Военное обозрение

Объединяя миллионы: как формировались фронты в Первой мировой войне

12

Карпатский фронт в ноябре 1914 — апреле 1915 гг. Германская карта


Как известно, фронтовое объединение – это высшее оперативно-стратегическое объединение крупных (часто миллионных) войсковых масс, предназначенное для реализации стратегических операций, нацеленных на уничтожение крупных группировок противника либо обороны важнейших территорий.

Но как появились соответствующие объединения и каковы тенденции их развития в Первой мировой и Советско-польской войнах? Попытаемся, хотя бы в самых общих чертах, ответить на этот интересный вопрос. И начнем с Западного фронта Первой мировой войны.

Суть вопроса


Верховное (Главное) командование, для того чтобы упростить себе управление оперативными объединениями (армиями), пришло к формированию оперативно-стратегических объединений (групп армий, фронтов).

Структурирование изначально выставляемых на ТВД оперативных боевых единиц (армий) в более крупные, непосредственно подчиненные главнокомандующему, высшие оперативно-стратегические объединения (группы армий, фронты) — важнейший вопрос военной организации и управления. Считалось, что главное командование, как и любая другая инстанция, может полноценно непосредственно управлять 3 — 4, в крайнем случае, 5 единицами. Эта норма (3 — 5 подчиняемых одной командной инстанции единиц) считалась до Первой мировой войны теоретически устоявшейся и опиралась на соответствующие изречения Наполеона Бонапарта. Последний высказывался за 3, 4 или 5 подчиненных командующему войсковых единиц — указывая, вместе с тем, что таких единиц должно быть не менее 3-х.

Но на практике Наполеон часто возлагал на одного человека командование чуть ли не 10 единицами (например, на Даву), да и сам лично одновременно управлял более чем 5 единицами, беря под непосредственное командование большую часть армии. Подражая практике Наполеона или Мольтке-Старшего, либо в силу доверия к усовершенствованным средствам связи, но французское и германское главнокомандования в начале Первой мировой войны резко нарушили вышеуказанное теоретическое правило: 1) германское Верховное командование в ходе решительных операций начала войны командовало восемью, а затем и девятью армиями, действовавшими на двух противоположных фронтах (потом их количество еще более возросло); 2) французское Главное командование в начале войны имело в непосредственном подчинении семь армий.

Также, по опыту германских больших военных игр, считалось допустимым (при условии затруднительности управления со стороны Главного командования) временно подчинять одну армию командующему другой, соседней армии.

В ходе боевых действий такое нарушение военной логики не осталось безнаказанным.

Уже после войны французы считали (статья майора Мартэна в «Revue Militaire Franḉaise» № 54 за 1925 г.), что «безоговорочно признается наиболее приемлемым образование не временных, а постоянных во время войны групп армий, по подобию трех групп армий – Северная, Центральная и Восточная, учрежденных в мировую войну».

В Германии также в течение войны пришли к образованию постоянных групп армий и фронта (объединившего группы армий). После войны инспектор связи при министерстве рейхсвера Г. Ветцель, бывший начальник оперативного отдела германской Главной квартиры, писал: «Печально, что подразделение войск на группы армий, кажущееся столь естественным с точки зрения технической организации командования, не было принято для управления германскими войсками с самого начала, как это имело место у русских» (Wissen und Wehr. 1925. № 1. S. 35.).

У русских, как известно, уже в начале войны имелись фронтовые объединения – Северо-Западный и Юго-Западный фронты.

Интересно что А. Свечин в своей «Стратегии» (С. 392 — 394), опираясь на мнение Клаузевица, отмечал недопустимость деления вооруженных сил только на два фронта и даже сомневается в целесообразности фронтовых объединений. Он, в частности, писал, что «Людендорф также жалуется на трудности управления, которые ему создало во Франции в 1917 — 18 гг. это организационное новшество. В гражданскую войну фронты являлись, несомненно, уместными, когда каждый объединял действия на отдельном театре войны против отдельного противника (Северный, Восточный, Южный фронты). Но когда пришлось согласовать действия двух фронтов против одного противника (поляков), то эта задача не удалась». В качестве рационализаторского предложения применительно к последнему эпизоду А. Свечин отмечал, что «необходимо было создать совершенно различные инстанции, раздробив Юго-Западный фронт на две части».

Достаточно определенного мнения об образовании высших объединений А. Свечин в «Стратегии» не дает. Его указание, что «там, где нет увеличения численности армии свыше миллиона бойцов и где имеется только один противник, достаточно иметь только один фронт», страдает неясностью: отсутствует упоминание о том, в какое, примерно, количество высших организационных единиц должны быть сведены эти бойцы, и как понимать выражение «один противник». Ведь противник может неожиданно действовать значительными силами не там, где «его считают», а на фронте своего союзника (германцы в 1915 г. прорвали Русский фронт на австрийском фронте – у Горлицы).

Жалоба Э. Людендорфа вряд ли имеет какое-либо значение, так как германской Главной квартире при постановке и реализации каждой оперативной цели, требующей участия более чем одной армии, все равно приходилось создавать группировку армий с временно возглавляющим ее начальником и штабом.

Так, Рехсархив (Reichsarchiv. Bd. I. S. 600, 607), сообщает о серьезных неудобствах, вытекающих из системы простого подчинения армии ее соседу: с одной стороны, командующий подчиненной армии имеет склонность нетерпеливо вырываться из подчинения равному (Клук на Самбре и у Мобежа); с другой стороны, такой командующий, объединяя действия двух армий, при сохранении непосредственного командования над своей собственной армией, склонен ощущать лишь нужды «своей» армии и упускает из вида нужды объединения (Бюлов на Самбре).

П. Гинденбург в своем труде («Aus meinem Leben») сообщал: «1 ноября 1914 г. император назначил меня командующим германскими силами на Восточном фронте. Командование 9-й армией перешло в руки генерала Макензена. Мы были, таким образом, освобождены от забот по непосредственному руководству одной армией и наше воздействие на общую дружность усилий от этого сделалось еще большим».

При сопоставлении мнений представителя отечественной академической стратегической мысли, а также германцев и французов, заметно любопытное противоречие: германцы и французы, в большинстве своем, хвалят в русской организации то, чем сами русские не совсем довольны.

Определенные выводы могут быть сделаны лишь при рассмотрении: 1) того, как в Первую мировую и Гражданскую войны зародилась необходимость в образовании новых объединений главного командования, и 2) как эта необходимость разрешалась на практике.

Группы армий и фронты в эпоху Первой мировой войны 1914 — 1918 гг.


Западный фронт
Германия

1. Группировка из 6-й и 7-й армий в Эльзас-Лотарингии в начале войны подчинялась кронпринцу Рупрехту, командующему в то же самое время 6-й армией. Группировка распалась вследствие переброски 7-й армии к правому флангу (перевозка началась 7 сентября 1914 г.).

2. Группировка 1-й и 2-й армий, установленная 17 августа 1914 г. в целях выполнения намеченного охвата противника к северу от Мааса; 1-я армия (Клук) подчинена Бюлову, продолжавшему в то же время командовать 2-й армией. Это подчинение отменено 27 августа — вследствие жалобы Клука (Клук несколько раз резко протестовал против своего подчинения Бюлову; 26 августа он отказался выполнить приказ Бюлова об оставлении Клуком одной дивизии перед Мобежем – чтобы помочь 7-му резервному корпусу взять крепость. Reichsarchiv. Bd. I. S. 528). «Роспуск этой группировки был решением, чреватым последствиями» (S. 607). Нам известно к чему это привело на Марне.


Командующие 1-й и 2-й армиями (слева направо) генерал-полковники фон Клук и фон Бюлов

3. Потому-то Главная квартира, вынужденная приказать отступить за Эн и Вель, снова подчинила Клука Бюлову 10 сентября 1914 г. На другой день, 11 сентября, 7-я армия также вошла в эту группу – чтобы спешно закрыть разрыв, увеличивающийся между 1-й и 2-й армиями. Бюлов сохранил эти три армии под своим командованием до 23 сентября 1914 г. С этого дня в каждой армии восстанавливалась самостоятельность — по просьбе самого Бюлова, писавшего («Mein Bericht zur Marne Schlacht», S. 81): «Вследствие значительного протяжения фронта 2-й, 7-й и 1-й армий невозможно с левого фланга надолго обеспечить одновременно и командование своей собственной армией и управление операциями других армий» (Штаб Бюлова был в Вармеливиль. Фронт трех армий проходил от Прон к Нуайон. 7-я армия была разделена на два куска: 15-й, 7-й и 12-й корпуса были в районе Крайон — Бернобак, а 9-й резервный корпус около Нуайон).

Клук по этому поводу писал в своем труде «Марш на Париж»: «Временным подчинением армии ее соседу стратегические или тактические кризисы излечиваются лишь в редких случаях. Наоборот, верховное командование устранило бы кризис, если бы оно подчинило три фланговых армии одному начальнику с освобождением его от командования своей армией».

4. В этот же момент германская Главная квартира считала устраненной опасность разрыва со стороны союзников фронта между армией Клука и армией Бюлова. Начался «Бег к морю», и на севере как раз и приходилось разыгрывать новую решительную партию. Именно на севере германскому командованию следовало тогда создать новую группировку армий. Оно этого не сделало, французы его организационно опередили – и нам известно, какими были для сторон результаты.

Только в ноябре 1914 г. Главная квартира германцев решается преобразовать группировки своих армий на Западном фронте: 25 ноября установлены временные, в числе трех, группировки армий. 27 января 1915 г. их количество доведено до четырех. Эти группировки устанавливались, как и предшествовавшие, простым подчинением армии своему соседу. Германская Главная квартира надеялась таким образом облегчить образование общих резервов. Но «поставленная цель не была достигнута, — заявляет Э. Фалькенгайн, — потому что командующие этих армейских группировок не сумели понять, что они должны были отказаться от своекорыстия в целях общего выигрыша». В марте 1915 г. все армии вновь поступают под непосредственную власть Главной квартиры.

5. Понадобилась тревога, произведенная французским наступлением в Шампани 25 сентября 1915 г., чтобы побудить германское Верховное командование к созданию 26 сентября группы армий германского Кронпринца. Но, как и раньше, у Кронпринца сохранилось и командование своей армией — до 1-го декабря 1916 г. Эта группа существовала до конца войны.

Объединяя миллионы: как формировались фронты в Первой мировой войне

Кронпринц Фридрих Прусский

6. Группа армий Гальвица появилась на Сомме 19 июля 1916 г. — Гальвиц продолжил командовать и своей армией. Эта группа армий распалась 28 августа — будучи заменена группой армий кронпринца Рупрехта Баварского, первой из германских групп армий с отдельным военачальником и отдельным штабом. Т. о., через 2 года войны, впервые группа имела свое управление.

7. Перед угрозой Большого наступления Антанты германцы именно в феврале 1917 г. вводят на западе систему групп армий, создав наряду с группой германского Кронпринца и группой Рупрехта еще группу Альбрехта Вюртембергского (у французов система групп армий была введена как система в июне 1915 г. — т.-е. почти на два года раньше) на фронте Лотарингия — Вогезы.

Таким образом, мы видим — как на Западном фронте германская Главная квартира производила опыты по организации временных группировок армий. Она отказывается от них, т. к. оказалось вредно временно подчинять одного командующего армией другому командующему армией – это влечет за собой излишние удары по самолюбию и излишние трения. Германское командование решилось, наконец, намного позднее, чем французское командование, принять единственно логичную систему: освободить командующих группами армий от всякого другого командования.

8. Новая группа армий Гальвица образована 1 января 1918 г. в районе Вердена — под командованием генерала Гальвица, который до 22 сентября 1918 г. продолжал одновременно командовать 5-й армией.

9. Группа армий Боена, образованная 6 августа 1918 г., распалась 3 октября 1918 г., — вследствие сокращения фронта.

Франция


1. 25 сентября 1914 г. на восточной границе организована группировка в составе 1-й, 2-й и 3-й армий и отдельного вогезского отряда под командованием Дюбайля, продолжавшего в то же время командовать 1-й армией.


Генерал О. Дюбайль

2. 2 октября 1914 г. Фош, назначенный заместителем главнокомандующего, был назначен объединять действия войск, вступивших в дело между Уазой и Ла-Маншем. Фош был освобожден от командования армией. Подобная организация привела к появлению «группы армий», которой недоставало только названия. Такой быстротой в деле объединения действий на решительном в данный период времени участке ТВД французское командование обнаружило свое более ясное, чем у германцев, представление о сущности происходящих событий.


Генерал Ф. Фош

3. 8 января 1915 г. происходит сформирование временной группировки на востоке (1-я, 3-я армии, отдельный вогезский отряд, 2-я группа резервных дивизий) под управлением Дюбайля, который с этого дня был освобожден от командования 1-й армией, став «делегатом» главнокомандующего.

4. 14 июня 1915 г. происходит окончательное установление трех групп армии: Северной, Центральной и Восточной (германское командование, как нами указано выше, лишь в феврале 1917 г. вводит на своем западном фронте постоянную систему групп армий).

Продолжение следует…
Автор:
12 комментариев
Информация
Уважаемый читатель, чтобы оставлять комментарии к публикации, необходимо зарегистрироваться.

Уже зарегистрированы? Войти

  1. 72jora72
    72jora72 7 декабря 2019 07:22
    +7
    вам Кронпринц Фридрих Прусский ни кого не напоминает? belay
    1. Фил77
      Фил77 7 декабря 2019 08:03
      +4
      Утра доброго!ВВП? laughing
      1. 72jora72
        72jora72 7 декабря 2019 08:06
        +2
        Утра доброго!ВВП?
        Ну он же в Германии службу начинал? soldier
        1. Фил77
          Фил77 7 декабря 2019 08:11
          +4
          stop Тогда наверное ВВП напоминает кронпринца/потомок?/. laughing laughing laughing
    2. HauptmannV
      HauptmannV 7 декабря 2019 10:12
      +3
      Кронпринц Вильгельм в форме Totenkopfhusaren
      1. Фил77
        Фил77 7 декабря 2019 11:27
        +2
        *Посмотрев на этот портрет поневоле поверишь в переселение душ...*Артур Конан Дойл *Собака Баскервилей*. hi
  2. Адьютант
    Адьютант 7 декабря 2019 08:41
    +5
    Вопросы организации и управления имеют непреходящее значение.
    Особенно это заметно на современном этапе, когда организация заменяется импровизацией
    1. Фил77
      Фил77 7 декабря 2019 08:55
      +1
      На современном этапе вопросами организации занимаются эффективные менеджеры,отсюда и всевозможные импровизации/сарказм/.
      1. Адьютант
        Адьютант 7 декабря 2019 09:02
        +5
        Эффективные менеджеры??
        Я о другом...
        По результатам общения с людьми, общающимися с головкой МО РФ.
        О том что сейчас дилетанты в МО заменяют организацию импровизацией)
    2. антивирус
      антивирус 7 декабря 2019 09:00
      +2
      фронте германская Главная квартира производила опыты по организации временных группировок армий. Она отказывается от них, т. к. оказалось вредно временно подчинять одного командующего армией другому командующему армией –
      может главное было --В РАЗВИТИИ СРЕДСТВ СВЯЗИ ДЛЯ УПРАВЛЕНИЯ? а не гонор командующих; противоречия разных людей,были и есть, их и сейчас ...сглаживают
      1. Адьютант
        Адьютант 7 декабря 2019 09:04
        +6
        Никакое развитие средств связи не заменит принципиальных вопросов военного управления, организации и подчиненности. Как и вы, думали тогда, да оказалось что не панацея)
  3. Хунхуз
    Хунхуз 7 декабря 2019 11:39
    +6
    Очень интересный вопрос
    Спасибо!
  4. Комментарий был удален.