Почему востребованы «универсальные солдаты будущего»

Почему востребованы «универсальные солдаты будущего»


Для борьбы с террористами и мятежниками, окопавшимися в глухих районах планеты, нужны «солдаты будущего». Это профессиональные бойцы, участвующие в экспедиционных кампаниях, – специально обученные, готовые к решению нестандартных задач.

Согласно версии журнала «Форбс», самая перспективная профессия в ближайшие годы – универсальный солдат. Войны будущего превратятся, по мнению издания, в точечные операции по принуждению к миру и восстановлению конституционного порядка. Для борьбы с террористами и мятежниками, окопавшимися в глухих районах планеты, нужны «солдаты будущего». Это профессиональные бойцы, участвующие в экспедиционных кампаниях, – специально обученные, готовые к решению нестандартных задач.


НЕ АРМИИ, А ИНОСТРАННЫЕ ЛЕГИОНЫ

Данный вывод представляет собой типичный западноцентрический взгляд на мир. В нем отражены тенденции в военном строительстве, которые имеют место на Западе, особенно в Европе. У нас эти тенденции замечать не принято, потому что они противоречат одному из основополагающих тезисов кремлевского агитпропа – о страшной угрозе со стороны Североатлантического альянса.

Между тем во всех европейских странах НАТО (кроме замкнутых друг на друга Греции и Турции) идет процесс стремительного сокращения «традиционных» армий, рассчитанных на ведение войн против других армий. Очень быстро уменьшается количество танков и боевых самолетов, чуть медленнее – боевых кораблей основных классов. При этом растет количество бронеавтомобилей, транспортных самолетов и вертолетов, десантных кораблей. Крупномасштабная война в Европе снята с повестки дня. НАТО переориентируется на ведение конфликтов низкой интенсивности (то есть, по сути, полицейских операций) в странах третьего мира.

Само собой разумеется, что такое принципиальное изменение концепции военного строительства ведет к изменению подходов к комплектованию вооруженных сил и подготовке личного состава. Что полностью вписывается в ту психологическую ситуацию, которая сегодня имеет место на Западе (в США в меньшей степени, чем в Европе).

В годы холодной войны все континентальные европейские армии комплектовались путем призыва. После того как тема советского вторжения в Европу утратила актуальность, европейцы (за редкими исключениями) с облегчением освободились от него. Англосаксы сделали это гораздо раньше, поскольку для них, находящихся за морями и океанами, угроза прямого вторжения на собственную территорию не существовала никогда.

Отсутствие внешней угрозы, рост благосостояния и размывание ценностей приводят к тому, что в большинстве западных стран призыв новобранцев становится невозможным в принципе (его отторгает общество; кроме того, после окончания холодной войны он утратил смысл и с чисто военной точки зрения, поскольку исчезла необходимость в большом подготовленном резерве). Но и переход на наемный принцип комплектования, который произошел почти во всех странах континентальной Европы в 1990-е годы, никакой панацеей не стал. Мотивация военнослужащих такова, что ведение хоть сколько-нибудь серьезной войны становится невозможной, в армию просто перестают идти люди. Да и в мирное время качество рядового состава заметно падает, в армейские ряды вступает тот, кто не смог найти своего места в гражданской жизни. «НВО» уже писало об этом в статье «Не «профессиональная армия», а армия люмпенов» (см. номер от 23.10.09). В ней, в частности, говорилось о том, что для защиты своей страны наемные армии не подходят в принципе, что было очень ярко продемонстрировано в августе 1990 года в Кувейте и 18 годами позже – в Грузии.

При этом полный отказ от вооруженных сил пока невозможен. Во-первых, по психологическим соображениям (это как-то непривычно). Во-вторых, по политическим – необходим инструмент внешнего влияния. Задача западных ВС, как уже было сказано, – полицейские операции в странах третьего мира. Чрезвычайно специфические по своей сути и довольно опасные. Поскольку очень немногие граждане западных стран желают сегодня этим заниматься, становясь «универсальными солдатами», то у властей появляются два варианта – наем в вооруженные силы иностранцев и приватизация войны.

Иностранный легион (сборище головорезов со всего мира, готовых быть «универсальными солдатами») давно перестал быть монополией Франции. В армии Соединенного Королевства, например, быстро растет доля граждан стран Содружества наций (до 1946 года – Британское Содружество наций). Имеются в виду отнюдь не гуркхи, благодаря которым Непал как раз ни в какое Содружество не попал и с которыми Британия поступила по принципу «если враг не сдается – его покупают». Имеются в виду многочисленные представители бывших колоний Великобритании в Азии и Африке, которые вместо англичан, шотландцев, ирландцев, не желающих служить вообще, пришли воевать за повышение своего уровня жизни и получение вожделенного британского гражданства.

Аналогичные процессы происходят и в Испании, для которой источником «легионеров» становится Латинская Америка. Общность языка и близость менталитетов сильно облегчают проблему вербовки латиносов, которые также идут «воевать» за лучшую жизнь (свою собственную, естественно). Ни за что другое они сражаться не собираются, поскольку испанская армия ни с кем не воюет (из Ирака испанцы давно ушли, их участие в афганской кампании – чисто символическое).

Но прежде всего в рекрутах, конечно, нуждаются вооруженные силы США. Ирак и Афганистан требуют увеличения численности личного состава сухопутных войск и Корпуса морской пехоты, несущих основную тяжесть войны и соответственно наибольшие потери. Однако численность американской армии и КМП, наоборот, уменьшается, поскольку граждане Соединенных Штатов не проявляют горячего желания увеличивать список этих потерь. Исключение составляют люмпены, которым все равно, и уголовники, которые идут в армию целенаправленно, чтобы потом опыт уличных боев, приобретенный в Азии, принести обратно в города Америки.

Почему-то такой контингент не очень вдохновляет Пентагон. И здесь спасением становятся иностранцы. Разумеется, идут на ратную службу наиболее отчаянные: слишком велик риск умереть. Но и приз – гражданство Соединенных Штатов – тоже в высшей степени соблазнителен, за него можно рискнуть.

КОНТИНГЕНТ НАЕМНИКОВ

Естественно, иностранцы отправляются служить в западные армии не для того, чтобы умирать, а для того, чтобы жить, причем хорошо. И бытовые условия, и «тяготы и лишения службы» в этих армиях для них гораздо приятнее, чем повседневная мирная жизнь в собственных странах. Возможность гибели считается допустимым побочным риском. Подобная мотивация личного состава делает армию, мягко говоря, неустойчивой в случае по-настоящему серьезной войны. Кроме того, уровень образования иностранцев, как правило, очень невысок, что также снижает качество укомплектованных ими вооруженных сил.

Тут почему-то вспоминается история Древнего Рима. В его знаменитых легионах могли служить только римские граждане, которых на протяжении веков туда призывали. Это, кстати, считалось не просто обязанностью, а своего рода почетным правом, которым обладал не каждый житель и города на Тибре, и Италии. А потом армия стала наемной, но еще долго была практически непобедима, обеспечивая расширение государства и оборону его границ. Затем в ней начало появляться все больше и больше выходцев из других краев и земель. В конце концов они полностью заменили «природных» римлян и уроженцев Апеннин. После чего Западная Римская империя рухнула под ударами варваров.

Правда, нынешний вариант набора «универсальных солдат» рождает аналогии все же не с Античностью, а со Средневековьем. Речь идет о приватизации войны, об отказе от государственной монополии на насилие. Тем более что противником вооруженных сил государства теперь гораздо чаще становится не «нормальная» регулярная армия, а партизанские и террористические группировки. Потому так резко выросла популярность частных военных компаний (ЧВК).

Контингент наемников в ЧВК – это на самом деле и есть настоящая профессиональная армия. Она состоит из профессиональных убийц. Эти люди, как правило, по своему менталитету мало чем отличаются от преступников. Просто они «упорядочивают» свои наклонности, легализуют их.

Наемные армии существовали на протяжении всей истории человечества, но в последние 300–400 лет, с приходом госмонополии на вооруженное насилие, сильно маргинализировались. В последнее время спрос на них вырос, родив предложение.

Первые из ныне действующих частных военных кампаний возникли еще в годы холодной войны. Руководство США, Великобритании, Израиля, ЮАР, мягко говоря, не возражало против их создания (точнее – прямо способствовало данному процессу). ЧВК можно было поручить наиболее «грязную» работу (типа свержения законных правительств или организации террористических групп), а в случае провала откреститься от них под предлогом того, что действовали коммерческие структуры.

Спрос на услуги ЧВК постепенно рос. В третьем мире возникла масса «несостоявшихся стран», правительства которых с удовольствием прибегали к услугам частных структур, являвшихся настоящими профессиональными армиями. Их использовали и как собственно армии (по прямому назначению), и для подготовки национальных военных кадров. Нанимали ЧВК также и действовавшие в этих неспокойных странах транснациональные корпорации, поскольку им требовалась надежная охрана.

После окончания холодной войны спрос на услуги ЧВК стал еще выше, при этом в связи с обвальным сокращением вооруженных сил как на Западе, так и на Востоке произошел взрывной рост предложения, на рынок труда вышло множество уволенных военнослужащих, очень значительная часть которых искала применение своему опыту, если данная работа хорошо оплачивалась. Это были люди, которые в свое время шли в армию по призванию.

К середине 2000-х число ЧВК (речь идет о компаниях, предоставляющих именно военные услуги, а не занимающихся тыловым обеспечением) превысило сотню, численность их сотрудников достигла 2 млн. человек, суммарная рыночная капитализация превысила 20 млрд. долл., а объем предоставляемых услуг составил, по разным данным, от 60 до 180 млрд. долл. в год.

ЧВК занимаются разминированием, охраняют важные объекты, организуют доставку разного рода грузов, разрабатывают планы военного строительства государств и боевого применения их армий (так, MPRI занималась подготовкой ВС Хорватии, которые осенью 1995 года разгромили и ликвидировали Сербскую Краину). В связи с этим нанимателями для ЧВК порой становятся официальные международные организации, включая ООН.

«Частники», стремясь минимизировать издержки, с потерями не считаются. Эти потери не включаются в официальную статистику стран, что очень удобно с пропагандистской точки зрения (ведь регулярные армии урона не несут, гибнут сотрудники частных компаний). Кстати, в составе ЧВК нередко служат граждане и тех стран, которые официально в войне не участвуют и даже осуждают ее. Например, значительное количество наемников из Германии воюет в Ираке в рядах американских и английских ЧВК, хотя официальный Берлин был и остается одним из основных противников этой войны.

ПОСЛЕДСТВИЯ «ПРИВАТИЗАЦИИ ВОЙНЫ»

Вообще многие частные военные компании стремятся набирать в свой состав иностранцев (то есть в этом плане ЧВК смыкаются с «официальными» вооруженными силами). При этом предпочтение часто отдается гражданам государств Восточной Европы и республик бывшего СССР, а также развивающихся стран, поскольку они готовы воевать за меньшие деньги, чем граждане западных стран, чья зарплата в зонах конфликтов может достигать 20 тыс. долл. в месяц. Содержание наемника обходится примерно в 10 раз дороже, чем военнослужащего регулярной армии.

Однако тот факт, что государственное руководство не несет формальной ответственности ни за потери ЧВК, ни за преступления, совершаемые их сотрудниками, ведет ко все более широкому их использованию в войнах либо вместе с регулярными армиями, либо вместо них, дороговизна отходит на второй план. Так, в Ираке задействовано более 400 ЧВК, суммарная численность их персонала больше 200 тыс. человек, что значительно превышает количество военнослужащих США и их союзников. Аналогично потери этих структур как минимум не меньше, чем у регулярных армий, но в официальной статистике они не учитываются.

Неудивительно, что ЧВК постоянно становятся участниками разного рода скандалов, поскольку их сотрудники ведут себя по отношению к мирному населению гораздо более жестоко, чем «официальные» военнослужащие (в Ираке в этом плане особенно «прославилась» Blackwater, от услуг которой в конце концов пришлось отказаться). Летом 2009 года «бойцы» одной из американских ЧВК силой освободили своего коллегу, задержанного афганской полицией, при этом были убиты девять афганских полицейских, включая начальника полиции Кандагара.

Кроме «собственно войны» (включая услуги по разминированию и по военному планированию) ЧВК берут на себя все больше вспомогательных функций. Это все виды тылового обеспечения (включая, например, приготовление пищи для военнослужащих и уборку казарм), инженерное обеспечение, аэродромное обслуживание, транспортные услуги. В последнее время новой сферой деятельности ЧВК стала разведка (еще лет 10 назад представить себе такое было практически невозможно). Так, фирмы-разработчики беспилотных аппаратов «Предатор» и «Глобал Хок», активно применяемых американцами в Ираке и Афганистане, полностью занимаются их обслуживанием и управлением, в том числе непосредственно в боевой обстановке. Армейский офицер лишь ставит общую задачу. Другие ЧВК занимаются сбором и анализом информации о террористических группировках, предоставляют для вооруженных сил услуги переводчиков с восточных языков.

И постепенно количество перешло в качество. Недавно Пентагон обнаружил, что ВС США уже в принципе не могут функционировать без частных компаний, без них нельзя провести даже ограниченную военную операцию. Например, выяснилось, что подвоз ГСМ для американской группировки в Ираке приватизирован на 100%. Когда-то предполагалось, что привлечение частников приведет к экономии средств военного бюджета. Сейчас очевидно, что ситуация обратная, их услуги обходятся гораздо дороже, чем если бы ВС выполняли их «своими силами». Но, видимо, уже поздно. Процесс принял необратимый характер.

Запад расплачивается за нежелание воевать в ситуации, когда количество военных угроз не только не уменьшилось, но даже увеличилось (хотя сами угрозы существенно видоизменились по сравнению со временами холодной войны). Форсированное сокращение армий и пацифизация того, что от армий осталось, неадекватны реальной геополитической ситуации. Вакуум естественным образом начинают заполнять иностранцы и частники. Кроме того, данная тенденция хорошо вписывается в процесс глобализации и разгосударствления всего, что можно и чего нельзя. Роль государств все больше размывается, их место начинают занимать корпорации в широком смысле этого слова. Военную сферу данный процесс также не обошел стороной.

Последствия складывающейся тенденции «приватизации войны» оценить пока сложно. Есть смутные подозрения, что они могут оказаться очень неожиданными. И крайне неприятными.

При этом на самом деле классическую войну тоже никто не отменял. За пределами Европы и Северной Америки она вполне возможна. И понадобятся для нее обычные солдаты. Готовые, вы будете смеяться, умереть за родину. Скорее всего через некоторое время именно эта профессия – родину защищать – станет самой дефицитной.
Автор: лександр Анатольевич Храмчихин — заместитель директора Института политического и военного анализа. НБО
Первоисточник: http://nvo.ng.ru" class="text" rel="nofollow" target="_blank">http://nvo.ng.ru


Мнение редакции "Военного обозрения" может не совпадать с точкой зрения авторов публикаций

CtrlEnter
Если вы заметили ошибку в тексте, выделите текст с ошибкой и нажмите Ctrl+Enter
Читайте также
Комментарии 0

Информация

Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.
Картина дня