Военное обозрение

Норвежские военные отсуживают компенсацию за затонувший фрегат

19

В ноябре 2018 года норвежский фрегат Helge Ingstad столкнулся с танкером Sola TS, когда возвращался с учений НАТО; он получил 45-метровую пробоину и вскоре затонул. Этот инцидент стал одной из самых болезненных потерь мирного времени в истории вооруженных сил страны.


Минобороны посчитали, что ответственность за происшествие несёт классификационное общество DNV GL, отвечающее за регистрацию судов и оценку их качества (российские аналоги – морской и речной регистры судоходства). В связи с этим военное ведомство требует компенсации в размере 1,6 млрд $. Об этом сообщает местный ресурс NRK.

Мы внимательно изучили дело и считаем иск необоснованным. Нет никаких оснований для ответственности, и нет причинно-следственной связи между признанием DNV GL ответственным за кораблекрушение и последующей потерей [фрегата] «Хельге Ингстад»

- заявили в регистре.

Кроме того, еще один иск был подан против владельца танкера Sola TS под мальтийским флагом, который после столкновения смог уйти с места инцидента, прошёл ремонт и вернулся в строй.

Пока неясно, насколько перспективны попытки отсудить средства за потерянный фрегат. В прошлом году Норвежский совет по расследованию несчастных случаев, среди прочего, пришел к выводу, что подготовка личного состава фрегата, пребывавшего на мостике, была недостаточной.

Однако был сделан вывод о том, что вода из генераторного отсека проникала в редукторный отсек через полые гребные валы. В вооруженных силах считают, что DNV GL должна была предвидеть возможные последствия этого технического изъяна. Однако общество допустило корвет к эксплуатации. В итоге из-за уже имевшейся утечки вода быстро заполнила корабль и привела к его скорому погружению.

В 2019 году затонувший фрегат был поднят из воды и доставлен на базу ВМС. Принято решение об его утилизации: было подсчитано, что его ремонт обойдётся в 12-14 млрд крон при стоимости постройки нового корабля в 11-13 млрд. Сумма указанного выше иска в норвежской валюте составляет 15 млрд крон.

19 комментариев
Информация
Уважаемый читатель, чтобы оставлять комментарии к публикации, необходимо зарегистрироваться.

Уже зарегистрированы? Войти

  1. voyaka uh
    voyaka uh 6 ноября 2020 01:24
    +28
    Столкновение произошло по вине командира фрегата.
    Компьютерная программа ясно сказала ему, что он не успевает проскочить
    перед носом танкера. Но бравый моряк решил, что его глазомер точнее,
    чем радар и вычисления компа. negative
    1. Megatron
      Megatron 6 ноября 2020 01:33
      +10
      Правая рука (вояки) бьет левую (регистр), в итоге - в дураках и те и те.
    2. APASUS
      APASUS 6 ноября 2020 22:05
      +2
      Цитата: voyaka uh
      Компьютерная программа ясно сказала ему, что он не успевает проскочить
      перед носом танкера. Но бравый моряк решил, что его глазомер точнее,
      чем радар и вычисления компа.

      Вроде предварительные итоги у комиссией по расследованию аварийных ситуаций Министерства обороны Норвегии были другие ? Defence Accident Investigation Board Norway
      «Была ясная ночь, когда «Хельге Ингстад» следовал по Хьелтефьорду в южном направлении, поэтому огни терминала Стуры должны были быть заметны издалека. В момент, когда с «Хельге Ингстада» впервые заметили терминал, «Сола ТС» находился рядом с терминалом. Поскольку команда «Солы ТС» готовилась к отплытию, палуба танкера была хорошо освещена. С расстояния было затруднительно определить, где (видны) огни танкера, а где – огни терминала. Кроме того, огни танкера не меняли своего положения, поскольку танкер все еще находился у причала. С высокой долей вероятности можно предположить, что оба эти фактора привели к тому, что экипаж «Хельге Ингстада» посчитал, что видимые огни принадлежат неподвижному объекту, – указывается в предварительном отчете AIBN. – После смены вахты в районе 03:40–03:45 это обстоятельство (что огни принадлежат неподвижному объекту. – В.Щ.) стало базовым для понимания ситуации личным составом ходовой вахты. И хотя примерно в то же время «Сола ТС» отошел от причала, перемещение его огней было незначительным, поскольку танкер разворачивался, меняя направление движения с южного на северное. При этом использование командой танкера палубного освещения и после его отхода (от терминала) привело к тому, что на «Хельге Ингстаде» не могли видеть ходовых огней «Солы ТС».
      Когда примерно в 04:00 с «Хельге Ингстада» сообщили, что не могут изменить курс вправо, это было сделано по той причине, что они все еще были уверены – огни принадлежат неподвижному объекту. В результате, отвернув вправо, они бы (по их мнению) направились прямо на освещенный объект. Они (личный состав ходовой вахты фрегата. – В.Щ.) также полагали, что ведут переговоры с одним из тех трех судов, следующих в северном направлении, за которыми они следили по экрану своего радара. Только после этого экипаж «Хельге Ингстада» понял, что сейчас произойдет столкновение, но предотвратить его возможности уже не было».
      Авария произошла не по какой-то одной причине, делают в итоге предварительный вывод специалисты AIBN, а стала следствием целой совокупности взаимосвязанных между собой факторов и событий. «Следственная группа предпринимает все усилия, чтобы установить и понять эти факторы», – указывается в отчете AIBN и подчеркивается, что пока ее специалисты «не обнаружили какого-либо свидетельства тому, что вплоть до момента столкновения технические системы не работали так, как это должно было быть». Но даже если это и так, то после столкновения техника экипаж фрегата все же подвела.

      И когда они попытались скинуть все на Navantia ,их там очень быстро остудили :
      очень интересно узнать, зачем на фрегате УРО «Хельге Ингстад» при входе в сложный в навигационном отношении район переключили свою аппаратуру автоматической идентификационной системы (АИС) только на прием, став фактически «невидимыми» для остальных участников движения на море. Какой военной необходимостью это диктовалось, принимая во внимание тот факт, что корабль, судя по всему, на боевой службе не был, учение для него уже вроде как завершилось, а район плавания подконтролен Норвегии. К тому же не совсем понятно, зачем надо было держать ход 17-18 узлов в районе с интенсивным судоходством, если это не было обусловлено какой-либо военной необходимостью.
  2. Avior
    Avior 6 ноября 2020 01:28
    +7
    Необычный иск.
    Не совсем понятен даже его предмет.
    . DNV GL является крупнейшим классификационным обществом, в регистре которого находится 13175 судов и мобильных офшорных установок суммарным водоизмещением 265.4 млн т, что представлет собой 21% мирового рынка.

    Разрабатывает, в числе прочего, правила и стандарты в судостроении.
    Но в чем конкретно претензия, понять из статьи сложно.
    1. Undecim
      Undecim 6 ноября 2020 01:46
      +13
      Не совсем понятен даже его предмет.
      При таком изложении это и не удивительно.
      На самом деле Минобороны Норвегии предъявляет претензии к DNV GL (ранее Veritas) за то, что она признала KMN Helge Ingstad годным к эксплуатации и присвоила ему технический класс.
      При расследовании аварии Accident Investigation Board Norway определило, что корабль утонул так быстро, потому что вода распространилась по полым гребным валам.
      На основании этого Минобороны считает, что DNV GL должно было предвидеть подобную возможность и не принимать корабль до устранения этого недостатка. Потому требуют компенсировать убытки.
      1. Лексус
        Лексус 6 ноября 2020 03:19
        +8
        Независимое следствие, собственно, для того и существует, чтобы выявлять все без исключения причинно-следственные связи повлекшие за собой причинение ущерба, а не скрывать их из боязни в процессе установления виновных выйти на самих себя.
      2. Перейра
        Перейра 6 ноября 2020 08:31
        +3
        Рисковые ребята Норвежцы.
        А ну, как в DNV GL обидятся и отправят на переплавку весь Норвежский флот?
        А Норвежцам впредь наука - надо нанимать квалифицированных адмиралов, готовых успешно воевать с Россией. И я даже знаю где их можно взять. Есть одна великая древняя держава.
      3. Капитан Пушкин
        Капитан Пушкин 7 ноября 2020 19:43
        +2
        Цитата: Undecim
        корабль утонул так быстро, потому что вода распространилась по полым гребным валам.
        На основании этого Минобороны считает, что DNV GL должно было предвидеть подобную возможность и не принимать корабль до устранения этого недостатка.

        Странно. Минобороны заказало фрегат, утвердило проект, приняло построенный корабль имеющий проблемы с живучестью, а виноват, по его мнению, посторонний дядя?
  3. Grif
    Grif 6 ноября 2020 03:25
    +3
    Виноватых ищут, позорники.
  4. Andrea
    Andrea 6 ноября 2020 04:54
    +8
    Это точно! Если бы не полые валы...а дыра в 45 метров это семечки. laughing Кстати,а почему иск к изготовителю не предъявлен? Дыра,всё-таки ,образовалась!laughing
    1. Перейра
      Перейра 6 ноября 2020 08:32
      +1
      Полагаю, у изготовителя денег нет. Так что нет смысла.
  5. Трус
    Трус 6 ноября 2020 05:02
    +6
    «он получил 45-метровую щель»
    Я так полагаю, что понятие «пробоина» теперь в запрете? Типа не взрыв, а хлопок.
    1. Перейра
      Перейра 6 ноября 2020 08:33
      +6
      Феминистки могут неправильно истолоковать термин и подать в суд за вербальное насилие.
  6. Трус
    Трус 6 ноября 2020 05:09
    +8
    Полые гребные валы - это валы в ВРШ (винт регулируемого шага). Эксплуатируются огромным количеством судов и кораблей Всего мира уже чёрт знает сколько лет. Система отработанна практически до идеала. Чтобы через вал начала поступать вода в количествах достаточных для затопления нужно «отломать» ступицу винта с одной стороны и заглушку вала с другой. Я да же не могу представить как такое может произойти.
  7. Бережливый
    Бережливый 6 ноября 2020 05:24
    0
    Попытался представить щель длиной свыше 5метров-чуть не вывихнул мозг am fool А 45 метров это точно щель, а не щелочка? ?? belay wassat
  8. rotmistr60
    rotmistr60 6 ноября 2020 06:49
    +4
    военное ведомство требует компенсации в размере 1,6 млрд $
    Может сначала проведете "разбор полетов" с командиром фрегата? Все же танкер не лодочка, которую можно и не заметить. А так получается, чтобы покрыть вину командира и экипажа решили срубить деньгу с гражданских. Ходить по морям необходимо уметь и соблюдать при этом правила судовождения.
  9. Rzzz
    Rzzz 6 ноября 2020 12:12
    +4
    Регистр не ведёт надзор за состоянием военных судов. У них свои проверяющие.
    И расследование причин аварий тоже не их забота, они занимаются только технадзором.
  10. Growlers
    Growlers 6 ноября 2020 20:24
    0
    Странные какие то военные ......
  11. tolmachiev51
    tolmachiev51 7 ноября 2020 04:08
    -1
    Кого -бы еще обвинить ? что-то про нас забыли -"русские диверсанты дырку в гребном валу просверлили " . Позор ,все прекрасно знают квалификацию судоводителей ВМФ -еще те клоуны!.