Казак-либерал Гнилорыбов, или Как надувают мыльные пузыри

Казак-либерал Гнилорыбов, или Как надувают мыльные пузыри

«Казак» Павел Гнилорыбов

В январе в журнале «Сноб» вышел материал под двусмысленным названием «Как живут казаки-оппозиционеры». Перед тем как перейти непосредственно к материалу, сразу обозначим специфику медийной площадки под названием «Сноб».

В разное время с журналом работали такие «светочи» культуры, как Андрей Макаревич, Олег Кашин, Сергей Пархоменко, Борис Акунин и т. д. В итоге журнальная площадка была так сильно засижена оппозиционерами разного толка, что в 2011-м несколько участников проекта покинули его, написав открытое письмо руководству, критикуя редакторскую политику «Сноба». Хотя вполне возможно, что в лучших традициях местных борцов за идею они просто не поделили полянку и все дары, что она приносит… или не приносит, т. к., как и все оппозиционные издания, «Сноб» без финансовых прививок нежизнеспособен.



И как же живут «казаки-оппозиционеры»?


С первых же строк журнал заклеймил казачество как странный и пугающий феномен, обозначив казаков в качестве «ряженых» и «нагаечников». После этого, так сказать, с корабля на бал, «Сноб» заявил, что есть «часть казачьего общества», которая возмущена тем имиджем, который буквально на этих же страницах сами журналисты и создали строчку назад. Как же велика эта «часть»?

Как ни скребли по сусекам «снобы», но более трёх «казаков» наскрести не смогли. Итак, первый по порядку, но явно не по значению – Павел Гнилорыбов. Согласно «Снобу», Павел родился на Дону в городе Каменске-Шахтинском Ростовской области и учился в казачьем классе. Но на малой родине Паша не прижился, а потому подался в столицу, ставшей центром притяжения для массы максимально тщеславных. Закончив истфак МГУ, по традиции «всем сердцем любя Дон», остался в Москве, найдя в оппозиционных конторах стремнину в русло жизни. Водя пешие экскурсии по городу, он периодически выступает с поддержкой ЛГБТ, критикой реестрового казачества и наряжается в женское платье.


Гнилорыбов «в центре внимания»

Сам Гнилорыбов даже не скрывает, что живёт не трудами рук своих, а, как ныне говорят, хайпом. Вот прямая цитата:

«Если вы чувствуете, что в вашей жизни не хватает драйва, вы объявляете себя «межгалактическим казаком», начинаете рассылать пресс-релизы, и часть СМИ напишут об этом на полном серьезе».

По словам «Сноба», Гнилорыбов – донской казак, либерал и атеист (!).

Следующий персонаж этого могучего воинства – Михаил Попов. Он менее известен, нежели Гнилорыбов, который уже давно рыскает по Москве, со времён «Пусси Райот». Попов, согласно «Снобу», тоже донской казак. Правда, на Дону вы его и днём с огнём не найдёте. Миша студент и учится в Московском физико-техническом институте по специальности «Управление движением геокосмических систем». Уж не знаю, насколько этот казак проникся бескрайними глубинами космоса, но уже на первом курсе вместо прилежной учёбы он с рядом братьев по разуму организовал телеграм-канал «База данных: провокаторы, штрейкбрехеры, наймиты».


Михаил Попов и его борьба

На этом канале первокурсники размещали личные данные политических оппонентов своего маленького вождя Навального, которые посмели высказать своё мнение на их родной площадке – на улице. Туда же шла личная информация создателей страниц в поддержку Донбасса, страниц, критикующих политику США и т.д. В общем, юные борцы занимались мелким доносительством. Этика? Какая этика, когда на вчерашних школьников, совсем недавно бродивших сальным взглядом по страницам порнографических сайтов, обратили внимание СМИ и «серьёзные» люди. Сейчас Миша ни о каком космосе и слышать не хочет, мечтая о политической карьере и планируя создать свой YouTube-канал на «донском диалекте» с русскими субтитрами.


Владимир Мелихов

Список «части несогласных» замыкает донской казак Владимир Мелихов. Называя Мелихова «самым известным казаком России», «Сноб» не так уж не прав. Более одиозной рекламной кампании в свою честь никто из вышеназванных «казаков» не устраивал. Конечно, так же, как и молодая поросль, Владимир, которому перевалило за 60 лет, на Дону бывает редко и предпочитает проживать в Подольске, приторговывая стройматериалами.

После распада СССР Мелихов открыл музей «антибольшевистского сопротивления», там же открыл мемориал «Донские казаки в борьбе с большевиками» с упоминанием такого «героя», как Пётр Краснов (белогвардейский генерал, а позже сотрудник СС).

Уж не знаю, насколько хорошо владеет Владимир шашкой, но языком он наворотил немало. Казаки, по Мелихову, сплошь либералы, а также отдельный народ, СССР – это тот же «рейх», а Краснов и прочие — просто «патриоты». И, конечно, Мелихов поддержал «майдан» и «декоммунизацию». Владимир считает себя православным, правда, священников для своих сабантуев предпочитает завозить из РПЦЗ, т.е. из-за кордона. При этом каждый раз, когда гражданином начинают интересоваться компетентные органы, он чуть ли не опровергает всё прежде озвученное.


Адепты Мелихова

Своих последователей он набирает по принципу «курочка по зёрнышку», поэтому создаётся картина своеобразного казачьего табора, где «кто раньше встал, тот красивее оделся». В толпе проплывают мятые папахи поверх не первой свежести голов, перемежаясь с фуражками, пестрят жеваные кителя с монструозными погонами и камуфляжное нечто мешковатого типа. В общем, знатные борцы за… а бог его знает, за что.

Мыльные пузыри тоже способны занять пространство


Казалось бы, «атомарный» вес этих личностей ничтожен. Всего лишь мыльные пузыри большого объёма с тонкой оболочкой. Чем их надували, и знать не хочется. Казаки? Какие? Казаки, которые во время джигитовки в лучшем случае всего лишь отсекут себе уши, коней видели разве что в зоопарке, военную службу проходили в видеоиграх, а форму несут на себе словно мешок, зато каждый раз разного цвета… И особо радуют казаки-атеисты, что тождественно бабнику-гомосексуалисту.



Но в современном пластиковом мире, в котором малолетние недоучки становятся экологами, лишь бы была площадка для популяризации, в самом деле возможно всё. Важность содержания исчезла, осталась важность упаковки и её количество. При этом личности, которые играют роль упаковки, ничего не значат. В лучшем случае они в итоге комфортно пристроятся, в худшем – просто растворятся, периодически выпрыгивая из своей прижизненной могилы в парах меркаптана. И главное, что эти люди о таких вещах даже не задумываются, для них главное — фигурирование в центре внимания, в центре толпы. И их было и будет много…


Михаил Попов на очередном оппозиционном мероприятии, держит флаг Всевеликого войска Донского

Где последний раз пробегала Евгения Чирикова, удачно вышедшая в «кэш» и в тираж, в каком времени и пространстве растворился Бабченко, куда делся Соколовский, ловивший в храме покемонов, и когда «лопнул» Миша Конев, отчисленный студент и активист молодёжного «Парнаса»… Где все эти люди? Пузырь лопнул, а пустота внутри растворилась.

Но благодаря современным технологиям надуть новое тучное облако пузырей сравнительно недорого стоит. А тридцать лет полного отсутствия государства на идеологической площадке и падение образования позволило упростить поиск даже тех истеричных оболочек, которые будут играть роль мыльной брони очередного пузыря. И как только относительно новый «мыльный» эколог (врач, пролетарий, актёр, певица) лопается, на его место уже устремляются орды горлопанов.

И всё это сваливается на несчастного обывателя, словно пыльная буря. В общественном транспорте «мыльные пузыри» зуммерят из динамиков, проникая внутрь черепной коробки. Из смартфона это пенное шоу льётся безостановочно. Вечером у телевизора, во время азартного сёрфинга по спутниковым каналам нет-нет да проявится очередной активист. И отъезжающий в другую страну обыватель бежит порой не с Родины, а от той мыльной пены, которая заполнила собой всю информационную площадку. За этой пеной не видно будущего, она режет глаза. А государство, как мы помним, давно устранилось с идеологической площадки.
Ctrl Enter

Заметили ошЫбку Выделите текст и нажмите Ctrl+Enter

67 комментариев
Информация
Уважаемый читатель, чтобы оставлять комментарии к публикации, необходимо зарегистрироваться.

Уже зарегистрированы? Войти