Моджахеды в России

Моджахеды в РоссииИностранные добровольцы-мусульмане продолжают прибывать на Северный Кавказ. Они регулярно погибают, но тем не менее отправляются в путь снова и снова. Одновременно осложняются отношения России с Ираном. В перспективе это грозит тем, что Тегеран может обеспечить массовое пополнение отрядов Доку Умарова персидскими моджахедами.

Недавно в Махачкале брали штурмом очередной частный дом. Боевик, засевший в здании, отпустил двух женщин, но сдаваться не захотел. Пришлось убить. Погибшим оказался уроженец казахстанского города Актау Ерлан Юсупов. Ранее, 10 июня, в Веденском районе Чечни была уничтожена группа негритянского суданского амира Ясира Юсефа Амарата из девяти человек. Среди мёртвых опознали самого африканца, а также его сподвижника — Ислама Лесного льва. 18 марта в том же районе у селения Первомайского застрелили ещё четырёх подпольщиков, в том числе араба Абу Халеда.

Смерть одних моджахедов (в переводе с арабского «моджахед» — «борец», «совершающий усилие») других не останавливает. Они приезжали и приезжают из арабских государств, из исламских стран Африки, из Турции, Ирана, Афганистана, Пакистана, Средней Азии, Азербайджана, Боснии, Албании, из Крыма (крымские татары). Встречались даже «волонтёры» из индийского Кашмира, из китайской Уйгурии, из Малайзии. Опасное «кавказское турне» популярно у американских и европейских граждан афганского, турецкого, арабского происхождения. В ноябре 2003-го под Сержень-Юртом сложил голову «чистокровный ариец» из германского Блауборна по имени Томас Карл Фишер, принявший ислам в 2001-м. Хотя, конечно же, основной приток добровольцев наблюдался во время активных фаз боевых действий: в 1995-м — 1996-м и в 1999-м — 2000-м. Командные функции и финансовые связи находились преимущественно в компетенции выходцев из Иордании и Саудовской Аравии.


Феномен моджахедизма зародился в эпоху Афганской войны 1979-го — 1989-го. Тогда против советских войск сражались не только представители собственно афганских народностей, но и добровольцы из Саудовской Аравии, Иордании, Алжира, Египта, Марокко, Филиппин. В начале 1980-х в Афганистане воевали около 3500 арабов. К середине десятилетия их насчитывалось 18 000 только в формированиях Гульбеддина Хекматияра.

Смысл феномена в том, что моджахеды должны присутствовать везде, где мусульмане ведут борьбу. То есть их мотив чисто религиозный. Неважно, какой национальности моджахед. Неважно, где он живёт. Важно иное: сражается он или нет «во имя Аллаха».

Очень точно данный момент охарактеризовал в 2007-м Доку Умаров, провозглашая Имарат Кавказ: «Кавказ оккупирован неверными и вероотступниками и является Дар аль-Харб, территорией войны, и наша ближайшая задача состоит в том, чтобы сделать Кавказ Дар-эс-Саламом (территорией мира), утвердив шариат на его земле и изгнав неверных. Во-вторых, после изгнания неверных мы должны вернуть себе все исторические земли мусульман, и эти границы находятся за пределами границ Кавказа». То есть налицо две программы. Программа-минимум — победа над врагом. Программа-максимум — экспансия в соседние мусульманские регионы.

Непосредственно к чеченским, ингушским, дагестанским боевикам в российском обществе отношение резко отрицательное, а к иностранным наёмникам и подавно. К тому же у нас акцент делается именно на финансовой стороне деятельности последних. Однако не учитывается, что на поверку многие из них вовсе не являются полунищими оборванцами, желающими хоть как-то заработать. Напротив, среди зарубежных моджахедов есть квалифицированные специалисты по партизанской войне, люди довольно образованные. Естественно, не стоит сбрасывать со счетов деньги, но и абсолютизировать их в качестве главного мотива неоправданно. Это нужно понимать. Вместе с тем единственное, о чём можно вести переговоры с арабскими, турецкими, афганскими бойцами, действующими сегодня на Кавказе, — об условиях, по которым они покинут регион. Но такое реально лишь в случае безоговорочной военной победы российской армии, массовой потери подпольем поддержки коренного населения и при поиске компромиссов с участием местных полевых командиров. А от подобного расклада современная ситуация очень и очень далека.

Первым предводителем иностранных моджахедов на Северном Кавказе был саудовец Амир ибн аль-Хаттаб, ветеран Афганистана, Карабаха и Таджикистана. Он приехал в Чечню в январе 1995-го. Его сопровождали 18 единомышленников. Маловато. Но постепенно число сподвижников росло, и в том же году на окраине аула Сержень-Юрт появился большой учебный лагерь, в котором готовили боевиков. Хаттаб участвовал во многих операциях. Подчинённое ему подразделение входило в состав отряда Шамиля Басаева, совершившего рейд на Будённовск. Позже возле аула Ярышмарды люди Хаттаба сожгли тыловую колонну 245-го мотострелкового полка. Летом-осенью 1999-го Исламская международная миротворческая бригада Амира ходила в Дагестан. А в конце февраля 2000-го его «курсанты» уничтожили 6-ю роту 104-го полка Псковской дивизии ВДВ около Улус-Керта. Когда Хаттаба спрашивали о новостях джихада, он отвечал: «Новости надо делать». Погиб знаменитый араб в марте 2002-го. Якобы его отравили с помощью токсичного письма, переданного сотрудниками ФСБ через агента. По другой версии, машина, в которой ехал Амир, угодила в засаду, устроенную спецназом.

Преемником Хаттаба стал Абу аль-Валид аль-Гамиди (тоже саудовец), до Чечни воевавший в Южном Йемене. Оказался в Грозном в начале 1995-го. Специализировался на диверсионно-подрывных акциях. Приложил руку к подготовке взрывов жилых домов в Буйнакске, Москве и Волгодонске. Около Сержень-Юрта отряд аль-Гамиди разгромил колонну 51-го и ликвидировал группу 451-го полков ВДВ. Убило аль-Гамиди в апреле 2004-го во время артиллерийского обстрела.

Третьим пост главы иностранных добровольцев занял иорданец Абу Хафс аль-Урдани, приехавший на Кавказ ещё с Хаттабом. В 1996-м перебрался в Панкисское ущелье Грузии, где занялся организацией тренировочных лагерей. После смерти Хаттаба вернулся в Чечню и принялся партизанить на юго-востоке республики. В ноябре 2006-го Абу Хафса и четверых боевиков окружили в частном доме в Хасавюрте (Дагестан). Штурмовал спецназ ФСБ. Все засевшие в здании моджахеды были перебиты.

С тех пор и по сей день интернациональным отрядом кавказского сопротивления руководит Халед Юсуф Мохаммад аль-Элитат (он же — Муханнад), родом то ли из Объединённых Эмиратов, то ли из Саудовской Аравии. Ему чуть больше 30, но он уже прославился благодаря многочисленным успешным партизанским акциям на территории «вилайята Нохчийчо» (Чечни). По некоторым сведениям, именно аль-Элитат стал зачинщиком раскола, произошедшего летом 2010-го в стане боевиков, когда чеченские полевые командиры будто бы заявили о неподчинении Умарову. Тем не менее анализ обстановки, сложившейся недавно в регионе, целый ряд удачных вылазок, предпринятых моджахедами практически синхронно, свидетельствуют о том, что данные о разногласиях есть не что иное, как «деза», которую запустили в эфир для снижения уровня бдительности федеральных структур.

Вообще, моджахедизм — явление отнюдь не уникальное. Выше мы уже касались его истоков, связанных с афганской войной. Сражались моджахеды и в Нагорном Карабахе, в Таджикистане, в Боснии — Герцеговине, в Косове. Сегодня их отряды находятся в Ираке, в Йемене, в Сомали, на Филиппинах. По новой — в Афганистане и Таджикистане.

Для нас наиболее ценен опыт Боснии. Почему? Потому что одним из организаторов и спонсоров мусульманского сопротивления там, на землях экс-Югославии, был Иран. «Корпус Стражей исламской революции» исправно поставлял на Балканы в середине 1990-х военных инструкторов, советников и просто отличных бойцов, внёсших серьёзный вклад в борьбу босняков против сербских и хорватских подразделений. То есть функционировала отлаженная, работающая практически без перебоев система по переброске добровольцев, оказывающая влияние на передвижения линии фронта. Сегодня есть определённый риск того, что Россия частично может попасть в положение Югославии. Отношения с Ираном обострились — отменено решение о поставке Тегерану ракетных комплексов С-300, объявлено о присоединении к санкциям ООН. Если Москва и дальше бескомпромиссно продолжит в таком же духе, то имеется вероятность столкновения на Северном Кавказе наших сил с неофициальными представителями «Корпуса». Канал по доставке моджахедов, между прочим, существует и уже опробован. Ещё несколько лет назад из Чечни в Дагестан переехал алжирский полевой командир «доктор» Мухаммад. В 2008-м он переправил туда через Азербайджан 30 боевиков. Сам «доктор» погиб в августе 2009-го в Муцал-ауле. Его дело продолжил египтянин Сейф Ислам, убитый в феврале нынешнего года в Ботлихском районе. Но ведь смерть этих персон совсем не означает, что проект азербайджанского транзита закрыт. Джихад продолжается.
Автор: Денис Колчин
Первоисточник: http://www.chaskor.ru" class="text" rel="nofollow" target="_blank">http://www.chaskor.ru


Мнение редакции "Военного обозрения" может не совпадать с точкой зрения авторов публикаций

CtrlEnter
Если вы заметили ошибку в тексте, выделите текст с ошибкой и нажмите Ctrl+Enter
Читайте также
Комментарии 0

Информация

Посетители, находящиеся в группе Гость, не могут оставлять комментарии к данной публикации.
Картина дня