Герой Бородино генерал Александр Иванович Кутайсов

"...А ты, Кутайсов, вождь младой...
Где прелести? Где младость?
Увы! Он видим и душой
Прекрасен был, как радость;
В броне ли, грозный, выступал
Бросали смерть перуны;

Во струны ль арфы ударял
Одушевлялись струны..."
Это строки из поэмы "Певец во стане русских воинов",
написанной поручиком Московского ополчения Василием
Андреевичем Жуковским в сентябре 1812 года, во время
пребывания русской армии в Тарутинском лагере


К эпохе наполеоновских артиллерия стала родом войск, зачастую решавшим исход сражений. Понятно, сколь большая ответственность лежала на тех, кто командовал самым разрушительным оружием того времени. Граф Александр Иванович Кутайсов был командиром и администратором, талант которого безусловно признан и русскими, и французами.

Рассказ об Александре Кутайсове было бы неверно начать без краткого экскурса в биографию его отца.

Иван Павлович Кутайсов еще в детстве попал в плен при взятии турецкой крепости Бендеры. 11-летний турчонок был подарен Екатериной II своему сыну Павлу. При крещении он получил имя Иван. Впоследствии, взрослея, Иван Павлович Кутайсов стал приближенным взошедшего на престол Павла I и сделал за короткие четыре года головокружительную карьеру, дослужившись до II класса по Табели о рангах – действительного тайного советника. В течении 3 месяцев Кутайсов получает баронское, а затем и графское достоинство, а с ним и потомственное дворянство. За потоком орденов и чинов следовали и куда более материальные награды: имения, крепостные, денежные пожалования… К 1800 году Иван Павлович владел огромным состоянием в 5000 душ и более чем 50000 десятин земли в герцогстве Курляндия.

Герой Бородино генерал Александр Иванович Кутайсов
Портрет Александра Ивановича Кутайсова
мастерской Джорджа Доу. Военная галерея Зимнего Дворца, Государственный Эрмитаж (Санкт-Петербург)


Разумеется, все это не могло не сказаться на карьере детей семьи Кутайсовых. 6 января 1793 года 9 летний Александр Иванович был зачислен в Лейб-гвардии конный полк, в 15, уже полковником, начал действительную службу в первом отдельном артиллерийском подразделении – Лейб-гвардии Артиллерийском батальоне. Скорее всего, назначение произошло не без участия дяди Кутайсова-младшего – Д. П. Резвого.

Александр Кутайсов, получив высокую должность в юном возрасте, повел себя совершенно нетипично для представителя дворянской (читай: «золотой») молодежи. Несмотря на протекцию, он начала активно постигать военную науку в целом и артиллерийское ремесло в частности, стремясь соответствовать посту.

Природный талан и любознательность позволили молодому Кутайсову в короткие сроки освоить необходимые знания. Безупречная служба адъютантом у самого Аракчеева, который любил говаривать, что его злейший враг тот, кто плохо исполняет свои обязанности, стала для Александра отличной школой. Кроме того, в пользу молодого офицера говорит и то, что он остался адъютантом нового инспектора по артиллерии (с 1799 Аракчеев был отстранен Павлом I) генерала А. И. Корсакова.

В 1801 году Александр Кутайсов введен в состав воинской комиссии, возглавляемой графом Аракчеевым. Она должна была наметить пути реформирование армии. Подкомиссия, в которой работал Кутайсов занималась, как нетрудно догадаться, артиллерией. При непосредственном участии Александра Ивановича была разработана комплексная система артиллерийского снабжения. От унифицированного производства орудий до обучения расчетов.

Через два года Кутайсов переводится во 2-й Артиллерийский полк, командовал которым Дмитрий Петрович Резвой – дядя Кутайсова. В 1805 полк прибыл в действующую армию, на несколько дней опоздав к Аустерлицкому сражению. Войска вернулись в Россию, но мир с наполеоновской Францией подписан не был.

11 сентября 1806 года Кутайсов получает чин генерал-майора и становится шефом артиллерийского полка, который в составе корпуса генерала Буксгевдена выступил в Пруссию. Здесь, под Голимином, граф Кутайсов получил боевое крещение. В первом же бою он проявил себя отличным командиром, хладнокровно и уверено направляя огонь артиллерии.

Следующим значительным, но местами неоднозначным эпизодом военной карьеры Кутайсова стало сражение при Прейсиш-Эйлау. Наблюдая за боем в центре, Кутайсов быстро сориентировался в обстановке и разгадал маневр Наполеона – связать центр боем, а основными силами ударить по левому флангу союзников, до того как подошел прусский корпус генерала Лестока. Превосходящие силы Даву быстро отбросили пехотный корпус Остермана-Толстого и практически вышли в тыл войскам союзников, однако вовремя подоспевшие три конноартиллерийских роты спасли положение, метким огнем остановив наступление французов. По итогам сражения, решение перебросить с правого фланга эти орудия приписали Кутайсову. Однако, Ермолов, в своих «Записках» утверждает, что его рота и рота генерал-майора Богданова прибыли по собственной инициативе, а Кутайсов заехал на его батарею «из чистого любопытства…». Наиболее нейтральная версия, думается, ближе всего к истине. Состоит она в том, что артиллерия Ермолова и Богданова прибыли по собственному разумению, а рота полковника Ямшвиля усилила их позиции уже по приказу Кутайсова. Из-за этой неразберихи Ермолов остался недоволен тем, что вместо него к ордену св. Георгия 3-й степени был представлен Александр Кутайсов, в то время как самого Ермолова наградили лишь орденом св. Владимира 3-й степени. Впоследствии, когда Кутайсов оказался в подчинении генерала Ермолова, их отношения наладились, и Алексей Петрович отзывался о молодом графе только положительно.

Военный талант Кутайсова еще не раз проявился в завершающих сражениях войны Четвертой коалиции. 24 мая 1807 года у Ломитена Александру Ивановичу удалось обеспечить эффективное артиллерийское прикрытие атакующим частям, общее руководство которыми лежало на Д. С. Дохтурове. 29 мая уже под Гейльсбергом, умело организованным огнем, графу Кутайсову удается остановить наступление французов на опасном участке. В последнем сражении Четвертой коалиции – битве под Фридландом – молодой граф командовал артиллерией всего правого фланга. Концентрированным огнем ему удалось подавить французские батареи, мешавшие развернуться войскам Дохтурова. А после того как стало ясно, что сражение проиграно, Кутайсов организованно и почти без потерь отвел свои войска за реку Алле.

Кампании 1805-1807 года принесли Александру Ивановичу не только чины и награды, но и заслуженный авторитет, как среди офицеров, так и среди простых солдат.

Европейские войны закончились подписанием Тильзитского мира, но всем было ясно, что «двум императорам тесно на одном континенте». Обе страны и оба монарха готовились к новой войне.

Александр I принялся за активное реформирование армии. Для артиллерии это означало окончательный переход на «систему 1805» или, как её ещё называли, «аракчеевскую» – результат работы комиссии 1801 года, в которую входил Кутайсов. Иллюстрирует масштаб действий и тот факт, что в 1808 году начал издаваться специальный "Артиллерийский журнал", постоянным подписчиком которого стал Александр Иванович.

В 1809 корпус С. П. Голицына, и состоявший в нем артиллерийский полк Кутайсова, отправляется воевать с Австрией, исполняя условия договора с Наполеоном. Однако, корпус был отозван до того как прозвучали первые выстрелы. С завершением этого похода Александр Иванович берет длительный отпуск и едет в Европу. За полгода в Вене Александр Иванович умудрился выучить турецкий и арабский язык Вторую половину 1810 год он провел во Франции, работая в библиотеках, слушая лекции ведущих профессоров парижских университетов, активно изучая баллистику и фортификацию. По вечерам же Кутайсов беседует с французскими офицерами от артиллерии, оценивая организацию и тактику прошлого и будущего противника.

Вернувшись на родину, Александр Иванович с энтузиазмом включается в работу комиссии по составлению военных уставов. Итогом напряженных трудов стал документ под названием «Учреждение для управления большой действующей армией». Знания и опыт Кутайсова отразились в параграфах о Полевом управлении артиллерией.

Перед самой войной 1812 года Кутайсов составил «Общие правила для артиллерии в полевом сражении». Фундаментальный труд давал рекомендации для молодых офицеров по наиболее эффективному расположению орудий, содержал информацию о прицельной дальности стрельбы и об оптимальном распределении снарядов между передком и снарядным ящиком и ещё много чего, что было важно знать артиллеристу начала XIX века. К сожалению, в офицерской среде труд прижиться не успел: помешала Отечественная война. Руководство окатывалось уже в боях.

К началу войны Кутайсов возглавлял артиллерию всей 1-й армии Барклая-де-Толли и провел огромную работу для обеспечения боеготовности вверенных частей. Как только началось отступление 1-й Западной армии, Кутайсов часто появлялся в арьергарде, лично командую батареями. Так, в бою у деревни Кочергищки орудия под командование графа не только задержали французов, но заставили их отступить. На следующий после сражения день Барклай-де-Толли в личном письме просил Кутайсова временно возглавить весь арьергард 1-й армии, не освобождая при этом последнего от должности начальника артиллерии. Под командованием Александра Ивановича арьергард 5 суток в упорных боях сдерживал французов.

В конце июня, в связи с переформированием, Кутайсов передает командование арьергардом. К штабу, однако, не спешит, предпочитая оставаться на линии боевых действий. 14 июля в бою при селе Какувячина Александр Иванович был ранен в ногу, но уже на другой день оказался в седле и участвовал в бою на речке Лучесе, что недалеко от Витебска.

При обороне Смоленска, действиями артиллерии также руководил Кутайсов, точный орудийный огонь позволил отбить все атаки французов. Кровопролитное 2-х дневное сражение за Смоленск не принесло убедительного успеха наполеоновской армии, хотя и оставило выгоревший город в её руках.

Примечательно, что Кутайсову и его артиллеристам при отступлении из города удалось спасти из огня одну главных православных святынь – образ Смоленской Божией Матери Одигитрии. Это событие имело большое значение для боевого духа отступающих войск.

В Бородинском сражении графу Кутайсову была поручена уже вся артиллерией русской армии. Понимая её роль в предстоящей битве, Александр Иванович предварительно отдал все необходимые распоряжения подчиненным. Во время сражения граф лично объезжал позиции и принимал командование на самых сложных участках.

Герой Бородино генерал Александр Иванович Кутайсов


На одной из батарей случился такой эпизод. Над головой прислуги просвистело ядро, люди пригнулись, тогда Кутайсов громко сказал: «Стыдно, ребята, кланяться». Но тут следующий ядро, выпущенное французами, заставило наклониться уже самого графа, но он тут же нашелся: «Это не в счет. Оно мое знакомое, его при мне отливали».

…К середине дня основной удар французы перенесли в центр – на батарею Раевского. Ценой огромных потерь французам удалось захватить курган, но в этот момент на левый фланг следовали Ермолов и Кутайсов. Ермолов остановил панику среди бегущих войск, и лично возглавил атаку. Кутайсов же в этот момент отправился левей и попытался отрезать путь французской коннице, которая пыталась помочь своей пехоте, занявшей высоту…

…В этой атаке граф Кутайсов погиб. Точно не известно, как это произошло. По одним данным, его поразило ядро, по другим - он был изрублен французскими всадниками.

Очевидно одно, русская армия и все Российское государство потеряли в этот день талантливого командира и по-настоящему достойного дворянина.
Автор: Станислав Пошелюжный


Мнение редакции "Военного обозрения" может не совпадать с точкой зрения авторов публикаций

CtrlEnter
Если вы заметили ошибку в тексте, выделите текст с ошибкой и нажмите Ctrl+Enter
Читайте также
Комментарии 3
  1. tronin.maxim 13 августа 2012 07:57
    Статья невероятно интересная! Для школьников и студентов она будет очень полезна , а также интересна!
  2. Братец Сарыч 13 августа 2012 08:54
    Гибель Кутайсова фактически привела к фатальным последствиям! Нарушилось управление артиллерией, в которой было превосходство у русской армии и огромное количество стволов резерва в сражении не участвовало, так как в пылу сражения не нашлось никого, кто мог бы распорядиться артиллерией на должном уровне...
    Братец Сарыч
  3. 8 рота 13 августа 2012 15:33
    Да, статья не закончена. Мнение Братца Сарыча поддерживаю. Французам удалось сконцентрировать на направлении главного удара сильную группировку артиллерии, которая буквально выкашивала ряды русской армии, и вести с ней эффективную борьбу нашим не удалось.
    8 рота
  4. nnz226 13 августа 2012 19:39
    В статье не указано главное: приказ Кутайсова перед Бородиным: "Объявить во всех ротах и батареях, что артиллерия не должна покидать позиций, пока неприятель не сядет верхом на пушки... Артиллерия должна жертвовать собой!..."
    До этого приказа за потерю пушек командира судили и наказывали: напоминаю эпизод из "Войны и мира" Л.Толстого, когда на капитана Тушина после боя "наезжает" Багратион, а князь Болконский его защищает, объясняя, что потеря пушек вызвана отсутствием пехотного прикрытия. После приказа артиллеристы не боялись потерять орудия и дрались на месте позиций до последнего (см. нижнюю картину статьи), чем была в огромной мере выиграна Бородинская битва. Если бы артиллеристы, подчиняясь ранее действующему приказу, снимались с позиций, спасая орудия, при малейшей угрозе, не было бы более десятка отбитых атак на Багратионовы флеши и батарею Раевского.

Информация

Посетители, находящиеся в группе Гость, не могут оставлять комментарии к данной публикации.
Картина дня