Вот приедет мама, мама вас... засудит?

Вот приедет мама, мама вас... засудит?
Оборонное ведомство в рамках нынешнего осеннего призыва ввело ряд новшеств

Новшеств, имеющих цель несколько либерализовать собственный имидж в глазах новобранцев и их родителей. Во-первых, из почти 7 тысяч свердловчан, которые этой осенью наденут военную форму, свыше 2 тысяч человек будут служить на территории Среднего Урала — то есть в относительной близости от дома. Во-вторых, родителям дали возможность сопровождать своих чад аж до самой воинской части. В-третьих, каждому призывнику будут выданы sim-карты, с которых он сможет звонить своим родителям и психологу. Узвонись, дорогой защитник Родины! Всё оплачено. Причём, раз это звонок по мобильному, он при желании гарантированно конфиденциален от сослуживцев и командования части.

Радует, конечно, само желание армейского начальства хоть как-то стронуть дело с мёртвой точки. Но будет ли работать эта акция «Позвони маме»? Начать с того, что, если уж парня начнут истязать, то мобильный телефон отберут в первую очередь, хотя бы уже ради наживы. Но даже если сможет позвонить юноша домой… Мама, конечно, всегда готова защитить сына. Но что она может сделать с его обидчиками? Приехать за сотни километров и оплеух надавать его истязателям? Пожаловаться правозащитникам? А те что? Приедут за сотни километров и…


Не подменяют ли у нас на глазах борьбу с неуставщиной её видимостью? Почему вот, кстати, новобранцам дали канал связи с родителями и психологом, а не с военной прокуратурой или Особым отделом местного УФСБ? У которых есть и полномочия для наказания преступников, и возможности.

Может, всё же армейскому начальству стоит понять, что с неуставщиной надо бороться реально, а не для того, чтобы успокоить «истеричек-мамаш» (презрительное отношение к ним со стороны изрядной доли офицерства хорошо известно — мол, пора парня в жизнь отпускать, а они всё кудахчут).

Ведь любые видимости и хитрости могут сбить общество с толку лишь на полгода-год. Потом общество видит — ничего не поменялось. И молодёжь продолжает бегать от службы. Ну, даже если поднапрячься и перекрыть все лазейки и ловить беглецов по лесам… Мы всерьёз будем верить, что нормально может воевать армия, в которой значительная часть солдат унижена, озлоблена и при удобном случае разрядит автомат не во врага, а в мучителя-старослужащего? Боеспособная армия — это армия без бесконечных издевательств после отбоя, без изнасилований в туалете и без солдатских трупов с вырезанными внутренними органами.

Военная-то прокуратура порядок пытается наводить, не вопрос. По словам военного комиссара Свердловской области Игоря Лямина, за 8 месяцев 2010 года благодаря сотрудникам армейской Фемиды число зарегистрированных преступлений в войсках сократилось на 10%,... а вот количество случаев казарменного насилия наоборот, возросло почти на треть. Объяснить сей арифметический нонсенс можно только одним образом: большинство эпизодов не регистрируется. Или сами потерпевшие молчат, как рыбы об лёд. Им ведь, пострадавшим, потом дослуживать в этой части. С клеймом «стукача». Даже если переведут куда-то — клеймо последует за ними.

Более того, сегодня от заявителя требуют привести свидетелей. Логичное требование, но кто ж согласится? Сверстники избитого? А оно им надо? Сержанты? А зачем им ссоры со «стариками»? Офицеры? Большая часть казарменной жизни проходит мимо них. Да и не нужны им скандалы во вверенном подразделении…

Это, кстати, не досужий домысел. Два года назад в интервью корреспонденту «ВЕ» тогдашний военный прокурор Екатеринбургского гарнизона, полковник юстиции Юрий Ландак вынужден был признать, что факты некоторых нарушений закона в войсках бывает очень трудно доказать. Например, принуждение «срочников» к подписанию контракта. На днях, к примеру, «Солдатским матерям Санкт-Петербурга» пожаловались родители военнослужащих внутренних войск части 3526 (посёлок Лебяжье, Ленинградская область): мол, их сыновей пытаются насильно перевести в контрактники, чтобы отправить в Дагестан. Заместитель командующего ВВ МВД по ЛенВО Геннадий Марченко эту информацию не опроверг, но заверил, что первогодков отправляют не воевать, а... строить олимпийские объекты в Сочи. Не знаю, что у замкомандующего в школе было по географии, но город Сочи находится точно не в Дагестане.

И в связи этим возникает простой и нелицеприятный вопрос: будет ли смысл в «щедром» нововведении Минобороны, если позвонить по личной sim-карте призывник маме сможет, а вот мама, даже приехавши в часть искать правды, этой правды вряд ли добьётся?

Логичным было бы призвать к расширению полномочий общественных организаций. Но решим ли мы проблему и этим? Не пора ли честно сказать: корень проблемы — в том, что очень многие и в армии, и даже в обществе на самом деле не считают «неуставщину» чем-то преступным и постыдным. Мол, тумаки и туалетные изнасилования — необходимая часть возмужания, привития дисциплины. И что за парень, если он не смог пройти через это?

Избитый, изнасилованный человек на всю жизнь утрачивает уважение к себе и способность самостоятельно мыслить? Для энтузиастов «возмужания» и это не беда, они даже рады этому — они видят человека винтиком в машине коллектива или государства.
И вот пока нам не удастся справиться с этими средневековыми настроениями, у нас ни армии не будет современной, ни общества.
Автор: Евгений Сусоров
Первоисточник: http://rus.ruvr.ru" class="text" rel="nofollow" target="_blank">http://rus.ruvr.ru


Мнение редакции "Военного обозрения" может не совпадать с точкой зрения авторов публикаций

CtrlEnter
Если вы заметили ошибку в тексте, выделите текст с ошибкой и нажмите Ctrl+Enter
Читайте также
Комментарии 1
  1. dred 3 января 2012 14:46
    Ещё мам тут не хватало.
    dred

Информация

Посетители, находящиеся в группе Гость, не могут оставлять комментарии к данной публикации.
Картина дня