Битва при Легнице: ордынская конница против рыцарей Европы

Битва при Легнице: ордынская конница против рыцарей Европы

Монголы в походе

Порождения ада


До какой-то поры Европа не особо интересовалась монголами. Но, едва жизнь заставила с ними встретиться, как оценки и степень внимания тут же изменились. Например, папа римский Григорий IX называл монголов не иначе, как посланниками ада, чем-то вроде неостановимой саранчи из библейских текстов.

Причины применять такие эпитеты у европейцев были: монголы представляли серьезнейшую опасность. Не то чтобы они обладали каким-то передовым вооружением, хотя умело заимствовали военно-технические достижения у завоеванных народов. Не собирали они и грандиозные армии в сотни тысяч человек – их не потянула бы никакая логистика средних веков. Нет, сила монголов была в другом, причем дело было не в простом ответе на сложный вопрос, а в целом сочетании факторов.



Во-первых, монголы отличались небывалой для феодального Средневековья воинской дисциплиной. Вертикаль власти была значительно крепче, чем у оседлых народов. Да, на действия командира в контексте «послушают/не послушают» влияла не только «табель о рангах», но и его личный авторитет. Но далеко не в той мере, что у знатных феодалов, самые могущественные из которых скорее считали командира «первым среди равных», чем царем и повелителем. Результат – европейцы не могли рассчитывать на тот уровень управления войсками, что был у кочевников с востока.

Второй фактор – удачная тактика. Монголы делали ставку на легких конных лучников, что, при грамотном применении, могло стать весьма эффективным противоядием от тяжелой кавалерии рыцарского типа. Держи дистанцию и засыпай неприятеля стрелами, пока тот не вымотается – и побеждай.

Нет, конечно, это не было легкой прогулкой и требовало изрядного тактического мастерства. Но в большинстве случаев вполне себе работало. И, что еще важнее – отвечало возможностям монголов.

Ведь рыцаря обычно кормили, как минимум, десятки крестьян – именно благодаря доходу от них тот покупал крайне дорогое снаряжение и еще более дорогого боевого коня, который сможет все это нести. В случае же с монголами мобилизационная база была уже готова – кочевник и так умел очень хорошо стрелять из лука. Да и серьезной, способной таскать рыцаря в кольчуге, лошади, ему не требовалось – подходили неказистые, но неприхотливые монгольские лошадки.

Поэтому монголы могли фантастически легко (для своих жертв – оседлых феодалов) собирать весьма представительные контингенты, и появляться с ними везде, где есть чего завоевать.

Удачный момент


Другим преимуществом монголов против Европы (в которую, конечно же, входила и Русь) была грандиозная раздробленность последней. В этой феодальной реальности никак не получалось установить стойкую вертикаль власти – рыцарь мог, например, вообще не приехать на войну по зову сюзерена, если считал нужным. И ничего ему за это бы не было.

В политике у европейцев тоже царил бардак. Рассчитывать на объединение региона против опасных врагов было нельзя. Имелись, конечно, могущественные люди, которые, в теории, могли бы собрать всех в кучу и отправить воевать с монголами – император Священной Римской империи и Папа Римский. Вот только в 1220-е – 1240-е эти два человека ненавидели друг друга, как мало кого еще. И регулярно меж собой воевали.

К тому же, многие территории, несмотря на все попытки владетелей, дробились между сыновьями. Причем спасти от такого исхода не могло ничто – будь ты хоть сам Карл Великий. Умрешь, пройдет поколение-другое, и все собранное опять рассыплется. Средневековая Польша – страна, принявшая удар кочевников наряду с Венгрией – являлась превосходным образчиком такой раздробленности. Рассчитывать на серьезное единство тут не приходилось.

Еще одним преимуществом монголов было то, что европейцы весьма слабо – что понятно, учитывая все внутренние усобицы – интересовались самими монголами. Нет, какие-то контакты и разведывательные миссии, конечно, были, но их результаты тонули в ворохе внутриевропейских проблем и конфликтов.

Сами же монголы подходили к делу строго наоборот – тщательно собирали информацию о землях, в которые им предстояло направиться. Идти в никуда в надежде на «авось» никто не собирался.

Враг у порога


Монгольское нашествие западнее Руси было скорее разведкой боем, нежели серьезным завоеванием всего подряд – посмотреть, что будет. Занять, как плацдарм для действий в будущем, планировали только Венгрию. Но для населения и владетелей соседней Польши, ставшей ареной для вспомогательных монгольских операций, все выглядело максимально серьезно.



Задачей отряженного в Польшу тумена было разбить войска местных феодалов, которые те обязательно попробуют выставить против завоевателей. Как раз для того, чтобы те не стали подкреплением неприятеля на главном направлении удара – в Венгрии.

Это была отнюдь не пустая блажь – несмотря на царящие раздробленность и феодализм, сильные владетели вполне могли находить и привлекать, по крайней мере, временных союзников. Так и Генрих Набожный – владетель одного из самых могущественных княжеств Польши, Силезии – не остался без друзей. В их роли выступили чешский король Вацлав, ограниченные контингенты Тевтонского ордена, Тамплиеры, и группы наемников и добровольцев. Последние, конечно, состояли не из любых желающих, а из профессиональных военных.

Генрих собирал все эти силы. А, пока это происходило, выступившие с территорий Руси в январе 1241-го монголы крепко били всех, кто пытался оказать сопротивление. В марте они ограбили сожгли Краков – и продолжали разрушать все, до чего дотягивались руки. У такого поведения имелся смысл – кочевники подстегивали местных феодалов побыстрее выйти в поле, чтобы разгромить их, и с чувством выполненного долга отправиться в Венгрию на усиление основных сил.

Битва


Генрих понимал, что противник попался крайне серьезный. Для подхода союзников требовалось время, и он тянул его, как мог. Например, попытался отвлечь наступающий тумен на город Вроцлав, но противник понимал, что главное, на данный момент, это армия силезского князя, а не город, и обошел его стороной.


Битва при Легнице на миниатюре XIV века

К 9 апреля тянуть время было уже нельзя – Генрих с 6-тысячной (хотя называются и куда более крупные цифры) армией сидел в своем замке. Отступать было особо некуда, а принимать осаду не позволяли внушительные размеры армии – прокормить такую ораву бы все равно не получилось. И тогда князь решил дать полевое сражение.

Шансов у него было не очень много – войско основного союзника, чешского короля, еще не подошло. А те, кто остался, были, во многом, «лоскутной» армией из множества контингентов – в том числе, и иностранных. Но помирать лучше было с музыкой.

Генрих разделил войско на 5 частей. С одной стороны, это уменьшало силу первого удара, а с другой, оставляло резервы – на случай, если кочевники провернут любимый трюк с ложным отступлением.

Польский князь начал с того, что послал в атаку два отряда. Результат был предсказуем — первоначальный успех тяжелой конницы, но потом обстрел из луков, окружение, тяжелые потери. Во всем этом Генрих ни капли не сомневался, и тут же нанес второй удар, отправив в атаку еще две группы.

Это стало некоторой неожиданностью для монголов – какое-то время даже казалось, что они вот-вот будут разбиты. Но кочевники вытянули бой буквально на волоске. Поговаривают, что им удалось смутить неприятеля, крича по-польски: «Бегите, бегите!» Но так ли оно, или речь о позднейших оправданиях выживших, но побитых свидетелей, сказать сложно.

Как бы то ни было, 4 из 5 отрядов Генриха были разбиты.

Тогда князь плюнул на все, и повел в атаку последнюю группу. Но исход уже был предрешен. К тому же, монголы решили выложить один из козырей – добытую в Китае дымовую смесь. Она не только расстраивала копейные атаки, но и била по выносливости европейских всадников и лошадей.

По итогам дня армия Генриха была наголову разгромлена. Сам князь, поняв, что все тщетно, попытался было отступить в недалеко стоящий Вроцлав, но был пойман, приведен к вождям монголов, и обезглавлен.


Монголы подходят к Легнице с головой Генриха Набожного

После этого тумен двинулся к стоявшему рядом городу Легница – в честь него и назвали битву. Монголы предложили жителям открыть ворота, но дураков внутри не было – все понимали, что ставшихся просто перережут, выгребут из города ценности, и все сожгут. Получив отказ, кочевники решили не связываться – польские войска и так были разбиты, и теперь им следовало отправиться в Венгрию, на подмогу основным силам.

Но это уже была совсем другая история.
Автор:
Использованы фотографии:
pinterest.com, fakel-history.ru, epochaplus.cz
Ctrl Enter

Заметили ошЫбку Выделите текст и нажмите Ctrl+Enter

175 комментариев
Информация
Уважаемый читатель, чтобы оставлять комментарии к публикации, необходимо зарегистрироваться.

Уже зарегистрированы? Войти