      knn54 5 ноября 2019 14:29
      +1
      И не слова про генерала Моро.
      1. Пане Коханку
        Пане Коханку 5 ноября 2019 15:06
        +6
        Николай, ну, почему же ни слова - целых два абзаца после гибели Дюрока. Валерий даже картинку вставил hi
        Одним из павших стал француз, которого называли личным врагом и самым реальным из соперников Наполеона – революционный генерал Жан-Виктор Моро.

        вообще, из всех революционных генералов и наполеоновских маршалов самым умным был Бенадот.... what по крайней мере, умнее всех распорядился своей жизнью! yes До сих пор правит его династия в Швеции, войн не было более ста пятидесяти лет, только что теперь Бешеная Грета к парламенту ходит стоять с перекошенной физиономией. wassat
        1. Ратуш
          Ратуш 5 ноября 2019 15:21
          0
          Самым одареннным был Даву)
          1. Пане Коханку
            Пане Коханку 5 ноября 2019 15:44
            +3
            Самым одареннным был Даву)

            Ратуш, с чего бы? drinks На поле боя - без сомнения. soldier А в делах политико-династических? wink Или он под конец жизни тоже стал обладателем маленького мирного королевства - эдаким примерным домовладельцем? wink Ну, из тех, кто мирно кончил, можно еще упомянуть потомков Эжена Богарне - вполне себе вошли в русскую царственную фамилию. yes
            1. Ратуш
              Ратуш 5 ноября 2019 16:21
              +3
              Наполеон был незаменимым гением в комплексе.Но если кто то из его маршалов в чем то приближался к нему не только в военном плане-то это был Даву.Мюрат и Ней-рубаха парень ,но слабые политики и администраторы.Бернардот-хитрый политический лис но как военначальник так себе..
              И по теме статьи.Кто говорит что победа в Лейпциге ничего не изменило бы,а только оттянула бы конец Наполеона-не особо понимает нюансы тогдашней политики).Коалиции рождались и умирали в течении месяцев часто.И вчерашние союзники становились врагами за месяцы буквально.И наоборот.Оппортунизм рулил.Выиграй Наполеон Лейпциг и через месяц все кто его предал были бы обратно под его знаменами.Прыжок в карету победителя-любимый вид спорта во все времена.Тогда-особенно
              1. Пане Коханку
                Пане Коханку 5 ноября 2019 16:34
                +4
                Коалиции рождались и умирали в течении месяцев часто.И вчерашние союзники становились врагами за месяцы буквально.

                ну, подобное еще государя Павла от австрийцев отвратило, хоть и по другому поводу. Как это все Александр вынес - железные мозги надо было иметь. hi
                Про Даву. Сейчас мельком почитал, что Наполеон во время "ста дней" оставил его командовать в Париже, как особый пост. Хм... думаю, он потом сильно жалел об этом! Понятно, что корсиканец жалел, что с ним не было Бертье при Ватерлоо, но зачем самолично оставлять вне поля сражения талантливейшего из своих маршалов? Поди, локти кусал потом на Святой Елене. request
                Интересно другое. Даву вытребовал амнистию для тех, кто поддержал Наполеона во время "второго пришествия". Почему тогда расстреляли Нея? Он не входил в общий список, да еще и совершил "тягчайший грех", нарушив приказ? Или совершив государственную измену?
                Бернардот-хитрый политический лис но как военначальник так себе..

                А Богарне? Сын женился на дочери Николая I, дочь вышла замуж.. за сына Бернадота! То есть. война войной, а дела династии - семейные, чинно-благородные laughing новые династии стремились узаконить себя! yes и, кстати, молодцы... hi
                1. Ратуш
                  Ратуш 5 ноября 2019 17:14
                  0
                  Цитата: Пане Коханку
                  Как это все Александр вынес - железные мозги надо было иметь.

                  Александр таким же был.Тильзитский мир)
                2. Сергей Валов
                  Сергей Валов 5 ноября 2019 23:40
                  0
                  «Даву вытребовал амнистию для тех, кто поддержал Наполеона во время "второго пришествия"» - насколько я помню амнистия была предоставлена только тем, кто встал под знамёна императора после 20 марта (могу ошибаться на 1 - 2 дня), когда Людовик пересёк границу Бельгии.
              2. Михаил Матюгин
                Михаил Матюгин 5 ноября 2019 17:59
                +2
                Цитата: Ратуш
                Наполеон был незаменимым гением в комплексе.Но если кто то из его маршалов в чем то приближался к нему не только в военном плане-то это был Даву.

                Да, он был единственным, кто мог действительно опасно действовать без Наполеона в оперативном плане, а то и стратегически + умел совмещать аналитику генштаба типа Бертье.

                Однозначно считается, что если бы его не оставили в Париже военным министром в "Сто дней", а отправили вместо Груши - то Ватерлоо могло быть для союзников вариантом Аустерлица или Йены-Ауэрштедта.

                И при Бородино - если бы приняли его план глубокого обхода нашего левого крыла вместо лобовых атак - то тоже могло закончиться полным разгромом, а не "ничьёй".
                1. Ратуш
                  Ратуш 5 ноября 2019 18:26
                  0
                  Альтистория-опасное поприще.Но Лейпциг был судьбоноснее для Наполеона чем Ватерлоо.Победа при Лейпциге действительно была судьбоносной в плане коалиций ,предательств и тд.Победи он там и мог повернуть все вспять.Ватерлоо-уже нет
          2. knn54
            knn54 5 ноября 2019 17:08
            +1
            Е.В. Тарле считал,что наполеоновские маршалы - "это все-таки нули, которые составляли крупную сумму лишь при такой единице, как сам Наполеон", и что "без него (они) теряли половину своей военной ценности"Думаю,что не все.В моем понимании "первая" тройка выглядит: так: Ланн ( вне "конкуренции") Массена и Даву.
            Увы,но в 1800 г. погибли самые талантливые генералы-Л.Дезэ и Ж.Б. Клебер.
            1. Михаил Матюгин
              Михаил Матюгин 5 ноября 2019 18:00
              +2
              Цитата: knn54
              В моем понимании "первая" тройка выглядит: так: Ланн ( вне "конкуренции") Массена и Даву.

              Чем гениален Ланн особенно ? Массена - да, хорош, но, скажем так, "крепкий хорошист", далеко не гений.
              1. sivuch
                sivuch 5 ноября 2019 18:07
                +1
                Массена был разный smile . Многие полководцы к старости становятся чрезмерно осторожными , чтобы не сказать нерешительными . У Массена это случилось очень рано - в 50 с хвостиком лет . А так , в Швейцарии и Генуе он действовал очень неплохо и не только под присмотром Бони
                1. Таврик
                  Таврик 5 ноября 2019 22:10
                  +1
                  А я больше всего уважаю Бертье. Классных командиров от Ланна до Массены было много, а вот талантливый нач.штаба - только он. Не стало Бертье - и всё, получите Ватерлоо.
                  1. Пане Коханку
                    Пане Коханку 6 ноября 2019 12:11
                    +3
                    А я больше всего уважаю Бертье. Классных командиров от Ланна до Массены было много, а вот талантливый нач.штаба - только он.

                    Да, гений штабной работы. Но нуждающийся в лидере.... То есть получаем когорту по принципу: Лидер-мыслитель (администратор)-исполнители. А все вместе они были великой силой! soldier
  3. Ольгович
    Ольгович 5 ноября 2019 07:55
    +5
    Мог ли Наполеон выиграть «Битву народов»?


    Вряд ли. Но даже и при успехе, это только оттянуло бы его общее поражение, ибо эти судорожные сборы по сусекам :
    новые силы, вплоть до 17-летних конскриптов будущего призыва
    свидетельствуют об исчерпании ресурсов Франции. А у союзников ресурсов было намного больше.

    А основная армия Наполеона осталась лежать в России. Которая, как и во всех мировых войнах в Европе, внесла решающий вклад в победу над мировым злом.

    Интересная и увлекательная статья. hi
    1. Хунхуз
      Хунхуз 5 ноября 2019 11:18
      +2
      Это точно, верняк hi
  4. Frum
    Frum 5 ноября 2019 09:20
    -1
    "Собрав новые силы, вплоть до 17-летних конскриптов будущего призыва,"
    Как говорится, а пруфы будут? Возраст призыва вообще ни разу не уменьшался, правилы набора оставались все такими же мягкими - ограничения по росту, здоровья, холостое семейное положение. 17 летние и даже младше были, но это добровольцы. Собственно, главные проблемы у Наполеона были с кавалерией, а не пехотой и артилерии. Так как пол миллиона лошадок погибло в России. И да "очное герцогство варшавское" - дрянь то какая, посмели мечтать вернуть себе свою Родину, захваченную Россией, Австрией и Пруссией.
  5. Пане Коханку
    Пане Коханку 5 ноября 2019 09:38
    +4
    Автору: Алексей, спасибо за статью. hi Целая эпоха! soldier статья по содержанию еще лучше предыдущей, про Березину. good
    Дюрок, как и Бессьер, погиб от прямого попадания вражеского ядра.

    Ней доложил Наполеону:
    — Опять эти дьявольские батареи Никитина! Вчера Бессьера, а теперь — Дюрока... Можете полюбопытствовать сами, сир: Дюрок таскает по земле все свои кишки...
    Дюрок, почти обезумев, старался запихнуть в себя обратно выпадающие внутренности, уже измазанные в грязи.
    — Сир! — вопил он. — Это конец... конец! И не только мне, всем конец... Разве Ланн не просил вас перед Ваграмом? Теперь прошу я: не мучайте больше Францию! Я так хочу еще жить, сир... застрелите меня, сир! Это конец…
    Наполеон понял, что хирурги тут не помогут:
    — Терпи, Дюрок: у каждого из нас своя судьба...
    — Яду! Отравите меня, застрелите меня... умоляю! Даже раненых лошадей, и тех пристреливают из жалости.
    — Нет, Дюрок, умри, сам...

    В.С. Пикуль. "Каждому свое".
    1. Таврик
      Таврик 5 ноября 2019 22:14
      -1
      В среде профессиональных историков к Пикулю отношение насмешливо-снисходительное. Писатель он и есть писатель. Зачем его здесь вспоминать?
      Ещё "Записки бригадира Жерара" процитируйте.
      1. Сергей Валов
        Сергей Валов 5 ноября 2019 23:48
        +2
        Я бы сказал, что Конан Дойль существенно объективнее Пикуля, просто жанры разные.
      2. Пане Коханку
        Пане Коханку 6 ноября 2019 09:39
        +2
        Ещё "Записки бригадира Жерара" процитируйте.

        Валентин Саввич, естественно, писатель. Более того, мог и приврать. Ценность его в том, что он дает не подготовленному в истории читателю общее представление об эпохе. hi
        Зачем его здесь вспоминать?

        не нравится - не читайте. stop не заставляю. с уважением, Николай hi
        1. Таврик
          Таврик 6 ноября 2019 21:58
          0
          Здесь обсуждаются конкретные факты, изученные и опубликованные историками, а не общие представления писателя Валентина Саввича о той эпохе. Поэтому цитата тут не в тему.
  6. Livonetc
    Livonetc 5 ноября 2019 12:03
    +6
    Спасибо за статью.
    Мой далекий предок погиб в этой битве. После себя оставил трех сыновей, ставших офицерами и не опозоривших в дальнейшем память отца.
  7. Комментарий был удален.
  8. геолог
    геолог 5 ноября 2019 18:45
    0
    Мог бы он выиграть? Это была лотерея, но величайший полководец был , наверное в данном случае несколько предсказуем. Он знал, что Шванцерберг по австрийской привычке распылит силы и можно будет разгромить коалицию по частям. Сначала ударить по богемской армии разбить или отбросить её, заключить перемирие с Австрией, а затем разбить последовательно польскую и северную армии. Союзники не первый год воевали с Бонапартом и, вероятно, просчитывали такой план противника. Их задачей было удержаться в первые сутки, а затем окружить и задавить массой. Интересно, а если бы Наполеон сыграл нестандартно для себя, легла бы карта в его сторону?
    1. Таврик
      Таврик 5 ноября 2019 22:17
      +2
      Наполеон мог выиграть Лейпциг. Мог Ватерлоо. Мог ещё что-нибудь. Но воевать со всей Европой - бесполезно. После 1812 года и Пруссаки и Австрийцы поняли, что Наполеона можно побеждать. В этом и заключалась трагедия: с каждой его победой его врагов становилось больше.
      1. Сергей Валов
        Сергей Валов 5 ноября 2019 23:45
        +2
        Уже 1809 год показал Наполеону, что победы стали доставаться очень тяжело, а ведь воевали один на один. Что уж говорить о коалиции.
  9. Ken71
    Ken71 5 ноября 2019 21:27
    -1
    Да уж. Научил Наполеон союзников как с ним нужно воевать
  10. sergo1914
    sergo1914 6 ноября 2019 00:03
    +1
    Ну что тут скажешь? Проиграли, канальи, тысяча чертей, ланфрен ланфра...
  11. ABM
    ABM 6 ноября 2019 11:07
    -1
    Цитата: Таврик
    Наполеон мог выиграть Лейпциг. Мог Ватерлоо. Мог ещё что-нибудь. Но воевать со всей Европой - бесполезно. После 1812 года и Пруссаки и Австрийцы поняли, что Наполеона можно побеждать. В этом и заключалась трагедия: с каждой его победой его врагов становилось больше.


    нет, не бесполезно! но для этого надо быть Россией
  12. ort
    ort 25 декабря 2019 17:37
    -1
    Остаётся непонятным, каким образом Наполеон, потерпевший страшное поражение от русских уже к маю 1813 собирает новую армию в 300 000 чел и наносит противникам мощные удары ? Причина в том, что умер Кутузов ? Но Кутузов был против продолжения войны на территории Европы и свержения Наполеона. Может быть, как и всегда- просто просрали победу " из высших соображений европейской политики " и стыдно признаться ? Подобное ведь уже было при Петре 3-м после взятия Берлина....

    Сдаётся мне. что если бы Сталин сдал Москву и в последствие допустил нечто подобное событиям 1813 года- "благодарные потомки" ссали бы от злобы на могилу своего полководца. Почтение к своему лидеру, даже проигравшему последний бой- черта исключительно одних лишь цивилизованных наций. Дикарям не понять......
    1. 1536
      1536 30 декабря 2019 10:46
      0
      Да всё понятно. Население Франции в 1810 году составляло около 30 млн человек, а вместе с воссальными странами - 71 млн человек. В 1812 году на воинскую службу было призвано 274 тыс. новобранцев, но это уже к имеющейся численности войск. Перед нападением на Россию Наполеон оставил во Франции 235 тыс. военных, включая национальную гвардию, плюс в резерве находилось около 2-х млн человек, готовых воевать, а в непосредственно боевые части включил множество иностранных дивизий и полков из Польши, Италии, Испании, Германии и т.п. стран, находящихся в прямой зависимости от Франции, причем название некоторых стран типа Италии и Германии чисто условное, так как государств, объединенных этими понятиями не существовало тогда в Европе, они оформились много позже, не без помощи России, кстати. Всего по подсчетам русских историков того времени в армию Наполеона входило около 12 национальностей и соответственно воинских формирований. Нашествие Наполеона на Россию в 1812 году так и называлось "нашествие двунадесяти языков", двунадесять - по-старорусски означает 12. Таким образом, 600-тысячная армия Наполеона, вторгшаяся в Россию далеко не была французской по своему составу, а на территории Франции и Западной Европы находилось еще огромное количество войск, подчиненных Императору Франции. Следовательно, выставить против союзных войск в 1813-1815 гг. Наполеон мог не только 300 тыс. штыков, но и большее количество. Однако общая усталость французов от бесконечных наполеоновских войн и, по всей видимости, финансовое и экономическое положение Франции, стали определяющими в поражении Наполеона.
      Примечание. Говорят, что Наполеону перестало везти в военных делах после развода с Жозефиной Богарне, который случился в 1809 году из-за неспособности императрицы Франции родить наследника. Конечно, это даже не историческое допущение, но так или иначе после 1809 года Наполеон фактически не победил ни в одной военной компании, а в России на стала для него концом всех устремлений и планов. "Берегите семью, господа!" - наверное сказал бы Талейран - всесильный министр иностранных дел Франции времен Наполеона, наблюдай он сейчас происходящее в Европе.
  13. 1536
    1536 30 декабря 2019 10:15
    0
    Может быть, битву он и мог бы выиграть, но однозначно проиграл бы Францию и всю свою империю, что и получилось. Социально-экономические показатели складывались не в пользу Наполеона и проводимой им политики, Франция была обескровлена, остальная Европа искала себе нового "царя-повелителя".
    А вот если бы Наполеон не полез в Россию, если бы задружился с русскими, то судьба Европы, возможно, сложилась бы иначе в последующие 100 лет. Но, что сделано, то сделано. И теперь имеем то, что имеем.