«Викинги» против янычар. Невероятные приключения Карла XII в Османской империи

«Викинги» против янычар. Невероятные приключения Карла XII в Османской империи

Шведского короля Карла XII современники сравнивали с Александром Македонским. Этот монарх, так же, как и великий царь древности, уже в юном возрасте добился славы большого полководца, он был так же неприхотлив в походах (по словам саксонского генерала Шуленберга, «одевался как простой драгун и так же просто обедал»), так же лично участвовал в сражениях, рискуя жизнью и получая ранения.


Давид Клёккер-Эренстраль. Карл XII. 1697 год

Однако, на мой взгляд, он гораздо больше похож на Ричарда Львиное Сердце – короля-рыцаря, искавшего на войне «самых изысканных опасностей».



И Карл тоже, по свидетельству многих мемуаристов, не скрывал радости при виде противника и даже хлопал в ладоши, обращаясь к окружающим: «Идут, идут!»

И приходил в плохое настроение, если враг вдруг отступал без боя, либо, не оказывал сильного сопротивления.

Ричард часто после боя возвращался «колючий, точно ёж, от стрел, впившихся в его панцирь».

И Карл XII играл с судьбой, постоянно ввязываясь в ненужные бои и стычки в самых неблагоприятных условиях. В 1701 г. ему вдруг пришло в голову совершить рейд на территорию Литвы: взяв с собой всего 2 тысячи человек, он на месяц пропал, окруженный войсками Огинского, дошел до Ковно, и в свой лагерь вернулся всего с 50 кавалеристами.

Во время осады Торна Карл поставил свою палатку так близко к стенам, что до неё постоянно долетали пули и ядра саксонцев – были убиты несколько офицеров из его свиты. Граф Пипер попытался защитить короля, хотя бы поставив перед палаткой стог сена – Карл приказал убрать его.

В 1708 г. у Гродно на мосту через Неман король лично убил двух офицеров армии противника. В том же году он, во главе Остготландского кавалерийского полка напал на превосходящие силы русской кавалерии. В результате этот полк попал в окружение, под Карлом была убита лошадь, и он сражался пешим, до тех пор, пока не подошли другие шведские части.

В Норвегии в бою у Гёландской мызы, во время ночного нападения датчан, Карл защищал ворот лагеря, убив пятерых вражеских солдат, и даже вступил в рукопашную схватку с командиром нападавших, полковником Крузе – вот уж, действительно, эпизод, достойный любой «Королевской саги».

Ричард был пленён в Австрии, а Карл несколько лет провёл на территории Османской империи.

У Карла XII были лучше стартовые условия (да ещё и родился он «в рубашке») – Швеция, на момент его восшествия на престол, по величине была вторым государством Европы (уступая лишь России). В состав королевства входили Финляндия, Карелия, Ливония, Ингерманландия, Эстония, большая часть Норвегии, часть Померании, Бремен, Ферден и Висмар. А шведская армия была лучшей в мире. К 1709 году она уже понесла потери, и качественный состав её ухудшился, однако саксонский генерал Шуленберг писал об армии, которая отправилась к Полтаве:

«Пехота поражала порядком, дисциплиной и набожностью. Хотя состояла она из разных наций, дезертиры были в ней неизвестны».


Хорошо начав, закончили Ричард и Карл одинаково, практически разорив свои государства и оставив их в состоянии глубокого кризиса.



И одинаково бесславной была гибель этих монархов. Ричард был смертельно ранен во время осады замка виконта Адемара V, Карл убит при осаде крепости Фредрикстен, став последним монархом Европы, павшим на поле боя.


Ричард I, портрет в Виндзорском замке


Карл XII, гравюра

Карл XII и сам понимал, что его поведение не соответствует королевскому званию, но говорил: «Лучше пусть меня называют сумасшедшим, чем трусом».

Но после Полтавской битвы Карла XII стали сравнивать уже не с Александром Македонским, а с Дон Кихотом (потому что полез в ненужную стычку с русскими накануне важнейшего сражения) и с Ахиллесом (потому что во время этой нелепого столкновения он получил ранение в пятку):
Не хуже русского стрелка
Прокрасться в ночь ко вражью стану;
Свалить как нынче казака
И обменять на рану рану
,
– писал по этому поводу А. С. Пушкин.


Карл XII перед Полтавской битвой

Карл XII после Полтавы


Именно с поражения шведов при Полтаве мы и начнём наш основной рассказ. Тогда Карл XII, уступив просьбам приближенных, оставил армию и переправился через Днепр, направляясь к Очакову. На следующий день вся его армия (по шведским данным, 18 367 человек), оставленная на другом берегу, сдалась 9-тысячному кавалерийскому отряду Александра Меньшикова.


Геранссон Гёте. «Пленные шведы в Москве», иллюстрация из книги Оберга и Йорансона «Каролинер»

Запорожские казаки в это число не входили, так как считались не военнопленными, а изменниками. Генерал Левенгаупт, которого Карл оставил командующим, выторговал вполне приличные условия для капитуляции шведских солдат и (особенно) офицеров, но за «унтерменшей» хлопотать не стал, охотно выдав незадачливых союзников. Он с аппетитом обедал вместе с Меньшиковым, наблюдая, как запорожцев, «сгоняют, словно скотину», убивая на месте тех, кто выказывал малейшее неповиновение.


А. Д. Меньшиков


Генерал Левенгаупт

Карла XII в его пути сопровождали около 2800 человек – шведские солдаты и офицеры, а также часть запорожцев Мазепы. Эти казаки к гетману были настроены крайне враждебно, и лишь шведы тогда защитили его от расправы. Некоторые из запорожцев и вовсе покинули отступающих – и это оказалось чрезвычайно мудрым решением.


Густав Седерстрем. Мазепа и Карл XII после Полтавской битвы на берегу Днепра

У Буга отряды Карла и Мазепы вынуждены были задержаться из-за того, что очаковский комендант Мехмет-паша, смущенный и даже напуганный таким количеством вооружённых людей, желающих перейти на подконтрольную ему территорию, разрешил переправиться лишь королю и его свите. Остальные вынуждены были оставаться на противоположном берегу, ожидая разрешения от султана, либо вышестоящих властей, к которым комендант отправил гонцов с извещением о ситуации, возникшей у границ империи. Получив взятку, он всё же дал разрешение переправить отряды Карла и Мазепы на свой берег, но было поздно: у Буга появились отряды русской кавалерии. На турецкий берег успели перебраться 600 человек, остальные были перебиты, либо утонули в реке, 300 шведов попали в плен.

По некоторым сведениям, Карл отправил султану Ахмету III жалобу на действия Мехмет-паши, в результате чего тот получил шёлковый шнурок, означавшим негласный приказ удавиться.


Карл XII и Мазепа в Бендерах


1 августа 1709 года Карл XII и гетман Мазепа прибыли в город Бендеры, который сейчас входит в состав Приднестровской республики. Здесь король с всевозможным почётом был принят сераскиром Юсуфом Пашой, который приветствовал его салютом из артиллерийских орудий и даже преподнёс ключи от города. Поскольку Карл решил обосноваться за пределами города, для него в лагере был построен дом, а затем – дома для офицеров и казармы для солдат: получилось что-то вроде военного городка.


Гравюра с планом лагеря Карла XII в Бендерах

А вот к Мазепе сераскир отнёсся с презрением – когда тот пожаловался, что ему не отводят помещения в Бендерах, заявил: если гетмана не удовлетворили великолепные дворцы, что дарил ему Пётр I, то он, тем более, не может приискать ему достойное помещение.


Медаль, приготовленная Петром I для Мазепы

21 сентября (2 октября) 1709 года неудачливый предатель и нынешний герой Украины умер в Бендерах.

11 марта 1710 года Пётр I, по просьбе нового гетмана (Скоропадского) издал манифест, запрещающий оскорблять малороссийский народ, попрекая его изменой Мазепы. Отношение самих малороссов к Мазепе характеризуют распространившиеся среди них слухи о том, что гетман не умер, а, приняв схиму, укрылся в Киево-Печерской лавре, чтобы отмолить грех предательства.

И тщетно там пришлец унылый
Искал бы гетманской могилы:
Забыт Мазепа с давних пор!
Лишь в торжествующей святыне
Раз в год анафемой доныне
Грозя, гремит о нем собор.

(А. С. Пушкин.)

Странное поведение короля


Между тем в Бендерах события стали развиваться по совершенно невероятному и фантасмагоричному сценарию. Франция и Нидерланды предложили Карлу помощь, предлагая корабли, которые доставили бы его в Стокгольм. Австрия обещала ему свободный проход через Венгрию и Священную Римскую империю. Более того, Пётр I и Август Сильный выступили с заявлением, что не будут препятствовать возвращению своего противника в Швецию. Карл XII почему-то возвращаться на родину отказался. Он вступил в переписку с султаном Ахметом III, занимался верховой ездой, муштровал солдат, играл в шахматы. Кстати, его манера игры отличалась редким своеобразием: чаще любых других фигур он двигал короля, поэтому проигрывал все партии.

Султан распорядился бесплатно снабжать лагерь Карла XII провизией, и блюда местной кухни очень понравились шведам. Вернувшись домой, «каролинеры» (иногда их называют также «каролинами») принесли с собой некоторые рецепты. Знакомая многим туристам, побывавшим в Турции, кюфта превратилась в шведские тефтели, а долма – в голубцы (поскольку виноград в Швеции не растёт, мясной фарш стали заворачивать в ошпаренные капустные листы). 30 ноября – в день гибели Карла XII, в Швеции сейчас отмечается День голубцов.


Поваренная книга Cajsa Warg, в которой впервые в 1755 году был записан рецепт шведских голубцов


Фронтиспис Cajsa Warg

Помимо средств, выделяемых для содержания отряда, прибывшего с королём, Карлу XII из султанской казны выплачивали 500 экю в день. Финансовую помощь королю оказывала также Франция, а сам он занимал деньги у константинопольских купцов. Часть этих средств Карл отсылал в столицу для подкупа приближённых султана, желая втравить Турцию в войну протии России. Оставшиеся деньги король бездумно тратил на подарки своим офицерам и охранявшим его янычарам, благодаря чему стал очень популярным и в их среде, и среди горожан.


Янычары, гравюра XVIII века

Не отставал от короля и его любимец – барон Гротгузен, назначенный на должность казначея. Рассказывают, что, однажды, отчитываясь перед Карлом о потраченных 60000 талерах, он сказал:

«Десять тысяч выдано шведам и янычарам по приказанию вашего величества, а остальные истрачены мной на собственные нужды».


Реакция короля просто удивительна: улыбнувшись, он сказал, что ему нравится столь короткий и ясный ответ – не то, что у прежнего казначея Мюллерна, который заставлял его читать многостраничные отчёты о тратах за каждый талер. Некий пожилой офицер сказал Карлу, что Гроттерн просто грабит их всех, и услышал ответ: «Я даю деньги только тем, кто умеет ими пользоваться».

Популярность Карла росла и скоро со всей провинции в Бендеры стали приходить люди, чтобы посмотреть на странного, но щедрого заморского короля.

Между тем положение Швеции ухудшалось с каждым днём. Русскими войсками были взяты Выборг (который Пётр I называл «крепкой подушкой Петербургу»), Рига, Ревель. В Финляндии русская армия подошла к Або. Изгнанный Карлом из Польши Август II Сильный захватил Варшаву.


Луи де Сильвестр. Август Сильный, курфюрст Саксонии, король польский и великий князь литовский

Пруссия претендовала на шведскую Померанию, Мекленбург заявил о претензиях на Висмар. Датчане готовились к захвату Бременского герцогства и Голштинии, в феврале 1710 года их армия даже высадилась в Скании, но потерпела поражение.

Отношения Карла XII с турецкими властями


Султан же пока не мог решить, что делать с этим незваным, но, в прямом смысле, очень «дорогим» гостем. Нахождение Карла XII на турецкой территории обострило отношения с Россией, этим немедленно воспользовались и местные «ястребы» (в числе которых оказалась даже мать Ахмета III), и французские дипломаты, уверяющие султана, что, разделавшись со шведами, русские пойдут против Османской империи. Но русский посол П.Толстой (слугами которого теперь были пленённые при Полтаве шведы – и это произвело впечатление и на султана, и на османских вельмож), щедро тратя трофейное шведское золото, добился от Ахмета III грамоты о подтверждении Константинопольского мирного договора 1700 года.


Георг Гзелль, Портрет П. А. Толстого, между 1722-1727 гг.

Казалось, что судьба надоевшего всем Карла решена: под охраной отряда из 500 янычар, он должен был через Польшу отправиться в Швецию «только со своими людьми» (то есть без запорожцев и поляков). В качестве прощального подарка (и отступного) Карлу от имени султана прислали 25 арабских лошадей, на одной из которых ездил сам султан – её седло и чепрак были украшены драгоценными камнями, а стремена сделаны из золота.

А великий визирь Кёпрюлю переслал королю 800 кошельков с золотом (в каждом лежало по 500 монет) и в прилагавшемся к подарку письме советовал возвращаться в Швецию через Германию или Францию. Карл лошадей и деньги взял, но уезжать из гостеприимных Бендер отказался. Султан не мог позволить себе нарушить законов гостеприимства, и насильно выслать короля из страны. Вместе с визирем, он вступил в переговоры с Карлом, и пошёл ему навстречу, согласившись выделить 50-тысячную армию для сопровождения шведского короля через Польшу, занятую русскими войсками. Но Пётр I заявил, что пропустит Карла только при условии, что численность его эскорта не будет превышать 3-х тысяч человек. На это уже не согласился Карл, который, явно пытался спровоцировать конфликт между Россией и Османской империей.

Русско-турецкая война


А в Порте в это время великим визирем стал некий Балтаджи Мехмет-паша – выходец из семьи, мужчины которой традиционно занимавшейся заготовкой дров («balta» – «топор»), оказавшийся «ястребом» и ярым русофобом. Он вызвал в столицу крымского хана Девлет-Гирея: вдвоём им удалось уговорить султана объявить войну России. 20 ноября 1710 года русский П.Толстой и его подчинённые были арестованы и посажены в Семибашенный замок. Посол Франции Дезальер хвалился, что «более всего способствовал этому, так как вёл всё дело своими советами».


План Семибашенной крепости, выполненный Франческо Скареллой в 1685 году

Именно во время этой несчастной для России войны произошла так называемая Прутская катастрофа: недооценив силы противника, Пётр I принял предложение молдавского господаря Дмитрия Кантемира идти навстречу туркам. Кантемир клялся обеспечить русскую армию всем необходимым – и обещания своего, разумеется, не выполнил.


Так что у реки Прут Пётр I оказался в роли Карла XII, а Кантемир – в роли Мазепы. Закончилось всё подкупом бывшего дровосека Балтаджи Мехмет-паши и некоторых из его подчинённых и подписанием позорного мира, в числе условий которого было даже обязательство возобновление выплаты дани крымскому хану.

Карл XII, узнав об окружении русской армии, бросился к лагерю турок, проехав без остановки 120 вёрст, но опоздал: российские войска уже ушли из своего лагеря. Упрёками ему удалось разозлить Мехмет-пашу, который издевательски сказал:

«А кто бы управлял государством в его (Петра) отсутствие? Не подобает, чтобы все короли гяуров были не у себя дома».


Разъярённый Карл позволил себе неслыханную дерзость – резким ударом своей шпоры он разорвал полу халата визиря и вышел из его шатра.

В Бендерах он нашёл свой лагерь затопленным разлившимся Днестром, но из упрямства ещё долго оставался в нём. Всё же, пришлось перенести лагерь в деревню Варницы, где для него был построен новый «военный городок», получивший название Карлополис. В нем было три каменных дома (для короля, его свиты и казначея Гротгузена) и деревянные казармы для солдат. Самое большое здание (36 метров в длину) получило название «Карлов дом», другое, в котором король принимал гостей – «Большой зал».

А разозлённый Мехмет-паша теперь требовал высылки Карла из страны, и австрийский император соглашался пропустить его через свои владения. Король заявил, что уедет только после наказания визиря и в сопровождении стотысячной армии. Мехмет-паша, в ответ, приказал уменьшить для него «таим» – содержание, которое выдавалось иностранным гостям и дипломатам. Узнав об этом, Карл отреагировал весьма своеобразно, сказав дворецкому: «До сих пор давали есть два раза в день; с завтрашнего дня я приказываю давать еду четыре раза».

Чтобы выполнить приказ короля, пришлось под большие проценты занимать деньги у ростовщиков. 4 тысячи экю дал английский посол Кук.

Недовольный итогами войны султан Ахмет всё-таки сместил Мехмет-пашу, отправив его в ссылку на остров Лемнос. Новым визирем стал Юсуф-паша, который в возрасте 6 лет был захвачен на территории Южной России янычарами. Что касается Карла, уставший от его причуд и выходок султан, отправил ему письмо, в котором говорилось:

«Вы должны приготовиться уехать под покровительством Провидения, с почетным конвоем будущею зимою, чтобы вернуться в Ваше государство, позаботясь проехать по-дружески через Польшу. Все, что будет Вам нужно для Вашего путешествия, будет Вам доставлено Высокой Портой, как деньги, так и люди, лошади и повозки. Мы Вас особенно увещеваем и советуем Вам приказать самым положительным и ясным образом всем шведам и другим, находящимся при Вас людям, не производить никаких беспорядков и никаких действий, которые прямо или косвенно могут повлечь нарушения этого мира и дружбы».


Карл в ответ «наябедничал» султану о несоблюдении русскими условий Прутского договора, чем спровоцировал новый кризис в русско-турецких отношениях. П.Толстой снова был отправлен в Семибашенный замок, но окружение султана уже не хотело войны, был достигнут компромисс, согласно которому русские войска выводились из Польши, а Карл должен был отправиться в Швецию.

Но король заявил, что не может уехать, не заплатив долги, и попросил для этой цели 1000 кошельков золота (около 600 000 талеров). Ахмет III распорядился выдать ему 1200 кошельков, получив которые, шведский король, не моргнув и глазом, потребовал еще тысячу.


Султан Ахмед III со своим сыном. Миниатюра Левни

Выведенный из себя султан собрал Диван Высокой Порты, на котором задал вопрос:

«Будет ли нарушением законов гостеприимства высылка этого государя (Карла) и смогут ли иностранные державы обвинить меня в насилии и несправедливости, если я буду вынужден выслать его силой»?


Диван встал на сторону султана, а великий муфтий заявил, что «гостеприимство не предписывается мусульманам по отношению к неверным, а тем более к неблагодарным».

Война «викингов» с янычарами


В конце декабря 1712 г. Карлу был зачитан султанский указ и фетва муфтия, его одобряющая. Совершенно потерявший связь с реальностью король в ответ сказал: «Мы приготовимся ко всему и силе дадим отпор силой».

Шведам перестали выдавать деньги на содержание, а поляки и запорожцы сохранили его, покинув королевский лагерь. Карл XII ответил в своём неповторимом стиле, приказав убить 25 подаренных султаном арабских скакунов.

Теперь в распоряжении короля осталось 300 человек – только шведские «каролинеры».


Шведские каролинеры-пикинеры, книжная иллюстрация

Свой лагерь он приказал окружить окопами и баррикадами, а сам развлекался, периодически атакуя османские пикеты. Янычары и татары, опасаясь ранить его, в бой не вступали и отъезжали прочь.

В конце января 1713 г. комендант Бендер Исмаил-паша получил новый указ султана, в котором приказывалось захватить Карла XII и отправить его в Салоники, откуда по морю его должны были отправить во Францию. В указе говорилось, что в случае гибели Карла, ни один мусульманин не будет объявлен виновным в его смерти, а верховный муфтий прислал фетву, согласно которой правоверные прощались за возможное убийство шведов.

Но Карл пользовался популярностью среди янычар, которые хоть и прозвали его за упрямство «демирбашем» («железная башка»), всё же, не хотели его смерти. Они прислали делегатов, которые умоляли короля сдаться и ручались за его безопасность – и в Бендерах, и во время пути. Карл, разумеется, отказался.

Для штурма шведского лагеря (в котором, напомним, осталось всего 300 человек) турками было собрано до 14 тысяч солдат при 12 пушках. Силы были явно неравны, и, после первых выстрелов, Гротгузен снова попытался вступить в переговоры, утверждая (в который раз), что король не против отъезда, но ему нужно время для подготовки, однако турки уже не верили этим словам. Но после прямого обращения Карла к янычарам, те взбунтовались и отказались идти на штурм. Ночью зачинщики этого бунта были утоплены в Днестре, но, неуверенный в лояльности оставшихся, сераскир утром предложил янычарским старшинам самим вступить в переговоры с коронованным безумцем. Карл, увидев их, сказал:

«Если они не уйдут, я велю спалить им бороды. Теперь пришло время биться, а не болтать».


Теперь негодовали уже и янычары. 1 февраля они всё же атаковали «Карлополис». В этот день драбант Аксель Эрик Рос трижды спас жизнь своему королю. Но большинство шведов, понимая бессмысленность сопротивления, сразу же, сдались в плен. Легко раненный Карл во главе двадцати драбантов и десяти слуг укрылся в каменном доме, где находились ещё 12 солдат. Забаррикадировавшись в одной из комнат, он совершил вылазку в зал, заполненный мародёрствующими янычарами. Здесь король лично убил двух из них, ранил третьего, но был схвачен четвертым, которого подвело желание взять Карла живым – в результате его застрелил королевский повар. Затем Карл убил ещё двух янычар, оказавшихся в его спальне. Вынудив турок отступить, шведы заняли позиции у окон, и открыли стрельбу. Утверждают, что в ходе этого штурма погибли и были ранены до 200 янычар. У шведов погибли 15 человек, были тяжело ранены 12. Начальники турок приказали начать обстрел дома из пушек, и шведы были вынуждены отойти от окон, а янычары, обложив дом брёвнами и сеном, подожгли их. Шведы решили залить огонь содержимым найденных на чердаке бочек – оказалось, что они были наполнены крепким вином. Пытаясь поддержать и ободрить своих людей, Карл крикнул: «Опасности еще нет никакой, пока не загорелись платья» – и в этот момент кусок кровли упал ему на голову. Придя в себя, король продолжил стрелять в турок, убив ещё одного из них, а потом, убедившись, что в горящем доме находиться уже совершенно невозможно, согласился попытаться прорваться в другой, по соседству. На улице янычары окружили и взяли в плен всех шведов, в том числе и короля. «Если б они (шведы) защищались, как повелевал им долг, нас бы не взяли и в десять дней», – заявил он, стоя перед сераскиром.


Edouard Armand-Dumaresq. Стычка в Бендерах

События этого дня в Турции называют «калабалык» – буквально переводится, как «игра со львом», но в современном турецком языке оно означает «ссора». В шведский язык это слово вошло со значением «суматоха».

А. С. Пушкин, посетивший Бендеры, посвятил этому событию такие строки:

В стране, где мельниц ряд крылатый
Оградой мирной обступил
Бендер пустынные раскаты,
Где бродят буйволы рогаты
Вокруг воинственных могил, —
Останки разоренной сени,
Три углубленные в земле
И мхом поросшие ступени
Гласят о шведском короле.
С них отражал герой безумный,
Один в толпе домашних слуг,
Турецкой рати приступ шумный
И бросил шпагу под бунчук.



Памятный знак в Бендерах

Продолжение «турецких гастролей» Карла XII


Несмотря на явное неадекватное поведение короля и потери, которые понесли османы во время штурма, с Карлом, по-прежнему, обращались хорошо. Вначале он был доставлен в дом сераскира и провёл ночь в комнате и на кровати хозяина, затем – перевезен в Адрианополь. Трудно сказать, как поступил бы теперь султан с Карлом – уже не гостем, а пленником. Но королю помог генерал Магнус Стенбок который как раз в это время одержал свою последнюю победу над датчанами – у Гадебуша в Померании.


Magnus Stenbock. Портрет работы Anton Ulrik Berndes

Узнав об этом, султан приказал перевести Карла в небольшой городок Демирташе неподалёку от Адрианополя и оставил его в покое. А Карл теперь сменил тактику: с 6 февраля 1713-го по 1 октября 1714 года он увлечённо играл в Карлсона (который живёт на крыше), притворяясь тяжело больным и не вставая с постели. Турки переходу психоза «гостя» из маниакальной фазы в депрессивную только радовались и особого внимания на его «страдания» не обращали.

А между тем в мае 1713 года в Голштинии капитулировала армия последнего успешного шведского полководца – Магнуса Стенбока. Почти вся Финлядия была занята Россией, Пётр I писал тогда: «Эта страна нам вовсе не нужна, но надобно занять её для того, чтобы при мире было, что уступить шведам».

На письмо своей сестры Ульрики, которой Сенат предложил регентство, Карл ответил обещанием отправить в Стокгольм свой сапог, у которого сенаторы должны будут спрашивать на всё позволения.

Но далее оставаться на территории Порты было бессмысленно, это понимал уже и сам Карл, который стал собираться домой. Великий визирь Кёмюрджю сказал обратившемуся за очередной партией золота Гротгузену:

«Султан умеет дарить, когда хочет, но ниже его достоинства давать взаймы. Твоего короля снабдят всем необходимым. Может быть, Высокая Порта и подарит ему золото, но на это нечего точно рассчитывать».


Кёмюрджю Али-паша был сыном угольщика, а стал визирем и зятем султана. Если вспомнить, что один из его недавних предшественников был из семьи дровосеков, а другой – попал в Порту как пленник в возрасте 6 лет, то придётся признать, что «социальные лифты» в Османской империи тех лет были в полном порядке.

Возвращение короля


1 октября Ахмет III всё же подарил собравшемуся, наконец, уезжать Карлу алую палатку, вышитую золотом, саблю, рукоять которой была украшена самоцветами, и 8 арабских лошадей. А для шведского обоза по его приказу были выделены 300 лошадей и 60 повозок с припасами.

Султан даже распорядился оплатить долги «гостя», но без процентов, так как ростовщичество запрещено Кораном. Карл в очередной раз оскорбился и предложил кредиторам приехать за долгами в Швецию. Как ни странно, многие из них действительно добрались до Стокгольма, где и получили требуемые суммы.

27 октября Карл оставил свой обоз и далее отправился налегке – под чужим именем и с немногочисленными «каролинерами». 21 ноября 1714 года покинувший свиту Карл XII прибыл в принадлежавшую Швеции померанскую крепость Штральзунд. И уже на следующий день «отдохнувший» на турецких «курортах» король, подписал указ о возобновлении боевых действий против России и её союзников.

Его война закончится у крепости Фредрикстен 30 ноября 1718 года. Многие историки уверены, что он был убит кем-то из своих приближённых, которые понимали, что король готов воевать ещё очень долго – до последнего оставшегося в живых шведа. И помог Карлу отправиться в Вальхаллу, из которой этот король, похожий на берсерка, видимо, и сбежал – по недосмотру валькирий.


Мундир Карла XII, в который он был одет в день гибели
Автор:
Ctrl Enter

Заметили ошЫбку Выделите текст и нажмите Ctrl+Enter

73 комментария
Информация
Уважаемый читатель, чтобы оставлять комментарии к публикации, необходимо зарегистрироваться.

Уже зарегистрированы? Войти