Ситуация вокруг тестирования РЛС турецких С-400 обрастает подробностями. Теневая роль F-16C и F-35A


В очередной раз находит своё подтверждение информация о том, что реализация контракта между «Рособоронэкспортом» и оборонным ведомством Турции на поставку турецким ВВС четырёх зенитно-ракетных дивизионов С-400 может повлечь за собой ряд негативных последствий для боевой устойчивости зенитно-ракетных полков ВМФ и зенитно-ракетных войск ВКС России, располагающих как ЗРК «Триумф», так и более ранними комплексами семейств С-300ПС и ПМ1/ПМ2. Что же касается веских обоснований для столь неутешительного вывода, то они начали появляться в «арсенале» патриотически настроенных обозревателей отечественных военно-аналитических порталов и экспертных кругов на протяжении последних двух недель ноября 2019 года.

Чем чревата обкатка турецких «Триумфов» на «Фальконах» и «Лайтнингах II»? Пентагон в поисках ахиллесовой пяты С-400


Именно в этот период глава оборонного ведомства Турции Хулуси Акар анонсировал начало программы сетецентрической увязки (установления единого защищённого канала обмена информацией о тактической воздушной обстановке) между недавно закупленными «четырёхсотками» и многофункциональными истребителями 5-го поколения F-35A, а губернатор столичного ила Анкара Васип Шахин объявил о начале натурных испытаний радиолокационных средств одного из дивизионов С-400 с задействованием турецких F-16C Block 50+ и F-4E в качестве целей условного противника.


В последнем случае даже на фоне напускной обеспокоенности, выраженной главой Госдепа США Майком Помпео в связи с испытаниями радаров С-400 по обнаружению F-16C и F-4E, никаких существенных дивидендов специалисты Минобороны Турции (совместно с экспертами из Пентагона и ВВС США) не получат. Данные испытания лишь окончательно подтвердят способность всевысотных обнаружителей сантиметрового диапазона 96Л6 и радаров подсвета и наведения 92Н6Е к обнаружению и устойчивой «завязке трасс» низковысотных средств воздушного нападения на удалении 30—35 км на фоне кромки радиогоризонта и земной поверхности (даже в условиях переотражений электромагнитных волн от естественных объектов рельефа местности).

Ведь хорошо известно, что, к примеру, угломестный сектор сканирования всевысотного обнаружителя 96Л6Е составляет от -3 до +60°. Именно 3-градусное принижение сканирующего луча в сочетании с помехозащищённой пассивной ФАР сантиметрового C-диапазона продвинутым высокопроизводительным устройством обработки радиолокационной информации и универсальной вышкой 40В6М/МД позволяет ВВО 96Л6 обрабатывать столь сложные низковысотные воздушные объекты на фоне естественных помех и множественных переотражений. Аналогичная картина полностью справедлива не только применительно к всевысотным обнаружителям (ВВО) 96Л6Е, но и к более узкоспециализированным и высокоэнергетическим радарам подсвета и наведения 92Н6Е, антенные посты которых также адаптированы к размещению на вышках 40В6МД, а полотна пассивных ФАР располагают 10000 элементов с фазовращателями, что в 2 раза больше, нежели у «пэтриотовских» многофункциональных РЛС семейства AN/MPQ-53/65.

Единственный параметр радара 92Н6Е, попытку определения которого могли предпринять турецкие и американские специалисты в ходе испытаний радиолокационных средств ЗРК С-400 с задействованием F-16C Block 50+, — это устойчивость сопровождения цели условного противника без потери «захвата» во время реализации энергетического маневрирования «Фалькона» с одновременным отстрелом дипольных отражателей и применением подвесных контейнерных комплексов радиопротиводействия AN/ALQ-211(V)9 AIDEWS. Тем не менее, и в данном случае какие-либо положительные сюрпризы для спецов из Пентагона и Научно-исследовательской лаборатории ВВС США вряд ли имели место быть, ведь комплекс РЭБ AN/ALQ-211(V)9 не может быть внесён в перечень перспективных средств радиоэлектронного противодействия ввиду оснащения устаревшими излучателями на базе щелевых антенных решеток, неспособных формировать высокоэнергетический направленный «помеховой луч», способный точечно подавлять современные радары подсвета и наведения на базе ПФАР.

Другое дело — использование в качестве целей условного противника двух многофункциональных истребителей 5-го поколения F-35A, которые были переданы в строевые части Военно-воздушных сил Турецкой Республики летом 2018 года, незадолго до активной фазы разразившегося американо-турецкого военно-политического кризиса, связанного с поставкой Анкаре ЗРК С-400.

Несмотря на крайне агрессивную обвинительную риторику со стороны Белого дома и оборонного ведомства США, связанную с грядущей попыткой специалистов турецкой корпорации ASELSAN оценить возможность объединения С-400 «Триумф» и F-35A в единую сетецентрическую сеть ПВО-ПРО, реализация подобной программы предоставит командованиям ВВС и ВМС США, а также штаб-квартире военно-промышленной корпорации «Lockheed Martin» исчерпывающий спектр информации о возможностях радиолокационного обнаружителя 64Н6Е2 с двухсторонней ПФАР, всевысотного обнаружителя 96Л6Е и радара наведения 92Н6Е. Ведь в реальности речь идёт не столько об объединении информационного поля пункта боевого управления 55К6Е комплекса С-400 с системой управления вооружением истребителя F-35A, сколько о реализации американо-турецкой программы так называемой оценки потенциального влияния ЗРК С-400 на «Lightning II», недавно анонсированной пресс-секретарём президента Турции Ибрагимом Калыном. О каких возможностях идёт речь?

В первую очередь американские и турецкие специалисты смогут проверить способность радиолокационного обнаружителя 64Н6Е2 парировать помеховое воздействие со стороны перспективных комплексов радиоэлектронной борьбы AN/ASQ-239 «Barracuda», интегрированных в фюзеляжи и бортовое радиоэлектронное оборудование истребителей семейства F-35. Данная задача вполне реализуема благодаря совпадению частотных диапазонов работы РЛО 64Н6Е2 и комплекса РЭБ «Барракуда» (дециметровый/сантиметровый S-диапазон с частотным диапазоном от 2 до 4 ГГц).

Во-вторых, может быть проведена детальная оценка способности радара подсвета 92Н6Е противостоять «помеховым лучам» бортовых АФАР-РЛС AN/APG-81 истребителей F-35A. Как известно, радиоэлектронная «начинка» радаров AN/APG-81 может похвастаться наличием радиочастотных перестраиваемых фильтров RFTF, запитывающих определённые группы нитрид-галлиевых приёмо-передающих модулей, благодаря чему последние располагают программно-аппаратной возможностью работы в режиме РЭБ. Узкий и мощный «помеховый луч» данных бортовых РЛС, сравнимый с лучами перспективных контейнерных комплексов РЭБ AN/ALQ-249 NGJ-MB Increment 1, способен создать радарам подсвета и наведения 92Н6Е куда более существенные проблемы, нежели менее интенсивное широкоугольное излучение устаревших станций радиопротиводействия семейства AN/ALQ-211.

Логично предположить, что полученная в ходе данных испытаний информация может быть использована для формирования шаблонов с оптимальными частотными режимами противодействия не только современным радарам наведения 92Н6Е, но и ранним РПН семейства 30Н6Е, являющимся основными компонентами зенитно-ракетных комплексов С-300ПС/ПМ1/2.
Ctrl Enter

Заметили ошЫбку Выделите текст и нажмите Ctrl+Enter

73 комментария
Информация
Уважаемый читатель, чтобы оставлять комментарии к публикации, необходимо зарегистрироваться.

Уже зарегистрированы? Войти