Томас Санкара: к 25-летию со дня смерти

«Революционеров можно убить, идеи — никогда»

Т. Санкара


В 1983-1987 годах страной под названием Буркина-Фасо («Родина честных людей», бывшая французская Верхняя Вольта) правил президент Томас Санкара. За первые три года нахождения у власти этого человека, получившего прозвище «африканского Че Гевары», сказка поистине «стала былью».


Само переименование родной страны — его идея. На языке мооре «буркина» означает «честные люди», с языка дьюла «фасо» переводится как «родина».

Томас Санкара — армейский капитан, десантник, бывший глава тренировочного центра в По. Человек умный, талантливый, разносторонний и увлекающийся, он был не только военным. Санкара получил некоторую известность как джазовый гитарист, поэт, публицист, идеолог коммунистической революции (в своё время изучал труды Маркса и Ленина), знакомый как с теорией, так и с практикой. Санкара — автор гимна родной страны и соавтор проекта герба. По мнению Майкла Мунгаи, Томас Санкара — лидер, равный таким гигантам, как Нельсон Мандела или Кваме Нкрума.



Родившись в 1949 году в Верхней Вольте, выходец из крестьянской семьи Санкара быстро сделал военную карьеру, дослужившись до капитана. Уже в 1981 году молодого выдающегося офицера назначили Государственным секретарём по информации Верхней Вольты. Известно, что на первое заседание он прибыл на велосипеде. (То был совсем не показной «Москвич» товарища Ельцина).

В апреле 1982 года Т. Санкара подал в отставку, обвинив военных в подавлении рабочих и профсоюзов. Он сказал: «Горе тем, кто затыкает народу рот!»

Благодаря очередному военному перевороту президентом Верхней Вольты в 1982 году стал майор Жан-Батист Уэдраого. Он назначил Санкару премьер-министром. Французам, сохранившим своё влияние в бывшей африканской колонии, коммунистический капитан не полюбился. Стараниями империалистов радикальный капитан был арестован.

Новый бунт положил конец домашнему аресту капитана. Совершивший переворот столичный гарнизон освободил революционного капитана, и Томас Санкара оказался у руля власти в родной стране. Переворот этот в числе прочих организовал один из друзей и единомышленников Санкары — капитан Блез Компаоре.

Новый президент взял курс на социальные преобразования. Начал он их с себя самого, а заодно и с правительственных чиновников, — отчего и получил прозвище «африканского Че».

Находясь глубоко под влиянием работ Карла Маркса и Владимира Ленина, пишет Майкл Мунгаи, за свой короткий президентский срок Санкара полностью искоренил нищету в стране и сделал всё, чтобы поднять простого человека. Как панафриканист, он стремился положить конец «политическому чревовещанию», которое практикуют бывшие африканские колониальные правители, а также устранить зависимость континента от иностранной помощи. «Тот, кто вас кормит, вас и контролирует», — говорил он.

Будучи весьма скромным человеком, Санкара продал парк правительственных транспортных средств, состоящий из «Мерседесов». Взамен были куплены автомобили «Renault 5» — самые дешёвые в то время машины, доступные в стране. Они-то и стали официальными автомобилями министров Санкары. Новый президент уменьшил свою зарплату с 2000 долларов в месяц до 450 (плюс расходы на вещи). Санкара запретил нанимать членам правительства личных водителей и летать должностным лицам первым классом. Жителей родной страны он призвал покупать одежду, пошитую земляками. Санкара даже убрал кондиционер из своего кабинета, сказав, что большинство его соотечественников живёт без подобной роскоши.

При Санкаре, опередившем время, бывшая Верхняя Вольта разительно изменилась.

Он стал первым главой африканского государства, допустившим женщин на высшие должности в правительстве. При нём женщины смогли служить в армии. Санкара запретил обряд обрезания женских половых органов, полигамию, принудительные браки и любое унижение достоинства женщин. Женщины могли теперь получать образование и были уравнены в правах с мужчинами. В первый год революции прошёл «день солидарности»: мужчинам было велено готовить обед и идти торговать на рынок, чтобы самим испытать «прелести» женской доли.


«Если мы проиграем борьбу за освобождение женщин, не нужно надеяться на достижение всеобъемлющих и позитивных изменений в обществе», — сказал он в 1987 году, незадолго до смерти.

Президент победил взяточничество. В 1986 году Всемирный Банк вынужден был признать, что в Буркина-Фасо совершенно искоренена коррупция. При этом надо отметить, что зарплаты чиновников были не повышены, а снижены. Государственные чиновники отныне должны были служить образцом для подражания и примером неподкупных и честных граждан.

В стране нельзя было публично развешивать портреты Санкары — он это запретил.

Достижения «африканского Че Гевары» включают в себя не только политику по борьбе с коррупцией. Президент предпринимал меры по защите окружающей среды и лесовосстановлению, развивал образование и здравоохранение (которым при нём стали бесплатными), заботился об устойчивости сельского хозяйства и перераспределении земель.

За годы президентства Томаса Санкары было высажено десять миллионов деревьев, что остановило расползание песков Сахары. Детская смертность снизилась вдвое. Вожди племён лишились привилегий. Санкара положил конец сборам дани, а крестьяне не должны были больше «отрабатывать» местную барщину.

При Санкаре страна стала полностью обеспечивать себя продуктами питания — к огромному удивлению демократического «международного сообщества».

Суть в том, что Томас Санкара делал чёткий акцент на экономической независимости своей родины. Его политика, как считают аналитики, отличалась даже не заботой об интересах продовольственной безопасности, но широким принципом продовольственного суверенитета.

Разного рода «гуманитарную помощь» товарищ Санкара отвергал, считая, что тот, кто её принимает, оказывается, как в былые времена, в тисках колониальной зависимости.

«Создав своё собственное производство, мы сделаем эту помощь ненужной. Мы сможем, мы должны производить больше, потому что это нормально, а иначе тот, кто даёт вам еду, навяжет вам и свою волю». Эти слова президента Буркина-Фасо, замечает Мартин Линг, злободневны как никогда.

Сказано это было в 1986 году, когда успехи Санкары были очевидны уже всему миру, а западные либералы вовсю скрежетали зубами, кроша эмаль на пол. Санкара добился того, что считалось в то время чудом: родина армейского капитана, совсем недавно бывшая беднейшей страной, не только больше не импортировала продовольствие, но даже экспортировала его! Нельзя поверить в это, глядя на сегодняшнюю голодающую Буркина-Фасо, по ВВП на душу населения занимающую в рейтинге «места» где-то после 200-го…

Томас Санкара не доверял так называемой «долговой политике», проводимой западными державами на мировом уровне. Он считал, что долговая политика суть техника повторной колонизации Африки. Президент был откровенным антиимпериалистом — что сильно не нравилось передовым либералам на Западе. 38-летний Томас Санкара был бельмом на глазу бывших колониалистов, замечает Майкл Мунгаи.

Санкару и его ближайших сторонников убили 15 октября 1987 года. Ответственен за убийство Санкары — о, ирония судьбы! — его бывший друг и соратник Блез Компаоре. Новый государственный переворот произошёл не без участия Франции. Великие мертвецы, имена которых Запад всеми силами старается стереть, были закопаны в безымянной могиле.

После свержения Санкары выяснилось, что его имущество состояло из старого «Пежо», приобретённого до президентства, холодильника, в котором не работала морозилка, четырёх велосипедов и трёх гитар.

Первым деянием нового президента Буркина-Фасо — которым сделался, понятно, Блез Компаоре, — оказалось приобретение «Боинга» для персональных нужд. На этот самолёт диктатор истратил деньги, предназначавшиеся Санкарой для благоустройства столичных окраин.

Г-н Компаоре и поныне президент Буркина-Фасо, а по совместительству и министр обороны. Ещё он большой друг мировой демократии. Известна фотография, где он жмёт руку самому передовому демократу всех времён и народов — Дж. Бушу-младшему.

Майкл Мунгаи с горечью пишет, что правда героев Африки покоится в безымянных могилах. «Наследие наших незамеченных героев, — пишет он, — задушенное дельцами от африканской неоколониалистской аристократии, находится в большей опасности, чем горные гориллы».

Обозревал и переводил Олег Чувакин
— специально для topwar.ru
Ctrl Enter

Заметили ошЫбку Выделите текст и нажмите Ctrl+Enter

25 комментариев
Информация
Уважаемый читатель, чтобы оставлять комментарии к публикации, необходимо зарегистрироваться.
Уже зарегистрированы? Войти