Всё выше и мощнее. Каких конкурентов С-400 разрабатывают на Западе


Разработка мобильного комплекса MEADS началась в 2004 году

Геополитические трения в Европе, на Ближнем Востоке и в Азиатско-Тихоокеанском регионе способствуют росту интереса к зенитным ракетным системам большой дальности. Используя доступные данные, проведем анализ этого развивающегося сегмента рынка вооружений.

Повышение возможностей своих наземных комплексов ПВО для многих стран является одним из высочайших приоритетов. В Восточной Европе и прибалтийских странах серьезно озабочены российской военной мощью, в то время как в Азии — испытаниями ракет в Северной Корее и неослабевающей экспансией Китая. В то же время на Ближнем Востоке существует потребность в закупках систем дальнего действия, обусловленная конфликтом в Сирии и соседних странах.



Параллельно с этим происходит заметный рост асимметричных угроз, например, это атаки малоразмерных беспилотных летательных аппаратов (М-БЛА) и мин/ракет, проводимые негосударственными субъектами, что вынуждает военных оснащать свои подразделения системами борьбы с М-БЛА и перехвата неуправляемых ракет, артиллерийских снарядов и мин.

Считается, что использование высокотехнологичных возможностей против недорогих угроз, например, М-БЛА, экономически нерационально, следствием чего является расширение рынка более эффективных по затратам решений для борьбы с БЛА, спрос на которые резко вырос. Как следствие, производители пробуют добавлять возможности борьбы с БЛА и неуправляемыми ракетами, артиллерийскими снарядами и минами к нынешним системам или создавать новые решения с целью увеличения их доли на рынке.

Другие направления включают увеличение финансирования НИОКР по недорогим перехватчикам, которые используют кинетическую энергию вместо взрывной боевой части, или по различным альтернативным, прежде всего, экономически оправданным решениям, способным перехватывать недорогие угрозы на разных дистанциях.

Хотя в последние годы заметно выросла активность, связанная с проектированием и разработкой систем вооружения направленной энергии, безопасность пока остается основной неразрешенной проблемой и технологию необходимо «довести до ума», прежде чем заводить речь о полноценной эксплуатации.

Несмотря на повышенный спрос на эти относительно малоразмерные системы ближнего действия, прогнозируется, что в следующие десятилетия на рынке зенитных систем будут преобладать системы среднего и дальнего действия. Рост в этой сфере может быть обусловлен увеличением инвестиций в разработку продвинутых систем со стороны таких стран, как например, Китай, Франция, Италия, Индия, Россия, Турция и США.

Помимо крупных программ, реализуемых в настоящее время, существует ряд пока не удовлетворенных потребностей. Всё это гарантирует устойчиво высокий спрос в среднесрочной перспективе.

Успех «Патриота»


Самую большую рыночную долю на рынке систем ПВО и ПРО средней и большой дальности, выпускающихся в настоящее время, занимает компания Raytheon, на долю зенитных ракетных комплексов Patriot которой приходится 62% всех текущих заказов. Концерн «Алмаз-Антей» и Lockheed Martin занимают 24% и 10% соответственно.

Ведущая роль Raytheon объясняется реализацией долгосрочной программы по комплексу Patriot, где самым крупным заказчиком являются США, к которым необходимо добавить еще 15 стран-партнеров. Проведенный отраслевыми экспертами анализ показывает, что Patriot за все время своего существования набрал заказов на более чем 330 миллиардов долларов, и, как совсем небезосновательно надеются в компании, эта цифра в будущем будет только расти.

США также инвестируют значительные средства в противоракетный комплекс для высотного заатмосферного перехвата ракет средней дальности THAAD (Terminal High Altitude Area Defense) разработки компании Lockheed Martin. Хотя он куплен небольшим числом стран, он уже завоевал значительную долю рынка в долларовом исчислении, что отчасти связано с его очень высокой стоимостью.

Используя для оценки стоимости программы объявленную стоимость контрактов, можно с уверенностью сказать, что THAAD является самым дорогим наземным комплексом ПРО большой дальности. При этом он является и самой эффективной системой, способной перехватывать баллистические ракеты самого разного класса на атмосферном и внеатмосферном участках траектории с использованием технологии прямого попадания. С момента ввода в эксплуатацию в 2009 году комплекс купили только три страны: Саудовская Аравия, ОАЭ и США. Между тем Румыния и Южная Корея дополнили возможности своих систем ПРО за счет развертывания комплексов THAAD, предоставленных им во временное пользование Соединенными Штатами.

По сравнению с Patriot и российской системой С-400 комплекс Aegis Ashore, наземный вариант системы Aegis Combat System, первоначально разработанной компанией Lockheed Martin для программы противоракетной обороны ВМС США, представляет собой относительно новую систему.



Первый объект Aegis Ashore был открыт в мае 2015 года в Румынии. Второй объект, являющийся частью системы противоракетной обороны стран НАТО и развернутых в Европе американских войск, по графику уже должен был заступить на боевое дежурство в польском городе Редзиково, но ввод в эксплуатацию был отложен до 2020 года. Средняя стоимость системы Aegis Ashore оценивается примерно в 1,2 миллиарда долларов.

В среднем ценовом диапазоне, то есть между Patriot и С400, на рынке нет других игроков, реально способных справиться с растущей угрозой баллистических ракет, разрабатываемых такими странами, как Северная Корея. Как следствие, системы Patriot и С-400 являются самыми покупаемыми комплексами в этом сегменте, на первую получено 418, а на вторую — 125 заказов.

База заказчиков


Как видно из вышеизложенного, США являются крупнейшим покупателем наземных систем ПВО и ПРО среднего и дальнего действия в мире. На сегодняшний день они купили 220 батарей Patriot в разных конфигурациях, которые регулярно модернизируются.

Эти возможности дополняются комплексом THAAD, который рассматривается в качестве верхнего эшелона для Patriot. THAAD дополняет эту систему ПВО за счет перехвата баллистических угроз на конечном участке траектории. До 2011 года США были единственным оператором семи батарей THAAD, способных защитить от угроз, летящих на дальностях до 200 км и высотах до 150 км.


Пусковая установка комплекса THAAD готовится к погрузке в самолет С-17 на военной базе Форт-Блисс

Спорное решение


Судя по некоторым сообщениям, в связи со срочными оперативными потребностями комплексы THAAD и Patriot, развернутые США на Корейском полуострове, до конца 2020 года будут интегрированы на более высоком уровне.

Одной из самых обсуждаемых крупных программ на данный момент является эшелонированная система ПВО Турции, ввод которой в эксплуатацию запланирован на 2020-е годы. С этой целью Анкара активно закупает различные системы местного и зарубежного производства ближнего, среднего и дальнего действия.

Правительство уже закупило зенитные ракетные комплексы Hisar-A и Hisar-О ближнего и среднего действия производства местной компании Aselsan, которые должны встать на боевое дежурство к 2021 году.


Турецкий зенитно-ракетный комплекс Hisar-A

Страна также очень хочет разработать свою собственную систему дальнего действия и в ноябре 2018 года объявила о создании Siper (рус., Заслон). Французско-итальянский консорциум Eurosam работает с турецкими компаниями Aselsan и Roketsan над ее технико-экономическим обоснованием, хотя маловероятно, что система будет готова вовремя и страна сможет удовлетворить свои потребности хотя бы в среднесрочной перспективе.

В связи с этим в настоящее время осуществляется закупка промежуточного решения, что позволит также создать определенные условия для передачи технологий и ускорения разработки национальной системы Siper.

В сентябре 2017 года Турция подписала соглашение о поставке четырех дивизионов С-400 «Триумф» российского производства на общую сумму порядка 15 миллиардов долларов. Эти закупки очень сильно огорчили Соединенные Штаты, которые настоятельно советовали не покупать эти системы. Поставки систем начались в июле 2019 года и в июле же Белый дом выступил с заявлением, в котором говорится, что вследствие закупок Турцией этого вооружения ее официально исключат из программы по истребителю F-35 Joint Strike Fighter (JSF), мотивируя это тем, что истребитель пятого поколения не может работать вместе с российской платформой по сбору информации. В заявлении также отмечалось, что США приложили максимум усилий по обеспечению Турции системой ПВО, для чего даже переместили страну в начало списка покупателей комплекса Patriot. Тем не менее, вследствие «упрямства» Анкары Вашингтон временно приостановил поставку истребителей и исключил страну из программы производства комплектующих для этого самолета.

Было озвучено множество причин в пользу комплекса Patriot. Во-первых, эти комплексы были развернуты в Турции с 1991 по 2013 год в рамках миссии НАТО по усилению ПВО страны, хотя расчеты полностью состояли из американских военнослужащих. Кроме того, поскольку Patriot является самой продаваемой наземной системой ПВО, стоимость его огневой батареи составляет порядка 776 миллионов долларов, что существенно меньше стоимости батареи системы С-400, оцениваемой в 950 миллионов долларов. Наконец, комплекс изначально полностью совместим с авиацией НАТО, тогда как для интеграции С-400 в турецкую систему ПВО необходима доработка программного обеспечения.


Пусковая установка 5П85СМ2-01 из состава ЗРС С-400

Очевидно, что поставленный на сегодняшний один полк С-400 не может удовлетворить текущие потребности Анкары, которая еще в 2009 году запрашивала 13 комплексов Patriot по оценочной стоимости 7,8 миллиарда долларов. С началом сирийского кризиса в 2011 году Турция, чья ПВО базируется только на боевой авиации, поняла, что этот подход по защите воздушного пространства на ее южных границах экономически нерационален в долгосрочной перспективе и обратилась к программам по ракетам большой дальности.

Боевая авиация Турции состоит главным образом из 260 истребителей F-16С/D, поставленных по программе Peace Onyx I-V с 1986 по 2012 год. Хотя они прошли две крупные модернизации, приближается к концу и так уже продлевавшийся срок их эксплуатации. Он подошел к концу раньше чем ожидалось из-за большого количества часов воздушного патрулирования и вылетов на перехват, выполняемых вдоль границ с Сирией и Ираком. В связи с этими обстоятельствами потребность в ракетном вооружении только лишь выросла.

В связи с резким сокращением численности боевого летного состава, связанным с неудавшемся государственным переворотом в 2016 году, кажется очевидным, что процесс покупки С-400 был ускорен с целью закрыть брешь в возможностях ПВО.

Впрочем, пытаясь остаться в программе по истребителю JSF, Турция решила сделать тактическую уступку и развернула российские системы ПВО возле Стамбула и Анкары, соответственно в 1100 км и 650 км от авиабазы истребителей F-35 в Малатье.

Гонка двух кандидатов


Тем временем Германия вне всяких сомнений реализует самую большую программу по наземной ПВО и ПРО среднего/дальнего действия. Согласно открытым данным, страна приняла поставки 53 огневых батарей Patriot в период с 1986 по 2010 год. Германия успешно модернизировала свои собственные системы до новейшего варианта РАС-3 за исключением 18 батарей, которые разное время передала другим странам: Нидерландам (3); Израилю (4); Южной Корее (8); и Испании (3).

В рамках немецкого проекта TLVS программа по наземной системе ПВО следующего поколения MEADS (Medium Extended Air Defence System) компании MBDA конкурирует с предложением компании Raytheon по модернизации Patriot.


Транспортно-пусковая установка зенитно-ракетного комплекса MEADS

Требования программы TLVS включают круговое покрытие 360°, открытую конфигурацию, функцию «подключай и работай», которая позволяет без проблем подсоединять дополнительные сенсоры и системы вооружения, быстрое развертывание, а также меньшие затраты за весь срок эксплуатации по сравнению с существующим комплексом Patriot, стоящим на вооружении немецкой армии.

В середине 2018 года компании Lockheed Martin и MBDA получили второй запрос предложений касательно разработки TLVS, в котором система MEADS названа предпочтительной системой для Германии и объектом дальнейшей разработки. До настоящего времени программа продвигалась медленно, разработка началась еще в 2004 году, при этом Берлин является единственным потенциальным заказчиком. В случае успешного выполнения намеченного система MEADS к 2040-м годам заменит немецкие комплексы Patriot.

Франция эксплуатирует 10 систем ПВО SAMP/T, разработанных консорциумом Eurosam — совместным предприятием компаний Thales и MBDA. В 2016 году консорциум получил контракт на разработку нового варианта ракеты Aster 30 для французского министерства обороны в рамках модернизации SAMP/T.

Принятие на вооружение ракеты Aster Block 1 New Technology сопровождается модификацией системы с целью получения улучшенных возможностей, особенно при борьбе с баллистическими ракетами; первые поставки для французских ВВС ожидаются в 2023 году.

Враг не дремлет


Хотя Россия, по мнению, Запада и представляет собой угрозу для систем противовоздушной обороны многих стран, Москва сама реализует ряд проектов различной дальности действия.

С 2016 года российские сухопутные войска получили на вооружение три бригадных комплекта комплекса войсковой ПВО средней дальности Бук-М3. Впрочем, Россия собирается принять на вооружение больше комплексов Бук-М3. Впервые он был показан публике на выставке Армия-2018 под экспортным названием «Викинг».

Российские военные намерены в 2019 году принять также на вооружение первый комплекс С-350 «Витязь». Этот зенитный ракетный комплекс средней дальности разрабатывался с 2007 года и впервые был показан публике в 2013 году. Министерство обороны планирует до конца 2020 года закупить до 27 комплектов. Первоначально было заявлено о развертывании комплекса российскими ВКС в 2015-2016 годах, но из-за неназванных технических проблем разработка шла с отставанием от графика. Комплекс С-350 предназначен для замены предыдущих вариантов С-300 (индекс НАТО — SA-10 Grumble) и должен заполнить существующую нишу между Бук-М2/3 и С-400.


Пусковая установка ЗРС С-350 «Витязь»

В январе 2017 года было объявлено о том, что четыре полка ПВО были оснащены системами С-400 и что еще четыре получат эти системы в этом же году. На январь 2019 года на вооружении российских ВКС стояло 96 батарей из 112 заказанных.

Согласно некоторым сообщениям, Россия рассматривает возможность покупки, по меньшей мере, пяти полков С-500, которые будут развернуты в начале 2020-х. Эта система большой дальности разрабатывается Концерном «Алмаз-Антей» и по заявлению разработчика имеет максимальную дальность до 480 км. Начало серийного производства намечено на вторую половину 2020 года.

Не все развитые страны присутствуют на этом рынке. Например, Великобритания не имеет на вооружении наземных зенитных систем средней и большой дальности, полагаясь на силы и средства морского и воздушного базирования. Впрочем, в стране ведутся работы по программе Sky Sabre; вооруженные силы надеются получить эти системы средней дальности в начале 2020-х. В рамках этого проекта компания MBDA разрабатывает ракету Land Ceptor по контракту стоимостью 303 миллиона долларов.

Удвоение


Саудовская Аравия (один из двух зарубежных заказчиков обоих комплексов THAAD и Patriot) имеет на вооружении 22 огневые батареи Patriot, куда входит 21 система, купленная в 2014-2017 годы за 1,7 миллиарда долларов и модернизированная до конфигурации РАС-3, плюс одна дополнительная батарея РАС-3, купленная в 2017 году.

В октябре 2017 было объявлено о том, что Саудовской Аравии предварительно одобрена продажа систем THAAD и соответствующего оборудования технической поддержки и обслуживания на общую сумму порядка 15 миллиардов долларов. По сообщениям, Эр-Рияд подписал с США соглашение на семь систем, поставки которых пройдут в 2023-2026 году. Саудовцы также проявляют большую заинтересованность в покупке российских систем С-400.

ОАЭ также имеют на вооружении комплексы THAAD и Patriot, приняв поставки девяти батарей РАС-3 и двух батарей THAAD в 2012-2014 годы по контракту стоимостью 2,5 миллиарда долларов. Система ПВО ближней/средней дальности Falcon, показанная на выставке IDEX 2019 в качестве изделия совместного производства компаний Diehl, Raytheon и Saab, предлагается ОАЭ для замены стоящих на вооружении устаревших комплексов Hawk производства Raytheon.

В 2014 году Катар заказал десять батарей Patriot РАС-3, заплатив за них 7,6 миллиарда долларов; поставки намечены на конец 2019 года. По имеющимся сведениям, поставки были завершены раньше срока и, по меньшей мере, одна батарея была поставлена на боевое дежурство в конце 2018 года. Катар, глядя на своих соседей, также заинтересовался российскими системами С-400.

Израиль имеет одну из самых продвинутых и современных эшелонированных систем ПВО, что связано с исходящими из соседних территорий традиционными и асимметричными угрозами. Эта система включает десять батарей Iron Dome (стоят на дежурстве с 2010 года), семь комплексов Patriot, а также батареи Arrow, Barak-8 и David's Sling. США финансово участвовали в разработке комплекса David's Sling; с 2016 года на боевом дежурстве стоят две развернутые системы, которых достаточно для прикрытия всего воздушного пространства страны.

Наземный вариант комплекса Barak-8 также эксплуатируется с 2017 года, но Израиль в настоящее время переходит на вариант Barak-МХ, разработанный компанией IAI на базе семейства Barak, в состав которого входят три различных противоракеты, что может удовлетворить потребности любого заказчика.


Стоимость систем ПВО

Динамическая оборона


Азиатско-Тихоокеанский регион является одним из самых динамично развивающихся рынков систем наземной ПВО средней и большой дальности, который определяется крупными программами закупок, в числе которых, например, программа японских сил самообороны, корейские системы ПВО и ПРО и индийская BMD 2009.

К другим факторам, способствующим росту этого рынка в регионе, можно отнести растущие военные расходы с акцентом на противовоздушные возможности, геополитическую нестабильность, а также бурное технологическое развитие, определяемое проводимыми в этой области НИОКР.

Растущие угрозы, исходящие от Китая и Пакистана, как и террористические атаки в Мумбае в 2008 году, заставили индийское правительство пересмотреть План национальной обороны, включая ПВО и ПРО. В настоящее время программой BMD 2009 предусматриваются солидные инвестиции в этой сфере.

Индийская Организация оборонных исследований и разработок разрабатывает так называемый «локальный ракетный щит Desi». Сообщается, что Индия планирует купить системы NASAMS II у компаний Kongsberg и Raytheon за один миллиард долларов для защиты столицы от воздушных угроз. При этом в 2008 году Индия заказала пять полковых комплектов С-400 на общую сумму 5,2 миллиарда долларов. Поставки пройдут в 2020-2021 годах.

Южная Корея в 2007 году купила из наличия вооруженных сил Германии восемь батарей Patriot РАС-2 в рамках программы SAM-X стоимостью 1,2 миллиарда. Поставки систем были завершены в 2009 году. В 2015 году была начата модернизация комплексов с целью доведения их до стандарта РАС-3; эти работы были завешены в 2018 году.

Кроме того, с целью удовлетворения потребностей южнокорейских ВВС компания LIG Nex1 в качестве основного подрядчика работала с Агентством оборонных разработок над ракетой средней дальности Cheongung KM-SAM (Korean Medium-range Surface-to-Air Missile), которая на внешнем рынке предлагается под обозначением M-SAM.

В октябре 2016 года министерство национальной обороны объявило о том, что планирует ускорить разработку ракеты KM-SAM и завершить ее на 2 или 3 года раньше. Так и случилось, в начале 2017 года первая батарея заступила на боевое дежурство.

Готовый ответ


Со своей стороны Япония начала разработку системы обороны в 2004 году для того, чтобы быть полностью готовой к атакам северокорейских баллистических ракет.

Японская система ПРО представляет собой эшелонированную систему, верхний эшелон которой прикрывают эсминцы с системой Aegis, а нижний эшелон закрывают 27 дивизионов по пять батарей Patriot РАС-3, закупавшиеся начиная с середины 2000-х. Все системы взаимосвязаны и координируются японским Авиакосмическим оборонным агентством.

В декабре 2017 года японский кабинет министров одобрил план покупки двух систем Aegis Ashore, которые должны по графику встать на боевое дежурство к 2023 году, чтобы обезопасить страну от ракет Северной Кореи. В январе 2019 года программа стоимостью 2,15 миллиарда долларов получила одобрение Соединенных Штатов.

Япония также заинтересована в покупке комплексов THAAD, стремясь добавить новый эшелон ПРО, который займет нишу между эшелонами, прикрываемыми системами Patriot и Aegis.

Австралия тем временем целиком полагается на свой флот при обеспечении защиты от баллистических ракет и других воздушных угроз большой дальности, но при этом страна реализует программу по системе ПРО и ПВО средней дальности. Эта программа является частью более крупного проекта по интегрированной ПВО и ПРО под названием IAMD (Integrated Air and Missile Defence), который реализуется совместно с США.

В 2017 году Австралия выпустила для компании Raytheon Australia запрос на тендер на разработку варианта системы NASAMS для австралийской армии. Правительство инвестирует в эту систему до двух миллиардов долларов, что позволит создать самый нижний эшелон улучшенной системы IAMD. Министерство обороны завершает детальный анализ проекта перед тем, как в конце 2019 года представить его правительству на окончательное рассмотрение.

Поддержание силы


Заинтересованность Китая в сохранении сильных позиций в регионе привела к разработке своими силами высокотехнологичных систем ПВО большой дальности и закупке подобных систем за рубежом. Китай имеет на вооружении системы HQ-9 большой дальности, 24 системы С-300ПМУ-1/2 и неназываемое количество комплексов Sky Dragon 50.

В 2015 году Пекин заказал два полковых комплекта С-400 на общую сумму порядка трёх миллиардов долларов. Первый полковой комплект был доставлен в Китай весной 2018 года, а второй комплект был поставлен летом 2019 года.

В 2011 году Сингапур купил систему Spyder-SR для прикрытия нижнего эшелона своей системы ПВО. Система, поставки были завершены в 2012 году, состоит из двух батарей по шесть пусковых установок в одной батарее.

В 2018 году Сингапур принял поставки двух комплексов SAMP/T для интеграции в систему обороны острова и в этом же году было официально объявлено, что новая система ПВО страны встала на боевое дежурство.

Тайвань потратил 600 миллионов долларов на модернизацию трех батарей Patriot до стандарта РАС-3, которая была проведена в 2011-2012 годах. В 2015 году были поставлены еще четыре батареи РАС-3 на общую сумму 1,1 миллиарда долларов.

Страна также имеет на вооружении систему Sky Bow собственной разработки. Оригинальная система Sky Bow I была принята на вооружение в 1993 году в составе системы ПВО Sky Net, тогда как комплекс Sky Bow II был развернут в 1998 году. Новейший вариант Sky Bow III, по сообщениям, был поставлен на боевое дежурство в 2016 году. Комплекс Sky Bow III должен заменить комплекс Hawk, который до сих пор стоит на вооружении тайваньских военных и по планам останется на боевом дежурстве до 2035 года.
Ctrl Enter

Заметили ошЫбку Выделите текст и нажмите Ctrl+Enter

19 комментариев
Информация
Уважаемый читатель, чтобы оставлять комментарии к публикации, необходимо зарегистрироваться.

Уже зарегистрированы? Войти