Что покупают, то и продаем. но не всем

Что покупают, то и продаем. но не всем
Особенности военно-технического сотрудничества США с иностранными государствами

Британская газета Financial Times сообщила о намерении арабских стран Персидского залива приобрести в США вооружения на 123 миллиарда долларов. Более половины стоимости закупок - 67 миллиардов приходится на долю Саудовской Аравии.

Массированные поставки американского оружия обеспечивают Эр-Рияду и другим партнерам Вашингтона тотальное военное превосходство над Ираном. Израиль в свою очередь может не беспокоиться за собственную безопасность, так как президент Соединенных Штатов Барак Обама заверил руководителей еврейского государства, что саудиты не получат по условиям контракта ни новых технологий, ни стратегически опасных для израильтян вооружений.


За этими, в общем-то, очевидными для экспертов политическими аспектами военно-технического сотрудничества США с арабскими странами остались в тени макроэкономические мотивы данной сделки, а они здесь могут иметь большое значение.

Дело в том, что серьезную озабоченность заокеанских политиков вызывает внешнеторговый дефицит США со странами, которые ведут с Америкой активный товарообмен. Непосредственная причина этого заключается в том, что данные государства продают в Соединенных Штатах намного больше продукции и сырья, чем покупают американских изделий. Саудовская Аравия является в этом отношении самым ярким примером: США в огромных количествах потребляют ее нефть, в то время как жители королевства не хотят да и не могут покупать американские товары в объемах, эквивалентных количеству поставленного «черного золота». Отчасти компенсировать импорт углеводородов США могут только экспортом оружия. Кроме него трудно найти какой-либо другой американский товар, который бы закупался арабскими странами на суммы в десятки миллиардов долларов.

Реализация схемы «нефть в обмен на оружие» является для США идеальным средством уменьшения торговых диспропорций. Воплощение этой методики обеспечивается тем, что рынок вооружений отличается от любого другого рынка своей тотальной политизацией: продавцам не надо ломать голову над колебаниями спроса и предложения, нужно лишь умело пользоваться внешнеполитическими возможностями и зависимостью стран-партнеров.

Ирак, являющийся одним из крупнейших экспортеров углеводородов в мире, также постепенно встраивается с Вашингтоном в схему встречных поставок оружия в обмен на иракскую нефть. В начале сентября этого года информагентства со ссылкой на газету USA today сообщили, что Багдад планирует закупить в США вооружения и военную технику на общую сумму не менее 13 млрд долларов. Речь идет в основном о поставках бронетехники. В дополнение к этому контракту правительство Ирака заказало у США 18 истребителей F-16IQ Fighting Falcon на 4,2 млрд долларов.

Для обеспечения массированных поставок оружия на суммы, исчисляемые десятками миллиардов долларов, желательно иметь политическое обоснова- ние, трактующее военно-техническое сотрудничество как защитную меру против глобальной угрозы. Такой угрозой, разумеется, является Иран.

Среди военных и политических экспертов нет недостатка в тех, кто считает, что озабоченность США «иранской угрозой» носит лишь показной, камуфлирующий истинные мотивы характер. Действительно, легко увидеть, что Вашингтон, раздувая «иранофобию», стремится усилить свои позиции в регионе, увеличить экспорт вооружений и тем самым стимулировать приток денег в ОПК. Одна только 67-миллиардная сделка с Саудовской Аравией превышает годовой российский экспорт вооружений почти в семь раз и весь имеющийся на сегодня у России портфель заказов на оружие (37 млрд долларов, по данным Рособоронэкспорта) - более чем в два раза.

В то же время среди экспертов не так много тех, кто готов согласиться с утверждением, что снижение внешнеторгового дефицита с помощью поставок оружия является для Вашингтона столь же важной целью, как, например, стимулирование американского ОПК экспортными контрактами или «укрепление безопасности» в регионе.

Тем не менее действия Вашингтона на международной арене ясно показывают, что американские политики очень серьезно озабочены проблемой роста торгового дефицита и готовы предпринимать решительные шаги для устранения причин, способствующих его нарастанию. Это со всей очевидностью проявилось в американо-китайских отношениях. У Америки с Китаем (так же, как и с Саудовской Аравией) наблюдается неизменно крупный двусторонний дефицит. Конгресс США основной причиной этой проблемы считает «нечестную» политику манипулирования курсом юаня, проводимую китайским правительством. Под манипулированием здесь понимается решение Пекина привязать курс юаня к доллару, удерживая его заниженный курс, что, по мнению властей США, равноценно получению китайскими компаниями несправедливой экспортной субсидии. Низкий курс юаня препятствует экспорту американской продукции в Китай, в то время как импорт китайского товара находится на очень высоком уровне. Вашингтон требует от Пекина пересмотреть политику установления курса юаня и пойти на укрепление национальной валюты, в противном случае угрожая ввести импортные пошлины на китайские товары.

Китай отказывается выполнять требования Америки, утверждая, что желание американцев нарастить свой экспорт, заставляя другие страны ревальвировать курс своих национальных валют, является незаконным с точки зрения принципов ВТО торговым протекционизмом.

Пик кризиса в торговых отношениях между Соединенными Штатами и КНР пришелся на весну 2010 года, когда в конгрессе США стали настойчиво говорить о необходимости принятия законодательных мер, направленных против китайских экспортеров. Твердая позиция Вашингтона на фоне неуступчивости Пекина создала условия для возникновения так называемой торговой войны, выражающейся в введении друг против друга карательных санкций и заградительных пошлин, угрожающих торговым отношениям. Возможные последствия «торговой войны» большинство экспертов в области мировой торговли назвали катастрофическими и предупредили, что победителя в этой войне не будет - проиграют все. В итоге стороны были вынуждены начать переговоры о взаимных уступках и вероятность «торговой войны» (точнее - возникновения ее острой фазы) заметно снизилась. Однако противоречия слишком сильны, чтобы Вашингтон и Пекин сумели договориться на достаточно долгий срок - почва для конфликта никуда не исчезнет.

Проблема заключается в том, что США по политическим мотивам не могут прибегнуть к экспорту оружия в Поднебесную. В сложившихся условиях Вашингтон вынужден требовать от Пекина ревальвировать юань и тем самым лишить китайские компании огромного (по мнению экспертов США) преимущества перед американскими. Вполне вероятно, что обвинений в «манипулировании курсом юаня» вообще бы не было, если бы военно-техническое сотрудничество Америки и Китая допускало заключение миллиардных контрактов на закупку американских вооружений, как это происходит, когда дело касается Саудовской Аравии и других арабских стран - партнеров США.
Автор: Дмитрий ВОРОБЬЕВ
Первоисточник: http://www.vpk-news.ru" class="text" rel="nofollow" target="_blank">http://www.vpk-news.ru


Мнение редакции "Военного обозрения" может не совпадать с точкой зрения авторов публикаций

CtrlEnter
Если вы заметили ошибку в тексте, выделите текст с ошибкой и нажмите Ctrl+Enter
Читайте также
Комментарии 0

Информация

Посетители, находящиеся в группе Гость, не могут оставлять комментарии к данной публикации.
Картина дня