С Россией не договоришься? Наоборот!


Проект «ЗЗ». В наступившем 2020 году иностранные эксперты, памятуя о событиях последних недель и заявлениях президента Путина, сосредоточились на «проклятом» политическом вопросе: можно ли договориться с Россией? Ответы даны противоположные: от «компромиссы невозможны» до «обязательно надо разговаривать».

Россия повсюду


Политолог и публицист Сириль Брэ в издании «Slate» рассказал о «предупреждениях», которые Россия сделала остальному миру за 2020 год.



В январской статье, написанной лаконично, эксперт выделил все главные посылы Москвы в адрес международного сообщества.

Автор отмечает, что за последнее время Россия направила международному сообществу ряд сообщений, в которых были ясно указаны стратегические намерения «на ближайшие месяцы».

Почему это было сделано именно в последние дни? Брэ считает, что всему причиной разница в календарных датах.

В православной России, отмечает эксперт, Новый год предшествует Рождеству. Юлианский календарь определяет Рождество на седьмое января. И получается, что в период между 24 декабря по 1 января, когда Европа и Соединённые Штаты отдыхают и развлекаются, Россия «весьма активна». И она, по мнению политолога, знает, как воспользоваться «разрывом в календарях». Эти дни используются для определённых мероприятий. Кроме того, Россия вспоминает приоритеты на прошедший год и готовится к наступающему году.

За последние дни Кремль отправил несколько сообщений миру, пишет далее аналитик. И приводит список российских заявлений и свершений. Начинается список с украинской ситуации.

29 декабря состоялся новый обмен пленными между Москвой и Киевом. Динамика переговоров, которая давала мало надежд с 2016 года, теперь становится «многообещающей», считает эксперт. После первого обмена, состоявшегося в минувшем году 7 сентября, и возобновления дискуссий в нормандском формате 9 декабря в Париже Владимир Путин, похоже, дал новому президенту Украины возможность действовать. Такая возможность необходима господину Зеленскому для подготовки к компромиссам. При этом, пусть и заметны «признаки умиротворения», очевидно и иное: Россия не пойдёт на какой-либо компромисс в отношении Крыма. Эксперт в этом нисколько не сомневается.

Вторым пунктом в списке Брэ идут широкомасштабные военные учения в Индийском океане (27—30 декабря). Россия, Иран и Китай выбрали именно сезон католических и протестантских отпусков для этих манёвров. Три государства сделали несколько предупреждений на 2020 год.

Во-первых, участники учений дали понять: Аравийское море и Персидский залив, важнейшие районы мирового морского судоходства, не являются «американскими задворками».

Во-вторых, две ядерные державы будут поддерживать Иран на море и в Совете безопасности ООН.

Также отсюда следует, что стратегическое партнёрство России с Китаем и Ираном не ослабнет даже в том случае, если США в 2020 году перестанут вести торговую войну с Китаем.

Далее эксперт останавливается на гонке вооружений. По его мнению, Россия выбрала указанный период для реализации нескольких проектов в сфере вооружений, анонсированных президентом ещё в марте 2018 года. Тогда было рассказано широкой публике о разработке комплекса «Авангард» и др. Напоминание об этом в преддверии 2020 года предельно ясно информирует международное сообщество: Москва не откажется от своего статуса лидера в области стратегических вооружений. И такие вооружения она будет поставлять в свои войска и продавать их на мировом рынке. Разумеется, Россия будет использовать своё преимущество («если сможет»), с тем, чтобы закрыть бреши в обороне, полученные «в период унижения 1990-2000 годов», заключает Брэ.



Следующим пунктом у эксперта идёт Ближний Восток.

Россия вновь напомнила о той своей центральной роли, которую она снова играет в Сирии и на Ближнем Востоке в целом. Такое восстановление Россией участия в ближневосточных процессах эксперт отсчитывает с 2015 года. Сюда входит «значительная авиаподдержка режима Асада в операциях, которые начаты в районе Идлиба с середины декабря». И здесь Россия снова обозначает дату — 2020 год: этот год может быть отмечен политическим процессом прекращения войны в Сирии. Если это случится, это будет сделано на условиях России и под её эгидой, уверен автор статьи.


Пожалуйста, разговаривайте с Россией!


На вопрос «Почему мы должны говорить с Россией» на сайте «Atlantic Council» ответили два эксперта: С. Чарап и Дж. Шапиро (Samuel Charap and Jeremy Shapiro).

Авторы напоминают, что на днях «UkraineAlert» (название проекта при «Атлантическом совете») обнародовал материал Андерса Ослунда, в котором тот раскритиковал отчёт мозгового треста «RAND» (октябрь 2019 года, тема консенсусного предложения по пересмотренному региональному порядку в постсоветской Европе и Евразии). Ослунд отнюдь не сторонник компромиссов с Россией, и статья Чарапа и Шапиро является критикой двух аналитиков его непримиримой позиции.

Стоит заметить, что Чарап и Шапиро — соавторы упомянутой публикации «RAND» наряду с девятнадцатью соавторами из Евросоюза, США, России и ряда других государств. Эксперты полагают, что статья Ослунда заслуживает ответа в том числе потому, что там приводятся аргументы, которые приходится слышать часто.

Чарап и Шапиро с соавторами в своём докладе выдвинули «компромиссное предложение», связанное с идеей пересмотра регионального порядка в Восточной Европе. Компромисс по своей природе — «грязное дело», признают оба автора. Это мучительная задача: отделить то, что действительно нужно, от того, чего просто хочется достичь. Это требует понимания перспектив и страхов тех людей, что сели за стол переговоров. И понимать этих людей нужно даже в том случае, если вы их ненавидите, отмечают Чарап и Шапиро. При этом компромисс — квинтэссенция дипломатии, единственного способа избежать принуждения, насилия и войны при урегулировании международных споров. Основная ценность доклада и заключалась в том, что 21 автор, 21 эксперт могли выдвинуть свои предложения, которые при том не являлись бы панацеей и не считались бы неким абсолютом. Это попытка продемонстрировать существование компромисса — региональным лидерам нужно лишь набраться смелости и найти таковой.

С Россией не договоришься? Наоборот!

Ослунд же полагает, что усилия должны заключаться в «определении ключевых разделительных линий» и «реальных различий между устремлениями России и Запада». Для этого специалиста суть любого дипломатического контакта с Россией должна начинаться с описания «реальности» ситуации в Восточной Европе, под которой он подразумевает готовность признать Россию «виновной стороной» во многих экономических и политических конфликтах, волнующих регион. Чарап и Шапиро в вопросе «кто виноват» склонны скорее согласиться с коллегой Ослундом, нежели с Москвой, однако речь не о том. Переговоры ведь ведутся с противниками, а не с друзьями, напоминают соавторы. И настаивать на том, что противники «принимают ваш рассказ и отрекаются от собственного, прежде чем вы приступаете к переговорам, — не дипломатия». Это «другой способ войны».

Однако Ослунд предпочитает настаивать на том, что компромисс с Россией невозможен, указывают далее эксперты. «Конечно, если все в Москве и Вашингтоне разделят его точку зрения, это превратится в пророчество, которое тотчас исполнится», — иронизируют аналитики. И предлагают для начала прикинуть цену новой холодной войны с Россией.

Первая «холодная война» обошлась во многие триллионы долларов. Погибли миллионы людей по всему миру. В США были подорваны гражданские свободы. Два поколения детей росли под постоянной угрозой ядерного уничтожения. Но всё это закончилось мирным путём, и такой финал эксперты рассматривают как «нечто вроде геополитического чуда». И тут же замечают: «Было бы глупо ожидать повторения такого чуда».

Поэтому, прежде чем принять «катастрофический результат», следует изучить возможность компромисса, даже если для многих в Вашингтоне «всегда 1938-й год». Эксперты предлагают рассмотреть компромисс, прежде чем земли тех народов, что окажутся между Америкой и Россией, превратятся в поле битвы. «В борьбе поколений между силами добра и зла мы стремимся понять, можно ли найти способ предложить им путь к безопасности и процветанию», — резюмируют авторы, ибо в новой холодной войне «может победить только Китай».


Несмотря на то, что С. Чарап и Дж. Шапиро скорее стоят на стороне А. Ослунда, оба отличаются от последнего тем, что не только признают путь компромиссов в сложных международных отношениях, но и делают всё для того, чтобы такой компромисс найти. Отрицание же компромисса и объявление его невозможным есть однозначный путь к геополитической конфронтации. Говоря словами экспертов, это война иными средствами.
Автор:
Использованы фотографии:
kremlin.ru, Marina Stroganova
Ctrl Enter

Заметили ошЫбку Выделите текст и нажмите Ctrl+Enter

29 комментариев
Информация
Уважаемый читатель, чтобы оставлять комментарии к публикации, необходимо зарегистрироваться.

Уже зарегистрированы? Войти