Начало Смуты. Военные действия против самозванцев и восставших

Начало Смуты. Военные действия против самозванцев и восставших

В конце 16 столетия на Русское государство обрушилось ряд бедствий. Земли были разорены длительной Ливонской войной и противостоянием с Крымским ханством (крымские татары дважды подходили к Москве – в 1571 и 1591 гг.). Десятки тысяч жителей центральных русских областей погибли, были уведены в полон, или бежали на окраины. Люди уходили от войны, роста поборов, превращаясь в вольных людей. Надо сказать, что одним из неожиданных положительных последствий этого явления, стал факт более плотного заселения Урала и Сибири, их хозяйственного освоения.

Правительство, обеспокоенное массовым бегством тяглового населения, отчего неуклонно сокращались поступавшиеся в казну подати и падала боеспособность, численность армии, начало ограничивать личную свободу сельского населения. В 1590-е годы были введены «заповедные годы» - запрет на переход от одного землевладельца к другому в Юрьев день и «урочные лета» - пятилетний срок («урок») сыска и возврата беглых крестьян на прежнее место. Это был шаг в сторону закрепощения крестьянства.

Внутренние проблемы государства были усугублены природными бедствиями. Три года подряд – 1601-1603 гг., были неурожайными, даже летом случались заморозки, неделями шли проливные дожди, а в сентябре выпадал снег. Начался страшный голод, болезни и эпидемия холеры. По некоторым оценкам, Россия потеряла до трети населения. Господа выгоняли своих холопов, челядь, крестьян, чтобы не кормить их. Образовались большие шайки разбойников, которые грабили и разоряли целые округи. Стихийное «воровское» движение охватили примерно 19 центральных, западных и южных районов страны. Так, в 1603 году правительству пришлось направить войска для борьбы с отрядом Хлопка (Хлопко), который насчитывал примерно 500 человек. Хлопко смог превратить свой отряд в хорошо организованную боевую единицу. Его отряд действовал под Москвой на Смоленской, Волоколамской и Тверской дорогах. Правительство, недооценив опасность холопьего отряда, послало против него небольшой отряд стрельцов во главе с окольничим Иваном Фёдоровичем Басмановым. 9 сентября 1603 года стрельцы попали в засаду, окольничий погиб, однако царские воины смогли разбить ватагу Хлопка, хотя и понесли тяжёлые потери. Раненого атамана привезли в Москву и повесили вместе с другими захваченными разбойниками. Это были первые массовые казни со времени воцарения Бориса Годунова.


Правительство не смогло решить проблему спекуляций – многие бояре, купцы и монастыри имели огромные запасы зерна, но скрывали его или продавали за огромные деньги. Тысячи людей устремились на восточные и южные окраины – низовья Дона, Волги, на Яик (Урал) и в Сибирь. Это серьёзно дестабилизировало ситуацию в стране – люди были недовольны правительством, появились толпы «воров». Личный авторитет Бориса Годунова резко упал, т. к. он не был «прирождённым государём». Нельзя забывать и про деятельность «пятой колонны» того времени – «агентов влияния» Рима, Речи Посполитой и боярских кланов, которые стремились к децентрализации государства, разделе его на «уделы». Началась Смута – грандиозный кризис Русской цивилизации, вызванные рядом внутренних и внешних причин, который потряс до основания Московское государство и всё общество.

Самозванец

В 1601 году в Польше появился человек, который выдал себя за царевича Дмитрия Ивановича, «законного государя», который якобы чудесно спасся от подосланных Борисом Годуновым убийц. В историю он вошёл, как Лжедмитрий I. По официальной версии, это был беглый монах Григорий (Юрий) Богданович Отрепьев, который сбежал в Литву. Он принадлежал к знатному, но обедневшему литовскому роду Нелидовых. Отец Григория Богдан арендовал землю у Никиты Романовича Захарьина (деда будущего царя Михаила). Григорий (Юрий) поступил на службу к Михаилу Никитичу Романову (брат Феодора Никитича Романова, будущего патриарха Филарета и дядя первого царя из рода Романовых Михаила Фёдоровича). Таким образом, первый самозванец был тесно связан с родом Романовых.

Кроме того, есть и другие версии происхождения Лжедмитрия. Почти все они тем или иным образом связаны с Римом, иезуитами и Польшей. Так, по утверждению очевидца Смуты Конрада Буссова, немецкого наёмника на русской службе, это был незаконный сын бывшего польского короля Стефана Батория, которого Григорий Отрепьев научил «всему, что было нужно для выполнения замысла». Согласно этой версии заговор родился в Москве, где знать недовольная Борисом Годуновым, придумала план по «перехвату управления» в Русском государстве. По другой версии, это был подлинный царевич Дмитрий, вывезенный в Польшу и обученный там иезуитами. Русский писатель, историк второй половины 19 в. - начала 20 в. Н. М. Павлов считал, что существовало два самозванца, один — Григорий Отрепьев, посланный из Москвы, а другой — неизвестный поляк, которого специально подготовили к своей роли иезуиты, он и сыграл роль Лжедмитрия. Надо сказать, что окончательного ответа на вопрос о личности первого самозванца в настоящее время нет. Но одно мы знаем точно, Рим и его «инструменты» (иезуиты, Польша) сыграли огромную роль в разжигании Смуты на Руси.

Самозванец, воспользовавшись тайной помощью польского короля Сигизмунда III, набрал небольшое войско – около 4 тыс. человек и 13 октября 1604 года перешёл границу Русского государства. Вскоре он овладел первой крепостью – Монастыревским острогом. Он получил большую поддержку со стороны местного населения – многие русские люди поверили в чудесное спасение царевича Дмитрия и встали под стяги «законного государя». Воспользовавшись поддержкой населения южнорусских городов, Лжедмитрий достиг значительных успехов – овладел Черниговом и Путивлем. В лагерь самозванца сбежал Богдан Сутупов, он вез казну войску Бориса Годунова, которое противостояло Лжедмитрию. Упорное сопротивление Лжедмитрию оказал лишь Новгород-Северский, где оборону возглавил воевода Пётр Федорович Басманов. В ночь с 17 на 18 ноября 1604 г. гарнизон отразил штурм, отряды самозванца понесли значительные потери. Однако территория, подконтрольная Лжедмитрию, стремительно расширялась, в конце ноября его власть признали Рыльск и Курск, Комарицкая волость, в начале декабря – Кромы и Околенская волость.

Борис Годунов, встревоженный успехами самозванца, усилил гарнизон Орла и направил на помощь Басманову большую армию под началом князя Фёдора Ивановича Мстиславского. Это был первый боярин государства, которого трижды могли избрать царем - в 1598, 1606 и 1611 гг., однако он предпочитал быть на вторых ролях, ведя двойную игру. В будущем Мстиславский будет участником свержения Лжедмитрия, руководителем Семибоярщины, избирал царём Владислава Сигизмундовича, а после изгнания поляков — Михаила Романова. Мстиславский имел под своим началом 25 тыс. армию (а с боевыми холопами, видимо, около 40 тыс.), а Лжедмитрия было не более 15 тыс. солдат. Однако инициатива была на стороне самозванца. 21 декабря 1604 года в сражении у Новгорода-Северского, польские гусары опрокинули правый русский фланг и обойдя центр русской позиции, ударили по ставке Мстиславского. Боярин был ранен, но его спасли подоспевшие стрельцы. Управление русскими войсками было нарушено и московские полки отошли к обозу. Из-за несогласованности действий польских отрядов, войско Мстиславского смогло избежать больших потерь, хотя и потерпело поражение.

В январе 1605 года, получив подкрепления, русская армия снова перешла к активным действиям. Силами Годунова, которые возросли до 50 тыс. человек, помимо Мстиславского, командовал князь Василий Иванович Шуйский. Русские воеводы двинулись к городу Севску, неподалеку от которого, в Чемлыжском остроге, располагалось войско самозванца. 20 января московские полки заняли село Добрыничи в 20 верстах от Севска. В ночь с 20 на 21 января 23- тыс. польско-казацкое войско Лжедмитрия I выступило из Севска, чтобы нанести внезапный удар по московской армии. Однако эта попытка была пресечена из-за бдительности дозора. Русские воеводы успели вовремя построить полки перед Добрыничами. Ошибки, которые привели к поражению у Новгород-Северского, были учтены. Стоявшую в центре стрелецкую пехоту с фронта и флангов прикрыли обозами, между ними установили 14 пушек. Конницу разместили на флангах, чуть впереди основной позиции.

Атаку на московское войско возглавил сам Лжедмитрий. Первоначально полякам и казакам сопутствовал успех – войска самозванца опрокинули наемные конные роты, которые стояли на правом русском фланге и потеснили полк Правой руки (им руководил В. Шуйский). Однако, когда поляки развернулись и попытались нанести удар по фронту и флангу русской пехоты, в полной мере оправдала себя предусмотрительность русского командования. Вражеская кавалерия была встречена сильным ружейно-пушечным огнём и не смогла преодолеть «стену» обозов. Конница самозванца обратилась в бегство. Казачья пехота Лжедмитрия, лишившись конного прикрытия, была окружена и уничтожена. Остатки сил самозванца бежали к границе.

От окончательного поражения «царевича» спасла героическая оборона казачьего гарнизона небольшой крепости Кромы и пассивная тактика царских воевод, которые вели «двойную игру». Под стенами крепости царское войско задержалось надолго. Это позволило самозванцу оправиться от поражения, пополнить свои войска. В конце января – начале февраля на сторону Лжедмитрия I перешли Белгород, Царев-Борисов, в марте – Елец и Ливны.

Захват Москвы. Гибель самозванца

13 апреля 1605 года неожиданно умер Борис Годунов. Это резко изменило обстановку в стране. К осаждённым Кромам послали новые отряды под началом Михаила Катырева-Ростовского и Петра Басманова. В царской армии возник разветвлённый заговор в пользу «законного государя». Его наиболее активными участниками был князь Василий Голицын и его сводный брат Пётр Басманов. 7 мая в армии начался мятеж. На сторону Лжедмитрия перешли дворянские сотни из Рязани, Тулы, Каширы, Алексина, северских городов, немецкие наёмники капитана Вальтера Розена. Остальные войска с воеводами М. Катыревым-Ростовским, А. Телятевским, В. Морозовым и др. поспешно двинулись к Москве.

Войска Лжедмитрия двинулось к столице Русского государства. В Москве 1 июля 1605 года вспыхнуло восстание, которое организовали эмиссары самозванца – Г. Пушкин и Н. Плещеев. Они зачитали в Красном селе и на Красной площади грамоту «царевича». Он объявил народу о своём чудесном спасении и требовал верности от народа, обещая всем «тишину, покой и благоденственное житье», снижение податей. Щедрые посулы подняли людей на бунт. Восставшие, при попустительстве боярского правительства, взяли под арест Фёдора II, его мать и сестру Ксению в Кремле. Участь свергнуто царя была предрешена – 10 июня низложенный царь и его мать были задушены в своём кремлёвском доме, их тела были выставлены на всеобщее обозрение. Народу объявили, что они отравились. Царевну Ксению пощадили, она некоторое время была наложницей самозванца (тот был охоч до женщин), затем постригли в монахини.

Начало Смуты. Военные действия против самозванцев и восставших

Убийство Фёдора Годунова. Картина К. Е. Маковского (1862).

20 июня 1605 года самозванец торжественно вступил в столицу. Правда, его правление было недолгим. Страна рухнула в пропасть и для того, чтобы начать подниматься, ей нужно было достигнуть самого дна, хлебнуть горя полной мерой. Самозванец раздал множество обещание и своим западным покровителям и союзникам в России. Часть он выполнил. Лжедмитрий провёл амнистию, вернув из ссылок бояр и князей, бывших в опале при Борисе и Фёдоре Годуновых, даровал податные льготы южнорусским городам, отменил на Юге налоги на 10 лет, одарил казаков, восстановил право выхода крестьян в Юрьев день, начал переориентацию внешней политики России на интересы Польши и т. д.

Однако одной рукой самозванец одаривал, а другой забирал. Так, многочисленные «подарки» верным людям, расходы на свадьбу, траты на готовящийся поход против турок и пр., привели к значительному росту налоговых сборов в регионах, которые не получили привилегии. Возмутил многих тот факт, что новый царь (он себя называл императором или цезарем), окружил себя иностранцами и иноверцами, постоянно нарушал русские, православные традиции. Так, самозванец учредил при своей особе иностранную гвардию, которая обеспечивала его личную безопасность, отстранив русскую царскую охрану, создал состоявшую только из поляков «Тайную канцелярию» - в неё вошли капитаны Мацей Домарацкий, Станислав Борша, Михаил Склиньский и личные секретари царя Ян Бучинский, Станислав Слоньский и Липницкий. В результате часть русского боярства, которая думала, что новый царь будет их марионеткой, серьёзно просчиталась.

Ещё более накалило обстановку в столице женитьба Лжедмитрия на знатной полячке Марине Мнишек, дочери сандомирского воеводы Ежи (Юрия) Мнишека. С невестой и её родственниками в Москву приехал целый польский отряд в 6 тыс. человек (по польским данным около 1 тыс.). На дары полякам были потрачены огромные деньги. К примеру, Марина в качестве свадебного подарка получила о шкатулку с драгоценностями стоимостью порядка 500 тыс. золотых рублей. Кроме того, ещё 100 тыс. рублей было отправлено в Польшу для уплаты долгов. 8 мая 1606 года Марину нарекли царицей и состоялась пышная свадьба. Обеды, балы и празднества следовали один за другим, во время многодневного празднования «гости» в пьяном разгуле врывались в дома москвичей, насиловали женщин, грабили прохожих, стреляли в воздух, кричали, что царь им не указ, так как они сами его посадили на трон. Наглое поведение поляков, которые вели себя в Москве, как победители, стало серьёзным фактором, который привёл к успеху боярского заговора.

14 мая 1606 года Василий Шуйский (он уже в июне пытался организовать переворот, но был раскрыт и отправлен в ссылку) собрал верных ему людей и наметил план действий. Было решено в субботу ударить в набат и поднять народ под предлогом защиты царя от поляков. 15 мая на Василия Шуйского поступил донос, но самозванец легкомысленно отмахнулся от него. 16 мая был дан бал в новом царском дворце, после него царь ушел к жене. Его снова предупредили о заговоре, но он и на этот раз не воспринял информацию всерьёз. Ночью Шуйский уменьшил немецкую охрану во дворце, освободил заключённых и роздал оружие людям. 17 (27) мая Шуйский приказал ударить в набат на Ильинке, его поддержали другие звонари. Шуйский и его сторонники въехали на Красную площадь и стали кричать, что «литва» хочет убить царя, и потребовал, чтобы горожане поднялись на защиту государя. Хитрость удалась, возбужденные люди бросились убивать поляков.

Шуйский ворвался в Кремль и приказал убить «злого еретика». Немногочисленные немецкие наёмники были сметены, все приближённые самозванца разбежались. Только Пётр Басманов пытался защитить Лжедмитрия, и был убит. Царь попытался сбежать, вылез в окно и хотел слезть по лесам (дворец был в процессе строительства), но оступился и упал. Раненого самозванца подобрали стрельцы, он обещал им вотчины и имущество мятежных бояр, за защиту. Стрельцы в ответ на требования мятежников выдать самозванца, попросили, чтобы Марфа (Мария Фёдоровна Нагая, последняя жена Ивана IV),ещё раз подтвердила, что Дмитрий — ее сын, в противном случае — «Бог в нем волен». К Марфе послали посланника, вернувшийся гонец – это был князь Иван Васильевич Голицын, крикнул, что царица ответила, будто ее сын погиб в Угличе. После этого сын боярский Григорий Валуев застрелили самозванца.

Продолжение следует…
Автор: Самсонов Александр


Мнение редакции "Военного обозрения" может не совпадать с точкой зрения авторов публикаций

CtrlEnter
Если вы заметили ошибку в тексте, выделите текст с ошибкой и нажмите Ctrl+Enter
Читайте также
Комментарии 10
  1. Источник Света 29 августа 2012 11:40
    До чего ж любят к нам в "цари" все лезть. Поляки там всякие, немцы, сейчас вот евреи сунулись.
  2. amikan 29 августа 2012 12:52
    Может быть с тех времен пошла мода российского "истеблишмента" продаваться западу и играть в свою игру. В то время это привело к жуткой семибоярщине, через 120 лет к не менее кровожадной Бироновщине.

    Слава Богу, что Русь во все времена была богата такими людьми как Минин и Пожарский!
    Но где же сегодняшние Пожарские и Минины?
    amikan
    1. мамба 29 августа 2012 14:50
      Цитата: amikan
      Может быть с тех времен пошла мода российского "истеблишмента" продаваться западу и играть в свою игру. В то время это привело к жуткой семибоярщине, через 120 лет к не менее кровожадной Бироновщине.

      Тогда уж нужно вспомнить "призвание варягов". Не холопы ходили к ним кланяться.
      А в наше время - Горби и Ельцин со своими министрами устроили нам новую смуту. И в этот раз Россия скатилась до самого дна, хлебнула горюшка полной мерой! am
      мамба
    2. smel 30 августа 2012 06:32
      Но где же сегодняшние Пожарские и Минины?
      Они недвижимость уже давно купили за границей.А чтобы появились новые надо воспитывать детей не на гамбургерах и пепси, а на истории своей страны.Да и правители пример должны показывать, а не на Запад смотреть и чад своих отправлять туда
  3. Lexx 29 августа 2012 15:45
    Кстати, о влиянии природных катастроф на историю - неурожай, с которого начался голод и Смута был вызван извержением вулкана в Перу в 1600 году. Огромное количество пепла было выброшено в атмосферу и снизило проницаемость солнечных лучей, что усугубило итак неважную погоду в Европе, после замедления течения Гольфстрима в 14 веке (т.н. Малый ледниковый период). А так, начало правления Годунова было весьма многообещающим, например, при Годунове была отлита знаменитая Царь-пушка.
    1. anis-mgu 24 сентября 2012 23:53
      Введение в ВеликЕврАзийский Период
      Палеогеография и История Отечества
      (На примере стояния уровня Каспийского моря по фазам «суша-море» за последние 2500 лет)
      1600годы четко попадают на минимум палеогеографической кривой.
      http://secology.narod.ru/pal.html
      anis-mgu
  4. anis-mgu 24 сентября 2012 23:35
    http://secology.narod.ru/Russia_distemper_400.html
    Еще задолго до Минина и Пожарского начал свою борьбу за освобождение России Патриарх Гермоген и именно его грамоты и письма, рассылаемые по все стране вдохновляли всех русских людей на борьбу с иноземными захватчиками и смутой. В то время как многие славные фамилии и роды проявили сильную шаткость и колебания, часто оказываясь то в одном, то в другом враждебном лагере, то в стане Вора, то в стане поляком, один Патриарх был непоколебим и сохранил постоянную верность России.
    Во главе русских тушинцев больших чинов и высокой породы стоял митрополит ростовский и ярославский, «нареченный» патриарх Филарет Никитич. Его взяли в плен и доставили в Тушино войска Вора, занявшие и разграбивши Ростов в октябре 1608 года. С тех пор Филарет пребывал в Тушине, по одним известиям как пленник, а по другим как добровольный обыватель Тушина и глава той стороны духовенства, которая признала «царя Дмитрия Ивановича».
    Официальное жизнеописание Филарета, составленное по поводу его поставления в Патриархи в 1619 году, вовсе умалчивает о тушинском периоде его жизни. Грамоты Гермогена, писанные в 1609 году, упоминая о Филарете, называли его не изменником, а «пленником»: «а которые взяты в плен, как и Филарет митрополит и прочие, не своею волею, но нужею, и на христианский закон не стоят и крови православных братий своих не проливают, на таковых мы (писал Гермоген) не порицаем».
    Вполне доверяя искренности слов Гермогена, слушатели и читатели его грамот могли, однако, соображать, что для московского правительства было бы соверщенно невозможно отозваться о Филарете иначе, как о пленнике Вора. Если бы оно объявило его добровольным приверженцем «царя Дмитрия», то этим самым сильно подняло бы шансы своего тушинского противника. Признание Вора Романовыми было бы тяжким ударом Шуйскому.
    Впрочем, заявлениям Гермогена русские люди позднейшего времени охотно дали веру: трудно было подозревать в добровольном служении Вору того иерарха, который при первой возможности отстал от Вора, желал на московский престол Владислава и, возвратясь в Москву из Тушина весной 1610 года, стал затем в ряды правительства, безусловно враждебного Вору.
    Просматривая список приверженцев Вора, можно прежде всего заключить, что у Вора были представители очень высоких слоев московской знати. Не считая Филарета
    Никитича, имена Трубецких князей, Ярославских князей, Салтыковых, Годуновых и других подобных вводят в ту среду, которая первенствовала в московском дворце в эпоху опричнины и могла назваться новою дворцовою знатью в противоположность прежней родовой знати.
    Многие приверженцы Вора очень легко от него отпали и также легко стали на сторону польского короля. Вообще общее метание и разброд был характерен почти для всех и очень трудно строго судить многих русских людей в это смутное время. Тем величественнее образ Патриарха Гермогена, который сохранял верность исконной России, не мятежной и воровской и непреклонной Польше, во всех сложных ситуациях того смутного времени!
    Русское общество считало одних бояр страдальцами, других – изменниками и понимало, что отныне боярская дума перестала быть руководительницею общественной жизни и правительственной деятельности. Но если пало боярское правительство, если земский совет, бывший при боярах, был разогнан «изменниками» или милостиво распущен Сигизмундом из его королевского стана, то еще было цело правительство церковное и не был поколеблен париарший авторитет. Блюститель веры и благочестия, Патриарх не только имел право, но был обязан настаивать на точном соблюдении условий, назначенных оберегать от посторонних влияний не только существо православия, но и его исключительное господство в государстве.
    Источники:
    1. Очерки по истории смуты в Московском Государстве XVI—XVII вв. С.Ф. Платонов, М., 1995
    2. ru.wikipedia.org/wiki/Гермоген
    anis-mgu
  5. Алекс 16 января 2014 14:07
    Когда трон остается без хозяина, жди неприятностей. Похоже, польским метод "управления" государством, при котором "король царствует, но не правит", а вся реальная власть в руках небольшой группки магнатов, понравилась и русским боярам. Не часто в русской истории можно найти случаи, когда целая армия переходила бы на сторону врага.

Информация

Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.
Картина дня