Мария Педенко. Рыжее пламя войны


Руины Новороссийска


1943-й год. Новороссийск. Оплаченный тысячами жизней плацдарм «Малая земля» вгрызся в каменистый грунт и отчаянно оборонялся от превосходящих сил нацистов. Город был разрушен более чем на 98%. Сначала фактически безымянные сводные бригады, а позже бойцы 318-й стрелковой дивизии заставили нацистов попятиться в районе цементных заводов на Восточной стороне Цемесской бухты. Вскоре немцы стали величать Новороссийск «чёртовой глоткой».

Сотни немецких бомбардировщиков ежедневно вспахивали эту землю тысячами бомб. Море засеяли немецкими авиационными минами настолько, что даже долгожданная эвакуация на «Большую землю» была смертельно опасна. Ощущалась острейшая нехватка боеприпасов, медикаментов и провизии. Вся Малая земля вплоть до Мысхако была пронизана сетью окопов и блиндажей. Функционировал даже свой «дом отдыха» — глубокий укреплённый бункер с чистейшими кроватями и горячим питанием, заслужить «путёвку» в который можно было только отличившись в боях на передовой. И вот посреди этого кошмара войны нет-нет да промелькнёт задиристый «солнечный лучик» — сержант (а позже лейтенант) Мария Педенко, маленькая улыбчивая девушка с яркими рыжими волосами, за которые морпехи прозвали её Рыжей Полундрой.

В пути на Малую землю


Мария Петровна родилась в 1920-м году в провинции, в посёлке (с 1938 года — город) Молочанске Запорожской области Украинской ССР. Как позже сама писала Мария, жила она тогда в своём маленьком городке радостно и счастливо. Будущая Полундра в юности мечтала стать учителем и, как любой советский подросток, зачитывалась романом Островского «Как закалялась сталь», даже не представляя тогда, что увидит Новороссийск (в котором Николай и писал свой роман) в руинах и пламени.

В 1939 году Мария Педенко успешно окончила среднюю школу №2 в Молочанске. Следуя за своей мечтой, Мария поступила в Днепропетровский педагогический институт. Однако из-за тяжёлой болезни отца, который утратил подвижность и практически онемел, учиться Марии было не суждено. Вся тяжесть содержания семьи легла на её плечи, но она не унывала – работала учительницей, пионервожатой и вскоре возглавила Молочанский Дворец пионеров.

Мария Педенко. Рыжее пламя войны

И вот на Советский Союз обрушилась война. С первых же дней Мария ухаживала за ранеными, но кровавые ветры уносили её всё дальше от родного Молочанска. Она оказалась на Южном фронте в Краснодарском крае, уже успев получить тяжёлое ранение и попасть в госпиталь. Едва Мария оправилась, как принялась буквально бомбардировать все возможные инстанции просьбами вступить в ряды Красной Армии.

Однако ей отвечали отказами, мотивируя их двумя причинами: отсутствием наряда на женщин-военнослужащих и последствиями её ранения.

Мария устроилась работать пионервожатой в средней школе, но её ни на секунду не покидало желание вернуться на фронт. И если бы начальство, изнывавшее от бесконечных просьб девушки, знало её характер, то вряд ли бы оно отвечало отказами. Наконец Мария взялась писать новое письмо, но на этот раз адресатом выступил сам Иосиф Виссарионович Сталин. Дошло ли то письмо до всемогущего вождя, доподлинно неизвестно, но известно другое: Мария своего добилась.

К необычайной радости Марии, её направили не в пехоту, а на флот, чем она крайне гордилась до конца жизни. Сначала она закончила военно-политические курсы при Политуправлении Черноморского флота. После этого её направили в легендарную 255-ю бригаду морской пехоты. К тому времени слава морпехов уже гремела на Северном Кавказе. Осенью 1942-го года морпехи 255-й разгромили 3-ю румынскую горнострелковую дивизию на подходах к Геленджику в районе станиц Эриванской и Шапсугской. Разгром был столь фатальным, что остатки дивизии немедленно сняли с фронта, а деморализация всех румынских войск достигла такой степени, что практически все формирования Румынии временно перебросили на борьбу с партизанами и усиление ПДО.

Однако после назначения Марию несколько игнорировали, не желая отправлять на фронт. Невысокая, худенькая и хрупкая 22-летняя девушка выглядела просто как девчонка из-за школьной парты, а копна ярко-рыжих волос невольно наталкивала на вопрос о демаскировке позиций, как бы это смешно ни звучало. Но Мария опять проявила настойчивость и сама добралась до фронта, не рассчитывая примкнуть к очередной партии бойцов. 16-го ноября 1942-го года младший сержант Педенко стала бойцом 255-ой бригады морской пехоты.

Малая земля Рыжей Полундры


Несмотря на то, что многие указывают, что Мария находилась в первой волне знаменитого Куниковского десанта, это не совсем так. Первая волна десанта состояла из отобранных лично Куниковым людей, который не признавал бойцов без одесского или севастопольского опыта боёв, и к тому же куниковский отряд прошёл личную школу майора.


Мария Педенко на фронте

Однако когда упоминают фразу «с первых дней» по отношению к Педенко, то авторы абсолютно правы, т. к. 255-я бригада десантировалась на Малую землю через сутки после группы майора Куникова – 6 февраля 1943-го года, когда плацдарм активно расширялся. Таким образом, Мария была включена в состав войск, которые потом назовут «первым эшелоном».

С первых же дней Мария стала всеобщей любимицей. Морпехи души не чаяли в своём политработнике. Позже в мемуарах командир разведывательной роты бригады морской пехоты, а также военный журналист Георгий Владимирович Соколов писал:

«Нельзя сказать, что она хорошенькая, — на носу веснушки, лицо бледное, худое, рыжеволосая. Но глаза у нее были замечательные — голубые, с веселой искоркой, ласковые. В них было нечто привлекательное, честное».

Этот открытый добрый взгляд стал для многих бойцов и утешеньем, и подспорьем, и источником сил в кровавой мясорубке фронта. Она настолько стала своей, что моряки даже не звали её по имени — Марией, а либо именовали по-морскому Мариной, либо, как указано выше, Рыжей Полундрой.

Изначально должность Марии казалась более чем скромной и не раскрывала весь круг её обязанностей. Она была библиотекарем 255-й бригады морской пехоты. Но ни о какой тишине книжных полок на Малой земле никто и мечтать не мог. Библиотекарь Педенко была и санинструктором, и поварихой, и посыльным, и почтальоном, и корреспондентом, и периодически штопала военную форму, которая в боевых условиях быстро изнашивалась. С целью сбора сведений для политотдела она регулярно ходила на самый передний край в подразделения в поисках своевременной информации о положении дел и участвовала в засадах.


Но и всего этого бурной натуре Марии было мало. Понимая дикий дефицит какой-либо прессы, связующей Малую землю с Большой, Педенко решила самостоятельно выпускать рукописную газету «Полундра». Порой ей удавалось выкроить время, чтобы сделать два и даже три экземпляра газеты. В ней она публиковала в основном сатирические и юмористические очерки, забавные морские байки и прочее, что поможет бойцам отвлечься, но не только. Так, она написала с большой любовью небольшое эссе о жизни Николая Алексеевича Островского, романом которого Мария восхищалась ещё до войны. Бойцы зачитывались рукописной газетой до дыр на страницах, передавая листки из подразделения в подразделение.

При этом сама «редакция» газеты «Полундра» и неотъемлемого «Информационного листка» политотдела располагалась в блиндаже, но занимала один ветхий столик, за которым и приходилось трудиться. Ночевала Педенко в полузасыпанном землёй хлеву, у которого к тому же была худая крыша.

Брежнев и лейтенантские погоны


Леонид Ильич Брежнев, будущий генсек, а в то время полковник и замначальника политуправления, был наслышан о Рыжей Полундре. Уже после войны среди множества эпизодов тех тяжёлых и кровавых дней и среди множества бойцов, с которыми его свела судьба, генсек вспомнил именно встречу с Марией:

«Помню, рано на рассвете я возвращался с переднего края и увидел двух девушек. Они поднимались со стороны моря. Одна невысокая, ладно схваченная ремнем, рыжая-рыжая. Козырнули, и я проехал. Своему помощнику по комсомолу я дал обещание в пять часов принять людей в связи с утверждением их комсоргами на место убитых. И вот приходит как раз эта рыжая девушка со свертком бумаг.

– Вы откуда? – спрашиваю у нее.
– Из батальона моряков.
– Как они к вам относятся?
– Хорошо.
– Не обижают?
– Нет, что вы!

Оказалось, она рисует. Тут же развернула свои боевые листки. Как сейчас помню рисунок и надпись под ним: «Что, Вася, тушуешься?»



Отмечали Марию и по службе. Уже 22 февраля 1943-го года, т.е. спустя буквально пару недель после высадки на Малую землю, младший сержант Педенко была награждена медалью «За отвагу». В изложении личного боевого подвига и заслуг указывалось, что Мария «с первых дней высадки на берег в районе Новороссийска под сильным артиллерийским и миномётным огнём оказывала помощь раненым бойцам и командирам», а также «за время пребывания на переднем крае всегда проводила беседы с бойцами, воодушевляя их на героические подвиги».

В итоге жестокая малоземельская школа превратила младшего сержанта в лейтенанта, а несколько странная должность библиотекаря была заменена на должность комсорга. Неумолимо приближалась операция по полному освобождению Новороссийска от нацистов. Но увидеть своими глазами этот святой для малоземельцев момент Марии не удалось. Перед началом наступления Педенко в очередной раз попала в госпиталь. В конце весны Мария во время массированного артобстрела была контужена.

Возвращение в строй


Контузия оказалась тяжёлой. В сентябре 1943-го года Новороссийск был освобождён, а Мария продолжала находиться в госпитале на излечении. Весть об освобождении родного Молочанска она встретила на больничной койке. Вплоть до конца года она так и не смогла вернуться в строй, но упрямство неистового комсорга и в этот раз взяло верх. В 1944-м Мария снова начала проситься на фронт, и снова ей старались отказать – у неё уже два ранения. И снова начальство не выдерживает напора и отпускает её на фронт.

Увы, вернуться в 255-ю бригаду морпехов ей было не суждено. Нежно любимые Марией «чёрные дьяволы» уже подходили к границам Болгарии. Поэтому она была назначена в привычной должности комсорга в 987-й стрелковый полк. Неутомимая Мария буквально за несколько месяцев рекрутировала в ряды комсомола в боевых условиях чуть менее сотни молодых бойцов. И, конечно, она продолжала выносить раненых, готовить еду, штопать одежду и прочее.


Мария в редкие минуты затишья

В 1944-м году, когда фамилия Педенко попала в список на награждение Орденом «Красная Звезда», внезапно вмешался старый друг… Леонид Ильич. Увидев знакомую по Малой земле фамилию и имя, полковник Брежнев, не задумываясь, поставил подпись под наградным листом совсем молодой девушки, так запавшей в его память.


Наградной лист с подписью самого Брежнева

Мария Петровна пройдёт по землям Украины, увидев развалины родного Молочанска, по территории Польши, Венгрии и Чехословакии. Она собственной кровью оплатила право войти в Берлин как победитель и оставить свою подпись на развалинах Рейхстага. Но судьба зла. Комсорга, которой не было и 25 лет, ранило в третий раз. Победа застала Марию в госпитале.

Недолгое послевоенное время


Сразу же после демобилизации Мария бросилась к родному пепелищу. Сразу по возвращении, когда стоило бы налаживать быт, девушка, недавний лейтенант, принялась разбирать свои фронтовые записки и воспоминания. В конце 1945-го года (по другим данным, в первой половине 1946-го) в свет вышло единственное, но очень правдивое и пронзительное произведение Марии Педенко – «Фронтовой дневник».

Это произведение сразу обратило на себя внимание, правда, сначала на местном уровне. Вскоре девушка без труда поступила на филологический факультет Киевского университета имени Шевченко, в котором проучилась с 1946-го по 1951-й годы. Одновременно с обучением Педенко, конечно, работала внештатным лектором украинского комсомола и регулярно публиковала очерки в местной прессе. Как только она закончила учёбу, её мечта осуществилась: она стала полноценной учительницей в школе рабочей молодёжи. Не оставляла Мария и литературной деятельности.


Но с каждым месяцем нагрузка становилась всё более невыносимой, а Мария не привыкла ни останавливаться, ни жаловаться. Ранения и контузия, не считая более лёгких травм, начали сказываться на здоровье женщины, которой не было сорока лет. Вскоре она уже не могла работать, старые раны приковали её к постели, что было для её натуры ещё более невыносимо.

11 декабря 1957 года сердце неудержимой Рыжей Полундры остановилось навсегда. Хоронили Марию под ружейные залпы на Байковом кладбище Киева со всеми полагающимися воинскими почестями. Много позже на её могиле установили памятник, на котором были выгравированы вехи её службы (десант на Малую землю и служба в легендарной 255-й бригаде морской пехоты) и звучное прозвище – Рыжая Полундра.
Ctrl Enter

Заметили ошЫбку Выделите текст и нажмите Ctrl+Enter

12 комментариев
Информация
Уважаемый читатель, чтобы оставлять комментарии к публикации, необходимо зарегистрироваться.

Уже зарегистрированы? Войти

  1. rocket757 8 апреля 2020 10:45 Новый
    • 15
    • 0
    +15
    Скажем СЛАВА ГЕРОЯМ ... а дальше помолчим.
  2. Сергей Аверченков 8 апреля 2020 10:52 Новый
    • 13
    • 0
    +13
    М-да... Были люди в наше время, не то что нынешнее племя - богатыри, не мы.
    1. рич 8 апреля 2020 13:13 Новый
      • 9
      • 0
      +9
      Спасибо Вам, Восточный ветер, за то что вернули в строй Бессмертного полка забытое в перестроечные времена имя героя «Малой земли», Марии Петровны Педенко - достойной дочери своего великого народа....Память поколений коротка, а подвиг их бессмертен. С болью вижу, что в СССР было другое отношение к памяти героев, чем сейчас.....несколько месяцев назад была на ВО статья об артистах, участвовавших в ВОВ- кто когда был ранен и чем награжден...Вспомнили всех, а вот самую известную девочку-актрису советского довоенного кино, пошедшую добровольцем на фронт и погибшую смертью героя под Сталинградом Гулю Королеву, забыли...А ведь в СССР про нее знал каждый школьник.






      Из приказа о посмертном награжлдении: "23 ноября 1942 года во время боя за высоту 56,8 она вынесла с поля боя 50 раненых бойцов, а когда убило командира, подняла бойцов в атаку, первая ворвалась во вражеский окоп, несколькими бросками гранат уничтожила 15 солдат и офицеров противника. Была смертельно ранена, но продолжала вести бой, пока не подоспело подкрепление".

      Строим храмы, парки "Патриот" для юнармейцев, на всех углах кричим о "священной памяти"... А на деле...
      1. MA3UTA 8 апреля 2020 18:16 Новый
        • 5
        • 0
        +5
        "Четвертая высота" Это была замечательная книга про удивительную девочку. Было грустно читать последние страницы.

        Не позволим забыть Гулю.
        https://librebook.me/chetvertaia_vysota/vol1/1
  3. Тот же ЛЕХА 8 апреля 2020 11:01 Новый
    • 7
    • 0
    +7
    Первая волна десанта состояла из отобранных лично Куниковым людей

    Легендарная личность Цезарь Кунников...повезло тем кто служил под его началом...под стать ему и его бойцы...воевали в неимоверных условиях которые сейчас очень трудно себе представить ...никакой фильм не передаст и тысячной доли того как успешно воевали его солдаты при многократном превосходстве врага на захваченных плацдармах.
  4. Липчанин 8 апреля 2020 11:07 Новый
    • 8
    • 0
    +8
    Хоронили Марию под ружейные залпы на Байковом кладбище Киева

    Да ведь бандерлоги могут и осквернить могилу sad
    А она настоящая Героиня!!! Вот про кого надо фильмы снимать
  5. ДМБ 75 8 апреля 2020 11:19 Новый
    • 14
    • 1
    +13
    Хочется от всей души поблагодарить тех, кто прошел через муки войны.Тех, кто как Мария Петровна пожертвовал своей юностью и здоровьем ради своей страны.Низкий вам поклон за героизм, смелость и стойкость.За то, что вы подарили нам нашу свободу, нашу жизнь.Спасибо вам за то, что вы прошли через весь тот ужас и подарили нам самое ценное - мир.Мы помним..
  6. АС Иванов. 8 апреля 2020 11:24 Новый
    • 15
    • 2
    +13
    А женщинам на войне в разы тяжелее, чем мужикам.
  7. Дилетант 8 апреля 2020 13:45 Новый
    • 4
    • 1
    +3
    В 1979 году довелось быть в Новороссийске. В центре города была пивная в виде здоровенной бочки. Около нее на тележке сидел безногий инвалид в тельняшке с медалями. Народ естественно его угощал. И когда мужик доходил до определенной стадии, то рассказывал историю, как участвовал в десанте на "Малую землю".
    "Идем мы на катере. Уже почти подошли, тут немец нас из пушки обстреливать стал. Один снаряд совсем рядом разорвался и стоящего рядом полковника волной в море сбросило. Я не растерялся и его за шиворот назад вытащил. Ну думаю, медаль, а может и орден дадут". Тут мужик ненадолго замолкал, вздыхал и продолжал:" А этот полковник Брежневым оказался. Знал бы - ни за что вытаскивать не стал". drinks
    1. Avior 8 апреля 2020 20:58 Новый
      • 3
      • 0
      +3
      Вот как описывает Брежнев те события в "Малой земле":
      Я поднялся на сейнер «Рица». Это была старая посудина, навсегда пропахшая рыбой, скрипели ступеньки, ободраны были борта и планширь, изрешечена шрамами от осколков и пуль палуба. Должно быть, немало послужила она до войны, несладко приходилось ей и сейчас... Светили с берега немецкие прожекторы, почти непрерывно висели над головой
      "фонари" - осветительные ракеты, сбрасываемые с самолетов. Откуда-то справа
      вырвались два вражеских торпедных катера, их встретили сильным огнем наши
      "морские охотники". Вдобавок ко всему фашистская авиация бомбила подходы к
      берегу.
      .... В любую минуту мы ожидали удара и, тем не
      менее, удар оказался неожиданным. Я даже не сразу понял, что произошло.
      Впереди громыхнуло, поднялся столб пламени, впечатление было, что
      разорвалось судно. Так оно в сущности и было: наш сейнер напоролся на мину.
      Мы с лоцманом стояли рядом, вместе нас взрывом швырнуло вверх.
      Я не почувствовал боли. О гибели не думал, это точно. Зрелище смерти во
      всех ее обличьях было уже мне не в новинку, и хотя привыкнуть к нему
      нормальный человек не может, война заставляет постоянно учитывать такую
      возможность и для себя... Упал, к счастью, в воду, довольно далеко от сейнера. Вынырнув, увидел,
      что он уже погружается. Часть людей выбросило, как и меня, взрывом, другие
      прыгали за борт сами. Плавал я с мальчишеских лет хорошо, все-таки рос на
      Днепре...Я оказался у бота э 9, подплыл к нему и лоцман Соколов. Держась рукой
      за привальный брус, мы помогали взбираться на борт тем, кто под грузом
      боеприпасов на плечах с трудом удерживался на воде. ... в этом шуме я услышал злой окрик:
      - Ты что, оглох? Руку давай!
      Это кричал на меня, протягивая руку, как потом выяснилось, старшина
      второй статьи Зимода. Не видел он в воде погон, да и не важно это было в
      такой момент.

      "Малая земля" была опубликована в 1978 году.
  8. Ламата 8 апреля 2020 14:20 Новый
    • 3
    • 1
    +2
    Что сказать , ничего , дела показали !!! Вечная память.
    1. Ламата 8 апреля 2020 15:11 Новый
      • 3
      • 1
      +2
      Минусатор , считаете , что дела героини не показатель?