Германия в региональных штанишках. Где место Берлина в глобальной политике?


Министр иностранных дел ФРГ Хайко Маас недавно посетил Украину с двухдневным визитом. Перед поездкой Маас заявил о намерении побывать в зоне разграничения воюющих сил на Донбассе. Потом планы поменял. Сославшись на неблагоприятные метеоусловия, германский министр поле своей деятельности ограничил кабинетами киевской власти.

В контексте «нормандского формата»


Свой визит Хайко Маас объяснил подготовкой к саммиту в «нормандском формате». На деле повестка встречи вышла далеко за рамки нормандского контекста. Как стало ясно после совместной пресс-конференции германского министра и его украинского коллеги, в Киеве обсуждался довольно широкий круг тем.


В него вошли строительство газопровода «Северной поток-2», транзит российского газа через территорию Украины, финансовая помощь Киеву со стороны Берлина и, конечно, установление мира на Донбассе. Примечательно, что, говоря о финансовой подпитке киевских властей Германией, Маас оценил её как «равную которой еще нужно поискать» и ни словом не обмолвился о скандальных претензиях президента Украины Владимира Зеленского к канцлеру Германии Ангеле Меркель.

Об этих претензиях мир узнал после публикации 25 сентября стенограммы состоявшегося в июле телефонного разговора Зеленского с президентом США Дональдом Трампом. Возникла определённая неловкость, поставившая главу Украины в несколько двусмысленное положение. Однако Зеленский вскоре нашёлся и уже в ходе многочасовой октябрьской пресс-конференции фактически подтвердил претензии к Ангеле Меркель и Эммануэлю Макрону. «Я не хотел никого обидеть. Я сказал то, что я думаю. Я всегда так делаю», – настоял на своём президент Украины.

Теперь германский министр старался доказать украинцам и миру, что ФРГ – главная опора Украины в решении всех её проблем, в том числе в обеспечении территориальной целостности и суверенитета. Маас публично хвалил Зеленского за «сдвиги, которых удалось добиться в урегулировании конфликта в Донбассе» и также публично пенял России, что для установления полного режима прекращения огня «теперь очередь и за ней».

Германия в региональных штанишках. Где место Берлина в глобальной политике?

Германский министр не отказал себе в удовольствии в очередной раз продемонстрировать некую вербальную значимость Берлина в мировой политике. По его словам, канцлер ФРГ Ангела Меркель добилась от президента России Владимира Путина обещания, что транзит российского газа через украинскую газотранспортную систему будет продолжен и после 2019 года.

Пять европейских «надо»


Это заявление Хайко Мааса расходится с практикой переговоров о дальнейшем транзите газа через Украину (в них Германия даже не принимает участия). Наверное, берлинскому гостю хотелось произвести сильное впечатление на политиков в Киеве, и он погрешил против истины. К ней Германия имеет мало отношения. Газовая политика Евросоюза формируется в Брюсселе, как и сам характер отношений стран ЕС к России.

Их основные постулаты ещё три года назад сформулировала верховный представитель по иностранным делам ЕС Федерика Могерини и согласовала на специальной встрече министров МИД стран содружества. В основу политики Евросоюза на российском направлении Могерини поставила пять условий: выполнение соглашения «Минск-2» по Украине, укрепление отношений со странами «Восточного партнерства» и Центральной Азии, снижение зависимости от России в энергетической сфере, восстановление сотрудничества с Россией по некоторым избранным направлениям (например, по Ирану или КНДР), поддержка развития гражданского общества в России и «поддержка контактов между людьми и обмен».

Вокруг этой пятёрки условий теперь строится вся риторика участников внешнеполитической деятельности европейских стран. По всему видно, что Маас в Киеве не вышел за пределы дозволенного ему и даже подчеркнул, что «у Украины есть европейская поддержка». После таких заявлений германского министра российские политологи заговорили о возможном переносе даты саммита «нормандского формата» с 9 декабря на более позднее время.

Берлин демонстрирует политическую беспомощность


Так это или нет, решать будут всё-таки в Кремле. Очевидно другое. В Киев Хайко Маас приехал не столько готовить заявленный саммит, сколько показать внешнеполитическую активность и значимость Германии. В Берлине уже давно пытаются предъявить себя миру, как глобальную, а не региональную державу. Получается не очень.

Взять хотя бы украинское направление. Выступив гарантом в разрешении внутриукраинского кризиса, Германия скоро скатилась к безоговорочной поддержке киевских властей и по сути стала их пособником в затянувшемся конфликте. Берлин прощал президенту Порошенко все его политические выкрутасы. Старался не замечать жертв среди гражданского населения, активизации неонацистских сил на Украине и их бесконтрольность перед властями, военных преступлений и пр.

Сейчас Маас в Киеве робко говорит о том, что «необходимо добиться принятия украинским парламентом закона об особом статусе Донбасса с подготовкой местных выборов, а также раскрыть преступления, совершенные во время конфликта». Меж тем, всё это задачи вчерашнего дня, изложенные в минских соглашениях ещё более четырёх лет назад. Можно уверенно утверждать: они не выполнены Киевом с молчаливого согласия Берлина.


Получается, Германия не выполнила функцию влиятельной державы, способной разрешать региональные конфликты. А хочется большего. Хочется управлять миром. Недавно в бундестаге прошли дебаты о роли Германии в ближневосточном конфликте. Их спровоцировало предложение министра обороны ФРГ Аннегрет Крамп-Карренбауэр создать на севере Сирии зону безопасности под контролем НАТО.

Европейцев идея германского министра не очень увлекла, зато берлинский политикум впал в экзальтацию, рассчитывая усилить влияние немцев в этом беспокойном, но важном для мира регионе. Это не первая попытка Берлина полноценно включиться в ближневосточные процессы и конвертировать свою экономическую силу в силу политическую.

Ещё зимой 2007 года, когда так называемый «ближневосточный квартет» по урегулированию конфликта между Израилем и палестинцами (состоящий из представителей ООН, Евросоюза, США и России) взял долгую паузу, Германия инициировала министерскую встречу в Берлине. На неё пригласили генерального секретаря ООН Пан Ги Муна, госсекретаря США Кондолизу Райс, министра иностранных дел России Сергея Лаврова и уполномоченного Евросоюза по внешней политике Хавьера Солану.

На встрече в Берлине Меркель сформулировала некие инициативы, призывающие стороны отказаться от применения насилия, признать права на существование государства Израиль и исполнить ранее достигнутые договоренности. Однако высокопоставленные гости не увидели в предложениях германского канцлера ничего нового, как не увидели в ней силу авторитетного международного посредника. Встреча в Берлине не стала прорывной и даже не смогла подготовить саммит «ближневосточного квартета».

Свой дипломатический провал Меркель попыталась компенсировать поездкой по странам Ближнего Востока. В компанию с собой она взяла министра экономики, представителей немецкой бизнес-элиты. Хотя главной заявленной целью вояжа было «урегулирование израильско-палестинского конфликта». Потом повестку скорректировали под расширение «экономического сотрудничества между ЕС и арабскими странами, в том числе в сфере энергетики». Впрочем, и в этом вопросе особо продвинуться не удалось. В ближневосточных столицах немцев вежливо выслушали, но инициативы их не приняли.

Любопытно, что предложение Аннегрет Крамп-Карренбауэр в ходе дебатов поддержали все фракции бундестага, включая левых и «Альтернативу для Германии». Получается, в немецком политикуме вызрел консенсус по роли Берлина в решении мировых дел. Одна проблема: единый порыв немцев Европа не поддержала, а в одиночку им это не осилить.

Однако Берлину очень хочется выбраться из региональных штанишек и стать вровень с глобальными державами. Примеров тому много. Например, параллельно с визитом Хайко Мааса в Киев, в Москве гостил бывший министр иностранных дел Германии Зигмар Габриэль. На конференцию в московскую гостиницу «Балчуг» его пригласили Германо-российский форум и Российско-германская внешнеторговая палата.

Обсуждали главным образом внешнеторговые связи двух стран, но экс-министр не удержался от оценок глобальной политики. Габриэль заявил в Москве, что в международных делах роль Германии должна быть более активной. «Особенно сейчас, когда арену глобальной политики, с которой постепенно уходят американцы, начинают осваивать Россия и Иран, – подчеркнул экс-министр и добавил: – Хорошо, что Германия демонстрирует сдержанность, но мы не можем постоянно говорить, что за нас кто-то что-то сделает. Когда в мире господствуют людоеды, мы не можем оставаться веганами».

Оставим без комментариев грубую двусмысленность («веганов» из Германии советские люди запомнили надолго), которую позволил себе в Москве Зигмар Габриэль. Отметим главное: желание немцев влиять на глобальную политическую повестку не стыкуется с их региональной беспомощностью. Как ни крути, кризис на Украине затянулся, в том числе и из-за позиции Берлина. На прошлой неделе в Киеве министр Маас её подтвердил ещё раз…
Автор:
Использованы фотографии:
Ajale, wikipedia.org
Ctrl Enter

Заметили ошЫбку Выделите текст и нажмите Ctrl+Enter

37 комментариев
Информация
Уважаемый читатель, чтобы оставлять комментарии к публикации, необходимо зарегистрироваться.

Уже зарегистрированы? Войти