Наши танки в реальной войне обречены?

Недавно  была опубликована статья полковника, кандидата военных наук Сергея Викторовича Суворова «Броня крепка, но Запад нам дороже», в которой автор с позиций прошлого поколения войн, да еще с необъективными техническими характеристиками, утверждает, что «российские танки по некоторым параметрам имеют превосходство, а именно, по огневой мощи и защищенности». Одновременно Сергей Суворов широко пропагандирует свои взгляды по военно-технической политике российского танкостроения, которые, на наш взгляд, не соответствуют закономерностям нового поколения бесконтактных войн.

 ПРИЗНАНИЯ ВОЕНАЧАЛЬНИКОВ 
В одном из своих интервью в 2003 году по случаю Дня танкистов начальник Главного автобронетанкового управления (ГАБТУ) Минобороны генерал-полковник Сергей Маев отметил: «Вместе с тем надо, видимо, признать следующее. Если сравнивать боевые и технические характеристики конкретных машин, то преимущество, например, советских танков, которое было очевидно в 60–70-х годах, увы, во многом утрачено – в связи с созданием на Западе нового поколения танков на основе реализации передовых технических решений». 
Сергей Викторович упоминает о прошедших глубокую модернизацию танках и БМП, БТР. Ответ на вопрос: что же мы получили от этой модернизации, можно найти в статье Сергея Маева: «Состояние и перспективы развития зарубежного и отечественного бронетанкового вооружения и техники в первой четверти XXI века» («Вооружение. Политика. Конверсия. № 3, 2001»). Он утверждает, что реализация мероприятий в соответствии с программой модернизации образцов бронетанкового вооружения и техники позволит по основным боевым свойствам достичь уровня серийных танков М1А1, «Леопард-2», «Челенджер», который соответствовал уровню 80-го года прошлого века. При этом не учитывается, что еще до завершения нашей модернизации танки М1А1 «Абрамс», «Леопард-2», «Челенджер» превратились в М1А2 SEP «Абрамс», «Леопард-2А6», «Челенджер-2» с повышенными боевыми характеристиками, недостижимыми для модернизированных российских танков Т-72, Т-80, Т-90. Таким образом, глубокая модернизация старой советской бронетехники, проведение которой планировалось до 2015 года, не позволит танковому парку России значительно повысить уровень выполняемых боевых задач. К этому следует добавить, что за деньги нашего налогоплательщика оплачиваются расходы по модернизации, не позволяющей достичь уровня боевых свойств танков М1А2 SEP, «Леопард-2А6».


Сменивший на посту Маева начальник ГАБТУ генерал-полковник Владислав Полонский в статье «Бронетехника будущего. Государственная программа вооружения: тенденции и перспективы развития бронетанкового вооружения и техники» («Обозрение армии и флота, № 6, 2007») отмечает, что отечественный парк в 1,2–1,9 раза уступает по военно-техническому уровню танковым паркам наиболее развитых зарубежных государств. Приведенные им значения коэффициентов военно-технического уровня танка Т-90 составляет 1,5, а у танка М1А2 – 2,2; БМП-2 – 1,0, а у американской БМП М2А2 – 1,87. 

Ещё в начале 1980 года заместитель министра обороны по вооружениям, лауреат Ленинской и Государственной премии, генерал-полковник Виталий Михайлович Шабанов, докладывая итоги своей поездки в Афганистан на ВПК, обронил такие слова: «Кому нужна эта «консервная» банка» – БМП-1, которая не защищает даже от стрелкового оружия?» Недавно заместитель министра обороны Владимир Поповкин сравнил наши БМП и БТР с гробами. А вот Сергей Викторович без всяких доказательств утверждает, что, например, у БТР-90 после модернизации его боевая эффективность выросла в 2 раза. Вместе с тем грозой БМП и БТР являются кассетные управляемые боеприпасы. По БМП и БТР еще до подхода к зоне боевых действий будут наноситься удары противотанковыми боеприпасами, доставляемыми различными носителями. Наиболее опасным является попадание ударного ядра самоприцеливающегося боевого элемента. Ударное ядро (масса – порядка 0,5 кг, скорость – 2 км/с, бронепробиваемость – 120 мм) после пробития бронезащиты крыши образует мощный осколочный поток массой в несколько килограммов, который эффективно поражает десант, вызывает возгорание топливных баков и пороховых зарядов гильз. Поражение усугубляется рикошетом части осколков, которые наносят дополнительные повреждения.

Устанавливаемый на БМП-3 комплекс активной защиты «Арена» не способен бороться с ударными ядрами и бронебойными подкалиберными снарядами (БПС) из-за их высоких скоростей. Установка на БМП-3 навесной динамической защиты (ДЗ) бесполезна из-за модернизации зарубежных кумулятивных боеприпасов, которые оснащены тандемными боевыми частями (БЧ). Размещение моторно-трансмиссионного отделения в кормовой части БМП-3 не свидетельствует о попытках улучшить защиту экипажа и десанта. На зарубежных БМП «Мардер» и «Бредли» двигатель и трансмиссия установлены в носовой части корпуса и, выполняя функции «толстого экрана», защищают личный состав, что весьма важно в наступательной операции. По этим причинам нельзя признать, что БМП-3 лучшая машина в своем классе. Из этого следует вывод о слабой защите БМП, БТР, создатели которых уделяли внимание в первую очередь ходовым качествам и вооружению. 
И, наконец, дадим слово гражданскому человеку – генеральному директору НИИ стали, доктору технических наук, академику РАРАН Валерию Григоряну. Он в статье «Защита танка – анахронизм или жизненная необходимость?» (Военный парад, № 5, 2002), несмотря на создание радиопоглощающего и теплоизолирующего материала «Накидка», отмечает, что в настоящее время необходимо применить масштабные усилия по снижению заметности, так как ее дальнейшее игнорирование делает содержание танковых парков бессмысленным из-за их неспособности к ведению сколько-нибудь серьезных боевых действий. Иначе думает С.Суворов – надо закупить для всех танков «Накидку», и проблема заметности будет решена. А Валерий Григорян отмечает, что «Накидка» является только одним из компонентов концепции создания малозаметных образцов ВВТ. 
ПОЧЕМУ Т-95 НЕ ПРИНЯТ НА ВООРУЖЕНИЕ? 
Момент наивысшего напряжения в статье Сергея Викторовича достигается в описании непринятия танка Т-95 на вооружение. Он отмечает: «Этот танк практически прошел государственные испытания. Машина по основным боевым показателям – огневой мощи, защищенности и подвижности – значительно превосходит все имеющиеся на вооружении и перспективные образцы танков. Это действительно танк XXI века». Если верить Сергею Викторовичу, то получается, что Государственная комиссия по каким-то необъективным причинам не приняла эту машину на вооружение. А на самом деле все обстоит иначе. У танка Т-95 не все в порядке с пушкой и бронебойным подкалиберным снарядом. Одновременно государственные испытания нельзя было проводить из-за отсутствия имитатора защиты перспективного типового зарубежного танка для проверки противотанковых боеприпасов, входящих в боекомплект Т-95. Также для оценки защиты Т-95 отсутствовал аналог зарубежного современного и перспективного БПС. 
В боевых условиях танк Т-95 будет поражаться в глубине своей обороны кассетными самоприцеливающимися и самонаводящимися боевыми элементами, доставляемыми артиллерией, РСЗО и авиацией. Достоинством этих управляемых элементов является то, что они будут действовать по слабозащищенной крыше. Применение микроволнового оружия позволит нарушить работу бортовой информационно-управляющей системы, системы связи и передачи данных, а также комплекса активной защиты. Уцелевшие после авиационных и артиллерийских ударов Т-95 будут встречены огнем противотанковых ракетных комплексов, боевые характеристики которых всегда опережали параметры защиты отечественных танков. Бронепробиваемость основного заряда зарубежных тандемных БЧ AGM-114L Longbow Hellfair, HOT2T, Eryx, Milan2T, Javelin значительно превосходит стойкость защиты танка Т-95, что свидетельствует о высоком заброневом действии. Вероятность поражения Т-95, оснащенного встроенной ДЗ «Контакт-5», этими ракетами по критерию «потеря огня или подвижности» при обстреле лобовых зон будет составлять 0,8–0,9. Не спасает от поражения Т-95 установка противотандемной ДЗ «Реликт». Модернизация БЧ ПТУР НОТ2Т, имеющей предзаряд, отстреливаемый при подлете к цели, бронепробиваемость которого может быть достигнута 450–500 мм, что достаточно для инициирования сразу двух слоев ВВ ДЗ «Реликт». Дополнительная противоосколочная защита предзаряда НОТ2Т позволит нейтрализовать действие активной защиты (АЗ) танка Т-95, что обеспечит основному заряду тандемной БЧ возможность поражения корпуса бронемашины. Другими словами, предзаряд, вызывая огонь на себя, создает условия основному заряду проскочить АЗ без помех.


И, наконец, высокая бронепробиваемость зарубежных 120-мм БПС позволит совместно с другими противотанковыми средствами добить прорвавшиеся к линии боевого соприкосновения Т-95. При этом вероятность поражения Т-95, например, снарядом М829А2 при обстреле лобовых зон на дальности 2 км будет составлять 0,7–0,8. 
Опыт последних военных конфликтов свидетельствует, что на поле боя побеждают не отдельные образцы вооружения, а системы, сочетающие в своем составе ударные средства со средствами разведки, связи, навигации, управления и обслуживания. Очевидно, что Т-95 не вписался в эту систему. 
ТАНКОВЫЙ ПАРК ИЛИ ТАНКОВЫЙ ХЛАМ? 
Основу российского танкового парка составляют машины Т-72, Т-80, Т-90. Большинство из них оснащены навесной и встроенной ДЗ, которые преодолеваются современными зарубежными ПТУР и гранатометными выстрелами с тандемными БЧ с вероятностью 0,8–0,9. При этом высокая бронепробивная способность основного заряда этих БЧ позволяет надежно поражать наши бронемашины. Зарубежные БПС DM33F1, DM43, DM53, M827, M829, M829A1, M829A2, M829A3, OFL120G1, имея остроконечные головные части, будут преодолевать встроенную ДЗ наших бронемашин без детонации ВВ и благодаря высокой бронепробиваемости будут надежно поражать их. 
С вооружением наших танков также неблагополучно – отечественные БПС и ракетное вооружение по бронепробиваемости всегда отставали от параметров бронестойкости зарубежных танков. 
В табл. 1 представлены значения бронестойкости лобовых фрагментов защиты американских танков и бронепробиваемости советских БПС. Данные таблицы свидетельствуют о том, что при обстреле танков США в пределах углов максимальной защиты поражение будет достигаться за счет попадания в ослабленные зоны. Для танка М1А2 под значением бронестойкости 700 мм броневой стали следует понимать то, что такая защита не пробивается БПС с бронепробиваемостью 700 мм (350 мм/60 град.). 
Поскольку большую часть российского танкового парка составляют машины Т-72, то оценки эффективности стрельбы по «Абрамсам» проведем применительно к ним. 
В табл. 2 представлены результаты компьютерного моделирования эффективности поражения танков М1, М1А1 при стрельбе из танка Т-72 по критерию «потеря огня или хода» в пределах углов максимальной защиты. Подобным способом для БПС 3БМ48 с бронепробиваемостью 300 мм/60 град. применительно к дальностям 1; 1,5; 2 км получены значения вероятностей поражения танка М1А2 0,21; 0,17; 0,06 соответственно. Представленные вероятности поражения свидетельствуют о низкой эффективности поражающего действия БПС 3БМ42, 3БМ32, 3БМ48 при стрельбе в лобовые зоны американских танков. Более высокая степень поражения может быть достигнута только при стрельбе в бортовые зоны этих танков. Напомним, что толщина борта Т-72 составляет 70 мм. 
В состав вооружения танков Т-72, Т-80, Т-90 входят ракета 9М119 с моноблочной БЧ и ракеты 9М128, 9М119М с тандемными БЧ. Все эти ракеты имеют бронепробиваемость 350 мм/60 град. и не пробивают лобовые зоны защиты танков М1А2 и «Леопард-2А6». Другим недостатком этих ракет является то, что их тандемная БЧ преодолевает ДЗ супостатов с вероятностью не более чем 0,5 («НВО», № 12, 2010). 
Недавно в известной столичной газете появилась статья Михаила Барятинского «Бой, которого не было», посвященная боевому крещению танка Т-72 в пятой арабо-израильской войне, который находился в рядах сирийской армии. При этом автор утверждает, что на дистанции боя свыше 1500 м танк Т-72 был неуязвим для 105-мм бронебойных подкалиберных снарядов при условии их попадания в лобовую проекцию корпуса и башни. Но что все это не так – обнаружено еще в 1983 году. Как же это случилось? 
В 1982 году в 38-м НИИ МО (г. Кубинка) из района боевых действий был доставлен израильский танк М48А5 американского производства, оснащенный навесной ДЗ, которая предназначалась для борьбы с кумулятивными боеприпасами. В этом танке оказались 105-мм БПС М111, которые были испытаны по лобовой броне танка Т-72. Одновременно для сравнительной оценки совместно с БПС М111 велась стрельба 125-мм снарядом 3БМ22 «Заколка» (табл. 3). 
Что же представляет собой многослойная броня верхней лобовой детали корпуса (ВЛД) танка Т-72? Так, например, экспортный вариант Т-72М имел трехслойную лобовую защиту корпуса, состоящую из двух броневых плит (толщина – 60 и 50 мм), между которыми размещался стеклотекстолит (толщина – 105 мм). Угол наклона этого трехслойного «пирога» составлял 68 град. от вертикали к ВЛД. Результаты оказались ошеломляющими – многослойная броня была пробита 105-мм израильским снарядом на дальности 2 км. Таким образом, информация Барятинского о том, что 105-мм снаряд М111 не может поражать Т-72 на дистанции свыше 1500 м, не соответствует действительности.

 

Наши танки в реальной войне обречены?
Израильский 105мм бронебойный подкалиберный снаряд МК111. 1-элементы депферирующего устройства; 2- центрирующее утолщение; 3 – корпус; 4 – ведущее устройство с отделяемыми частями; 5 – ведущий поясок; 6 – стабилизатор; 7 – трассер.
Рисунок автора
 
БПС 3БМ22 принят на вооружение в 1976 году и использовался при проверке бронестойкости защиты советских танков при проведении государственных испытаний. Но с бронепробиваемостью 3БМ22 не пробивал не только ВЛД танка Т-72, но и танков Т-80, Т-90. При этом 3БМ22 не являлся аналогом разрабатываемых зарубежных бронебойных снарядов. Налицо надувательство – государственные испытания проводились с помощью БПС, который не пробивал новые, но слабые конструкции защиты советских танков. 
Конструкция израильского 105-мм БПС М111 (см. рис. ) свидетельствует о реализации передовых технических решений: 
– повышение бронепробиваемости по многослойным преградам осуществлено за счет применения тяжелосплавного материала для изготовления корпуса снаряда; 
– ведущим устройством снаряда принята катушка, обхватывающая его «тело» по значительной длине, во избежание деформации снаряда в стволе из-за колоссальных перегрузок при разгоне; 
– демпфирующее устройство, состоящее из баллистического наконечника (материал – алюминиевый сплав), внутри которого размещены три цилиндра из тяжелого сплава, обеспечивает минимальные ударно-волновые нагрузки в корпусе снаряда, что предохраняет его от деформации в процессе бронепробития; 
– остроконечная форма баллистического наконечника при штатных скоростях снаряда обеспечивает преодоление динамической защиты советских танков без детонации ВВ. 
Испытания, проведенные в 38-м НИИ МО, не явились серьезным предупреждением для Минобороны и руководства оборонной промышленности к повышению качества выпускаемых образцов бронетанковой техники. Другими словами, продолжалась порочная практика поставки в войска разунифицированных танков с боевыми характеристиками, не отвечающими тогдашним условиям и требованиям. Это привело к тому, что на вооружении скопилась масса недоработанной бронетехники с низкими эксплуатационными характеристиками. Естественно, что развалившаяся оборонка в российских условиях не смогла выправить создавшееся положение. Иначе говоря, советский танковый кризис перерос в российскую танковую деградацию. 
Одновременно Барятинский утверждает, что «если броня пробита, то топливо и пороха в зарядах вспыхивают и взрываются на всех танках, вне зависимости от типа и страны производства». В случае топливных баков все обстоит иначе. Причины горения топливных баков Т-72, Т-80, Т-90, представляющих собой тонкостенные конструкции, обусловлены неудовлетворительной защитой. Баки после воздействия кумулятивной струи или остатков БПС подвергаются интенсивному разрушению с выплескиванием топлива внутри танка. Большое количество паров топлива и наличие горячих осколков являются причиной возникновения пожаров, с которыми штатные системы ППО не способны бороться. В «Абрамсах» носовые внутренние топливные баки размещены в забронированных объемах. Попадание кумулятивной струи или остатков БПС в такие баки не вызывает их разрушения и образования паров топлива, что исключает возникновение пожара. Такая конструкция топливных баков позволила включить их в систему лобовой защиты танков. 
Суворов преувеличивает значение реализации государственных программ вооружения по восстановлению былой танковой мощи России. Модернизация бронетехники является очередной химерой программ вооружения («НВО», № 36, 2010), поскольку использование старых стволов пушек и боеприпасов с недостаточной бронепробиваемостью, а также плохой способностью преодоления ДЗ не повышает боеспособность наших танков. 
Рассуждая по поводу состояния танкостроительных организаций и научных организаций Минобороны, Сергей Викторович, на мой взгляд, искажает действительность. Советский военно-промышленный комплекс имел как немало положительного, так и отрицательного, но был разрушен. А вот создать новый российский ВПК до сих пор не удалось. По этой причине с таким недоношенным ВПК сложно ожидать принятия на вооружение не только новых бронемашин, но и других ВВТ.

 

Таблица 1

Сопоставление бронестойкости лобовых фрагментов защиты американских танков и бронепробиваемости отечественных БПС
Тип (год принятия на вооружение) Бронестойкость, мм Тип (год принятия на вооружение) Бронепробиваемость, мм
М1 (1980) 500 3БМ22 (1976) 420
  500 3БМ32 (1984) 500
М1А1 (1985) 600 3БМ42 (1986) 440
М1А2 (1994) 700 3БМ48 (1991) 600

Таблица 2

Эффективность поражения танков М1, М1А1 при стрельбе из танка Т-72
БПС Дальность стрельбы, км Вероятность поражения танка
М1 М1А1
3БМ42 “Манго”, 1,0 0,20 0,17
бронепробиваемость 1,5 0,15 0,14
210 мм/60 град. 2,0 0,10 0,09
3БМ32 “Вант”, 1,0 0,28 0,22
бронепробиваемость 1,5 0,20 0,17
250 мм/60 град. 2,0 0,13 0,10

Таблица 3

Характеристики БПС БМ22 (СССР) и М111 (Израиль)
Наименование БМ22 М111
Калибр пушки, мм 125 105
Масса полетная, кг 4,73 3,80
Диаметр снаряда, мм 44 (макс) 32
Длина снаряда (активная), мм 453 400
Тип ведущего устройства БПС при движениив стволе кольцевой, из стали ст.35Х3НМ катушечный, из алюминиевого сплава
Начальная скорость, м/с 1710 1455
Падение скорости на 1 км, м/с 105 44
Пробиваемость монолитной бронеплиты на 2 км, мм/60 град. 170 180
при скорости, м/с 1530 1365
Материал снаряда Корпус ст.35Х3НМ, демпфер ВНЖ-90МТ, сердечник ВН-8 вольфрамовый сплав, плотность 17,6 г/куб.см
Автор:
Михаил Михайлович Растопшин - кандидат технических наук
Первоисточник:
http://nvo.ng.ru
Ctrl Enter

Заметив ошибку в тексте, выделите текст с ошибкой и нажмите Ctrl+Enter

45 комментариев
Информация

Уважаемый читатель, чтобы оставлять комментарии к публикации, необходимо зарегистрироваться.
Уже зарегистрированы? Войти