Военное обозрение

Почему всё не так? Вроде всё, как всегда. Только друг не вернулся из боя

10

Славка! Ему было всего 22



Почти месяц прошел с публикации «Меня попросили написать об отце. Потому что он «дважды» Герой» в «Военном обозрении». Я даже не рассчитывал, что этот простой рассказ об отце вызовет у читателей ВО такие многочисленные, и что главное – тёплые отзывы.

И я решил вернуться к начатому мной тогда повествованию, чтобы рассказать о Славке Токареве – погибшем друге моего отца Олега Петровича Хмелёва. Вячеслав Владимирович Токарев – тоже Герой России.

Но офицер-пограничник погиб в жесточайшем бою с моджахедами за высоту Тург в Таджикистане. А потому навсегда останется в этом звании – лейтенант.

Его друг Олег Хмелёв, мой отец, узнав о гибели сослуживца, в порыве, с трудом сдерживая в горле нахлынувший комок слез, перекрывая грохот пулеметно-автоматных очередей и гром разрывов, прокричал протяжно: «Сла-в-ка!»

Имя погибшего товарища разнеслось по горным ущельям и отозвалось гулким протяжным эхом.


Я пристально разглядываю эту единственную фотографию, уже опубликованную в первом очерке, на которой защитники Турга решили запечатлеться за неделю до тех августовских боев за высоту. В первом ряду – четвертый слева лейтенант Вячеслав Токарев.

Командир временного пограничного поста «Тург» безмятежно улыбается. Он молод, силен, ему всего лишь 22 года. Вся жизнь впереди…

Не пропустить ни слова


На моем столе работает диктофон. И дрожащий голос отца. Спустя десятилетия он говорит о своем друге и называет его обычно, как и тогда:

«Славка».

И все его красноречивые фразы и воспоминания складываются сами собой, как в той песне, самой любимой отцовской, от Владимира Высоцкого:

«Все, что пусто теперь, – не про то разговор».

Вслушиваясь в голос отца, с каждым его новым словом ощущаю, как не хватает ему боевого товарища и в этой жизни, сейчас, хотя уже прошло более двадцати лет. А он, Славка, для него всегда, как и тогда,

«когда он не вернулся из боя».

А мне всё чаще вспоминается то, что с детства слышал каждый из нас:

«О покинувших либо хорошо, либо ничего».

Не так давно я узнал, что первым это произнёс древнегреческий политик и поэт Хилон, родом из Спарты.

Хилон дал нам на века моральный ориентир. Вот только мало кто знает, что у изречения есть и продолжение – сразу после «ничего» следует

«кроме правды».

Вот и от отца о Токареве не услышишь ничего, кроме правды.

Ты помнишь, как всё начиналось


Жизнь Вячеслава Токарева началась в морозный день (как видно, это отразилось на его стойком и ярком характере) 19 февраля 1972 года в городе Бийске, на Алтае. Будущий Герой рос в дружной, скреплённой любовью семье: папа – Владимир Петрович, мама – Мария Михайловна, сын – Слава и дочь – Светлана.


Родители Вячеслава трудились на оборонных предприятиях, часто задерживаясь после смен и оставаясь сверхурочно. Только по выходным все вместе отрывались по полной и уж тогда-то Славка и Светланка сполна ощущали любовь и радость обычной семьи.

Все начинается с детства. И уже тогда Слава отличался среди сверстников прямолинейным (именно так) характером.

Ему было лишь девять лет. Однажды он был в гостях летом у дедушки. И со своим двоюродным братом Алексеем отправился купаться на речку.

Мальчишки ушли, как и полагается, заранее отпросившись. И пообещали вернуться к обеду. Но закупались, закружились, завертелись. И, естественно, задержались на несколько часов.

Алексей предложил придумать уважительную причину, но Славка такое в корне отверг. Громкий мальчишеский спор за углом деревенской избы, невольно привлёк внимание взрослых. Те затаились и терпеливо ждали, о чём же сговорятся ребята.

«Расскажем правду!»

– будто выжег Токарев.

«Понимаешь, настоящий мужчина должен быть смелым и честным!

Бабушке с дедом врать не будем!

Коль виноваты, будем отвечать!»

Славка, видно, уже тогда знал об ответственности за всё, что тебя окружает в этой жизни.

Он увлёкся военно-исторической литературой и особо выделял гусарскую лирику Дениса Давыдова – Героя Отечественной войны 1812 года, военного историка и поэта, не хуже других понимавшего, что такое честь.

Токарев знал наизусть многие его сочинения о доблести и чести российского офицера.

Но коль враг ожесточенный
Нам дерзнет противустать
Первый долг мой, долг священный
Вновь за Родину восстать.


В парне зрела мечта о подвиге, желании ощущать себя нужным своей стране и обществу.

И целью своей жизни он избрал военное ремесло.

Тот роковой день


Оглушительная тишина на участке 12-й погранзаставы Московского отряда разорвалась 18 августа 1994 года.

Почти всё, что написано далее, я услышал от отца.

За две недели до этих событий, вгрызаясь лопатами, ломами и кирками в скальный грунт Турга, пограничники подготовили окопы для будущих боев. А моджахеды произвели пристрелку временного пограничного поста «Тург», расположенного на вершине горы. Тремя реактивными снарядами.

А в тот день – 18-го августа они выпустили уже не три, а восемьдесят три РС. И большинство из них легли на позиции пограничников.

Ближе к вечеру, прикрываясь шквальным огнем из реактивных установок, ДШК, минометов, безоткатных орудий, РПГ, пулеметов и автоматов, пришли уже сами «духи».

Штурм начался ночью – в атаку пошли боевики из Движения исламского возрождения Таджикистана, афганские моджахеды и арабские наёмники.

Известно, что для победы в горах необходимо занять господствующие высоты. Захват постов первого рубежа обороны позволил бы противнику беспрепятственно расстреливать находящуюся внизу 12-ю пограничную заставу, что просто невозможно было представить себе в сложившейся ситуации.

«Духи» рвались изо всех сил к осуществлению этого. Их командиры хотели доказать всему исламскому миру, что они являются реальной силой. И показать своим хозяевам, как они отрабатывают каждый полученный рубль – тогда в Таджикистане в ходу ещё были советские рубли.

Первый штурм пограничникам удалось отбить.

Но спустя час после небольшого затишья начался новый обстрел позиций 12-й заставы. В какой-то момент враги перенесли огонь на вершину Турга. Разрывы следовали с интервалом в 10–15 минут.

Предчувствуя будущую бойню, лейтенант Олег Хмелев перед боевым расчётом отправил на пост наблюдения «Тригопункт» рядового Сергея Пенькова на усиление. А когда боевой расчет уже заканчивался, пограничники услышали беспорядочную стрельбу на «Тригопункте».

Прозвучала команда

«К бою!»

Контрактники младший сержант Николай Смирнов и сержант Антон Жердев вместе со старшим поста лейтенантом Токаревым выдвинулись на «Тригопункт» для выяснения причин. Связи с постом на тот момент уже не было.

Из опроса (реконструкции событий) выживших на «Тригопункте».

«Боевики подошли к посту скрытно со стороны не просматриваемого склона, заминированного минами «Охота».

Они выбили гранатами из подствольных гранатомётов пограничников. И одновременно напали на Сергея Пенькова, поднимавшегося в это время по тропинке.

По информации разведки, группа боевиков при нападении на ВПП «Тург» насчитывала до 200 боевиков, которые двигались тремя не просматриваемыми маршрутами.

Для отвлечения внимания наблюдателей использовался постоянный обстрел с характерным, свистящим звуком».

Почему всё не так? Вроде всё, как всегда. Только друг не вернулся из боя

Пули настигли его на вершине


Токарев со своей группой стремительно поднимается по тропе на вершину горы. Они сразу все растворяются в «зелёнке». Раздаются пулеметные и автоматные очереди. Идёт бой.

Вячеслав Токарев получает смертельные ранения под сердце и в голову.

Он падает.

К нему на помощь ринулись рядовые Алексей Павлов и Владислав Баев. Они смогли перенести тело командира в густую траву.

Бой не затихает ни на минуту.

Под вражеским огнем Антон Жердев выносит Токарева.

Антон стремительно скатывается вниз по отвесной сыпучке и прячет среди камней тело лейтенанта. Пограничник быстро и тщательно присыпает Токарева щебёнкой и затем вновь устремляется наверх.

Всё это время быстрые перемещения Жердева прикрывает пулеметчик Николай Смирнов. Он яростно поливает противника смертельными очередями из грозного оружия.

Когда боеприпасы закончились, Николай бросает в окруживших его моджахедов гранату и гибнет вместе с ними.

Бой продолжается.

«Духи» занимают уже три господствующие высоты. Перестрелка ведётся на пистолетных дистанциях с использованием гранат. Но спустя неопределённое время (в бою часы превращаются в секунды, которые иногда также растягиваются) неожиданно для всех с левой вершины горы снялись и ушли бойцы КНБ Таджикистана.

Все господствующие высоты Турга (по распоряжению командира погранотряда подполковника Василия Масюка) находились под постоянным обстрелом БМП и танков, находившихся у основания горы.

Снайпер рядовой Олег Козлов прикрывает в это время подходы к левой вершине, не давая боевикам подтянуть тяжёлое вооружение на высоту, оставленную без прикрытия.

В этот момент лейтенант Олег Хмелёв, окончательно удостоверившись в смерти командира, соратника и друга, и крикнул то самое:

«Сла-в-кааа!»

Его крик разлетелся по ущельям, выедая воздушные потоки и отзываясь гулким протяжным эхом.

Под шквалом огня


А боевики наседают со всех сторон.

И Хмелёв отчетливо понимает, что вот пришло то самое мгновение.

Он связывается по рации с начальником Московского погранотряда подполковником Василием Масюком и просит вызвать огонь на себя.

Все это тщательно фиксируется в специальном журнале.

Дальнейшее расследование показало, что не сделай тогда офицер Масюк эту запись, все действия пограничников расценивались бы совсем иначе.

А тогда – артиллерийские орудия обрушивают шквал снарядов на ВПП «Тург».

От подножия горы по высоте бьют САУ 2С1 «Гвоздика», БМ-21 «Град», 120-мм минометы, танки и БМП.

И «духи» не выдержали, рассыпавшись, оставляя убитых и раненых, бежали.

Но и на этом всё не кончилось.

После короткого затишья была предпринята ещё одна атака.

Она отбита.

За ней – следующая, в ходе которой рядовой Шухрат Шарофутдинов получил ранение.

Но погибших уже не было.

И врагу не удалось захватить высоты.

Хмелёв вместе с бойцами выбивают с «Тригопункта» последних «духов».

Утром, когда роса начала слезами горя образовываться на камнях, Хмелёв дал команду собрать погибших пограничников. В безмолвии, с поникшими головами замерли бойцы на вертолетной площадке Турга, прощаясь с убитыми в бою товарищами.


Когда уже прилетела смена


Неожиданно пришёл борт и в нём какие-то военные. Они, вооруженные видеокамерами, выпрыгивают из вертолёта и устремляются к позициям. Все это так неожиданно, сюрреалистично.

Военные осуществляют видеосъемку порушенных позиций, лихорадочно задают какие-то вопросы. Пограничники неохотно на них отвечают, неодобрительно покачивая головами.

В этот момент они провожают своих погибших товарищей, пытаясь оставить в памяти лица и последние мгновения их жизни. Всё расплывается перед глазами.

Прилетела новая смена на пост. Парни с заставы, на которой Хмелёв начинал службу год назад. Знакомые все лица, но среди них нет уже Вячеслава Токарева, Сергея Пенькова и Николая Смирнова.

Снялись с поста через сутки.

Подсадка на 13-й заставе, доклад командиру об обстоятельствах боя. Там же на заставе Хмелёв узнает, что он тоже

«погиб».

Так информируют в своих новостях телевизионные первый, второй и НТВ каналы. Его фамилия прозвучала второй после Вячеслава Токарева.

Хмелёв выбегает после сдачи оружия и мчится на дежурном «уазике» в поселок Московский. С местного телеграфа он отправляет своим близким телеграмму:

«Телевизору не верьте, жив и здоров, скоро приеду».

Если будете в Бийске


Если вы будете в Бийске, зайдите в школу № 40, где учился Герой России Вячеслав Токарев.

На фасаде здания размещена мемориальная доска.

А в феврале 1995 года открыта комната-музей Токарева.

В 1998 году на территории школы установлен бюст Героя.


На доме, где жил Вячеслав, 18 августа 1996 года состоялось открытие мемориальной доски.

Мемориал Героев-выпускников Новосибирского ВОКУ в сентябре 1997 года ознаменовался установкой памятника Герою-пограничнику.

В селе Кош-Агач Республики Алтай приказом Директора Федеральной Пограничной службы Российской Федерации от 22 декабря 1994 года заставе «Бийская» присвоено имя Героя России Вячеслава Токарева.

Традиция посещать родимые места, школы и могилы Героев, которой следует Российская Ассоциация Героев, остается неизменной.

Олег Хмелёв, когда это возможно, прилетает в Бийск, навещает родных Вячеслава.

Для него он всегда остаётся Славкой. Соратником и другом, ушедшим в вечность.
Автор:
Использованы фотографии:
из семейного архива
10 комментариев
Информация
Уважаемый читатель, чтобы оставлять комментарии к публикации, необходимо авторизоваться.
  1. МВГ
    МВГ 8 февраля 2021 03:43
    +10
    За други своя...
  2. Soveticos
    Soveticos 8 февраля 2021 05:38
    +11
    22 года. Такой молодой...Покойся с миром.
  3. Mavrikiy
    Mavrikiy 8 февраля 2021 07:46
    +11
    Цвет нации.
    Родом из СССР, 1972 г.

    Прерванный полёт

    Кто-то высмотрел плод, что неспел, неспел,
    Потрусили за ствол — он упал, упал…
    Вот вам песня о том, кто не спел, не спел
    И, что голос имел, не узнал, не узнал.

    Может, были с судьбой нелады, нелады
    И со случаем плохи дела, дела —
    А тугая струна на лады, на лады
    С незаметным изъяном легла.

    Он начал робко — с ноты «до»,
    Но не допел её, не до…

    Не дозвучал его аккорд, аккорд
    И никого не вдохновил.
    Собака лаяла, а кот
    Мышей ловил…

    Смешно, не правда ли, смешно! Смешно!
    А он шутил — недошутил,
    Недораспробовал вино
    И даже недопригубил.

    Он пока лишь затеивал спор, спор,
    Неуверенно и не спеша, не спеша.
    Словно капельки пота из пор, из пор,
    Из-под кожи сочилась душа, душа.

    Только начал дуэль на ковре, на ковре,
    Еле-еле, едва приступил,
    Лишь чуть-чуть осмотрелся в игре,
    И судья ещё счёт не открыл.

    Он знать хотел всё от и до,
    Но не добрался он, не до…

    Ни до догадки, ни до дна, до дна,
    Не докопался до глубин
    И ту, которая ОДНА,
    Недолюбил, недолюбил, недолюбил, недолюбил!

    Смешно, не правда ли, смешно, смешно…
    А он шутил — недошутил?
    Осталось недорешено
    Всё то, что он недорешил.

    Ни единою буквой не лгу, не лгу,
    Он был чистого слога слуга, слуга.
    Он писал ей стихи на снегу, на снегу —
    К сожалению, тают снега, снега.

    Но тогда ещё был снегопад, снегопад
    И свобода писать на снегу —
    И большие снежинки, и град
    Он губами хватал на бегу.

    Но к ней в серебряном ландо
    Он не добрался и не до…Владимир Высоцкий
  4. слава1974
    слава1974 8 февраля 2021 10:33
    +4
    особо выделял гусарскую лирику Дениса Давыдова – Героя Отечественной войны 1812 года, военного историка и поэта, не хуже других понимавшего, что такое честь.

    Мне тоже нравится Денис Давыдов:

    Я люблю кровавый бой,
    Я рожден для службы царской,
    Сабля, водка, конь гусарский,
    С вами век мне золотой.

    К сожалению военная служба преполагает ,что наступит тот день, когда нужно будет идти в бой и при необходимости погибнуть.Единственно о чем можно просить, это о том, чтобы смерть была не напрасной. Поступая на службу надо об этом помнить.
    Вечная слава солдатам и офицерам погибшим за Родину.
  5. ВПП
    ВПП 8 февраля 2021 13:39
    0
    А Медведев С. (2-й бат «дубовый» закончил) долбался с бойцами против черных раз на раз, пока мангруппа не пришлепала.
    Документировать прилетают из двух отделов (ОО и ОВКР). Это их работа.
  6. Aleks тв
    Aleks тв 8 февраля 2021 13:51
    +4
    Они живы в нашей памяти...
    Да, расхожая фраза, но это действительно ТАК.

    Все наше тело, все молекулы и атомы время от времени меняются. Через некоторое время все тело полностью новое.
    Но мы Помним, чем же мы помним, если у нас ВСЕ новое?
    ДУШОЙ.
    У погибших тоже есть ДУША, и она не может никуда исчезнуть.
    По другому просто не может быть, иначе весь мир материален и души... нет.
    А она ЕСТЬ.
    НАШИ ДУШИ ИХ ПОМНЯТ, И ОНИ НЕ ИСЧЕЗЛИ.
    Я Люблю и Помню ВАС, мои Родители.
    Я Помню ВАС, мои друзья и братья-сослуживцы.

    Вы живёте в памяти моей души.

    Спасибо за статью,
    Ратибор.
  7. faterdom
    faterdom 8 февраля 2021 15:48
    +7
    Оглушительная тишина на участке 12-й погранзаставы Московского отряда разорвалась 18 августа 1994 года.

    Сначала хотел удивиться, вроде помню, что разгром 12-й заставы Московского ПогО был 13 июля 93-го.
    Потом понял, что речь о другом эпизоде, год спустя.
    За это время 201-ю МСД вильно укрепили кадрово, и придали несколько частей артиллерии, связи и армейской авиации, в погранотряда были созданы маневренные группы ДШ из наиболее подготовленных товарищей.
    На Турге долго сидеть было невозможно, велась туда-сюда борьба: моджахеды таскали в схроны всякое оружие и имущество, потом наша арта наносила удар по разведанным целям на сопредельной территории, от 149 полка из Куляба там почти постоянно паслись минометчики, огнеметчики и меняли друг друга примерно недели через три-четыре мотострелковые роты. От КМС (командования в Душанбе) гвоздичили "Гвоздики" и гремели "Грады". Потом шли в горы разведывательно-поисковые группы, таща на себе как ишаки почти со свой вес оружие-патроны-воду-еду, и отыскивали эти схроны и уничтожали их. Потом цикл повторялся, по крайней мере зимой 93-94.
    Да, еще где-то в феврале-марте вертолет, направленный для эвакуации раненных или больных разбился, задев винтом о склон горы, погибло больше десяти военнослужащих, экипаж, военврачи и сами эвакуированные.
    Да, в погранотрядах наши были тогда офицеры и контрактники, срочники были из местного населения. И поэтому на серьезные места их особо не ставили, никто не знал, что в условиях гражданской войны они могут выкинуть.
    Но чего-то похожего на разгром 12-й заставы, который длился довольно долго, больше уже не происходило, хотя описанный случай год спустя и привел к нашим потерям, и явился следствием некачественной работы разведки (подготовка к сосредоточенному удару и захвату позиции не может быть полностью скрыта), тем не менее в целом система сработала и бармалеи огребли то, что заслужили.
    За статью спасибо, надо помнить и об этой, к сожалению неизвестной в народе, войне, где в то время, как БЕН расстреливал Парламент, и Мавроди с Леней Голубковым облапошивали миллионы людей - люди, которым, кстати задерживали тающую каждый месяц получку, несли службу на рубежах с радикальными исламистами, и отдавали свои жизни там, чтобы эти не пришли сюда.
  8. Околоточный
    Околоточный 8 февраля 2021 16:04
    +3
    Тихонов поэет вспомнился: "Гвозди бы делать из этих людей".
    1. 30 вис
      30 вис 9 февраля 2021 21:45
      -2
      Цитата: Околоточный
      Тихонов поэет вспомнился: "Гвозди бы делать из этих людей".

      Спокойно трубку докурил до конца,
      Спокойно улыбку стер с лица.
      «Команда во фронт! Офицеры, вперед!»
      сухими шагами командир идет.
      И слова равняются в полный рост:
      «С якоря в восемь. Курс - ост.
      У кого жена, дети, брат -
      Пишите, мы не придем назад.
      Зато будет знатный кегельбан».
      И старший в ответ: «Есть, капитан!»
      А самый дерзкий и молодой
      Смотрел на солнце над водой.
      «Не все ли равно - сказал он, - где?
      Еще спокойней лежать в воде».
      Адмиралтейским ушам простукал рассвет:
      «Приказ исполнен. Спасенных нет».
      Гвозди бы делать из этих людей:
      Крепче бы не было в мире гвоздей.

      Николай Тихонов (1922 г.)
  9. kuzimka
    kuzimka 21 февраля 2021 09:25
    0
    Спасибо автору за статью. Уже пости 30 лет прошло с тех пор. А прочитал и обожгло...достойные ребята были. Нам тогда по 22-23 года было, молодые, веселые. Безбашенные. Особо и жизни еще не видели, а вот так получилось... Наверное судьба... Большинство молодых офицеров из Московского отряда того периода- выпускники пехотных училищ, попали в ПВ по разнарядке. И точно могу сказать, что ведению боевых действий в горах нас не учили, если бы у нас был хоть какой-то опыт и знания в этом деле, может быть и не погибли хлопцы. После этих событий задавал себе вопрос- а смог бы также, столкнувшись с юрчиками лицом к лицу вести бой в упор? Слава Токарева смог...вечная память...