Веллингтон или Блюхер? Кто победил Наполеона

Веллингтон или Блюхер? Кто победил Наполеона

12 неудач Наполеона Бонапарта. Два столетия спустя после Ватерлоо и окончательного краха наполеоновской Франции не прекращаются споры, кому же принадлежит главная заслуга в общей победе. В серии публикаций «Военного обозрения» («Ватерлоо. Точка невозврата») отмечена совершенно особая стратегическая роль, которую сыграл в низвержении корсиканского выскочки российский император Александра I. И автор отнюдь не собирается опровергать тот факт, что за спиной у него стоял британский капитал.

Последними же, кто одолел французского императора на поле боя, оказались Гебхард Леберехт фон Блюхер, 73-летний прусский фельдмаршал и ровесник Наполеона 46-летний 1-й герцог Веллингтон, британский фельдмаршал Артур Уэлсли.




Прусский юнкер и выпускник Итона


Судьбе было угодно, чтобы в начале сражения, решившего судьбу Наполеона, ему противостояли именно британцы под командованием генерала Артура Уэлсли, недавно получившего титул герцога Веллингтона. Это был утончённый, хотя и бедный аристократ, который родился в Ирландии, не отличался особыми талантами и с грехом пополам закончил Итонский колледж. Затем многие годы воевал на Пиренеях, но Наполеон презрительно называл Веллингтона сипайским генералом.


Это понятно, ведь его последний противник был одним из многих, кто покорял Индию, только непонятно, почему французский император при этом забыл свои блистательные победы в Египте и Палестине. Однако Веллингтон, не раз колотивший на Пиренеях маршалов Наполеона, действительно под Ватерлоо был буквально в шаге от поражения, даже разгрома, и его солдаты сумели выстоять не в последнюю очередь потому, что знали – пруссаки их не бросят.

Впрочем, даже вместе с пруссаками англичане могли быть разбиты, но именно Гебхард Леберехт фон Блюхер сделал всё, чтобы этого не случилось. Блюхер, родом из тихого пригорода Ростока в Померании, которая не так давно отошла от Швеции к Пруссии, тоже был аристократом, тоже не самым богатым. Военную карьеру он избрал вовсе не ради заработка, хотя ему пришлось наниматься даже в шведскую армию и воевать против прусских войск в Семилетней войне.

Впрочем, непрерывные войны, которые вёл на старом континенте прусский король Фридрих II, предоставляли Блюхеру прекрасные возможности для продвижения по службе. Именно это ему, попавшему в плен к пруссакам, внятно растолковал дальний родственник – прусский полковник фон Беллинг. Нельзя сказать, что Блюхер хорошо воспользовался такими возможностями – в не самом высоком офицерском звании король уволил строптивого и не признававшего муштры померанца, заявив, что «ротмистр Блюхер может убираться ко всем чертям».


Знал бы Фридрих Великий, кого он отправил «ко всем чертям»

Если бы не разница в возрасте, карьеры двух полководцев, английского и прусского, вполне можно было бы считать схожими. Они были этакими кондотьерами, наёмниками. Веллингтон в Индии сражался отнюдь не только из патриотических побуждений. А Блюхер и вовсе перешёл на сторону противника, чтобы затем, несмотря на отповедь Фридриха Великого, сделать свой выбор и стать настоящим пруссаком. Он успел вернуться на службу после четырнадцати лет прозябания в собственном поместье, когда умер Фридрих II, а юному Артуру Уэлсли, кстати, как и Наполеоне Буонапарте, было всего три года.

Наполеон начал коллекционировать свои победы в самый разгар революционных войн, и как военачальник намного опередил и Веллингтона и Блюхера. На высокие посты те выдвинулись, когда авторитет полководца генерала Бонапарта, который стал императором Наполеоном, поднялся до немыслимых высот. Впрочем, это ничуть не мешало пруссаку и англичанину всегда желать сразиться с корсиканским выскочкой на поле боя.


Они, каждый по-своему, регулярно досаждали Наполеону, Веллингтон – из Испании, Блюхер – везде, где только мог, успев не только проиграть, но даже выиграть у императора несколько сражений. И так было до тех пор, пока им не пришлось сражаться уже вместе – на поле Ватерлоо. И если бы Наполеон имел там успех, его последними победителями вообще-то могли стать тот же австриец Шварценберг или кто-то из русских генералов.

Старый гусар и юный колонизатор


Когда 46-летний Блюхер стал полковником «чёрных гусаров» и после этого почти без перерывов сражался с французами, Артур Уэлсли отметил своё 20-летие. Отметил тем, что был избран в депутаты палаты общин Ирландии от местечка Трим. Военная карьера Уэлсли складывалась неплохо, он уже стал лейтенантом, но искал более прибыльной гражданской службы. Наполеон в это время был в основном занят учёбой и семейными делами, регулярно наведываясь на Корсику.


Впрочем, службу в армии Уэлсли не бросил, взяв долгосрочный отпуск, и два года спустя, когда получил звание капитана, возобновил карьеру в 58-м пехотном полку. Затем он, неплохой наездник, переквалифицировался в драгуны, неудачно сватался к некой Китти Пэкинхем с хорошим приданым, но получил жёсткий отказ. В отчаянии Артур, увлекавшийся игрой на скрипке, сжёг все свои инструменты и решил сосредоточиться на военной службе.

К тому времени, когда Уэлсли стал, по принятой в британской армии практике, покупать одно офицерское звание за другим, Блюхер был уже вправе рассчитывать на то, чтобы стать генералом просто по выслуге лет. Однако он получил его только когда опять пришлось воевать с французами и одержать победу над генералом Мишо на Рейне у Киррвейлера. В ожидании очередного повышения Блюхер впервые получил самостоятельное командование – во главе обсервационного корпуса на границе с Францией.

Вплоть до 1801 года уже вообще-то довольно старый пруссак ничем особым в боях не отличался, хотя военные кампании были для того самыми подходящими. Впрочем, говоря о возрасте Блюхера, не стоит забывать, что в прусской армии тогда правили бал ещё фридриховские генералы, многим из которых было под 80. В 1801 году Блюхеру присвоили звание генерал-лейтенанта, которое по определению предполагало очень хорошую пенсию, но неугомонный гусар на покой не собирался.




Один из памятников Блюхеру установили на Рейне, неподалёку от места переправы в новогоднюю ночь 1814 года

Его будущий английский союзник к тому времени уже почти пять лет, хотя и с перерывами, обретался в Индии. Подполковник Уэлсли отправился туда в 1796 году, когда подающий большие надежды революционный генерал Бонапарт с победами маршировал во главе своей полуголодной Итальянской армии по горам и долинам Пьемонта и Ломбардии.

Старший брат Артура Роджер сделал неожиданно блестящую карьеру, став генерал-губернатором Индии, и тут же вновь пригласил к себе уже понюхавшего пороха полковника, который не раз отличился не только в Индии, но и раньше, в нидерландской кампании 1793-1795 годов. Сам будущий герцог очень ценил тот опыт, отмечая, что время, проведённое в Нидерландах «по крайней мере, научило меня тому, чего делать не надо и этот ценный урок запомнился навсегда».

В сражениях против войск княжества Майсур где правил Типу-Султан, Уэлсли приобрёл навыки не только боевые, но и в тыловой работе, которые очень пригодились ему впоследствии, в том числе и под Ватерлоо. Во время осады Серингапатама полковник провалил ночную атаку, которая должна была расчистить путь для тяжёлых пушек, в которой не только потерял 25 человек, но и был легко ранен в колено. Утром англичане могли снова наступать, но их командир решил «никогда не атаковать неприятеля, который приготовился к обороне и занял удобную позицию, не проверенную рекогносцировкой при свете дня».

Нельзя исключать, что успешная военная карьера стала неожиданностью для Артура Уэлсли, хотя тот факт, что ему здорово помогала протекция старшего брата, не отрицал впоследствии и сам герцог Веллингтон. Помимо чисто военных обязанностей, получивший генеральский чин английский аристократ отлично справлялся и с обязанностями губернатора Майсора – одной из крупнейших провинций Индии.


Генерал Уэлсли в битве при Асаи, 1803 г

Воевать настоящий британский колонизатор в те времена должен был практически постоянно. Самой впечатляющей победой генерала Уэлсли стала битва при Асаи, в которой он с пятитысячным отрядом разнёс в пух и прах 50-тысячное войско маратхов. Совсем как Бонапарт у горы Табор, но ведь у Бонапарта всегда были пушки – или много, или лучшего качества, чем у врага. А Уэлсли имел всего 17 орудий против ста у султана.

Не только на полях Итона, как это пишут авторы некоторых биографий Веллингтона, но и в индийских кампаниях формировался характер будущего «железного герцога». Кстати, не стоит забывать, что никаких игровых полей в Итоне, когда там учился Артур Уэлсли, не было. А легендарную потрясающую выдержку он, когда-то сжигавший свои скрипки, приобрёл, очевидно, именно в Индии. Прибавляя к ней вообще-то обычный для английского дворянина здравый смысл, решительность, сочетающуюся с пунктуальностью, вниманием к деталям и обоснованной осторожностью, мы и получаем тот холодный коктейль, который смело можно называть «герцог Веллингтон».

Маршал Вперёд и Железный герцог


Лёд и пламень, как известно, нередко оказываются рядом, потому-то судьба и свела, в конце концов Веллингтона и Блюхера. Блюхер был горяч иногда совершенно не в меру, но он, как и Веллингтон, умел выжать из своих солдат всё, хотя и совсем иными средствами. Очевидно, не зря жизнь провела его через проверку таким союзником, как австрийский князь Шварценберг, с его не ледяным, а скорее, каким-то ватным темпераментом.

Первой же серьёзной проверкой «на Бонапарта» для Блюхера стала кампания 1806 года, в которую он вступил в звании генерал-лейтенанта под началом генерала Йорка. Они сумели увести свои полки, разбитые маршалом Даву при Ауэрштедте, к Любеку, но там всё-таки вынуждены были сдаться. В плену у французов ожесточение Блюхера против Наполеона, которого он считал не столько продолжателем революции, нарушающей все монархические устои, сколько просто захватчиком, выросло беспредельно.

Скорее всего, генерал Уэлсли тоже не питал тёплых чувств к французскому императору, который к тому же по-хозяйски обосновался на Иберийском полуострове, где англичане сами с давних времён чувствовали себя почти хозяевами. Английской армии, которая поддерживала и испанских Бурбонов, которых Наполеон просто арестовал, и португальских Браганца, вскоре сбежавших в Бразилию, нужен был достойный вождь.

Артур Уэлсли отбыл из Индии, когда у его брата Ричарда истекли полномочия генерал-губернатора. Интересно, что по пути в Туманный Альбион братья останавливались на острове Святой Елены и жили в том же доме Лонгвуд-Хаус, который впоследствии перестроили, чтобы там провёл свои последние годы Наполеон. Веллингтон оказался одним из тех, кто после победоносного возвращения из Индии настаивал на необходимости воевать с Наполеоном именно за Пиренеями, оставив остальную Европу её королям и императорам.


Один из не самых известных портретов Веллингтона кисти великого Гойя. Согласитесь, он у него какой-то другой

Начиная с 1809 года Веллингтон ведёт в Испании и Португалии практически непрекращающиеся операции против французских маршалов. Поход Наполеона к Мадриду он застать не успел, что возможно избавило его от поражения. Веллингтон выбил французов из испанской столицы в том же неудачном для Наполеона 1812 году, а год спустя, окончательно очистив Иберийский полуостров, стал фельдмаршалом.

Многие из тех французских солдат и офицеров, кто сражался с англичанами в течение нескольких кампаний на Пиренеях, уже в июне 1815 года снова выйдут на бой против «красных мундиров». При Катр-Бра и под Ватерлоо. А генерал Блюхер, вернувшись из плена после Тильзитского мира, получил назначение на пост генерал-губернатора Померании. Наполеон благоразумно не стал отдавать эту огромную прусскую провинцию Швеции, где вскоре полновластным хозяином стал его бывший маршал и дальний родственник Бернадот, впоследствии – король Карл Юхан XIV, основатель ныне правящей династии.

Блюхер всего через год получил чин генерала от кавалерии и… не получил никакого назначения в русской кампании 1812 года. Это произошло только потому, что старый гусар не скрывал своей ненависти к Наполеону, которого король Фридрих-Вильгельм III неприкрыто боялся, из-за чего предпочёл отправить Блюхера в отставку. Прусским корпусом в русском походе командовал тот самый Йорк фон Вартенбург, с которым Блюхер в 1806 году отступал из-под Ауэрштедта. Генерал Йорк в итоге стал победителем в проигранной кампании 1812 года, заключив с русским генералом Дибичем Таурогенскую конвенцию.


Блюхер ведёт свою армию от Линьи к Ватерлоо

Йорк фактически вытащил Пруссию из-под влияния наполеоновской Франции, а сразу вернувшийся в армию Блюхер стал одним из героев кампаний 1813 и 1814 годов, в которых командовал Силезской армией. Он участвовал во всех сражениях, в каких только смог, и есть какая-то особая логика истории в том, что именно Блюхер сумел привести на поле Ватерлоо своих солдат, называвших его Feldmarschall Vorwärts! (фельдмаршал или маршал Вперёд!).

А вот появление на полях Фландрии английской армии, к тому же под началом Веллингтона, логичным назвать непросто. Понятно, что, когда Наполеон вернулся с острова Эльба в Париж весной 1815 года, в Испании английские войска были больше не нужны. Но ведь сам фельдмаршал Уэлсли получил свой герцогский титул за мир, заключённый в Тулузе по итогам испанских кампаний уже после первого отречения Наполеона. До этого он отказался от похода на Париж во главе армии, наполовину состоявшей из испанцев и португальцев, которых просто распустил из опасения разбоя и грабежей на французской земле.

Кстати, знаменитое прозвище Железный герцог (Iron Duke), которое присвоили даже нескольким кораблям британского Grand-fleet, не связано с конкретными событиями. Оно приклеилось к Веллингтону много позже Ватерлоо из-за его редкого политического упорства, в том числе и на посту премьер-министра.


После Ватерлоо герцог Веллингтон прожил ещё очень долго

Во Фландрию, точнее, в Брабант под Брюссель, к англо-голландской армии Веллингтон прибыл прямо с Венского конгресса. Там он, кстати, достаточно эмоционально отстаивал право французов самим решать, нужны ли им Бурбоны или кто-то ещё. А войска объединённой армии, в которых англичан, валлийцев и шотландцев было лишь чуть больше, чем голландцев, оказались весьма предусмотрительно расквартированы у французской границы.

В итоге англичане и пруссаки приняли на себя первый удар возрождённой наполеоновской армии. Под Ватерлоо именно беспримерная выдержка Веллингтона и стойкость его солдат в сочетании со столь же беспримерным порывом армии Блюхера в конце концов и повергли Францию императора Наполеона Бонапарта.


Сегодня над полем знаменитого сражения стоит лев, установленный в честь сына короля Нидерландов, раненного в битве

Насколько разными были эти два победителя Наполеона, можно судить и по такому факту. Блюхер буквально требовал расстрелять Наполеона, против чего сразу выступил Веллингтон. Тот и вовсе считал мягкость в отношении Франции гарантией будущего мира, вернул ей пограничные крепости и наложил британское вето на многомиллионную контрибуцию.
Ctrl Enter

Заметили ошЫбку Выделите текст и нажмите Ctrl+Enter

55 комментариев
Информация
Уважаемый читатель, чтобы оставлять комментарии к публикации, необходимо зарегистрироваться.

Уже зарегистрированы? Войти