Военное обозрение

Боевые самолеты. Как из мушкетера вышел самурай

15

Мы продолжаем копаться в тридцатых годах прошлого столетия. В это время появилось очень много действительно прекрасных машин. Наш сегодняшний герой – плод весьма своеобразного эксперимента, замешанного на увлечении двухмоторными истребителями, имперскими амбициями и войной вдалеке от собственных баз.


В появлении этого самолета «виноваты» сразу две страны: Китай и Франция. Французы построили очень удачный «Потэ» Р.630, который на некоторое время стал для всех ориентиром в проектировании самолетов такого класса, а Китай… Китаю не повезло, и он стал ареной реализации японских имперских амбиций.

Боевые самолеты. Как из мушкетера вышел самурай
"Потэ" Р.630

Но не все у японцев стало получаться в Китае. Во-первых, выяснилось, что у китайцев есть ВВС, вооруженные не самым плохим образом. Советские И-15 и И-16 – для конца 30-х годов, а нападение Японии на Китай состоялось в июле 1937 года, когда истребители Поликарпова были вполне актуальны, чтобы валить на землю продукцию японского авиапрома.

И уже в 1938 году в главном штабе морской авиации начали всерьез говорить о том, что для сопровождения нужен новый самолет. Не уступающий по дальности бомбардировщикам G3M и способный защитить их на всем маршруте. Потому что китайцы удивили своей тактикой, не желая нападать на японские самолеты, когда те шли с эскортом истребителей. А вот стоило эскорту уйти обратно, начиналось шоу, которое очень не нравилось японским летчикам.

Были попытки сделать из G3M истребители сопровождения, вооружив бомбардировщики по максимуму, но И-16 делали из них отбивные.

Жест отчаяния – покупка японцами дальних истребителей Северского 2РА-В3 в США.


Испытания боем показали, что истребитель не очень подходит для маневренного боя, несмотря на довольно сильное вооружение из четырех крупнокалиберных пулеметов.

И вот у французов выходит «Потэ» Р.630, о котором мы уже беседовали.

Самолет был весьма неплох, а потому практичные японцы просто решили засунуть его в ксерокс. И сделать что-то свое, но очень похожее.

Самолет планировался двухмоторной компоновки, но в задании оговаривалось, что он должен был иметь возможность вести маневренный бой против современных одномоторных истребителей.

Скорость определялась в 518 км/ч, дальность полета — 2100 км и 3700 км с подвесными баками. Высоту 4000 м самолет должен был набрать за 6 минут. Вооружение — 20-мм пушка и два 7,7-мм пулемета в носовой части. Оборонительное вооружение — пара 7,7-мм пулеметов в дистанционно управляемых башнях.

Главная сложность, как вы понимаете, заключалась в том, что обеспечить маневренность двухмоторному самолету было сложно. А если сравнивать с новейшими самолетами… Стоит заметить, что, когда начали думать над этим истребителем, А6М уже летал на испытаниях, приводя всех в восторг.

Второй сложностью было найти исполнителя желаний. Понятно, что на «Мицубиси», проводившей испытания «Зеро», мягко говоря, были не в восторге от перспективы и вежливо устранились от участия.

А вот конкуренты из «Накадзимы» были более сговорчивыми, благо тоже хотели откусить от военно-морского кекса полным ртом. Тем более что палубный торпедоносец В5N фирмы занял свое достойное место в строю японской палубной авиации.

И тут в 1939 году произошло неожиданное затишье. Да настолько, что работы практически остановились. Но виноваты были не сотрудники «Накадзимы», а японские войска, успешно действовавшие в Китае. Накал действий там заметно ослаб, промышленность Японии освоила выпуск подвесных баков для А5М4, которые стали летать намного дальше. Плюс пошел в войска А6М, который и без баков летал прилично далеко.

И так неспешно, до 1941 года, в «Накадзиме» работали над самолетом. Только 2 мая 1941 года состоялся первый полет. В общем – неплохо, никто никуда не спешил, потому самолет получился достаточно уверенный. И с кучей новинок, не свойственных японской авиации.


Двигатель. Точнее, двигатели. И не потому, что самолет двухмоторный, а потому, что двигатели реально были разные. 14-цилиндровые воздушного охлаждения «Накадзима» NK1F «Сакае» мощностью 1130 л.с. Но на левом крыле стоял «Сакае» тип 21, а на правом – «Сакае» тип 22. Модификации отличало разное направление вращения винта. Это был сильный ход, поскольку он практически полностью исключал разворот вследствие реактивного момента.

Две башни с парой 7,7-мм пулеметов Тип 97 в каждой с гидравлическим управлением должны были надежно прикрыть тыл. Вперед стреляли два таких же пулемета Тип 97 и 20-мм пушка Тип 99.

Вообще, на гидравлике было не только управление башнями, но были работа закрылков, выпуск и уборка шасси.

«Накадзима» передала первые два самолета на испытания морской авиации и… потерпела сокрушительное фиаско!

Самолет оказался явно перетяжеленным. Маневренность флотским не понравилась абсолютно, хотя, честно говоря, для двухмоторного самолета она была просто прекрасной. Но почему-то объектом сравнения стал «Зеро», который, естественно, выигрывал во всем, кроме дальности полета. Странный подход, если честно.

Но очень перегруженной и сложной оказалась система гидравлики, башни вышли очень тяжелыми, а главное, точность наведения оказалась просто не поддающейся критике. Наведение было очень неточным.

В общем, посмотрев на самолет, флотские летчики сказали, что не нужно нам такого счастья, у нас есть «Зеро», и этого достаточно.

«Накадзиме», правда, подсластили пилюлю. Так как самолет не уступал «Зеро» в скорости и превосходил в дальности полета, фирме предложили переделать истребитель в скоростной разведчик берегового базирования, проведя работы по его облегчению.

Деваться было некуда, и «Наказима» выполнила все требования. Запас топлива снизили с 2200 л до 1700, башни убрали и заменили обычной турелью, вместо двух разных двигателей оставили одну модель «Сакае» — тип 22.

Так как емкость баков была уменьшена, компенсировали это возможностью подвески двух баков по 330 литров.

Пришлось перекомпоновать рабочий отсек экипажа. Теперь в носовой части размещались пилот и стрелок-радист, которого вооружили 13,2-мм пулеметом Тип 2 («Гочкисс»), а штурман разместился в отдельной кабине, ниже уровнем.

К новшествам добавили бронекресло для пилота и протектированные баки. Уровень бога в плане брони для японской авиации того времени.

Назвали самолет «Разведчик флота, модель 11», сокращенно J1N1-С, и приняли на вооружение в июле 1942 года. То есть когда все было прекрасно для Японии.


Особой надобности в разведчике не было, потому самолет выпускался более чем неспешно, что только положительно сказывалось на качестве сборки. За первый год было выпущено всего 54 разведчика. В 1943 году самолет переименовали в J1N1-R.

Первое применение J1N1-R произошло на Соломоновых островах. Применялся самолет вполне успешно, но, как говорится, без истерики. Разведчик, он где угодно разведчик. Самолет второго плана.

Возможно, что так J1N1-R и канул бы в неизвестность по причине мелкой серии, но помогли немцы. Достоверно не скажу, как это произошло, но идея «schräge Musik», то есть установки вооружения под углом к фюзеляжу, попала к японцам.

Есть свидетельства, что первым подразделением, которое осуществило установку вооружения в полевых условиях, стал 251-й кокутай под командованием Ясуно Кодзоно.


Ясуно Кодзоно (слева)

Вообще, кокутай был разведывательным, но состав где-то разжился авиапушками и установили их, превратив разведчики в истребители.

Две 20-мм пушки стреляли вверх-вперед под углом 30 градусов, и две – вниз-вперед.


Получился довольно вменяемый ночной истребитель с тяжелым вооружением. Вообще-то, все могло закончиться ничем, но вышло так, что истребители-разведчики перехватили и сбили несколько В-17. А это уже серьезно. И флотское командование заинтересовалось настолько, что самопальная модификация была утверждена как «Накадзима» J1N1-C Kai и даже получила собственное имя «Gekko», то есть «Лунный свет».

Темпы производства рванули стахановскими темпами. За следующий год было выпущено 180 ночных истребителей «Гекко». Учитывая, что на дворе был 1944 год и американцы всерьез навещали Острова, ночной перехватчик оказался более востребован, нежели разведчик.

Кстати, пушки, стрелявшие вперед-вниз, оказались не очень эффективны при атаках бомбардировщиков, зато ими вполне нормально можно было атаковать, например, подводные лодки, всплывающие ночью для зарядки батарей.

Для таких атак в носу нашлось место для прожектора.

Были попытки использовать J1N1 и в качестве самолета для камикадзе. Получилось нормально, на узлы подвески топливных баков крепились две бомбы по 250 кг, которые и составляли ударную силу камикадзе. Однако одобрения командования эта практика не получила, потому что J1N1 входил в число самолетов, которые могли догнать В-29.

Устанавливали на J1N1 и радары. Практика работы с РЛС принадлежала все тому же 251 кокутай и его командиру, капитану второго ранга Кодзоно. Это был Ta-Ki 1 Type 3 Kai 6, модель 4 (Н6), весом более 100 кг, представлявший собой копию британского радара ASB. Применялся на тяжелых бомбардировщиках и летающих лодках в основном для поиска кораблей.


Кодзоно решил, что Н6 сможет обнаруживать и групповые воздушные цели, после чего силами техслужбы радар был установлен на несколько перехватчиков. Боевая практика показала, что Н6, очень мягко говоря, для работы по воздушным целям непригоден.

Но во второй половине 1944 года появился радар 18-Shi Ku-2 (FD-2), который весил меньше (около 70 кг) и был предназначен для работы как раз по воздушным целям. Одиночный самолет FD-2 мог засечь с 3 км, а группу – с 10 км.

Испытания проводили экипажи кокутая «Йокосука», управлял радаром стрелок-радист. Результаты были признаны удовлетворительными, и все «Гекко», которые выпускались начиная со второй половины 1944 года, получали радар FD-2 в качестве стандартного оборудования.


Эффективность у FD-2 была так себе, часто пилоты видели цель раньше, чем радар, но, тем не менее, до конца войны фирма «Тошиба» выпускала эти приборы (и выпустила больше сотни), большая часть которых была установлена именно на «Гекко».

Первое боевое применение «Гекко» состоялось 20 июля 1942 года. Велась разведка в районе мыса Горн в Австралии. А уже 2-го августа 1942 года произошла первая потеря. «Гекко», ведущий разведку над Прот-Морсби в Новой Гвинее, был перехвачен «Аэрокобрами» и сбит.

В дальнейшем на «Гекко» возложили задачи по разведке, фотосъемке и мониторингу действий союзников на всем театре военных действий. Так что, несмотря на небольшое количество построенных J1N1, боевая нагрузка им досталась весьма и весьма немалая.

Новая Гвинея, Гуадалканал, Соломоновы острова, Рабаул – в общем, «Гекко» работали везде.

В основном высокая скорость позволяла разведчикам спокойно выполнять свои задачи, но иногда случались и довольно своеобразные ситуации.

В районе Лунга Пойнт проводил фотосъемку самолет младшего лейтенанта Хаяси. Его «Гекко» прикрывали 11 (!) истребителей «Зеро». На перехват американцы подняли 12 истребителей «Уайлдкэт». Истребители не смогли должным образом прикрыть своего подопечного, и на экипаж «Гекко» в атаку вышло сразу пять американских истребителей.

Но Хаяси оказался очень сложным противником. Сперва один выскочивший вперед F4F получил из курсового вооружения, задымил и вышел из боя. Потом второй американский самолет загорелся и рухнул в море. Дело в том, что в распоряжении Хаяси был один из самолетов первой серии, с теми самыми дистанционно управляемыми пулеметными башнями, от которых позднее отказались вследствие их неэффективности.

Видимо, японский экипаж был хорош и жить хотел. Бой пяти «Уайлдкэтов» и одного двухмоторного «Гекко» длился целых 20 минут. Конечно, даже оставшись втроем, американцы просто изрешетили японский самолет, и он упал в воду.

Самое интересное, что, когда американцы вернулись на базу, они отчитались об уничтожении… «Фокке-Вульфа» Fw-187, чем вероятно, вызвали весьма своеобразную реакцию у командования.

Но: 20 минут пять «Уайлдкэтов» гоняли один «Гекко», который не просто огрызался, а делал это весьма эффективно.


В целом работу свою разведчики «Гекко» делали настолько, насколько позволяли их ЛТХ, а они позволяли до того момента, как у американцев появился летучий кошмар «Корсар». Тогда стало совсем тяжело, но так было во всей японской морской авиации.

Ночной истребитель с «косой музыкой», реализованный уже упоминавшимся Ясуно Кодзоно, тоже очень неплохо повоевал.

Вообще, капитана Кодзоно можно смело назвать отцом японской ночной истребительной авиации.

Итак, Кодзоно предложил оснастить наклонными пушками два J1N1-C из девяти включенных в 251-й кокутай разведчиков. Экипаж сократили до двух человек. Два самолета переоборудовали, но до боевого использования дошел только один. Один разбили по пути в Рабаул.

И 21 мая 1943 года состоялся первый вылет ночного истребителя J1N1-C-Kai на свободную охоту. Экипаж состоял из пилота Шигетоши Кудо и штурмана Акиры Сугавара.

В 3.20 утра экипаж заметил тяжелый бомбардировщик В-17, который только что сбросил бомбы на аэродром в Рабауле. После 7 минут погони Кудо незамеченным прошел под американской машиной и в упор дал залп из верхней пары пушек. Сперва были выведены из строя двигатели №3 и №4, а потом и №1 и №2.

B-17E «Honi Kuu Okole» из 43-й группы горящим упал в море. Спаслось всего два человека, причем один из выживших, второй пилот Джон Риппи, попал в плен и был казнен. Бомбардиру Гордону Мануэлю удалось спастись.

В 4.28 утра Кудо атаковал второй обнаруженный В-17, который также был сбит. Экипаж погиб.

Вернувшись на базу, к своему удовольствию, Кудо выяснил, что на две «Крепости» он потратил всего 178 снарядов.

Всего Кудо уничтожил на «Гекко» 7 американских бомбардировщиков.

Нельзя сказать, что успехи были заметными. Ночные «Гекко» сбивали «Крепости» регулярно, но, так как количество истребителей было небольшим, то и потери у американцев были невелики.

Вообще, американцы до ноября 1943 года не подозревали о наличии у японцев ночных истребителей, относя потери на зенитную артиллерию японцев. И только в ноябре 1943 г., когда американские разведчики отсняли аэродром Рабаула, на снимках обнаружили двухмоторный самолет неизвестной конструкции. На всякий случай его назвали «Ирвингом» по американской классификации.


Ночной истребитель перестал быть секретом, но тут уже изменилась сама ситуация. Японцы не смогли развернуть производство ночных истребителей, а американцы по мере захвата территорий начали использовать сухопутные средние бомбардировщики В-25 и В-26, которые оказались намного более сложными противниками, чем тяжелые В-17 и В-24.

Меньшие по размеру и более быстрые, способные летать на малых высотах, «Митчелл» и «Мародер» было очень сложно обнаружить в ночном небе.

«Гекко» действовали в ночном небе по всей акватории Тихого океана. Марианские острова, Филиппины, Гуадалканал – везде отметились ночные истребители.


Однако постепенно усилиями стрелков американских бомбардировщиков и пилотов истребителей количество «Гекко» медленно, но уверенно уменьшалось.

Когда над Японией начали появляться группы В-29, настал звездный час «Гекко», который мог и подняться на высоту, на которой летали В-29, и догнать бомбардировщики по скорости.

Были спешно собраны в два полка все самолеты, которые могли принять участие в защите уже самой Японии.


Первое боевое применение «Гекко» на защите своей территории состоялось 20 августа 1944 года, когда четыре «Гекко» атаковали группу В-29 и сбили два самолета. Две «Суперкрепости» были повреждены и не смогли дойти до цели.

В целом успехи пилотов «Гекко» не сильно впечатляли своей результативностью, все-таки самолет уже устарел. Но J1N1 рассеивали формации «Крепостей», не давая бомбить прицельно, что было важнее уничтожения отдельных машин.

Последнюю официальную победу J1N1 одержали в ходе отражения налета на Токио в ночь с 25 на 26 мая 1945 года.

Итог таков: у японцев получился весьма интересный и хороший самолет. В отличие от своего французского образца для подражания, «Гекко» оказался более чем эффективной машиной. Более того, его универсальность вызывает если не восхищение, то уважение.

Истребитель, разведчик, ночной истребитель, патрульный противолодочный самолет – список неплох. Даже когда J1N1 устарел, он довольно неплохо противостоял формациям американских бомбардировщиков, одерживая победы.


Наверное, единственным минусом этой машины было просто мизерное количество. Всего было изготовлено 479 единиц. Конечно, они не могли оказать особого влияния на ход войны, но «Гекко» оказался весьма приличной боевой машиной.

ЛТХ J1N1-S:

Размах крыла, м: 16,98.
Длина, м: 12,18.
Высота, м: 4,56.
Площадь крыла, кв. м: 40,00.

Масса, кг:
— пустого самолета: 4 852;
— нормальная взлетная: 7 250;
— максимальная взлетная: 7 527.

Двигатель: 2 х «Hакадзима» NK1F «Сакае-21» х 1130 л.с.

Максимальная скорость, км/ч: 507.
Крейсерская скорость, км/ч: 333.
Практическая дальность, км: 2 545.
Максимальная скороподъемность, м/мин: 525.
Практический потолок, м: 9 320.

Экипаж, чел.: 2 или 3.
Вооружение:
— две 20-мм пушки тип 99 под углом к горизонту вверх;
— две 20-мм пушки вниз;
— возможна подвеска двух 60-кг бомб.

На J1N1-Sa – только пушки вверх и иногда 20-мм пушка Тип 99 вперед.
Автор:
15 комментариев
Информация
Уважаемый читатель, чтобы оставлять комментарии к публикации, необходимо зарегистрироваться.

Уже зарегистрированы? Войти

  1. Вождь краснокожих
    Вождь краснокожих 25 августа 2020 06:18
    0
    Спасибо. Подробно и интересно. Не знал, что истребитель Северского был продан японцам. Думал он так и почил в виде опытного экземпляра.
    1. Гражданский
      Гражданский 25 августа 2020 10:45
      +2
      Бронеспинки, протектирование баков... наверное скопировали у француза, ну и качество изготовления наверное было высоким при такой небольшой партии...
    2. Alexey RA
      Alexey RA 25 августа 2020 17:20
      +6
      Цитата: Вождь краснокожих
      Спасибо. Подробно и интересно. Не знал, что истребитель Северского был продан японцам. Думал он так и почил в виде опытного экземпляра.

      Так эта продажа стоила Северскому его компании. В 1939 г. Совет директоров "Seversky Aircraft Corp." снял его с поста президента фирмы. Одной из главных причин подобного шага являлась именно продажа 20 самолётов в Японию (в обход запретов, через Сиам), которая крайне осложнила отношения фирмы с государством. Что, с учётом курса ФДР на увеличение армии, могло лишить компанию очень вкусных госзаказов.
      1. Альф
        Альф 25 августа 2020 19:36
        +6
        Цитата: Alexey RA
        Что, с учётом курса ФДР на увеличение армии, могло лишить компанию очень вкусных госзаказов.

        После чего фирма Северский быстренько переназвалась Рипабликом, сделала честные глаза, сказав, что не мы это и тех не знаем, и хапнула очень жирный кусок в виде заказа на 15560 Болтов.
    3. Альф
      Альф 25 августа 2020 19:33
      +5
      Цитата: Вождь краснокожих
      Не знал, что истребитель Северского был продан японцам. Думал он так и почил в виде опытного экземпляра.

      Злые языки утверждают, что именно после этой негоции из-за скандала, учиненного Госдепом, Аркадий Северский и слетел с кресла руководителя фирмы.
  2. Вольный ветер
    Вольный ветер 25 августа 2020 06:25
    +12
    Ну самурай из него вышел не очень , чтобы очень. Скорее ниньзя , те обычно ночные зверьки, если по фильмам судить. В 37 году у япов был КИ-27, этот истребитель превосходил И-15 , и бился на равных с И-16. И конечно летчикам на И-16 приходилось перехватывать самолеты когда прикрытие уходило, потому как это были весьма грозные противники. Бомбардировщик КИ-30 был весьма скоростным, с максималкой 430 км в час, вполне сравнима с нашими истребителями. Ну и у нашего И-16 был недостаток, на который все жаловались, малая дальность полета , около 600 км. то есть в воздухе самолет мог находится не более полутора часов. Против того же КИ-27, где боевой радиус составлял 650 км, максимальная дальность 1500 км. Гекко был не ответом , а развитием авиации. Летчика Джона Риппи вполне возможно съели, есть не мало свидетельств, что япы закусывали человеченкой.
    1. zadorin1974
      zadorin1974 25 августа 2020 08:56
      +3
      Доброго Александр!То,что у япов с головой далеко я знал.Но на счет каннибализма внимания как то не заострял.Но тут маленечко почитал после вашего комментария и немного ох(в общим рыбным супом закусил)
      ссылочка:https://pikabu.ru/story/kannibalizm_v_armii_yaponii_vo_vremya_vtoroy_mirovoy_voynyi_6926325
    2. illuminаt
      illuminаt 31 августа 2020 12:16
      -1
      Цитата: Вольный ветер
      В 37 году у япов был КИ-27, этот истребитель превосходил И-15 , и бился на равных с И-16.

      Вы ошибаетесь. Ки-27 превосходил И-16 по всем параметрам, кроме пикирующих свойств. Не говоря про И-15. Это был очень серьезный противник даже для наших на Халхин-Голе, китайцам же вообще не светило ничего.
  3. Ros 56
    Ros 56 25 августа 2020 06:35
    -1
    Вообще-то раньше писали Потез или я что-то перепутал?
    1. sivuch
      sivuch 25 августа 2020 09:09
      0
      Да , но Поте правильнее .
    2. Английский тарантас
      Английский тарантас 25 августа 2020 15:00
      +1
      Потез это калька с Potez, а произносится в оригинале примерно как Потэ
  4. Кonstanty
    Кonstanty 25 августа 2020 09:02
    +2
    Были попытки сделать из G3M истребители сопровождения, вооружив бомбардировщики по максимуму, но И-16 делали из них отбивные.


    На базе G3M не производились истребители сопровождения, правда, несколько машин версии G3M2 Model 22 были предварительно перестроены, чтобы служить самолетами сопровождения. Идея не сработала не потому, что они были легко сбиты китайскими истребителями( потому что этого не произошло!), а потому, что классические бомбардировщики G3M после сброса боевой нагрузки быстро удалялись от цели, а эскортныe G3M2, груженый стрелковым оборудованием и экипажем из десяти человек, не успевалы за ними.следовательно. Ни один такой самолет И-16 не сбивал.
  5. Кonstanty
    Кonstanty 25 августа 2020 10:30
    0
    Почему-то в этой статье (и в других статьях того же автора) продублировано много фотографий.
  6. Undecim
    Undecim 25 августа 2020 11:10
    +5
    И вот у французов выходит «Потэ» Р.630, о котором мы уже беседовали.
    Самолет был весьма неплох, а потому практичные японцы просто решили засунуть его в ксерокс. И сделать что-то свое, но очень похожее.

    Автор продолжает продуцировать фейковую информацию, обвиняя японцев в том, чего они не делали. Даже если бы они что то в ксерокс и "засовывали", то явно не Potez 630, поставки которого в войска начались в мае 1938 года, а Messerschmitt Bf 110, принятый на вооружение годом раньше.
  7. Undecim
    Undecim 25 августа 2020 11:42
    +9
    И не потому, что самолет двухмоторный, а потому, что двигатели реально были разные. 14-цилиндровые воздушного охлаждения «Накадзима» NK1F «Сакае» мощностью 1130 л.с. Но на левом крыле стоял «Сакае» тип 21, а на правом – «Сакае» тип 22. Модификации отличало разное направление вращения винта. Это был сильный ход, поскольку он практически полностью исключал разворот вследствие реактивного момента.
    Еще одно выдающееся открытие автора. Двигатели NK1F21 и 22 ничем не отличаются, кроме распредвала, регулирующего порядок работы газораспределительного механизма. Подобный "сильный ход" с вращением винтов в противоположных направлениях в авиации применяется с 1917 года, с немецкого бомбардировщика Linke-Hofmann R.I.