Эксперты о резонансных законах: не "закручивание гаек", а демократия

Ужесточение ответственности за нарушения на митингах и принятие нового закона о некоммерческих организациях дали повод некоторым аналитикам и общественным деятелям говорить о том, что в стране ужесточается политический режим.

Некоторые правозащитники заняли непримиримую позицию по отношению к закону, согласно которому общественные организации, получающие гранты из-за рубежа, наделяются статусом иностранных агентов. Кстати, это может коснуться и СМИ: соответствующий законопроект уже находится в Госдуме, хотя его рассмотрение и приостановлено.


Некоторые общественные деятели посчитали, что подобные законы ущемляет их права. Дискуссии разразились и вокруг документа, вводящего уголовную ответственность за клевету. По мнению ряда правозащитников, такая норма может быть использована против них.

Поводами для разговоров о "закручивании гаек" стали и такие процессы, как дело скандальной панк-группы Pussy Riot, устроившей дебош в Храме Христа Спасителя, а также дело оппозиционера Алексея Навального.

Не так давно и соратница Навального по оппозиционному движению Ксения Собчак в одном из интервью заявляла о том, что "личные гонения" могут даже заставить ее уехать из России. Существует ли сегодня в нашей стране сегодня угроза политических репрессий? И можно ли говорить об усилении авторитарных тенденций во власти? Эти вопросы сайт Вести.Ru задал экспертам.

По мнению политолога Павла Данилина, все рассуждения о "закручивании гаек" – это досужие домыслы:
"Что касается людей, против которых возбуждены уголовные дела или ведутся следственные мероприятия, то понятно, что это хулиганы, которые избивали полицейских на Болотной площади. Естественно, они совершили преступление.

Люди, которые устроили кощунственную пляску на алтаре Храма Христа Спасителя, тоже находятся в СИЗО обоснованно, поскольку совершили хулиганский поступок. Но кроме этих единиц, которых по пальцам можно пересчитать, никого назвать нельзя.

Либеральная общественность поднимает их на знамена и рассказывает о репрессиях. Ну какие это репрессии? Количество этих людей измеряется десятком человек. Паника, которую они поднимают, – это бред сумасшедшего.

Процессы, которые происходят в Госдуме, это попытка наконец-то заставить оппозицию вступить в парламентский диалог. Это развитие парламентаризма. А то, что оппозиция не умеет заниматься настоящей парламентской работой, – это ее проблемы. Это не закручивание гаек, а демократия, и надо учиться жить в демократическом обществе. А мы почему-то считаем, что демократия – это когда хорошо либералам и плохо всем остальным".

Научный руководитель независимого исследовательского центра "Институт власти" Андрей Ашкеров уверен: все разговоры о репрессиях и ужесточении государственной политики – это большое преувеличение.

"У либеральных критиков в голове сидит репрессивная модель восприятия социальной и политической реальности, поэтому им и мерещатся всюду репрессии. И они готовы все объяснять через репрессии. И в случае чего они сами будут действовать через репрессии".

Говоря о том, почему законопроекты, принятые парламентом и подписанные президентом РФ столкнулись с критикой, эксперт отметил: "Скорее всего, либеральные критики этих законопроектов сами являются воплощением тоталитарного мышления и сами готовы кого-то чуть что посадить в застенок. Они проецируют содержание своего мышления на те правовые процессы, которые сейчас происходят в обществе.

Что касается закона о клевете – совершенно очевидно, что мы сейчас живем в эпоху soft power, так называемой мягкой власти, для которой слово является ключевым орудием, и без преувеличения словом можно убить. Смерть от слова – уже не метафора. Сегодня закон о клевете имеет совершенно иной смысл, чем в советскую эпоху. Манипулирование с помощью слов, – а факты срослись со словами как никогда раньше, – сегодня все это получило огромные возможности. Сейчас, когда существует Интернет и социальные сети, эти возможности неизмеримо больше, чем когда-либо".

Комментируя неоднозначную реакцию на новый закон об НКО, Ашкеров отметил: "Действительно, существуют различные фонды и организации, которые имеют свои интересы. Введение этого закона относительно НКО позволяет разобраться в сути этих интересов. Вопрос об интересе в политике никогда не должен быть снят с повестки. Высшая форма аполитичного поведения – думать, что система интересов исчезла. Конечно, эта система интересов существует, и законодательство об НКО позволяет нам ее обозначить, показать, какие ставки существуют в игре, какие игроки действуют и каковы отношения между ними".

Это законодательство учит граждан политическому мышлению, учит их относиться к жизни политически. Политика не существует без конфликта. И это законодательство об НКО учит граждан конфликтному мышлению, а тот, кто не мыслит конфликтно, – проигрывает".

Говоря об акции Pussy Riot, за которой последовало довольно резонансное судебное разбирательство, Андрей Ашкеров отметил, что, скорее всего, за девушками из скандальной группы стоит умелое продюсирование:

"Помимо всего прочего девушки, выступившие в роли страдалиц и одновременно нарушительниц спокойствия, привлекли к себе огромное внимание. Современный художник – это тот, кто привлекает к себе внимание, к сожалению, в искусстве осталось только это. Художник – это тот, для кого пиар является важнейшим из искусств. И исходя из этого Pussy Riot получили огромное признание, огромный резонанс.

Противопоставлять здесь искусство и политику нельзя, их вообще трудно противопоставить. Это, конечно, был и перформанс, и политическая акция, и призыв к альтернативной системе верований. Pussy Riot бросают вызов той системе верований, которая сложилась. Я ее называю казенной духовностью. В этом вызове может быть много неприятного, а для кого-то и непримлемого. Однако он содержит в себе и некий запрос на духовную реформацию. Безусловно, мы должны понимать подоплеку их действий, которую, возможно, не понимают сами девушки. Суть ее — в протесте против монополии церкви на духовность, в сопротивлении кризису политических ритуалов и культов.

Думаю, это дело будет так или иначе завершено и их помилуют. Возможно, они получат какие-то условные сроки, либо получат реальные сроки, но будут помилованы. Государственной власти эта ситуация помогает обозначить границы между собой и РПЦ. Не забывая, что церковь у нас вообще-то отделена от государства по Конституции.

Но каковы бы ни были итоги этого судебного процесса, правильным решением здесь было бы помилование. По крайней мере, оно снизит резонанс вокруг этого дела. Здесь мы не должны идти на поводу у современного искусства, которое привлекает к себе внимание любыми средствами, и судебное разбирательство — лишь одно из них".
Первоисточник:
http://www.vesti.ru
Ctrl Enter

Заметив ошибку в тексте, выделите текст с ошибкой и нажмите Ctrl+Enter

36 комментариев
Информация

Уважаемый читатель, чтобы оставлять комментарии к публикации, необходимо зарегистрироваться.
Уже зарегистрированы? Войти