Сталинские соколы в небе Китая

Сталинские соколы в небе Китая

Где-то на перевалочном аэродроме группа советских добровольцев в ожидании вылета

Летом 1937 года, когда в Испании вовсю полыхала гражданская война, в Восточной Азии военные «инциденты» между Японией и Китаем переросли в полномасштабную войну. Япония стремилась прибрать к рукам сырьевые ресурсы своего соседа и получить собственные территориальные выгоды. Но Китай оказался не готов к этой войне. Промышленность находилась в упадке, население жило в крайней бедности, а между различными военными группировками шла внутренняя борьба за власть в стране. Воспользовавшись этим, императорская армия Японии оккупировала Маньчжурию, некоторые китайские провинции и, захватив такие крупные прибрежные города, как Шанхай и Тяньцзинь, продвигалась в глубь Китая. Ситуация становилась более чем драматичной. Капитуляция Китая обернулась бы последующим нападением Японии на СССР с востока, а Германии — с запада. И неизвестно, чем бы ещё всё закончилось, случись нам тогда воевать сразу на два фронта. Через Коминтерн коммунистам Китая было передано сообщение, что помощь нашей страны будет оказана только при условии их объединения с партией Гоминьдан в единый фронт против японских захватчиков. Получив согласие от обеих сторон, 26 сентября 1937 года И. В. Сталин начал секретную операцию с кодовым наименованием «Зет».

Воздушный маршрут Алма-Ата — Ланьчжоу


Лётчиков-добровольцев, желающих воевать в Испании, было много, поэтому им и было предложено отправиться помогать китайскому народу в войне с Японией. Отбирали в основном членов партии, из наиболее опытных авиаторов, в основном командиров звеньев. Некоторые уже успели повоевать в Испании, имели собственный боевой опыт и военные награды. Добровольцы добирались поездами до Алма-Аты, туда же доставлялись в разобранном виде их самолёты. Все трудились на совесть, не покладая рук. Вместе летчики, штурманы, инженеры и техники собирали доставленные сюда в ящиках самолёты. Потом им делали облёт, пристрелку вооружения, заправляли горючим, маслом и в путь. Дальний перелёт из Алма-Аты через хребты Тянь-Шаня, Тибета, пустыни Такла-Макан и Гоби удавался не всем экипажам. Одной из первых летела группа Курдюмова. При перелете и посадках на промежуточных аэродромах разбилось несколько самолетов, сам командир отряда В. Курдюмов погиб при посадке в Сучжоу. Его самолёт при посадке не рассчитал скорость, выкатился за пределы полосы, перевернулся и загорелся. Капитана Курдюмова выбросило из кабины, но он скончался, не приходя в сознание. Отсутствовала радиосвязь с самолётами и маяки. Справа, слева, сзади и спереди — только горы да песчаные дюны. Куда ни взглянешь — ни одного ориентира. При потере курса или в случае неисправности самолёта негде было совершить вынужденную посадку. Чтобы перемахнуть горы, шли с набором высоты 6000-7000 м, где от недостатка кислорода даже опытные лётчики теряли ориентацию. В наступившей темноте, израсходовав запас топлива, их самолёты разбивались в горах. Из Алма-Аты до Ланьчжоу около 3000 км, по трассе перелёта находилось 11 небольших перевалочных авиабаз. Маршрут пролегал через пустынные и гористые районы Северо-Западного Китая. Между пунктами промежуточных посадок отсутствовала связь, не было метеосводок погоды. На два аэродрома в Сучьжоу и Ляньчжоу, куда с таким трудом через пустыню и горы на верблюдах доставляли бензин, японцы заставляли банды хунхузов совершать набеги для того, чтобы уничтожить склады горючего и прервать наше авиасообщение. Кстати сказать, что своего горючего в Китае не было, его приходилось покупать у американцев и вереницы подносчиков бензина носили его на коромыслах в 20-литровых емкостях из соседнего Индокитая.




По другому маршруту несколько авиагрупп отправились из Иркутска через Улан-Батор и Далан-Дзадагад в китайский Сучжоу. Только в апреле 1938 года удалось наладить доставку грузов по отстроенной «дороге жизни», маршрутом Алма-Ата – Урумчи – Хами – Сучжоу – Ланьчжоу. Колонны грузовиков ЗИС-5 днём и ночью потянулись через провинцию Синьцзян, перевозя ящики с И-16 и И-15бис на первую сборочную базу в Ланьчжоу и на вторую базу в Хами, за которым начиналась пустыня Гоби. В Ланьчжоу прибывшие самолёты перекрашивали и наносили китайские опознавательные знаки.


СБ-2М-103 в серебристой окраске. На фюзеляже, крыльях и руле направления нанесены китайские опознавательные знаки

За период с 1937 по 1940 год из СССР в Китай было поставлено 1250 боевых самолётов, в том числе: истребители И-15 (345); истребители И-16 (216); бомбардировщики СБ (292); ДБ-3 (24); ТБ-3 (6).


Советский тяжелый бомбардировщик ТБ-3

В конце 1937 года, спустя почти месяц с начала перегона, ни один наш истребитель не сумел долететь до китайского фронта. Все самолёты стояли под снегом на аэродроме в китайском Гучэне, не имея возможности взлететь. Также как и группа бомбардировщиков СБ, под руководством Ф.П. Полынина, укрываясь от настигшей их в пути песчаной бури, застряла на авиабазе в Сучжоу.

Ещё в начале 1937 года у китайцев было около пятисот самолётов, как говорят, с бору по сосенке. Давно устаревшие модели различных конструкций американского, английского, французского, немецкого и итальянского производства. Преимущественно это были бипланы Curtiss BF2C Goshawk и монопланы Boeing P-26 Peashooter американского производства с максимальной скоростью полета до 350 км/ч. Подготовка китайских лётчиков, в основном вышедших из богатых сословий, была явно недостаточной в сравнении с вышколенными японскими асами. Наши лётчики рассказывали, что их китайские коллеги перед вылетом молились, чтобы в воздухе им не встретиться с японскими асами. Они при удобном случае умышленно портили свои самолёты, только чтобы не лететь на верную гибель. К началу боев за столицу, Нанкин, их оставалось всего 14. Превосходящие в скорости японские истребители быстро уничтожили большинство китайских самолетов и завоевали полное господство в воздухе. Японские бомбардировщики, чувствуя свою безнаказанность, ровняли китайские города и промышленные объекты с землёй. Уничтожая мирное население и деморализуя китайскую армию, они обеспечивали успешное продвижение своей армии вглубь страны. Вот тут и нагрянули в Китай наши «сталинские соколы».


Советские лётчики–добровольцы на аэродроме г. Ухань. Ноябрь 1937 г.

Военное руководство Китая стояло перед выбором закупаемой техники. Жена Чан Кайши, госпожа Сун Мейлиин, будучи министром авиации правительства Гоминьдана, устраивала показательные полёты самолётов многих стран, чтобы выбрать лучшие образцы техники. Но советские «сталинские соколы» сумели покорить её сердце своей статью и мастерски выполненными фигурами высшего пилотажа, оставив позади всех конкурентов. Наши лётчики считают, что именно поэтому выбор закупаемой Китаем авиатехники был сделан в пользу СССР.


"Китайские" лётчики


Основной ударной силой во второй Японо-китайской войне стали советские скоростные бомбардировщики СБ, ещё в Испании ласково названные лётчиками «Катюша». Они имели превосходство перед основным противником — японским корабельным истребителем И-96 (Mitsubishi A5M) в высоте (он действовал до 3000-3500 м). Потолок у наших СБ в той модификации был 10000 м. Два мотора М-100 по 860 л/c с нагнетателем и винтом изменяемого в полёте шага (ВИШ) обеспечивали максимальную скорость 445 км/ч и дальность полёта до 1600 км. Спереди и сзади спаренные пулемётные установки ШКАС (1800 выстрелов в минуту на каждый ствол), да ещё нижняя пулемётная установка «кинжального огня» ПВ-1. Грозная такая «Катюша» несла ещё почти тонну бомб разного калибра. Благодаря стараниям наших умельцев в Китае был придуман способ дополнительно размещать в грузовом отсеке СБ самодельные ящики-контейнеры с небольшими фугасными бомбами, что значительно повысило эффективность нанесения бомбового удара. Параллельно с полётами шло обучение лётного состава. В конце 1937 года советские лётчики смогли обучить на СБ более сорока китайских лётчиков из новобранцев.


Экипажи китайских СБ-2 М-100А готовятся к старту

Были ещё несколько четырёхмоторных тяжелых бомбардировщиков ТБ-3, отличившихся тем, что смогли преодолеть ПВО противника и, пролетев над японскими островами, сбросить агитационные листовки антивоенного содержания. Тихоходные и устаревшие они тоже пригодились для срочных перебросок тяжелых грузов и перевозки личного состава. Осенью 1939 года группа дальних бомбардировщиков ДБ-3 с высоты семи километров трижды бомбили занятый японцами аэродром в Ханькоу, уничтожив 136 самолётов противника, склады с боеприпасами и топливом.

Воздушными тружениками войны были наши истребители-монопланы И-16, прозванные «Ласточка», и истребители-полуторапланы И-15бис «Чижи». Как правило, более скоростные И-16 группой атаковали японские бомбардировщики, в то время как группа И-15бис связывала боем вражеские истребители. Наши «Ласточки» (или «Ишачки») имели преимущество в вооружении, располагая не только двумя пулемётами ШКАС 7,62 мм, но и двумя 20 мм малокалиберными скоростными пушками ШВАК. Японские же истребители в то время пушек ещё не имели, проигрывая нам в огневой мощи.


Китайские лётчики на И-15 и И-16 позируют возле своих самолётов

В начале 1938 года на авиабазе в районе Ханькоу располагалось больше сотни самолётов, в том числе 31 бомбардировщик под командой капитана Ф. П. Полынина. А на двух аэродромах в районе Наньчана располагалось ещё около девяноста самолётов – бомбардировщики М. Г. Мачина и истребители А. С. Благовещенского.


Летчики-добровольцы в Китае (слева направо): А. С. Благовещенский, А. Г. Рытов, П. В. Рычагов, Ф. П. Полынин

В Китай так называемыми ворошиловскими командировками направлялись в основном летчики из курсантов Московской летной академии имени Жуковского, не имевшие ещё собственного боевого опыта. Всем им с ходу приходилось учиться в реальном бою против более опытных японских асов. Численное превосходство ещё долго было на стороне японцев, но силами наших авиагрупп удалось значительно их сократить. Бомбардировщики действовали решительно и наносили неожиданные удары по аэродромам, транспортным коммуникациям, скоплениям войск, переправам и кораблям противника.



Бомбили аэродромы Нанкина, Шанхая, Тайбэя, переправы и рейды на реке Янцзы.

Особенно первые налёты наших бомбардировщиков оказались для японцев полнейшей неожиданностью. Они так поверили в собственную исключительность в воздухе, что не позаботились о противовоздушной обороне. 2 декабря 1937 года две девятки бомбардировщиков СБ строем «девятки в правом пеленге» под командой М. Г. Манчина разбомбили аэродром в Шанхае. В это же время ещё одна девятка СБ нанесла бомбовый удар по кораблям, стоящим на шанхайском рейде. Было уничтожено более 30 самолётов противника, топливные склады, потоплен японский крейсер, ещё шесть кораблей загорелись. Пришлось лететь без прикрытия, так как истребители нужны были для защиты своих аэродромов. Своими силами отражали атаки японских истребителей. Четверо стрелков получили легкие ранения. Один наш СБ был подбит, но смог дотянуть до аэродрома Ханчжоу и благополучно приземлиться.

Генерал-полковник авиации Ф. И. Дробыш так описывает бомбардировку 26-ти бомбардировщиков СБ «Катюша» аэродрома в Нанкине, занятого японцами (январь 1938 года):

К цели приблизились на высоте 5500 м. Штурман подал команду на противозенитный маневр и доложил: «Вижу бомбардировщики, выстроенные в два ряда, со второго аэродрома взлетают И-96». Противник открыл сильный зенитный огонь, разрывы ложатся выше и справа. Штурман Васильев подает команду «На бомбометание».
Самолеты при открытых люках как бы остановились. 40 секунд в зоне зенитного огня кажутся вечностью. Бомбы легли прицельно.

Уничтожены на земле 48 самолетов, взлётная полоса, склады ГСМ и боеприпасов. Один наш бомбардировщик японцам удалось сбить, погибли трое русских молодых парней.


На аэродроме Ханькоу. Слева направо: Б. Б. Камонин, китайский летчик, А. А. Лебедев, переводчик.

Генерал-майор авиации Г.М.Прокофьев вспоминает:

Японские самолеты стояли, как на параде, готовые к взлету: двухмоторные бомбардировщики — в три линии, истребители — в две линии. Их было более сотни! Впереди и слева по курсу, со всех сторон стали видны разрывы зенитных снарядов. Стреляли зенитки всех калибров со всех кораблей, в том числе и «невоюющих» стран: английских, французских, итальянских, американских. И вдруг я увидел, как на самолете ведущего резко «запарил» правый мотор.

В том бою был подбит самолёт капитана Полынина. Был пробит радиатор, и перегревшийся двигатель вскоре заклинило. СБ резко начал терять высоту, и ему пришлось совершить вынужденную посадку на заболоченном лугу с одним работающим мотором. Попасть в руки японцев означало мучительную смерть. Были известны случаи, когда наших спасшихся лётчиков японцы сначала зверски пытали, а потом всё равно казнили. Стоя наготове с пистолетом, он видел, как с разных сторон к самолету бегут японцы и китайцы. Китайцы добежали первыми и выстрелами прогнали японцев.

На случай опознавания китайским населением на груди каждого лётчика была приколота «охранная грамота» — кусочек тонкого шелка, исписанный китайскими иероглифами. Из текста следовало, что предъявитель «документа» является иностранцем, прибывшим в Китай для оказания военной помощи. И что все военные и гражданские лица обязаны принимать меры к его спасению. Полынину повезло, и сбежавшиеся к севшему в болото СБ китайцы, словно муравьи, облепили самолёт. Около трёхсот крестьян смогли сначала вытащить многотонную машину из грязи, а потом волоком дотащить её до реки. Там они сделали деревянные сходни, бомбардировщик закатили на старенькую баржу и под расписку китайскому капитану отправили по реке Янцзы до самого Ханькоу. Трое суток экипаж считался погибшим, но они вернулись, и самолёт по воде вскоре тоже был доставлен на базу.

Курсом на Формозу


Самой известной операцией советских лётчиков стало уничтожение главной базы японских ВВС в Тайбэй (по-японски Тайхоку) на острове Формоза (Тайвань). Авиагруппой скоростных бомбардировщиков командовал капитан Фёдор Петрович Полынин (в Китае его знали как Фынь По). 23 февраля 1938 года, в юбилейную годовщину Красной Армии, двадцать восемь загруженных бомбами СБ взлетели курсом на Тайвань. По разведданным туда накануне должны были доставить крупную партию закупленных Японией у Германии и Италии самолётов. Японская авиация понесла значительные потери, и император вынужден был увеличить выпуск своих истребителей И-96, а также закупать самолеты за границей. Риск операции был великий, расстояние больше тысячи километров, и случись что – садиться будет некуда, кругом вода, а запаса топлива на обратный путь не хватит. Если попадут в плен на японской территории, то может разразиться международный скандал, так как официально мы с Японией не воюем. Поднялись на высоту 5500 метров, чтобы с земли не засекли зенитчики. У всех началось головокружение, ведь кислородные баллоны для снижения веса машин пришлось оставить на базе. Сразу прошли стороной, севернее острова. Развернулись со снижением и на приглушенных моторах зашли в район Тайбэя со стороны Японии, от солнца.


Советский скоростной бомбардировщик СБ «Катюша»

Самолеты стояли четкой линией в два ряда, возле ангаров контейнеры, рядом самолеты без крыльев. Маскировки на базе не было никакой, налёт японцы не заметили, и точный удар более трёхсот авиабомб уничтожил свыше 40 собранных самолётов и всё, что было в контейнерах. А ещё был уничтожен трёхгодичный запас топлива, радиостанция, большое количество боеприпасов, многочисленный лётный и технический состав. По стечению обстоятельств их всех собрали в одном помещении для праздника, куда попали наши бомбы. Ни один японский истребитель с базы в Тайбэе так и не взлетел. Бомбардировщики СБ сели дозаправиться бензином из 20-литровых ёмкостей на крохотном горном аэродроме подскока в Фучжоу и сразу в путь домой. В том полёте они провели более семи часов, но результат был грандиозным. Их встречали как героев Китая, выносили из самолётов на руках, а госпожа Сун Мейлиин преподнесла советским лётчикам большой торт с поздравительной надписью в честь советских летчиков-добровольцев и годовщины РККА. Китай праздновал победу, а в императорской Японии объявили национальный траур. Комендант японского аэродрома совершил ритуальное самоубийство. А нашим лётчикам пришлось скромно промолчать о своём успехе. Тут же нашлись любители присвоить чужую славу — группа американских и английских лётчиков–добровольцев, которых возглавлял Винсент Шмидт. К слову сказать, эти лётчики на боевые операции практически не вылетали, но от вознаграждения китайцев за свою помощь они никогда не отказывались, в отличие от наших военных. Этот миф развеяли сами японцы, заявив, что их базу разбомбили советские лётчики. Агентурная разведка у японцев была поставлена отменно, и ноту протеста они нам тогда заявили. Американские же союзники, один раз вылетев на боевое задание, по ошибке сбросили бомбы на китайские позиции, за что и подверглись с их стороны яростному обстрелу. После этого инцидента они ещё долго не вылетали. При налётах японской авиации они не пытались взлететь для отражения атаки или вывести самолёты из-под удара, а сразу уезжали на машинах в город под защиту флага своего посольства, которое не бомбили.

К слову об иностранных добровольцах: были и французские летчики на истребителях Curtiss P-36 Hawk. Мачин так описывает их участие в обороне наньчанского аэродрома от налёта японцев: «Большинство этих молодых и задорных парней погибло в воздушных боях с японскими истребителями». Дело в том, что двигатели их самолётов уступали японским по мощности, а среди французских лётчиков не было слаженного взаимодействия. Вскоре их группа и вовсе перестала существовать.

А в марте 1938 года группа из 25 СБ капитана Полынина, снова в глубоком тылу противника, уничтожила железнодорожный мост и параллельно ему возведенную понтонную переправу через реку Хуанхэ, по которым должна была переправляться японская армия. Так было сорвано наступление японцев на всём Северном фронте, которому мы не дали соединиться с Центральным в крупную группировку.

Продолжение следует…
Русские соколы в небе Китая
Автор:
Использованы фотографии:
coollib.com tsushima.su, Aviadejavu.ru, o4erkiovoine.ru, partizzan1941.ucoz.ru, kamozin100.ucoz.net
Ctrl Enter

Заметили ошЫбку Выделите текст и нажмите Ctrl+Enter

84 комментария
Информация
Уважаемый читатель, чтобы оставлять комментарии к публикации, необходимо зарегистрироваться.

Уже зарегистрированы? Войти