Военное обозрение

Владимир Сибанов: в Австрии нас встречали молчанием, в Чехословакии — красными флагами

11
Владимир Сибанов: в Австрии нас встречали молчанием, в Чехословакии — красными флагами

В нём чувствуется военная выправка



Владимир Иванович Сибанов выглядит намного моложе своих 92 лет. он, Как и в былые годы, он высок, статен, элегантно одет. К тому же без вредных привычек. В нём чувствуется военная выправка. Наше неспешное, обстоятельное общение длилось больше двух часов, и только ближе к концу разговора я узнала, что мой собеседник – подполковник контрразведки в запасе. Секреты и тонкости своей работы Владимир Иванович, как я ни старалась, не раскрыл. А вот о войне и политике мы говорили долго…

— Владимир Иванович, что вспоминается в ваши годы прежде всего?

— Безусловно, война. Я был мобилизован на фронт не сразу, а только в марте 1943 года. Сначала попал в офицерское Телавское военно-пехотное училище, на тот момент оно перебазировалось из грузинского Телави в город Скопин в Рязанской области.


Летом 1943 года под Москвой шло формирование резервов Главного командования – воздушно-десантных войск. Так я попал в резервные военные части Сталина. Жили мы в Раменском, на окраине, практически в лесу, сами строили землянки, занимались военной подготовкой. Там я впервые совершил прыжок с парашютом.

— Через какие бои и сражения вам пришлось пройти?

— Год спустя я принял участие в 4-м «сталинском ударе», одном из десяти, о которых сегодня, вообще-то, вспоминают очень редко. Всего было, повторю, десять серьёзных военных операций, которые существенно повлияли на ход войны. 4-й удар был нацелен на вывод из войны Финляндии. Операция заняла всего лишь 17 дней.

Я числился в сапёрно-подрывной роте, и на этом участке впервые ощутил себя на войне, увидев настоящие армады техники и много огня. С финской стороны в те дни постоянно тянуло гарью и порохом. Финны не держали долго оборону, ведь это был не первый наш удар. Моей обязанностью было разминирование дорог, в том числе и в лесу.

В городе Калинине мы продолжали заниматься тактической подготовкой. Весной 1945 года по боевой тревоге нас отправили на Запад. Наши десантные команды потихоньку подтягивались вторым эшелоном к главным силам армии. Мы стали гвардейцами. 114-я дивизия, которая шла впереди, участвовала в боях. Наша дивизия в основном подчищала территории, снимала растяжки и мины. Мы проходили через Вену, там были скоротечные бои. Так я получил медаль «За взятие Вены».

Что мне запомнилось? Там, где не было серьёзных боев, бросалась в глаза ухоженность улиц и домов, а ещё помнятся женщины, одетые в брюки. Я не забуду отношения местного населения к Красной армии. Фашистская пропаганда была повсюду: дома и заборы оклеены плакатами, на которых были изображены наши армейцы, истязающие детей и женщин.

А ведь в нашей наступающей армии был строгий приказ: за мародерство или насилие — трибунал. Вплоть до расстрела. Так вот, когда мы шли через Альпы, местное население нас встречало, как правило, молча. Многие коттеджи были пустыми, хозяева заранее покидали их. На домах висели белые простыни – знак «сдаёмся». А вот в Чехословакии жители встречали нашу армию с красными флагами, ведь там было очень сильное антифашистское сопротивление.

Не думай о секундах свысока…


— Владимир Иванович, вы оказались на войне уже не юнцом. А расскажите, пожалуйста, о своём детстве, родителях.

— В Москву моя семья переехала, когда мне было пять лет. А родился я в 1925 году в городе Кимры Тверской области. Родители – из села Михайловское. Мама окончила гимназию с золотой медалью, потом некоторое время преподавала. Отец получил неплохое образование, и в 1930 году его перевели в Москву на работу финансовым консультантом во ВСЕКОПРОМСОВЕТ – совет по промышленной кооперации. Сестра Римма, старше меня на пять лет, была инвалидом с детства, у неё был туберкулез.


Семья поселилась в Сокольниках, на 6-м Лучевом просеке. Тогда там было много дач, построенных в начале 20-го века. В одной из них мы и жили. Не было никаких удобств: воды, электричества, даже фундамента. Топили сначала старой изразцовой печью, потом поставили печь на два этажа. Нам выдавали дрова.

Жил я там плоть до своей женитьбы, до 1952 года. Для ребят это место было благодатным, в лесу мы были предоставлены сами себе – играли, занимались спортом… В центре парка находился большой ледяной каток. Все жильцы дач в хозяйстве помогали друг другу, а детишки дружили. Я с сестрой часто гостил летом в доме у бабушки и дедушки в Лианозове, ведь папа перевёз в Москву также своих родителей. Тогда это было дачное место, находилось в лесу.

В 1931 году отец погиб, попав под машину. Мы выживали как могли. Мама стала работать библиотекарем в Исторической библиотеке и в конце концов получила высокую должность заведующей хранения. Я помогал по дому, всё умел делать. В школу ездил на трамвае, сестру, которая передвигалась на костылях, постоянно провожал на учебу. Когда стал студентом, немного полегчало, хотя стипендия была мизерная.

— А как вы встретили войну?

— В 1941 году я учился на 2-ом курсе в Московском энергетическом техникуме по специальности «инженер-электрик по электрическим машинам». Я должен был обслуживать в том числе электростанции. Началась война, по возрасту я не был мобилизован. Участвовал в противовоздушной самообороне города: дежурил по ночам, в основном на крышах. Тушили зажигательные бомбы, ведь они могли застрять в потолках или трубах домов. Летом я ремонтировал танки на заводе «Борец».

Я не верю судьбе…


— Наверное, ваша послевоенная жизнь была уже совсем иной, чем до войны или на фронте?

— Я прослужил семь лет. Началась «холодная война»… Демобилизован был в 1950 году в звании гвардии старшего сержанта, так как офицерское училище закончить не так и не успел. Пришёл в военкомат вступать на учёт. После обстоятельной беседы меня пригласили на работу в органы госбезопасности.

А ведь до того я решил перевестись на учёбу в судостроительный техникум. Я был ошеломлен таким предложением, но не стал отказываться. Полгода проработал на станкостроительном заводе, всё это время меня проверяли. 30 августа я был направлен на учёбу в школу, где готовили сотрудников Главного управления охраны особо важных объектов, а также членов правительства, Политбюро и лично Сталина. После смерти Сталина это управление было распущено, на его основе была создана ФСО.

В контрразведке я прослужил 25 лет. Стал руководителем подразделения в звании подполковника. Чем занимался, не скажу. Если вам интересно, читайте специальную литературу. А в общем моя задача состояла в разработке оперативных дел.


Работал в Центральном аппарате, а это значит, выполнял особо важные задания в выявлении иностранных агентов, а также диссидентов. С этим контингентом шла профилактическая работа, мы беседовали. Неправда, что за политические убеждения людей массово сажали в тюрьму. Я вырос при советской власти, похоронил ее, но не в душе. Я был живым участником становления власти.

— Расскажите, пожалуйста, о вашей личной жизни, о семье.

— Я женился, когда был план отправить меня за границу. Жену я нашёл среди знакомых моих родственников. Она работала в авиационной промышленности. Наш сын умер, когда нам было по 47 лет. Жены не стало год назад, у нее была старческая деменция. В моей жизни всё происходило поздно. Женился, когда мне было 27 лет...

— Вы верите в судьбу, в Бога?

— Я убежденный атеист. Человек сам строит свою жизнь. Важно принимать правильное решение. Некоторые обстоятельства нельзя было изменить. Спустя время иногда я понимал, что мог поступить по-другому. С женитьбой я не ошибся. Мы прожили вместе почти 65 лет. Жена была домовитой. Я уже давно забыл, как заниматься домашним хозяйством, но сейчас мне это приходится делать, и мне помогает государство, организация ветеранов. Московское правительство не оставляет меня без внимания. ЦСО мне предоставил для помощи по дому двоих людей.

— Чем вы занимаетесь сейчас?

— Мне, конечно, немного тоскливо. Спасает то, что я член совета ветеранов. Посещаю различные мероприятия, дружу с районной администрацией. По программе «Московское долголетие» я научился компьютерной грамотности. Социальная и гражданская активность — важная составляющая жизни любого человека.
Автор:
11 комментариев
Информация
Уважаемый читатель, чтобы оставлять комментарии к публикации, необходимо зарегистрироваться.

Уже зарегистрированы? Войти

  1. Липчанин
    Липчанин 18 марта 2020 05:37 Новый
    +10
    Владимир Иванович Сибанов выглядит намного моложе своих 92 лет. он, Как и в былые годы, он высок, статен, элегантно одет.

    Ну судя по фото так оно и есть.
    Молодцом выглядит ветеран
    1. Инсургент
      Инсургент 18 марта 2020 06:55 Новый
      +6
      Цитата: Липчанин
      Молодцом выглядит ветеран

      good

      А ведь до 1955 года Австрия не являлась независимым государством.

      "Вскоре после освобождения в марте-апреле 1945 года Австрия была разделена на четыре зоны оккупации. Советская зона включала северо-восток страны, американская — север и запад, британская — юг, французская — юго-запад. Вену, которая находилась внутри советской зоны, также разделили на четыре сектора, причем старый центр (внутренний город) находился под совместным контролем всех четырех союзных держав.
      С разрешения оккупационных властей была создана Вторая республика. Для руководства процессом восстановления демократического строя канцлером временного правительства был назначен ветеран социал-демократии Карл Реннер.
      Заключению договора о восстановлении независимости Австрии предшествовали длительные переговоры, в ходе которых западные державы, стремившиеся превратить территорию Западной Австрии в плацдарм НАТО, затягивали решение австрийского вопроса. Советско-австрийские переговоры, состоявшиеся в Москве 12-15 апреля 1955 года по инициативе правительства СССР, привели к достижению договоренности по наиболее важным вопросам, связанным с подписанием договора. В Московском меморандуме, опубликованном позднее, Австрия взяла на себя обязательство проводить политику постоянного нейтралитета.

      15 мая 1955 года в Вене был подписан Государственный договор о восстановлении независимой и демократической Австрии между четырьмя великими державами — участницами антигитлеровской коалиции во Второй мировой войне: СССР, США, Великобританией и Францией, с одной стороны, и Австрией — с другой. Договор положил конец оккупации Австрии войсками четырех держав, восстановил суверенитет и независимость австрийского государства в границах, существовавших на 1 января 1938 года.

      1955 год, Вена. Представители СССР, Великобритании, Франции и США демонстрируют подписанный акт о независимости Австрии


      Подписавшие договор великие державы взяли на себя обязательство уважать независимость и территориальную целостность Австрии. В договор включены статьи, запрещающие аншлюс (присоединение) Австрии к Германии, вступление Австрии в политический или экономический союз с Германией в какой-либо форме.

      Договор обязывает австрийское правительство обеспечить демократические свободы в стране, не допускать деятельности нацистских и фашистских организаций.

      В соответствии с экономическими положениями договора Австрии были переданы бывшие германские активы и (за соответствующую компенсацию) бывшие советские предприятия в Восточной Австрии.

      Договор вступил в силу 27 июля 1955 года. Вывод оккупационных войск из Австрии завершился 25 октября 1955 года.

      В соответствии с Договором по предложению правительства Австрии 26 октября 1955 года австрийский парламент принял закон о постоянном нейтралитете. В декабре 1955 года правительства СССР, США, Великобритании и Франции сообщили о признании ими постоянного нейтралитета Австрии."
    2. Александр1971
      Александр1971 18 марта 2020 10:53 Новый
      +4
      Лично для меня такие люди - и есть Святые.
      Не те святые, кто на иконах с плоскими лицами, которые умервщляли плоть плёткой и голодом.
      Святые люди - это те, кто не щадя себя, положили в землю за свою Родину как можно больше человеческой нечисти. Таким надо молиться.
  2. Михаил Драбкин
    Михаил Драбкин 18 марта 2020 05:59 Новый
    +11
    Здоровья и долгих лет Вам, товарищ Сибанов!
    И спасибо за верность России, полковник!!
  3. a.s.zzz888
    a.s.zzz888 18 марта 2020 06:24 Новый
    +8
    Здоровья, счастья, благополучия ветерану! soldier С наступающим праздником!!! soldier
  4. parusnik
    parusnik 18 марта 2020 07:00 Новый
    +5
    Таких как В.Сибанов остается все меньше и меньше....Здоровья,Вам Владимир Иванович!
  5. ButchCassidy
    ButchCassidy 18 марта 2020 07:45 Новый
    +4
    Побольше таких статей!
  6. itarnmag
    itarnmag 18 марта 2020 08:38 Новый
    +1
    Мой отец говорил, прошедший всю войну в действующей армии с первого до последнего дня, говорил, что с такой радостью, как в Чехии нигде не встречали. А потом Леонид Ильич и его приспешники из ЦК КПСС в 1968 г. ввели войска и все отношения испортили
    1. tihonmarine
      tihonmarine 18 марта 2020 09:54 Новый
      +3
      Цитата: itarnmag
      А потом Леонид Ильич и его приспешники из ЦК КПСС в 1968 г. ввели войска и все отношения испортили

      Не всё так просто, ГДР 1950 годв, Венгрия 1956 год, ЧССР 1968 года. Но были ещё и Тбилиси 1956 год. потом Чимкент, Чирчирик.
  7. knn54
    knn54 18 марта 2020 10:34 Новый
    +1
    Автрийцы практически до конца оставались верными "земляку".Все таки- один язык, общая история (будущее австрийское герцогство было часть баварского королевства), схожие ценности.
    Медали "За ОСВОБОЖДЕНИЕ Праги и "За ВЗЯТИЕ Вены"-почувствуйте разницу.
    1. Xenofont
      Xenofont 18 марта 2020 15:36 Новый
      +1
      Читал, как австрийские бюргеры устраивали зверскую охоту за беглыми военнопленными, и это уже к концу войны. С другой стороны, тетю мою угнали на работы из Украины, так ей повезло и австрийские "хозяева" отнеслись к ней как к родной и предлагали остаться в семье после освобождения, ибо их единственный сын погиб под Сталинградом.