Последняя крепость Российской империи

Последняя крепость Российской империиОна не устояла перед натиском врага, потому что совершенно не отвечала современным требованиям

Одной из причин поражения России в Первой мировой войне стала катастрофически быстрая сдача в 1915 году всех русских крепостей. Тогда как во Франции крепости (Верден и другие) остановили наступление немцев в 1914 году.

УПРАЗДНЯТЬ - НЕ УПРАЗДНЯТЬ


Строительство современных крепостей на западных границах Российской империи началось по повелению Николая I еще в 1831 году. Спустя шесть десятилетий, к 20 декабря 1893 года на этих рубежах имелись крепости первой и второй линий (Новогеоргиевск, Брест-Литовск, Ивангород, Варшава, Ковно, Осовец, Зегрж). Они были вооружены 5068 артиллерийскими орудиями, в основном тяжелыми (пушки образца 1867 и 1877 годов: 203-мм - 203, 152-мм - 1642, 122-мм - 477, 107-мм - 1027, мортиры образца 1867 и 1877 годов: 203-мм - 145, 152-мм - 371).

Замечу, что во времена Александра II и Александра III по качеству русские орудия ни в чем не уступали германским аналогам. Благо, спроектированы они были одними и теми же инженерами - из фирмы Круппа.

Основываясь на данных офицеров прусского генштаба, Фридрих Энгельс писал: «Русские, в особенности после 1831 г., сделали то, что упустили сделать их предшественники. Модлин (Новогеоргиевск), Варшава, Ивангород, Брест-Литовск образуют целую систему крепостей, которая по сочетанию своих стратегических возможностей является единственной в мире».

Однако в царствование Николая II в России не было создано ни одного тяжелого современного орудия (то есть с откатом по оси канала), если, разумеется, не считать 6-дм (152-мм) гаубицу образца 1909 года. Но она являлась скорее корпусным, нежели крепостным орудием. В итоге к концу первого десятилетия ХХ века русский крепостной артиллерийский парк изрядно устарел: около 30% его состава приходилось на орудия образца 1877 года, 45% - 1867-го, 25% - гладкоствольные системы времен Николая I. И ни одной новой пушки, гаубицы или мортиры среди 11 тысяч орудий!

Последняя крепость Российской империи


Из-за отсутствия новинок в 1911 году в России была расформирована осадная (то есть тяжелая сухопутная) артиллерия. Ее орудия отправили на лом или складировали в крепостях. А появилась бы она опять в Российской армии согласно планам генерал-инспектора артиллерии великого князя Сергея Михайловича лишь к 1922 году. Крепостная же артиллерия получила бы новые орудия к 1930 году.

Между тем планы строительства западных крепостей России кардинально пересматривались почти ежегодно. В феврале 1909 года по докладу начальника Главного управления Генштаба В. А. Сухомлинова Николай II повелел упразднить Новогеоргиевскую крепость, считавшуюся первоклассной, а также Батумскую, Очаковскую и Усть-Двинскую. Вместе с тем царь одобрил скорейшее приведение в «надлежащий вид» укреплений Брест-Литовска, Кронштадта, Выборга, Владивостока, так как, утверждал Сухомлинов, «сохранение крепостей в том состоянии», в каком они тогда находились, «было бы изменой».

Правда, год и три месяца спустя, в мае 1910-го новый начальник ГУГШ генерал Е. А. Гернгросс испросил у Николая другое повеление, по которому крепости Новогеоргиевск, Батум, Усть-Двинск и Очаков не только не упразднялись, но должны были переустроиться, чтобы удовлетворять современным требованиям. Удивляться этому не надо. В разное время царь, не мудрствуя лукаво, соглашался с взаимоисключающими мнениями. Вот, к примеру, 1 января 1910 года он разрешил упразднить Ивангородскую крепость. А 26 ноября 1913-го подмахнул «Высочайшее одобрение на сохранение и частичное переустройство крепости Ивангород».

В ходе этой неразберихи и было решено создать еще одну мощную цитадель на западе - в Гродно. Ее по праву называют последней крепостью Российской империи.

Последняя крепость Российской империи


ЦИТАДЕЛЬ ОБРАЗЦА XIX ВЕКА

Еще в 1831 году в период польского мятежа в Петербурге вознамерились обнести Гродно земляными укреплениями. Однако пока шла бюрократическая волокита, буйные паны были усмирены, а посему все намеченное так и осталось на бумаге. Любопытно, что власти в ту пору ввели для местных жителей особый налог, чтобы добыть дополнительные средства на строительство. Деньги регулярно взимали несколько лет. Куда они делись потом - секрет Инженерного ведомства.

4 августа 1912 года Николай II утвердил очередной план строительства Гродненской крепости. Она должна была состоять из 16 фортов, соответствующих типовым проектам, разработанным военными инженерами К. И. Величко, Н. А. Буйницким и В. В. Малковым-Паниным, 18 литерных опорных пунктов на полуроту, 38 номерных опорных пунктов на взвод пехоты.

После обсуждения в план внесли изменения, и он был рассмотрен 2 июня 1912 года в Инженерном комитете Главного инженерного управления. В новом варианте количество фортов уменьшилось до 13, номерных опорных пунктов - до 23, а литерных - увеличилось до 19. Кроме них, предполагалось построить открытые батареи для орудий крупного калибра, отдельные укрытия для пехоты, пороховые погреба, аэродром, плотину, дорогу и ряд вспомогательных сооружений. Граница крепостного района проходила примерно в 10 км от проектируемой линии фортов.

Сразу следует отметить, что проект крепости устарел лет на 40-50. Центр города находился на расстоянии 6-8 км от линии фортов и мог обстреливаться даже корпусной артиллерией противника. Причем уже с конца 80-х годов XIX века русские офицеры - генштабисты и инженеры - предлагали соединить западные крепости сплошной линией укреплений, то есть создать укрепрайоны. Но военные министры генералы А. Н. Куропаткин и В. А. Сухомлинов собирались вести войну по правилам середины XIX века.

2 июля 1912 года строителем Гродненской крепости назначили новоиспеченного генерал-майора Д. П. Колосовского. 1 сентября 1912 года ему выдали предписание Главного инженерного комитета, гласившее: «Представить теперь же план распределения кредитов на 4-летие 1912-1915 гг., руководствуясь соображением стоимости инженерных работ и заготовок, имея в виду, что в счет исчисленной на работы по созданию Гродненской крепости суммы в размере 15 950 000 руб. уже ассигновано в 1912 г. 204 000 руб. и предназначено к ассигнованию в 1913 г. - 3 746 000 руб., в 1914 г. - 5 000 000 руб. и 1915 г. - 7 000 000 руб.».

Замечу, что выделенных денег было явно недостаточно, поскольку цена возведения только одного форта № 4 около деревни Стрельчики достигла 2 300 000 рублей по ценам 1913 года.

Работы вокруг Гродно следовало окончательно завершить в 1917 году. Однако уже 23 августа 1913-го Высочайшим повелением город был объявлен крепостью, хотя строительство главной крепостной позиции находилось на начальной стадии. Настоящего гарнизона и вооружения крепость также еще не имела. Тем не менее генерал-лейтенанта М. Н. Кайгородова назначили ее комендантом.

Фронт работ распределили между 14 строительными участками, начальниками которых стали инженерные офицеры. Кроме солдат здесь трудились вольнонаемные рабочие и местные крестьяне, нанимаемые гражданскими подрядчиками.

При возведении фортов Гродно за основу взяли проект 1909 года, разработанный генералом К. И. Величко. Его особенность заключалась в том, что практически с самого начала работ укрепление было приспособлено к обороне. На первой стадии строительства - как полевой редут, затем - как временный опорный пункт с бетонным бруствером и рвом с зачатками контрминных галерей и потерн, которые могли использоваться в качестве безопасных убежищ при бомбардировках. В самую последнюю очередь строились промежуточные и горжевые полукапониры, горжевые казармы, облицовывались эскарпы и контрэскарпы.

И все же к началу Мировой войны ни один форт Гродненской крепости не был готов и наполовину. В каждом укреплении имелись лишь стрелковые брустверы и подбрустверные галереи. Не успели построить ни кофры (на некоторых фортах работы по их сооружению только начались), ни полукапониры, ни тем более потерны, контрминные галереи и горжевые казармы. Кроме больших фортов, возводилось и несколько так называемых малых фортов в составе 1, 3, 4, 5 фортовых групп.

Последняя крепость Российской империи


ВОЙНА!

13 июля 1914 года генерал от инфантерии М. Н. Кайгородов подписал приказ № 45, 1-й параграф которого гласил: «По Высочайшему повелению объявляю крепость Гродну на военном положении». Одновременно на военное положение переходила и вся Гродненская область.

На следующий день поступила телеграмма от министра внутренних дел Н. А. Маклакова, предписывавшая ввести в действие «Положение о подготовительном к войне периоде». 16 июля Николай II объявил мобилизацию, потом он ее отменил, а рано утром 17 июля объявил вновь. 19 июля (то есть 1 августа по новому стилю) Германия предложила России прекратить призыв запасников и, получив отказ, объявила ей войну.

Мобилизации подлежали не только люди, но и автомобили и мотоциклы. Шоферы, управлявшие этими автомобилями, после обследования медицинскими комиссиями и не будучи ими забракованными, считались с этого момента принятыми на военную службу. (Замечу в скобках, что в соответствующем документе было указано: «Лица, принадлежащие к иудейству, не могут быть шоферами в войсках».)

Владельцев автомобилей, не предоставивших их в распоряжение армии в срок без уважительной причины, могли посадить в тюрьму на срок до трех месяцев. Впрочем, небезызвестная балерина Кшесинская не отдала военным ни одного из трех своих железных коней, но, разумеется, за решетку не угодила...

Что касается Гродно, то у здешних обывателей отобрали 22 автомобиля и 5 мотоциклов. Все они поступили в распоряжение коменданта крепости.

Между тем строительство Гродненской крепости не прекращалось. В исследовании В. Н. Черепицы «Город-крепость. Гродно в годы Первой мировой войны» так описывается эта ситуация: «Если в конце июля - начале августа 1914 года на оборонительных объектах от Гродно и уезда работали 2746 человек и 301 подвода, то в марте 1915 года их уже были 7596 человек и 1896 подвод. А к 15 марта 1915 года на всех крепостных и позиционных работах в укрепляемом районе были заняты 28 515 человек и 8350 подвод».

31 декабря 1914 года, рассказывает В. Н. Черепица в своей книге, из Гродненской и других западных губерний России началась массовая высылка «всех немцев-колонистов мужского пола в возрасте 15 лет и старше, кроме больных, не могущих выдержать переезда. При выселении руководствоваться нижеследующими указаниями: 1) под колонистами надлежит разуметь всех крестьян русских подданных немецкой национальности; 2) онемеченные литовцы-лютеране также подлежат выселению».

Осенью 1914 года Николай II соизволил проинспектировать крепости в прифронтовой полосе. 30 октября царь приехал в Ивангород. Первым делом он с комендантом Шварцем отправился в крепостной собор, затем - на батарею № 4, после чего посетил костел в Опацтво. «Заехал на форт Ванновский... Вернулся в поезд с темнотой», - пишет император в дневнике. Напомню, что заход солнца 30 октября (по старому стилю) в 16.30. Таким образом, на собор, костел, батарею и форт у его величества ушло около трех часов.

Но вернемся к царскому дневнику: «1 ноября. Суббота. В 10 час. утра прикатил в Гродну. Принял начальствующих лиц и депутации от губерний. В 10 1/2 приехала Аликс с Ольгой и Татьяной. Радостно было встретиться. Поехали вместе в собор, а затем в два лазарета с ранеными. Погода была холодная и дождливая. Завтракали в поезде. В 2 1/4 отправился с комендантом Кайгородовым через город по Осовецкому шоссе. Доехал до форта № 4-й на холме. Выслушал доклад о работах по усилению обороны крепости. Осмотрел форт и дальше батарею № 19. Вернулся в поезд около 5 час.».

Итак, на дорогу туда и обратно и на осмотр батареи и форта ушло всего три часа.

Вот такое монаршее внимание уделялось западным крепостям России!

Последняя крепость Российской империи


В ОСНОВНОМ СТАРЬЕ

К началу Первой мировой войны самыми мощными орудиями Гродненской крепости являлись 24 шестидюймовые пушки образца 1904 года. Хотя их выпустили после Японской кампании, они были спроектированы еще в начале 90-х годов XIX века и отличались от изготовленных ранее прототипов только немного улучшенной баллистикой да клиновым затвором, сменившим поршневой.

Помимо этого крепостная артиллерия включала 95 шестидюймовых (боекомплект - 8550 выстрелов) и 24 42-линейных, то есть 107-мм, пушки (3600 выстрелов) образца 1877 года. В качестве противоштурмовых орудий предполагалось использовать 12 батарейных и 57 легких пушек. Поясню для современного читателя: речь идет о 107-мм и 87-мм полевых пушках образца 1877 года. В крепости также имелось 53 новые трехдюймовые (76-мм) противоштурмовые пушки образца 1910 года на колесных лафетах.

Для навесного боя предназначались 23 шестидюймовые гаубицы Шнейдера образца 1909 года и 8 восьмидюймовых мортир образца 1877 года. Но последние, судя по всему, огонь вести не могли.

Самое забавное, что царь и Верховный главнокомандующий великий князь Николай Николаевич в первые месяцы войны решили применить русскую крепостную артиллерию против вражеских... крепостей. 10 (23) октября 1914 года Ставка отдает приказ об отправке орудий из Ковно к Кенигсбергу, из Гродно - к Торну и Граунденцу, из Осовца - к Летцену, из Новогеоргиевска - к Познани. Но вскоре обстановка на фронтах резко изменилась и переброску отменили...

...Наступил 1915 год, а вооружение Гродненской крепости осталось таким же, как и в августе 1914-го. Между тем германские войска подходили к ней все ближе и ближе, и русские генералы, забыв о Кенигсберге и Торне, принялись лихорадочно, с бору по сосенке, собирать артиллерию для Гродно. В частности, в конце 1914 - марте 1915 года из Выборгской крепости в Белоруссию направили четыре шестидюймовые пушки и восемь 42-линейных орудий образца 1877 года. Еще 12 шестидюймовых пушек и четыре 42-линейных орудия привезли из Петрограда. Вдобавок в Гродно получили полсотни 57-мм береговых пушек Норденфельда из береговых крепостей, использовавшихся там для пристрелки тяжелых орудий.

В конце лета 1915 года из 2-го дивизиона тяжелого пушечного артполка в Гродно по железной дороге доставили две 10-дюймовые (254-мм) береговые пушки на станках Дурляхера и к ним 493 тротиловые бомбы, а также четыре 152-мм пушки Кане с 1200 тротиловыми бомбами и 113 шрапнелями. Эти орудия были установлены в Гродно на временных деревянных основаниях.

В начале 1915 года Россия закупила у Японии двадцать семь 28-см гаубиц и тридцать четыре 24-см гаубицы, хотя они устарели как минимум на 20 лет. Четырнадцать 28-см и десять 24-см гаубиц в сентябре 1915 года встретили в Гродно. Мало того, что эти орудия были старыми, к ним прилагались снаряды, начиненные аж на исходе XIX века бездымным порохом. По фугасному действию они в несколько раз уступали тротиловым снарядам того же калибра.

Плюс к перечисленному выше в соответствии с телеграммой начальника штаба верховного главнокомандующего от 16 июня 1915 года из Севастопольской крепости в Гродно во второй половине 1915-го выслали семь 11-дюймовых пушек образца 1877 года с 340 выстрелами на ствол, 24 девятидюймовые береговые мортиры образца 1877 года с 200 выстрелами на ствол и 60 полевых пушек образца 1877 года. Но эти орудия не попали в Гродненскую крепость. Три 11-дюймовки вернули назад в Севастополь, а остальные пушки отправили на формирование запасных батальонов крепостной артиллерии.

Последняя крепость Российской империи


БЕССЛАВНАЯ ГИБЕЛЬ

В августе 1915 года германские войска прорвались в Гродно. 16 августа в непосредственное подчинение коменданта крепости М. Н. Кайгородова были переданы два корпуса - Сводный Осовецкий (57 и 111-я пехотные дивизии) и 1-й армейский (22 и 24-я пехотные дивизии). На флангах Гродно прикрывали части еще четырех корпусов под командованием генералов Артемьева, Баланина, Евреинова и Короткевича. В этот же день последовал приказ Осовецкому и 1-му армейскому корпусам оставить занимаемые позиции и занять оборону на крепостном обводе. На участке от деревни Тричи до форта № 4 расположились 24-я пехотная дивизия под командованием генерал-майора Полянского (4,5 тысячи штыков) и приданные ей 118, 119, 120, 239-я дружины государственного ополчения. Их соседями справа и слева являлись 57 и 22-я пехотные дивизии.

17 августа немцы атаковали части 1-го армейского корпуса и после упорного боя сумели продвинуться вперед. На следующее утро, развернув одну дивизию в направлении деревень Рогачи, Беляны, Кустинцы, противник с ходу овладел русскими позициями.

21 августа (2 сентября) германские войска на понтонах форсировали Неман. Завязались бои на улицах Гродно. К середине дня 22 августа немцы заняли город, захватив при этом свыше двух тысяч пленных.

Согласно донесению командования Гродненской крепости к 21.00 22 августа большинство ее фортов удалось взорвать. Но в действительности они получили лишь незначительные повреждения. В этом легко убедиться даже сейчас, посетив заброшенные укрепления. Некоторые форты вообще остались в целости и сохранности. Например, капитан Десницкий сообщал в своем донесении: «На форте IV подорвать ничего не могли, так как шнуры были у подрывников отняты нижними чинами. Пороховой погреб не подорван, потому что был занят немцами раньше, чем мы вышли из форта».

Да, бесславно погибла последняя крепость Российской империи...

Большая часть крепостной артиллерии попала в руки противника неповрежденной. Любопытно, что в две 10-дюймовые (254-мм) пушки на лафетах Дурляхера германские специалисты вставили новые трубы калибра 238 мм. Благодаря этому удалось улучшить баллистические данные орудий, значившихся в кайзеровской армии и вермахте как 24-см пушки SKL/50. Поучаствовать в Первой мировой войне они не успели. Зато с июля 1940 и до августа 1944 года им довелось держать под прицелом пролив Ла-Манш, находясь на батарее «Ольденбург», расположенной в нескольких километрах севернее Кале.
Автор: Александр ШИРОКОРАД
Первоисточник: http://www.vpk-news.ru" class="text" rel="nofollow" target="_blank">http://www.vpk-news.ru


Мнение редакции "Военного обозрения" может не совпадать с точкой зрения авторов публикаций

CtrlEnter
Если вы заметили ошибку в тексте, выделите текст с ошибкой и нажмите Ctrl+Enter
Читайте также
Комментарии 0

Информация

Посетители, находящиеся в группе Гость, не могут оставлять комментарии к данной публикации.
Картина дня