Военное обозрение

Западная пропаганда во время Кавказской войны. Старая традиция шельмования

21

Военный сбор черкесов. Иллюстрация Джеймса Белла


Слёзы девочки Баны, вездесущие бронетанковые буряты, святая корова «Белых касок», русские хакеры, отравители вышедших в тираж Скрипалей, русский спецназ в Норвегии и так далее. Всё это нехитрые детали современной информационной войны, сотканной из так называемых фейков и смещения акцентов. При этом лавинообразный поток этой лжи в рамках пропаганды вызывает двойственную реакцию в обществе. Часть людей за бурным информационным потоком пропаганды не замечает — не важно, в корыстных целях или ввиду близорукости. Другие же громогласно заявляют, что такого накала инфовойны планета ещё не знала.

Не правы ни те, ни другие. Информационная война стара как мир. И её накал связан только с развитием технических средств доставки лжи и количеством каналов, по которым она проходит. В разгар Кавказской войны XIX века Европа воевала на информационном поле не менее низко, грязно и активно, нежели сейчас.

Кавказская война – приют для европейских авантюристов


Любой конфликт аккумулирует вокруг себя множество людей самого разного качества. А конфликты с наличием национального, религиозного, а в случае с Кавказом, где столкнулись интересы России, Персии и Порты, даже цивилизационного противостояния, – просто чернозём для разного рода авантюристов, искателей славы и просто проходимцев.

На Кавказе недостатка в провокаторах и искателях дешёвой славы не было. Одним из самых известных был, наверное, Джеймс Станислав Белл. Его имя общеизвестным сделала провокация со шхуной «Виксен» (автор уже описывал этот инцидент). Джеймс родился в состоятельной шотландской семье банкиров и сначала состоялся как средней руки коммерсант. Какого-либо военного образования Белл никогда не получал и даже официально не состоял на государственной службе. Но его склонность к острым ощущениям, отягощённая отсутствием необходимости поиска средств к существованию, привела его в ряды лазутчиков и провокаторов Её Величества.


Каких-либо сведений о храброй боевой деятельности Белла, по сути, нет. Зато как провокатор Джеймс поработал знатно. Сразу после краха провокации с «Виксеном» официальный Лондон открестился от Белла. Но ему удалось вернуться домой. И он снова пригодился короне. Буквально меньше чем за год Джеймс накропал целую книгу мемуаров под названием «Дневник пребывания в Черкесии в течение 1837, 1838 и 1839 годов». Книга с богатыми иллюстрациями вышла уже в 1840 году. В ней Белл сгладил все острые углы черкесской реальности в виде работорговли, междоусобных войн и прочего. Зато он отчаянно изобличал Россию.

Ещё одним примечательным провокатором того периода был Теофил Лапинский, родившийся в семье польского депутата Галицкого сейма. Теофил был патентованным ксенофобом, опиравшимся на «туранскую теорию», т.е. расовую теорию, утверждавшую, что русские не только не славяне, но и не европейцы. С юности Лапинский скитался из лагеря в лагерь, руководствуясь ненавистью к России. Александр Герцен так характеризовал Теофила:
«Твёрдых политических убеждений у него не было никаких. Он мог идти с белыми и красными, с чистыми и грязными; принадлежа по рождению к галицийской шляхте, по воспитанию — к австрийской армии, он сильно тянул к Вене. Россию и всё русское он ненавидел дико, безумно неисправимо».


А вот характеристика Лапинского, данная ему его же соратником по борьбе в одной из военных экспедиций Владиславом Марцинковским:
«Полковник пьёт вино бордо, а нас оставляет голодными. Он спаивает женщин и ест изысканные кушанья за деньги несчастных поляков. Как такой человек мог руководить экспедицией, в которой нужно столько внимания к вещам, казалось бы, самым незначительным? Он кутит в то время, когда его подчинённые терпят голод и жажду на корабле, полном насекомых».


Западная пропаганда во время Кавказской войны. Старая традиция шельмования

Естественно, периодически этот «командир» настолько утомлял своим поведением окружение, что ему приходилось сбегать в Европу, чтобы подштопать репутацию. И как в случае с Беллом, его встречали с распростёртыми объятиями. После того как предложенный им план английской интервенции Кавказа был отвергнут британским премьер-министром, он буквально за год написал книгу «Горцы Кавказа и их освободительная война против русских» и умудрился мгновенно ее издать. Про свои планы интервенции он, конечно, умолчал, но Россию основательно утвердил «оккупантом». В итоге все последние годы Лапинский посвятил агитационной работе и написанию мемуаров.

Одним из ведущих провокаторов и глашатаев антироссийской стороны на Кавказе, по моему скромному мнению, является Дэвид Уркварт. Британский дипломат с авантюристской жилкой уже в 30-х годах начал самую настоящую антироссийскую PR-кампанию в британских СМИ, направленную против утверждения России на Чёрном море. Кампания была столь успешной, что в 1833 году он вошёл в торговое представительство в Османской империи. На новом месте он не просто стал лучшим «другом» турок, но и продолжил пропагандистскую деятельность, прерванную публикацией довольно отвратного памфлета «Англия, Франция, Россия и Турция». Его опус заставил даже Лондон отозвать Уркварта с занимаемого поста.


Дэвид Уркварт

В 1835-м году Дэвид основал целую газету под названием «Портфолио», в первом номере которого издал серию государственных документов, к коим имел доступ, с нужными комментариями. Когда же его вернули в Константинополь, за два года он раздул такой информационный антироссийский скандал, что его снова пришлось отозвать. В итоге всю жизнь он посвятил антироссийской пропаганде, стал своеобразным предтечей Геббельса и даже являлся автором флага Черкессии. Да-да, идея того самого зелёного стяга черкесам не принадлежит.

Белоснежные замки и грязная ложь


А теперь приступим к голой эмпирике. Одним из менее известных PR-менеджеров Кавказа 19-го века является Эдмунд Спенсер. В 1830-е годы этот английский чиновник совершил поездку в Черкессию. При этом всё это время он прикидывался итальянским врачом, эксплуатируя нейтральный образ ещё генуэзских торговцев времён средневековья. По прибытии в родную Британию Эдмунд мигом издал книгу под названием «Описание поездок в Черкессию».

Для наглядного примера автор решил привести несколько отрывков из описания Спенсером Суджук-Кале:
«Крепость Суджук-Кале была, несомненно, очень древней… Турки в современные дни добавили к строению немало своего, абсолютно очевидно благодаря большому числу глазурованных голубых, зелёных и белых кирпичей…
Эти руины ныне в некоторой степени опасны для исследующего их любителя древности из-за большого числа змей и мириад тарантул и других ядовитых пресмыкающихся…
Покидая руины прежде величавого замка Суджук-Кале, я объехал вокруг большой бухты и прилегающей долины. Невозможно вообразить себе более печальной картины… И таковым было разорение совершённое русской солдатнёй.
Сверкающий лагерь, радостная толчея красивых юношей, с коими я каких-то несколько месяцев назад общался, звуки шумного веселья и радости – всё это растаяло, как призрак».



Для начала забудем, что все эти художественно оформленные гуманистические горести написаны официальным чиновником Британии – страны, колониализм которой за несколько столетий выкосил миллионы человек. Также оставим его пренебрежительное именование русских воинов («солдатня»), это ещё мягкий пример его исторического лексикона. Казаков, к примеру, он часто именует «пьяницами». Взвесим сухие данные.

Во-первых, сразу начинает хромать древность Суджук-Кале. Этот турецкий форпост был построен в начале 18-го века, т.е. за сто лет до визита автора. Попытки утверждать, что крепость возведена на останках, правдивы только отчасти, т. к. использование битого камня признаком наследственности сложно назвать.

Во-вторых, намеренное художественное сгущение красок со змеями и мириадами тарантулов не имеет под собой объективной биологической почвы. Никакие мириады тарантулов новороссийцам отродясь не докучали. Самыми противными насекомыми в данной местности являются летучие гады, разносящие малярию и обитающие на плавнях. Что же касается змей, то всего на Кавказском побережье обитает не более пяти ядовитых змей, одна из которых не спускается с гор ниже 2000 метров. Все они встречаются крайне редко, а вот непосредственно в районе Новороссийска из ядовитых змей обитает только степная гадюка. При этом из-за обывательского страха и банальной безграмотности среднестатистический гражданин уже поспособствовал настоящему геноциду безобидных ужей и безногих ящериц.

В-третьих, Суджук-Кале никогда не представлял собой величавый замок. В 1811-м году адъютант дюка де Ришелье Луи Виктор де Рошешуар был участником экспедиции к Суджук-Кале. Вот как он описал этот «замок»:
«Фортъ состоялъ изъ четырехъ стѣнъ, внутри его были однѣ развалины и груды мусора, никто не думалъ защищать эту руину… Мы были крайне разочарованы нашимъ новымъ завоеваніемъ, дюкъ де Ришелье считалъ себя жертвою мистификаціи. Какимъ образомъ могли предписать изъ Петербурга подобную экспедицію? Для чего было двигать въ походъ шесть тысячъ человѣкъ и многочисленную артиллерію? Для чего снаряжать цѣдый флотъ въ десять кораблей? Къ чему всѣ эти расходы и хлопоты? Для того, чтобы завладѣть четырьмя полуразрушенными стѣнами».



Надвратная плита Суджук-Кале

Более того, никогда русские войска непосредственно Суджук-Кале не штурмовали. Каждый раз они натыкались на руины укрепления, разграбленного и превращённого в развалины либо самими турками, либо местными черкесами. Нежелание гарнизона защищать этот форпост Османской империи вполне объяснимо. Назначение в состав гарнизона воспринималось как своеобразная ссылка. После потери Крыма турки оказались в Суджук-Кале в географической изоляции, без должного провианта и без источников свежей питьевой воды. Даже янычары, попавшие в гарнизон крепости, при любом удобном случае дезертировали. Плачевное состояние укрепления характеризует также тот факт, что черкесы, почуяв слабость осман-«союзников», принялись воровать их с целью перепродажи.

В-четвёртых, о каком сверкающем лагере ведёт речь Спенсер? Скорее всего, он искусно вуалирует банальный и грязный рынок работорговли, процветавший здесь вплоть до прихода русских войск. К примеру, именно в Суджукской бухте вышеозначенный Луи Виктор де Рошешуар задержал небольшой бриг, грузом которого были черкесские девочки для турецких гаремов. Впрочем, и без того известно, что Суджук-Кале, как и любая турецкая крепость на побережье Кавказа, в первую очередь была центром работорговли. Подтверждение этому легко можно найти, как у российских историков, так и у зарубежных: Морица Вагнера, Шарля де Пейсонеля и т.д. Непосредственно же из Суджукской (Цемесской) бухты ежегодно в Константинополь вывозили до 10 тысяч рабов.

Таким образом, Суджукский «замок», «героические «Белые каски» в Сирии или «небесная сотня», сколоченная из жертв аллергической реакции и автомобильных аварий, — звенья одной старой как мир цепи. И пора бы, основываясь на сотнях лет опыта, сделать соответствующие выводы.
Автор:
21 комментарий
Информация
Уважаемый читатель, чтобы оставлять комментарии к публикации, необходимо зарегистрироваться.

Уже зарегистрированы? Войти

  1. Талгарец
    Талгарец 3 декабря 2019 05:35 Новый
    +2
    Не думаю, что работорговля на Кавказе европейцами в начале 19в. воспринималась как что-то сверхъестественное, поскольку в это время вовсю шла трансатлантическая торговля неграми.
    1. Бар2
      Бар2 3 декабря 2019 09:20 Новый
      +2
      По прибытии в родную Британию Эдмунд мигом издал книгу под названием «Описание поездок в Черкессию».


      написано
      Путешествие в Черкассию и Крымскую Тартарию.
      Как то автор статейки забыл перевести половину названия.
    2. Seal
      Seal 5 декабря 2019 10:27 Новый
      0
      Цитата: Талгарец
      Не думаю, что работорговля на Кавказе европейцами в начале 19в. воспринималась как что-то сверхъестественное, поскольку в это время вовсю шла трансатлантическая торговля неграми.
      Не совсем так. Компания по запрету работорговли началась в Англии еще в 1787 году, когда кампанию в парламенте за запрещение работорговли возглавил известный британский филантроп Уильям Уилберфорс -- отпрыск богатой семьи землевладельцев, славившейся своими консервативными взглядами. Однако молодой пэр счёл своим долгом положить конец рабству, ибо оно противоречит христианскому догмату. К 1788 году за отмену рабовладения было собрано более 60 000 подписей.
      В 1807 г. кампания увенчалась успехом. 25 марта 1807 года британский парламент принял Акт о запрете работорговли (Abolition of the Slave Trade Act)., который вначале был направлен на ограничение экономических интересов Франции, с которой Великобритания воевала, а затем был распространён и на неё саму.
      Закон был принят 283 голосами против 16. Считалась незаконной торговля людьми не только в виде купли-продажи, но и бартера (Purchase, Sale, Barter, or Transfer). Согласно Акту о запрете работорговли капитан, пойманный с невольниками на борту, должен был подвергаться штрафу в размере 100 фунтов стерлингов за каждого раба (в Вест-Индии за них платили по 80 фунтов). Работорговля внутри некоторых британских владений еще сохранялась, но продажа в рабство свободных африканцев была запрещена. И главное, запрещалась перевозка («трафик») рабов из Африки в Америку. Противники работорговли, достигнув своей цели, перешли к следующему этапу борьбы, образовав Общество за постепенную отмену рабства.
      Уже 2 мая 1807 года министр иностранных дел Великобритании издал распоряжение об образовании в Сьерра-Леоне специального Вице-адмиралтейского суда (Court of Vice-Admiralty), предназначенного для вынесения приговоров по делам о работорговле. Главным судьей в Сьерра-Леоне был назначен известный противник рабства Роберт Торп, принявший этот пост у бывшего лавочника Александра Смита. В 1808 году началось регулярное патрулирование английскими кораблями африканского побережья. Впоследствии вице-адмиралтейские суды были учреждены в Кейптауне и на острове Святой Елены. С 1811 года перевозка невольников стала в Британской империи уголовным преступлением.
      В 1833 г. произошло полное запрещение рабства во всей Британской империи, включая Британскую Вест-Индию.
      Кстати, американские сторонники аболиционизма еще в 1816 году купили земли на побережье Африки и основали на них государство Либерия, куда перевозили негров из США.
      1. Талгарец
        Талгарец 6 декабря 2019 05:01 Новый
        0
        Благодарю за разъяснения, не знал такого.
  2. Ольгович
    Ольгович 3 декабря 2019 07:33 Новый
    -1
    В целом , тема известная, но детали, представленные автором, как всегда, интересны.

    Удручает то, что в Нальчике ,в 1995 г, переводят и издают русофобскую мерзость англичан....
  3. Александр Требунцев
    Александр Требунцев 3 декабря 2019 08:01 Новый
    +6
    Горцев героизировали в Европе, делали из них "Робин-гудов", изображая благородными рыцарями, борящимися против варварской империи. И "мыслящее общество" тогдашней России считало обязательным им сочувствовать. Когда банда Шамиля похитила семью Чавчавадзе, похищенная жена написала письмо Чавчавадзе. Он переслал это письмо Николаю II. Тот приказал опубликовать это письмо и копии отослать в Европу, чтобы и там свободная пресса письмо опубликовала. Банда ворвалась ночью, схватила женщин и детей и опасаясь погони быстро сбежала обратно в горы. Женщины и дети были в одних рубашках, а было очень холодно и шёл проливной дождь. Женщин побросали на коней и они едва держались во время скачки, а ещё должны были держать маленьких детей. В итоге пятилетняя девочка сорвалась и на полном скаку упала на камни, а вся орда проскакала по ней не остановившись. Второго ребёнка, совсем маленького, один из мюридов бросил головой вниз в мешок и так скакал. Потом из мешка его вынули уже мертвым. У него оказалась сломана шея. И только девочка повзрослее смогла удержаться, вцепившись в гувернантку-француженку. В итоге, их посадили в сырую яму почти голыми под открытым небом и кормили раз в день, бросая им еду. Это всё было описано в письме. Так во Франции и в Англии было запрещено опубликовывать письмо, хотя в плену оказалось несколько француженок, а выкуп Шамиль запросил не реальный вообще. Но тогда пресса ещё была более приличной и английская Таймс все-таки опубликовала это письмо. Это было холодным душем для английской публики. Английский консул в Стамбуле в резком письме потребовал освободить пленников без всяких условий. Французский же ни разу не написал Шамилю после этого случая и на письма его тоже не отвечал. Шамиль не выполнил требований и после английский консул тоже ни разу ему не писал. Его игнорировали. И даже в Крымскую войну, когда Шамиль ждал письма и помощь англичан с французами, его игнорировали. Только турки поддерживали с ним связь. Таков был эффект грамотной работы Николая через общественное мнение. Кстати, об этом случае подробно пишет Джон Бадейли в книге "Завоевание Кавказа русскими". Книга очень честная и не предвзятая. Рекомендую прочитать.
    1. Бар2
      Бар2 3 декабря 2019 09:34 Новый
      +2
      Цитата: Александр Требунцев
      пишет Джон Бадейли в книге "Завоевание Кавказа русскими". Книга очень честная и не предвзятая. Рекомендую прочитать.



      то что пишут англичане не может быть честным по определению.Англы всегда врут ,как они могут говорить правду ,если они уничтожали целые народы в Индии ,в Кении,в Америке,в Южной Африке,в Ирландии? Если они будут писать честно о своих зверствах ,о поставках оружия по всему миру ,о стравливании племён и народов ,то потеряют свой нынешний статус "миссионеров и цивилизаторов" ,а под этой маской окажется просто звериная и кровожадная морда опьяневшая от грабежа и безнаказанности.
      1. kalibr
        kalibr 3 декабря 2019 10:26 Новый
        0
        Even as they can, but it’s hard for you to understand, because you’re not used to the fact that other people may have a different opinion. In addition, you need to read books in English, and you have a small intestine for this.
        1. Бар2
          Бар2 3 декабря 2019 11:06 Новый
          -2
          тому кто обслуживает англицкую официальную историю можно сказать ,что ваше время проходит,появляются всё больше адекватных исследователей истории у которых картина мира складывается совсем по другому,вам надо ,как то соответствовать,а то становитесь уже не интересным вместе с вашим англицким.
      2. Александр Требунцев
        Александр Требунцев 4 декабря 2019 08:21 Новый
        +1
        Ну-ну. Такая же дремучесть, как и у английских русофобов.
        Кстати, ещё раз скажу про Джона Бадейли. Книгу его ещё раз очень рекомендую. Есть книга В.Потто, но она заканчивается временем Паскевича, а Бадейли описывает до пленения Шамиля. И ещё раз скажу, что очень честно описывает. Вдобавок ко всему, он пишет взгляд англичан, в том числе используя английские архивы. Интересно, что во вступлении он благодарит жену, которая ознакомившись с материалами очень заинтересовалась этой войной и помогала ему написать книгу. Книгу можно скачать, она есть на русском языке.
  4. Славутич
    Славутич 3 декабря 2019 09:05 Новый
    0
    И пора бы, основываясь на сотнях лет опыта, сделать соответствующие выводы.

    Ой пора, пора, жаль только что МИД и пр. этих статей не читает.
  5. Undecim
    Undecim 3 декабря 2019 12:55 Новый
    +4
    Среди комментариев есть один очень правильный, kalibr`а. Он на вражеском, английском языке и содержит совет читать книги на языке потенциального противника. Хомячкам типа барасеконд невдомек, что одной из самых веских причин постоянного проигрыша Россией в информационной войне, о которой автор в статье пишет, является низкое качество информационных солдат этой войны. Автор, типичный представитель, "пылкий агитатор - самоучка" местечкового уровня.
    Единственное из статьи, что надобно в граните высечь, это последняя фраза: "И пора бы, основываясь на сотнях лет опыта, сделать соответствующие выводы."
    Действительно, пора бы уже понять на сотнях лет опыта, что дилетантам-самоучкам не место в информационной войне. Тут нужны профессионалы. Со знанием вражеского языка. Тогда откроется удивительная картина того, что европейская русофобия в Европе исследована, описана и истолкована на порядки лучше, чем в России. Вплоть до сегодняшнего дня. Потому что там этим занимаются профессионалы, а тут "ветры" и "барысеконд". Поэтому описанные автором "сенсационные" моменты "там" давно известны и соответственно оценены.
    Для тех, кто, вдруг, знаком с вражеским языком, рекомендую, для понимания уровня ведения "боевых действий" на информационном фронте, вышедшую в далеком 1950 году в Гарвардском университете книгу THE GENESIS OF RUSSOPHOBIA IN GREAT BRITAIN (Генезис русофобии в Великобритании). Или совсем свежее издание руководителя швейцарского клуба прессы, известного швейцарского политика Ги Меттана RUSSIE-OCCIDENT. UNE GUERRE DE MILLE ANS. LA RUSSOPHOBIE DE CHARLEMAGNE À LA CRISE UKRAINIENNE. ( Запад – Россия: тысячелетняя война. История русофобии от Карла Великого до украинского кризиса).
    Тогда станет понятно, что усилиями "ветров", "самсоновых" и секондбаров" информационные войны не выигрываются.
    1. hohol95
      hohol95 3 декабря 2019 16:43 Новый
      +3
      Юноша бледный со взором горящим,
      Ныне даю я тебе три завета...

      Где, где же они - знатоки заграничных языков и нравов "забугорных"?
      После 1917 года все бежали?
      Или подобных специалистов и при царях то не особо много было?
      А ведь, как лихо знать по французски или по немецки шпарила!
      Лучше чем на родном языке. Помнится и один из отечественных поэтов живя за границей и разговаривая по французски писал почему-то на русском и издавался только в России! (Денег наверно по другому не мог добыть - там "за бугром".)
      Вы правы - подобной темой должны занимать профессионалы!
      Только нет их! Не заводятся в нашей стране даже от сырости...
      Да и на мой "профанский взгляд" и не было их никогда в нашей стране...
      А если и были то в количестве очень малом, и на "среднюю температуру по больнице" не влияющем!
      1. kalibr
        kalibr 3 декабря 2019 18:54 Новый
        0
        Алексей! А очень трудно у нас стать профессионалом в этой области. Вот смотрите: занимаюсь культурой Японии с 1998 года, пару книг написал, правда по ее истории, и опять же, в основном истории оружия самураев. Но... так уж вышло, что у меня была студентка, изучавшая японский, которая была в Японии, написала диплом по японской рекламе, что в итоге вылилось в нашу совместную книгу по японской рекламе, изданную в Германии. Мне лично приоткрылся крохотный кусочек японской культуры в бизнесе. Крохотный. И посмотрите, как много для этого понадобилось времени, сил и стечения обстоятельств. А добиться серьезных успехов на солидном уровне? Представляете сколько надо труда, сил и времени? А уж сколько меня дома учили есть держа нож в правой руке, а вилку в левой... Никогда бы не научился, если бы в 1968 году не повезла меня мама в Болгарию... и так во всем!
        1. hohol95
          hohol95 4 декабря 2019 16:32 Новый
          0
          Тогда от какой "сырости" в "странах за пограничными столбами" такие "профессионалы по России" берутся? Или сейчас всё основано на заметках из интернет-блогов? И куда подевались все наши учёные Востоковеды, профессора по Европе, специалисты по США и Канаде?
          Или современным властям и хозяйвам СМИ "стрёмно обращаться к умным людям"?
          Или же эта научная прослойка сама по себе сильно измельчала?
  6. voyaka uh
    voyaka uh 3 декабря 2019 16:27 Новый
    +2
    Неубедительно.
    В Англии есть русофобы, но есть и русофилы.
    Перегибают и те, и эти.
    Соответственно, в России есть англофобы и англофилы.
    Перегибы - аналогично.
    Английские русофобы перегибают в описаниях Кавказских войн.
    Российские англофобы точно также перегибают в описаниях англо-бурской, индийских и др.войн.
    1. hohol95
      hohol95 4 декабря 2019 16:38 Новый
      0
      Всё дело в количестве тех или иных в правительствах и прочих властных структурах стран! И не сбрасываем с памяти временные ситуации - ВМВ!
      Борец с коммунизмом Черчиль был вынужден стать союзником коммуниста Сталина!
      Но при этом не забывая помогать силам с русофобской направленностью!
  7. awdrgy
    awdrgy 3 декабря 2019 20:00 Новый
    0
    Они никогда нас не любили
  8. Seal
    Seal 5 декабря 2019 10:29 Новый
    0
    Цитата: Александр Требунцев
    Он переслал это письмо Николаю II.
    Все правильно, только тот Николай был еще ПЕРВЫЙ.
    И еще один момент. Вот этот.
    Когда банда Шамиля похитила семью Чавчавадзе, похищенная жена написала письмо Чавчавадзе.
    Неплохо было бы уточнить, какому именно Чавчавадзе написала письмо княжна. Так как князь Иван Чавчавадзе также был захвачен вместе со всеми и находился в плену.
    1. Александр Требунцев
      Александр Требунцев 5 декабря 2019 12:28 Новый
      0
      Подпоручик Чавчавадзе (если память не изменила). Он тогда как раз был в походе на турок в армии Паскевича.
      1. Seal
        Seal 6 декабря 2019 17:00 Новый
        +1
        Наверное своему мужу Давиду Чавчавадзе. Но он был в Грузии. Как раз оборонял Шилды (или Шилду).
        Было около 14:00. Давиду показалось, что дела идут хорошо, и он отправил в Цинандали записку, где написал, что горцы отступили и можно не беспокоиться. Эта записка имела трагические последствия: когда всё село Цинандали уходило в лес, семья князя решила остаться в усадьбе. Более того, когда местный врач приехал за ними на повозке, Анна отказалась уезжать, ссылаясь на то, что муж не велел. Существует так же мнение, что горцы проследили за гонцом с запиской и определили, по какому броду он перешёл реку Алазани. В лагере Шамиля всех пленных отправили внутрь Похальской башни. Там же в башне или рядом Анна Чавчавадзе увидела Ивана Чавчавадзе, командира гарнизона башни, тоже пленного.

        И Иван Чавчавадзе командовал гарнизоном Похальской башни.
        В письме Анна Чавчавадзе тоже есть свои преувеличения.
        Банда ворвалась ночью, схватила женщин и детей и опасаясь погони быстро сбежала обратно в горы. Женщины и дети были в одних рубашках, а было очень холодно и шёл проливной дождь. Женщин побросали на коней и они едва держались во время скачки, а ещё должны были держать маленьких детей. В итоге пятилетняя девочка сорвалась и на полном скаку упала на камни, а вся орда проскакала по ней не остановившись.

        На самом деле Шамиль 14 июля 1854 года перешёл кавказский хребет с 15 000 войском: кавалерия под командованием его сына Гази-Магомета и пехота под командованием бывшего илисуйского султана Даниял-Бека. Причем у Шамиля была даже артиллерия - три орудия. Он шёл со стороны дидойского аула Кидеро к горе Ниникас-Цихе (3117 м.), где в 20:00 его заметил пост Похальской башни, или даже другой, более дальний пост. Гарнизон башни составлял всего 30 человек. Горцы потребовали капитуляции, но гарнизон сдаваться отказался. Тогда Шамиль установил против башни свои три орудия и начал обстрел. Штурм башни задержал горцев на некоторое время, но шансов выстоять не было никаких и башня сдалась.
        То есть банда в горы не сбежала, так как погони не опасалась.
        Итак утром 16 июля (4 июля старого стила) горцы снова атаковали крепость Шилду. В это время большой конный отряд Даниял-Бека обошёл крепость с востока, по подножью горы Концхи, прорвался на равнину и перешёл реку Алазани. Узнав про это, Давид оставил в крепости отряд Ратиева, а сам с четырьмя регулярными ротами князя Туманова пошёл к Алазани. Перейти реку он не смог из-за высокой воды в реке, но уже со своего берега ему были видны горящие деревни правобережья.
        Горцы Даниял-Бека обнаружили пустое селение Цинандали, застали усадьбу без всякой охраны, захватили всё имущество князя Давида и всю его семью.
        Даниял-Бек сразу понял, кто ему достался и организовал охрану заложников.
        Точного путь движения отряда от Шилды к Цинандали неизвестен. Но обратный путь описан в воспоминаниях участников и его можно смоделировать. Описания маршрута и событий различаются, из чего следует, что горцы разделились на несколько отрядов. Сначала все перешли реку Кисисхеви. Сейчас в летний сезон там почти нет воды, но в тот июльский день воды было примерно по грудь человеку и княгиню Анну едва не унесло течением.
        Перейдя Кисисхеви, горцы прошли через село Кондоли и подожгли его. Из Кондоли они пошли к Алазани.
        Анна ещё в усадьбе поранила себе ногу. Ей приходилось нести на руках Лидию. Других детей несли служанки. Кого-то везли на конях, кто-то шёл пешком. К семье князя горцы относились человечно из уважения статуса, но слуг воспринимали как рабов и при случае били нагайками. Одежды на пленных не было почти никакой, а то, что было, промокло при двух переправах.
        Отступающий переходили реку в нескольких местах. Некоторые отряды попали в засаду и понесли потери. Отряд, который вёз Анну Дрансе, без проблем дошёл до гор и ушёл в горы. Отряд с княгиней Анной подошёл к горе Концхи и здесь попал под обстрел сидевшего в засаде отряда капитана Хитрово. В суматохе под огнём погибла Лидия — Анна упустила её из рук. Здесь же погибла служанка Дареджан Гамкрелидзе.
        Горцам всё же удалось обойти гору Концхи и через леса вернуться к Похальской башне в лагерь Шамиля — в лагере они были уже 17 июля. Крутой подъём через альпийские луга до Похальской горы был самым трудным участком пути.