Отход русской армии от Смоленска и поиски позиции для генерального сражения

Отход русской армии от Смоленска и поиски позиции для генерального сражения

План позиций при Царево Займище (Источник: История Отечественной войны 1812 года. Том II.).

После сражения за Смоленск русские армии продолжили отход в направлении на Москву. 8 (20) августа 1812 года произошёл арьергардный бой у Соловьевой переправы. Казачьи полки Платова (6 полков) и часть кавалерийского отряда Розена сдерживали натиск конницы Мюрата. Затем они отошли на другой берег Днепра. Попытки неприятеля форсировать реку были отражены огнём артиллерии.

Мастерские действия арьергарда Платова позволили частям 1-й армии в течение 8 (20) августа спокойно отступить к Дорогобужу. К ночи 9 августа войска Барклай де Толли расположились за рекой Ужой у селения Усвятье, западнее Дорогобужа. Здесь генерал-квартирмейстер 1-й армии Карл Фёдорович Толь и Карл фон Клаузевиц нашли позицию, которая позволяла вести активный оборонительный бой. Войска 2-й армии расположились уступом за 1-й армией. Первоначально Барклай де Толли предполагал дать Наполеону сражение у села Усвятье. Он предложил Багратиону и корпусным генералам осмотреть позицию. Однако к вечеру 10 августа он стал сомневаться в возможности дать сражение французам в этом месте.


Рано утром 10 августа части Мюрата стали наводить мосты у Соловьевой переправы. Платов приказал Розену отвести свой отряд к Михайловке (под его началом было 4 кавалерийских и 4 пехотных полка при 28 орудиях), оставив у себя 6 орудий. Платов огнём артиллерии сорвал французские попытки навести переправу. Только в середине дня противнику удалось оттеснить казаков и навести понтонную переправу. Под сильным давлением французской кавалерии казаки отошли к Михайловке, где Розен подготовил свой отряд к бою. Оставшиеся у него 22 орудия он свёл в одну батарею, расположил пушки на господствующих высотах, егерей укрыл за строениями. Кавалерийские и казачьи полки расположились позади позиции.

В 16 часов французы подошли к Михайловке и попытались с ходу взять селение. Однако нападение было отражено ружейно-артиллерийским огнём. Особенно отличился в бое у Михайловки батальон под началом капитана Александра Никитича Сеславина. Бой продолжался до поздней ночи, противник прекратил атаки только около 24 часов.

Наполеон задержался в Смоленске почти на неделю, ожидая положительных новостей от командиров фланговых корпусов Сен-Сира и Ренье. Особенно французский император был обеспокоен за правый фланг, так как не знал, соединилась ли Дунайская армия адмирала Чичагова с 3-й армией Тормасова и что они предпримут в дальнейшем. Французский император ожидал, что эти русские войска будут направлены к Москве, и он сможет снять с юга корпус Ренье, чтобы усилить центральную ударную группировку. Однако получив известие, что русские армии остаются на месте, а его фланговые корпуса удерживают свои позиции, угрозы им нет, Наполеон вызвал из Пруссии 9-й корпус под началом маршала Виктора Перрена. Резервный корпус состоял из 3 пехотных и 2 легких кавалерийских дивизий. Виктор получил приказ остановиться в Смоленске, чтобы служить резервом для главных сил, или фланговых корпусов. Кроме того, Наполеон отдал приказ 11-му корпусу маршала Пьера Ожеро (располагался гарнизонами в Пруссии) подойти к западной русской границе.

Только после этого французский император продолжил наступление. К вечеру 10 (22) августа корпуса Нея, Даву и Жюно перешли Днепр вслед за частями Мюрата. 11 августа французы подтянули артиллерию и начали обстрел позиции русского арьергарда. Одновременно 4-й корпус Богарне и кавалерийский корпус Груши двинулись от Духовщины к Дорогобужу. А 5-й корпус Понятовского и кавалерийский корпус Латур-Мобура начали обходной маневр от Ельни. Затем из Смоленска выступила гвардия. Под началом Наполеона оставалось около 160 тыс. штыков и сабель (правда, часть войск была оставлена для охраны коммуникаций).

Багратион, получив известие об обходе французами его левого фланга, предложил Барклаю де Толли отвести армии за Дорогобуж. Командующий согласился и поручил Толю найти новую позицию восточнее Дорогобужа. Милорадовичу был отправлен приказ выслать резервы к Дорогобужу. 12 (24) августа обе русские армии заняли дорогобужскую позицию. Для обеспечения правого фланга на правом берегу Днепра был оставлен 2-й пехотный корпус Багговута и 1-й кавалерийский корпус Уварова. В это время русские войска под началом Уварова и Васильчикова занимали позицию на реке Уже и вели арьергардный бой с конницей Мюрата.

Позицию у Дорогобужа Барклай де Толли нашёл малопригодной для сражения и с учётом стремления противника обойти его фланги, решил отводить войска дальше на восток, к Вязьме. Уже 13 (25) августа русские армии начали отход. Русские основные силы отходили сравнительно спокойно, а арьергардам приходилось тяжко. Правый арьергард Крейца действовал севернее Дорогобужа, средний под началом Платова – западнее него, левый под командованием Васильчикова – у Бражина. Под сильным давлением противника русские арьергарды отступили за Дорогобуж, который был занят французами.

Барклай де Толли принимает решение найти позицию для боя у Вязьмы. 14 (26) августа русские армии расположились у Семлева и Нивки. Барклай де Толли ожидал, что Милорадович с 15 тыс. подкреплением успеет соединиться с ним до начала сражения. Багратион был согласен дать генеральное сражение, но опасался, что Барклай де Толли не решится принять бой. Так, он писал Чичагову: «Я кричу вперёд, а он – назад, вот и дойдёт скоро до Москвы. Хороши мы будем!» В это время корпус Платова вёл тяжёлый бой с силами Мюрата. Отбиваясь от натиска вражеской кавалерии, Платов доложил Ермолову, что не может удержать позицию у Славкова и к ночи отойдёт к Семлеву (там располагалась 1-я армия). Барклай де Толли приказывает продолжить отход на Вязьму.

15 (26) августа армия узнала о назначении Кутузова главнокомандующим всеми силами. В этот день обе армии отходили к Вязьме, их прикрывали отряды Платова, Крейца и Сиверса. На реке Осьме (у Вязьмы) казачий корпус Матвея Ивановича Платова вступил в новый арьергардный бой и сдерживал натиск кавалерии Мюрата до вечера.

На марше Барклай де Толли и Багратион получили известие Толя о том, что у Вязьмы подходящей позиции нет, поэтому было принято решение не задерживаться и отойти к селу Федоровскому. 16 (28) августа войска прибыли к Федоровскому, где шли работы по укреплению позиции. В это время арьергарды под давлением противника отступали: Крейц и Платов к Вязьме, Сиверс и Карпов - на Быково. Позиция у Федоровского также была отвергнута. По словам Багратиона: «Позиция никуда не годится, ещё хуже, что нет воды». Было принято решение отойти к Цареву-Займищу, куда прибыл с подкреплениями Милорадович. Утром 17 (29) августа войска выступили и заняли позицию у Царева-Займища. Барклай де Толли сообщил Кутузову о своем намерении дать генеральное сражение у Царева-Займища. Кутузов, видимо, не хотел вмешиваться в распоряжения Барклая де Толли до прибытия в армию и личного осмотра позиции, поэтому разрешил ему «производить в действие» принятый им план.

Оценивая действия Барклая де Толли и Багратиона до похода русских войск к Цареву-Займищу, необходимо отметить, что их главной заслугой является сохранение боеспособности армии. Совершая длительный отход от Немана до Москвы, они не дали расстроить, окружить свои силы, или их частично уничтожить, хотя им противостоял гений военного искусства – Наполеон и его знаменитые маршалы, включая неутомимого и храброго Мюрата. Расчёт противника на то, что русская армия по мере отхода потеряет боеспособность и силу духа, не оправдался. Русская армия была практически единой по национальному составу, обладала глубокими патриотическими боевыми устоями. И чем дальше армия отходила от западной границы, тем сильнее было желание вступить в бой с захватчиками.
Автор: Самсонов Александр


Мнение редакции "Военного обозрения" может не совпадать с точкой зрения авторов публикаций

CtrlEnter
Если вы заметили ошибку в тексте, выделите текст с ошибкой и нажмите Ctrl+Enter
Читайте также
Комментарии 2
  1. Рожденный в СССР 27 августа 2012 13:18
    Сколько захватчиков обломало зубы о нашу Родину!
    Рожденный в СССР
  2. вакса 27 августа 2012 19:06
    Гроза двенадцатого года
    Настала - кто тут нам помог?
    Остервенение народа,
    Барклай, зима иль русский бог?
    ....
    И скоро силою вещей
    Мы очутилися в Париже,..

    А.С. Пушкин

Информация

Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.
Картина дня