Операция «Сыр»

Операция «Сыр»
Осенью 1979 года родезийцы обратили пристальное внимание на Замбию – точнее, на ее экономику. Родезия не имела выхода к морю – но также его не было и у Замбии, и поэтому часть своего экспорта замбийские власти вынуждены были направлять через территорию Родезии, которой правил ненавистный ей «незаконный белый режим». Поскольку вооруженные силы Родезии особо не церемонились с нанесением ударов по лагерям террористов на замбийской территории, президент Замбии Кеннет Каунда время от времени то закрывал, то открывал границу с Родезией. Осенью 1978 года он ее открыл в очередной раз – даже несмотря на то, что незадолго до этого родезийцы успешно отбомбились по нескольким крупным базам боевиков неподалеку от столицы страны. Причина была проста – Замбии не хватало продовольствия, а импорт был возможен либо через территорию южного соседа, либо непосредственно из Родезии. Но Солсбери степень открытости границ не устраивала – у Каунды была еще одна ниточка, связывавшая его с внешним миром, и он старался эксплуатировать в первую очередь именно ее. Железная дорога Тазара (или Тан-Зам) для Замбии была ключевой: это была единственная магистраль, связывавшая страну и танзанийский порт Дар-эс-Салам. По железной дороге в Замбию ежемесячно поступало 25 тысяч тонн грузов. В целом грузооборот по Тазаре составлял до 40 процентов торгового баланса Замбии. Так что задача была проста: родезийцам жизненно необходимо было вынудить Каунду использовать именно южные коммуникации – а для этого следовало перерубить северные. Значение Тазары разведка Родезии, а также аналитики из штаба армии поняли давно.
Самым важным участком этой коммуникации являлся большой железнодорожный мост через реку Чамбеши, в северо-восточной части Замбии – самый длинный мост на этой железной дороге. Примерно в полукилометре от него располагался мост для автотранспорта – он также играл важную роль в транспортной инфраструктуре Замбии: через него, в частности, шел транзит цемента и нефтепродуктов в Бурунди.
Вся эта информация была заранее собрана в досье – но материалы до поры до времени так и оставались всего лишь разработками. Летом 1978 года перед родезийской САС поставили задачу уничтожить мосты, и оперативники приступили к разработке операции. Но как это часто и бывает, вскоре поступил приказ об отмене – наверху решили, что по каким-то соображениям акция не может быть проведена. Свою роль сыграл и тот факт, что Родезия все-таки наносила удары по заведомо террористическим объектам, а не по экономически важным. Разработку операции, к вящему неудовольствию командования САС, пришлось свернуть.
Но спустя год, в самом начале сентября 1979 года, сверху неожиданно поступило «добро». Сложно сказать, почему было выбрано именно это время – судьба Родезии была фактически предрешена: вскоре в Лондоне должна была начаться конференция по окончательному решению «родезийского вопроса», после чего в стране в очередной раз должно было прийти к власти новое правительство. Но сдаваться просто так родезийцы не собирались. По счастью, предварительные расчеты уже были проделаны, так что операция, получившая кодовое название «Сыр», началась практически сразу же.
Буквально с первой же минуты непосредственные исполнители поняли, что задача, стоявшая перед ними, описывается одним словом – «невыполнимая». Основной проблемой являлось расстояние. Цели находились на расстоянии более чем в 300 километров от границы с Родезией (и более чем в 700 километрах от лагеря Кабрит, главной базы САС). Таким образом, мосты через Чамбеши были самой удаленной целью за всю историю спецопераций Родезии. Соответственно риск, что все пойдет не так, возрастал многократно.
Вопросы, касающиеся операции, множились с каждой минутой: что можно сказать о положении и состоянии местного населения на территории, прилегающей к цели? Насколько близко к мосту расположены населенные пункты и каковы они? Охраняется ли мост? Насколько многочисленны полицейские силы в данном районе? И тому подобное. И самый главный вопрос – как группа будет уходить, после того как мосты будут уничтожены? Поскольку после подрыва власти скорее всего немедленно объявят тревогу и начнутся поиски – а до границы будет очень и очень далеко.

Первым делом предстояло выяснить, насколько хорошо охраняются мосты и какова ситуация с местным населением. Поскольку точных оперативных данных у САС не было, то пришлось прибегнуть к помощи коллег из разведки. Один из агентов приехал в Замбию и поколесил на машине по району, собрав необходимую информацию. По его словам, неподалеку от мостов находился небольшой полицейский пост, а что касается населения, то оно жило более или менее равномерно по обоим берегам Чамбеши по всей длине реки.
Доставка диверсантов до цели наземным транспортом и с вертолетов исключалась. Оставался один-единственный выход – ночной парашютный десант. Проникновение планировалось в два этапа. Сначала затяжным прыжком десантируется группа из четырех оперативников – они проводят разведку местности и оценивают уровень присутствия полиции и вооруженных сил. Затем десантируется основная группа из 12 человек. После чего все 16 сасовцев на каноэ
плывут к мостам.
Основная группа брала с собой тонну взрывчатки, резиновую лодку «Зодиак» с подвесным мотором и несколько каноэ. Груз был огромен – и на тренировках большая часть времени уходила на то, чтобы научиться тщательно и компактно его укладывать.

Операция «Сыр»


Замысел

Задача, поставленная командованием, была сформулирована предельно четко: мосты должны быть не просто взорваны, но выведены из строя на максимальный срок (желательно, конечно, без возможности восстановления). Чтобы достигнуть желаемого эффекта, часть зарядов должна быть взорвана под водой. Кроме того, в ходе операции помимо стандартных зарядов ВВ было решено использовать экспериментальное взрывное оборудование: подрывную сеть. Ее предполагалось применить для подрыва железнодорожного моста – главной цели диверсии. С одной стороны центральной опоры моста (самой объемной из трех) подрывники намеревались установить под водой три заряда ВВ по 100 килограммов каждый. С противоположной стороны крепилась подрывная сеть – ее заряды должны были сдетонировать за доли секунды до того, как сработают основные. Упреждающий взрыв на мгновение вытеснит воду – в результате с одной стороны фермы образуется воздушная подушка. Далее срабатывают основные заряды – и поскольку в этот момент с противоположной стороны не будет того сопротивления воды, то опора, согласно законам физики, переломится пополам.
Что до способов отхода, то в числе прочего предполагалось, что спецназовцам десантируют «Лендровер». Увы, после нескольких попыток от этой мысли пришлось отказаться. В конце концов командование согласилось на то, что после подрыва оперативники захватят машину и на ней поедут на юг страны. При этом выходило так, что на обратном пути у сасовцев не получалось держаться в стороне от городов Чамбеши и Мпика. Карты местности были ненадежными – во-первых, устарелыми, а во-вторых, крупномасштабными.
Успех эвакуации после подрыва зависел только от того, как скоро диверсанты сумеют найти подходящую машину. Если это им удастся, то все должно окончиться нормально. Если нет – то у оперативников, мягко говоря, возникали очень серьезные проблемы.

Неудачное десантирование

3 октября в 22.00 самолет с передовой разведгруппой поднялся в воздух и взял курс на Замбию. На подлете к району, где были расположены мосты, десантники встали в ожидании команды. Четверо десантников, навьюченные, как верблюды в караване, направились к двери. Через минуту диверсанты вместе с дополнительным грузом снаряжения прыгнули в ночь, с высоты четырех километров. Проведя минуту в свободном падении, они раскрыли свои парашюты и направили их на место десантирования. Грузовые парашюты раскрывались принудительно на заданной высоте. Собравшись после приземления, оперативники, к огромному облегчению, выяснили, что все четверо живы и здоровы, но случилась неприятность: не раскрылся один из грузовых парашютов. Это означало, что груз упал куда-то в буш, и там теперь находятся два каноэ, запасные части и прочее снаряжение. А без каноэ диверсанты не могли подобраться к мостам, чтобы произвести доразведку на месте. Кроме того, вместе с каноэ пропала и радиостанция. Опять же, по счастью, у старшего группы Дэйва Додсона хватило ума заранее настоять на том, чтобы один из разведчиков нес на себе запасной комплект. Всю ночь и половину следующего дня оперативники провели в поисках пропавшего снаряжения. Ближе к вечеру Додсон решил, что дальнейшие поиски бессмысленны, и свернул их.

Не отступать и не сдаваться!

Такое начало любой здравомыслящий человек счел бы за дурное предзнаменование. Додсон, в общем, придерживался того же мнения, но еще меньше он желал прекращения всей операции. Он принял решение добраться до мостов пешком. Это, конечно, было гораздо труднее, чем сплав по реке на каноэ, и существенно сокращало общее время всей операции – но все-таки лучше, чем ничего. Он связался со штабом САС и проинформировал командование о своем плане, запросив также, чтобы основная группа включила в список снаряжения все то, что пропало
при первой высадке.
Два с половиной дня спустя четверо уставших оперативников вышли к притоку реки Чамбеши. Оставив одного из спецназовцев на охране, майор Додсон, лейтенант Фил Брук и младший капрал Энди Стэндиш-Уайти разделись и поплыли к мостам. Доплыв до конструкций, они с облегчением обнаружили, что территория, прилегающая к мостам фактически безлюдна, за исключением одного-единственного охранника на мосту. Ширина Чамбеши в этом месте была не более 200, глубина составляла около 4 метров. Размеры мостов оказались точно теми, которые представили эксперты-аналитики после обработки данных воздушной разведки. После этого диверсанты поплыли обратно, к месту, где их ждал четвертый участник группы.
Обратный путь к месту высадки они проделали быстрее – в целом путешествие до мостов и назад заняло у них четыре дня, за которые они суммарно прошли около 100 километров. У разведчиков даже оставалось время немного отдохнуть до прибытия основной группы, которая несла с собой взрывчатку и каноэ.

Внезапная проблема

В час ночи 8 октября двенадцать оперативников САС благополучно десантировались с высоты примерно 300 метров и приземлились без происшествий в намеченном месте, где их встретила передовая группа. До восхода солнца спецназовцы спрятали парашюты и переупаковали снаряжение. После того как взрывчатка и каноэ были надежно спрятаны в буше, оперативники легли спать. Утро прошло без происшествий. Некоторое время спустя после полудня, часовые засекли дым от пожара в буше – но он был настолько далеко, что не представлял никакой угрозы. Спецназовцы продолжали отдыхать, набираясь сил перед предстоящей задачей.
С наступлением темноты диверсанты приступили к первому этапу – необходимо было перетащить тонну взрывчатки, шесть каноэ, резиновую лодку, мотор, горючее и свое снаряжение на 400 метров, к берегу реки. В течение пары часов 16 человек именно этим и занимались, снуя туда и сюда. Несмотря на то, что все они были крепкими, здоровыми и сильными, они выдохлись настолько, что Додсон объявил 30-минутный привал перед тем, как начать собирать лодки и грузиться в них.
Изначально планировалось, что шесть каноэ возьмут 12 человек и столько снаряжения, сколько это возможно. Резиновая лодка с мотором понесет на себе 4 бойцов и основную часть ВВ. К тому моменту, когда спецназовцы были готовы к сплаву, наступила полночь. По первоначальным расчетам в это время они уже должны были находиться на полпути к мостам.
По фотографиям реки эксперты определили, что течение в этом месте не должно превышать 6 узлов или 11 км/ч. Поскольку передовая группа из-за потери каноэ не смогла проверить, насколько заключения экспертов соответствуют истине, то никто точно не знал, насколько течение сильно. Ответ пришел, как только диверсанты попытались тронуться.
Оперативники очень быстро поняли, что ни о каких 6 узлах и речи не идет – скорее о 15 узлах, то есть 27 км/ч. К тому же на реке, как неожиданно выяснилось, в изобилии начали попадаться пороги, подводные камни и бегемоты. Даже 11-киловаттный подвесной мотор на «Зодиаке» с трудом справлялся со своей задачей. До разведчиков из передовой группы начало доходить, что даже если бы они не потеряли каноэ, то все равно им пришлось бы затратить столько же времени, чтобы добраться до мостов по реке и сплавиться обратно.
Те, кто находился в каноэ, завидовали тем, кто сидел в моторной лодке. Те же, кто сидел в лодке, считали, тех, кто в каноэ везунчиками – маленькие лодчонки, успешно маневрируя, без особых усилий проходили сквозь пороги. А вот Бобу Макензи и его троим товарищам в «Зодиаке» приходилось несладко – лодка была нагружена по максимуму, сидела низко и двигалась очень тяжело. Ее то и дело относило к берегу, а мотор время от времени цеплял камни.
Всем было очевидно, что изначальный расчет времени был несколько самонадеянным, и к цели на следующий день диверсанты выйти просто не успеют. Дай Бог, если на это уйдет два, если не три дня. Круглосуточно плыть оперативники не могли – днем они были вынуждены скрываться в зарослях, чтобы избежать внимания местного населения, жившего по берегам реки. Течение на реке было гораздо сильнее, чем все предполагали.

Непреодолимые трудности

На одном из порогов до предела вымотанный экипаж «Зодиака» в один момент потерял управление, и лодку снесло течением назад, на пару сотен метров, едва не опрокинув при этом. Они попытались еще раз пройти этот порог, но с тем же результатом. Тогда Макензи принял решение пожертвовать частью груза. С такой загрузкой лодка была бессильна преодолеть порог. Так что Макензи был вынужден опрокинуть за борт 150 килограммов ВВ – это автоматически означало, что одна из опор мостов останется целой. Иной альтернативы не было. Но, даже избавившись от части взрывчатки, порог преодолели с огромным трудом.
На этом трудности не кончились. Стоило экипажу «Зодиака» преодолеть злосчастный порог и проплыть немного далее, как подвесной мотор заглох и на все попытки вернуть его к жизни не отзывался. Причина выяснилась практически сразу – в одну из канистр с топливом попала вода, и когда горючее заливали в мотор, то вода «блокировала» карбюратор.
Боба и его группу начало сносить вниз по течению. Они в конце концов смогли выгрести к берегу и встать на прикол. Боб понимал, что если они каким-то чудом не починят этот мотор, то операцию придется свертывать.
Тем временем Дэйв Додсон и остальные диверсанты гребли далее, не подозревая, что случилось с экипажем Макензи. По счастью, в родезийскую САС отбор шел не только по физическим качествам, но и по тому, насколько человек может мгновенно адаптироваться к экстремальной ситуации и разрешить ее. Сержант «Восси» Вослу при свете фонарика сумел разобрать мотор, вычистить карбюратор, и собрать двигатель вновь. «Зодиак» снова был на ходу – но от своих товарищей экипаж отстал на полтора часа. Тем не менее Боб и его группа умудрились их нагнать.
Наконец в ночь на 10 октября группа подошла к мостам. Спецназовцы находились достаточно близко, чтобы слышать шум поездов на железной дороге Тазара и проезд автотранспорта по соседнему мосту. Группа нашла скопление густых зарослей в паре километров от мостов и залегла на дневку.

Операция «Сыр»


Минирование

С наступлением темноты 12 диверсантов на шести каноэ отплыли к мостам. Боб Макензи и трое его коллег в «Зодиаке» с взрывчаткой должны были проследовать за основной группой некоторое время спустя. Два каноэ с диверсантами направились к берегу – это была подгруппа, которая совмещала функции нападения и обеспечения. Она, действуя на суше, отвечала за выявление и нейтрализацию охраны, предупреждение основной группы о возникновении непредвиденных обстоятельств и обеспечение безопасности при нападении противника.
Два других экипажа причалили к средней опоре железнодорожного моста и начали обвязывать ее тросом, чтобы к нему могла пришвартоваться резиновая лодка с ВВ. Еще 4 человека начали укреплять на этой же опоре крюки, чтобы подвесить три стокилограммовых заряда взрывчатки.
Когда «Зодиак» с группой Макензи достиг моста, основная группа уже выполнила свою работу: крюки были закреплены, а вокруг фермы обвязан трос. После этого, пришвартовавшись к опоре, родезийцы начали выгружать взрывчатку. Заряды подняли на тросах, используя крючья как блоки, а потом аккуратно опустили в воду. Затем спецназовцы начали устанавливать эту экспериментальную подрывную сеть на противоположной стороне фермы. Но она была тяжелой, поэтому пока ее установили, пока закрепили в нужном месте, чтобы ее не снесло течением, пока проверили, все ли правильно, прошло время. После этого они укрепили огнепроводные шнуры на зарядах, с тем чтобы в последний момент соединить их в кольцевую схему.
Неожиданно, на берегу раздались звуки выстрелов. Сасовцы замерли. Стрельбы более не последовало, и диверсанты продолжили свою работу. Позже выяснилось, что на свою беду, в этом районе появился полицейский. Завидев вооруженных Фила Брука и Фрэнка Бута, он направил на них свой дробовик и потребовал объяснений, что они тут делают в столь неподходящее время. Потом, видимо, сообразив, что ничего хорошего, попытался открыть огонь и получил в ответ короткие очереди из АК-47 с глушителем. Ему удалось убежать, но недалеко – от полученных ранений он скончался.
Минирование мостов продолжалось, и каждый из диверсантов был занят своим делом.
В то же время лейтенант Брук и его подчиненные начали подготовку группы к отходу. Фил со своей группой перегородил трассу, развернув на ней «переносной КПП». Этот элемент плана являлся ключевым для захвата машины. Подготовились к этому тщательно – группа взяла с собой точные копии замбийских дорожных знаков и полицейских заграждений. Уловка сработала – машины, которые к этому времени стали появляться на шоссе, притормаживали, останавливались и потом проезжали далее по команде фальшивых «замбийских полицейских». Интенсивность движения была средней – утро еще не наступило, и поток машин время от времени прерывался. Родезийцы к такому повороту событий были готовы, и неплохо справлялись с ролью дорожных полицейских, регулируя движение и изображая активность. Тем не менее пока что подходящей машины, которая могла бы взять на борт 16 человек со снаряжением, не появлялось.
Остальные члены группы продолжали минировать мосты. Поскольку диверсанты находились под мостом, то сверху их не было видно – и активность спецназовцев оставалась вне сферы внимания проезжающих водителей. Часть продолжала проверять и перепроверять установку зарядов, другие разбирали и сворачивали снаряжение. Додсон по радио отслеживал всю деятельность подчиненных. Благодаря многочисленным тренировкам, проведенным на объектах в Родезии, все шло по плану. Наконец все заряды на железнодорожном мосту были соединены в одну сеть и связаны с такой же сетью на автомосту, образуя единую подрывную сеть.

Проблемы с автотранспортом

Время начало поджимать, а Брук все никак не мог найти подходящий транспорт. Додсон справлялся по радио у подчиненного, как у него идут дела, давая понять, что затягивать эту часть операции нежелательно. На подъезде к мосту начала скапливаться небольшая пробка – машины притормаживали у КПП, но Брук лихорадочно махал водителям, чтобы те проезжали, не задерживаясь. Наконец на дороге показался двадцатитонный грузовик с грузом минеральных удобрений, и Фил понял, что это то, что нужно.
Грузовик остановился у импровизированного КПП, и Брук знаками приказал водителю съехать на обочину. Белый водитель и его напарник-африканец вышли из кабины и были тут же взяты под стражу. Мнимые полицейские быстро установили знаки, сообщающие о поломке машины, а заграждения КПП и полицейские знаки, наоборот, убрали. Надежда была на то, что водители, завидев «полицейских», остановившуюся машину и знаки, сообщающие об аварии, будут проезжать не останавливаясь. Однако жизнь тут же внесла свои коррективы.
Рядом с «поломанным» грузовиком остановился еще один. Вылезший белый водитель подошел к «сломанной» машине и начал предлагать свою помощь. Пришлось и его брать под стражу. Через несколько минут появился еще один грузовик, из тех, что проезжали ранее. Оказывается, водитель третьего грузовика, также белый, обнаружив, что машина с удобрениями, следовавшая за ним, где-то потерялась, развернулся
и поехал обратно.
Примерно в этот момент Боб Макензи, закончивший помогать минерам на дорожном мосту, взял с собой пару человек и направился посмотреть, не нуждаются ли его коллеги-«полицейские» в помощи. Когда они подошли ближе, то увидели два грузовика, припаркованные у обочины, возвращающийся третий грузовик. Кроме того, с противоположной стороны к ним приближался четвертый. Ситуация в любую минуту грозила обернуться пробкой. Но водитель четвертого грузовика, завидев вооруженных автоматами мужчин, прибавил газу. А вот водитель вернувшегося грузовика, наоборот, посчитал, что вмешаться обязан, и упорно отказывался уехать. Он заявил, что без водителя грузовика с удобрениями он никуда не тронется.
Тут до спецназовцев дошло, что эти два грузовика ехали вместе, в одной колонне, и более того, водители были братьями. Сасовцы безуспешно пытались убедить водителя, что ему лучше бы уехать, но он оказался упорным и настаивал, что без брата и не подумает трогаться в путь. В итоге и его пришлось взять под стражу. Как позже выяснилось, в то время на всю Замбию приходилось всего шесть белых водителей грузовиков – и ровно половина из них оказалась в плену у САС!

Проблемы растут

Но водители – это было только начало проблемы. Кроме взрослых мужчин, у родезийцев «в плену» оказался 10-летний мальчик, сын одного из водителей. Бутч Шоун взял своего сына Нейла в эту поездку, чтобы сделать ребенку подарок на день рождения – проехать через всю страну на большом грузовике. Подарок удался на все 100 процентов – такого поворота событий ни отец, ни сын, ни дядя Нейла, Майк (другой водитель), даже предвидеть не могли.
Когда Додсон узнал о задержании нескольких пленников, он пришел в ярость. Холодно поинтересовавшись у Брука, отдает ли тот себе отчет в своих действиях, майор приказал привезти к нему задержанных. Додсон не ожидал, что все пойдет таким вот образом. Теперь предстояло решить, что делать дальше. Если взять пленных с собой обратно в Родезию, то это породит массу проблем. С другой стороны, если их отпустить, то они, не теряя времени, поднимут тревогу. А, учитывая, как далеко от границы находились сасовцы, перспектива получить на хвост окрестные замбийские гарнизоны, ВВС, полицию и недружелюбное население диверсантам явно не улыбалась.
Приказ штаба категорически гласил: «Операция, ни при каких обстоятельствах, не должна быть «засвечена»»! Ни одна душа в Замбии не должна знать, кто подорвал мосты. В итоге Додсон решил, что пленников они заберут с собой, а проблемы можно решить потом. Не самое оптимальное решение, но альтернативы у спецназовцев не было.

Перед дорожкой…

Пока командир ломал голову, как поступить с пленными, диверсанты заканчивали главный этап операции. Каноэ были разобраны и упакованы, «Зодиак» свернут, снаряжение относили к дороге, на железнодорожном мосту были установлены последние заряды. Группа у грузовиков оборудовала будущий транспорт – мешки с удобрениями из грузовика были выкинуты и спрятаны в кустах. На машине оставили только те мешки, которые закрывали периметр – таким образом, в открытом кузове получался импровизированный «форт», в котором солдаты могли спрятаться.
Двое минеров соединили все заряды в единую цепь, а оставшиеся спецназовцы погрузили лодки и остальное снаряжение в грузовик. Майк и Бутч Шоуны залезли в кабину. Додсон устроился позади братьев, держа в руке пистолет с глушителем – намек был очевиден. Майк подал машину к южному концу моста, готовый по приказу тронуться в путь. Оставалось только поджечь огнепроводный шнур. Зажигательные трубки обеспечивали пятнадцатиминутную задержку, которая давала возможность группе удалиться на безопасное расстояние. Подрывные сети были продублированы и неоднократно проверены, чтобы гарантировать безотказность подрыва.
Минеры подожгли шнуры и бегом направились через мост к грузовику, где их ждали коллеги. На часах было 02.15, и Дэйв Додсон приказал Майку Шоуну трогать. Заметно нервничавший водитель подчинился, и машина поехала на юг. И Майк, и его брат Бутч просили оставить их в живых. Додсон в итоге смог их убедить, что до тех пор, пока они будут вести машину – им ничего не грозит.
Когда грузовик со всей командой на борту приблизился к городку Чамбеши, то братья, не сговариваясь, сообщили Додсону, что в городе находится небольшой полицейский участок. К счастью, в этот час в его окнах не горел свет, и машина без приключений достигла окраин Чамбеши.
В 20 километрах от моста Додсон приказа Майку Шоуну остановиться. Пара диверсантов, покинув грузовик, перерезала телефонные и телеграфные провода во всех направлениях. В тот момент, когда они заканчивали приводить в негодность связь, все увидели в отдалении огромную оранжевую вспышку. Через какое-то время до них докатился раскат взрыва. Сасовцы в первую секунду даже не могли поверить, что все наконец-то сработало.

Операция «Сыр»


Пора уносить ноги

К немалому сожалению, вернуться на место диверсии и посмотреть на разрушения они не могли – вот теперь временной фактор стал критичным, и пора было уносить ноги. Они допускали вероятность того, что кто-то из водителей, проезжавших через фальшивый КПП, мог позже доложить об этом полиции. Кроме того, диверсантам предстояло еще миновать на своем пути Мпику, город, где была полиция – и лучше было бы сделать это до рассвета. Судя по карте, дорога не заходила в город, а огибала его, но Додсон в точности карты не был уверен. По счастью, Майк, сидевший за рулем, выбрал нужный маршрут, и в Мпику они не заехали. После этого им оставалось только ехать вперед, до тех пор, пока солнце не поднимется над горизонтом.
В эти ранние утренние часы на шоссе было довольно много машин, но на грузовик никто из водителей не обращал внимания. Им просто не приходило в голову, что в машине находятся шесть пленников и шестнадцать диверсантов САС Родезии, которые только что нанесли экономике Замбии более чем ощутимый удар.

Мостам хана!

Когда стало ясно, что вот-вот рассветет, Додсон приказал водителю свернуть на какую-нибудь проселочную дорогу, где бы они смогли переждать день. Он надеялся устроиться на дневку где-нибудь неподалеку от городка Серендже, дорога из которого вела на юг, к национальному парку-заповеднику «Южная Луангва».

Операция «Сыр»


Боб Макензи перебрался в кабину грузовика к Додсону, чтобы помочь ориентироваться и читать карту; кроме того, Бутч сменил своего брата за рулем грузовика. Рассвет застал спецназовцев и их пленников аккурат посередине огромной территории племенных соглашений – так назывались территории в Родезии и Замбии, отведенные правительством для проживания племен. В течение полутора часов они ехали по довольно населенной местности, провожаемые взглядами сотен, если не тысяч, человек. И Макензи, и Додсон все еще были загримированы – их лица и руки вымазаны камуфляжным кремом. Это давало некоторый шанс того, что издалека их можно принять за африканцев, но гарантии, конечно, не было. Тем не менее замбийцы весело махали вслед грузовику, и никто не заподозрил в родезийцах, сидящих в кабине, что они белые. Макензи и Додсон оживленно махали в ответ, про себя изумляясь своему везению.
Примерно в это время прилетело – в буквальном смысле – короткое сообщение от пилотов родезийских ВВС, которые совершили облет места диверсии: «Мостам хана – они взорваны!». Задача была выполнена.

Внезапная задержка

Родезийцы уже несколько часов ехали по проселочной дороге и были уверены, что оторвались от возможных преследователей более чем достаточно – без привлечения ВВС обнаружить группу было бы крайне сложно. Но жизнь в очередной раз опровергла все планы. Перевалив через небольшой холм, они увидели вдалеке довольно большую электростанцию, одиноко стоявшую посреди саванны. Единственный плюс заключался в том, что, увидев станцию, Макензи смог привязаться по карте к местности и точно определить положение. Все остальное в их ситуации было минусами, главный из которых – охрана, поскольку, она на станции была стопроцентно. Додсон приказал водителю остановиться. Бойцы и пленники вышли из кузова и заварили себе чай, а командир и его заместитель начали совещаться, пытаясь понять, как лучше поступить.
Сасовцы не знали, что охрана станции их уже заметила. Пока командиры совещались, а подчиненные и пленники отдыхали, охранники решили съездить и узнать, что понадобилось в этих краях одинокому грузовику с большим количеством народу. Около 10 часов родезийцы услышали шум приближающейся машины. Оперативники немедленно рассыпались, заняли оборону вокруг грузовика и приготовились к возможной атаке. Из подъехавшего «Лендровера» вышло шесть африканцев в форме. Один из сасовцев, все еще замаскированный под африканца, пошел им навстречу, надеясь заманить их поближе, с тем чтобы взять в плен. Но охранники заподозрили неладное, и, сделав пару выстрелов, развернулись и побежали прочь. Спецназовцы открыли огонь, и четверо из шести охранников остались лежать на земле.
После такого шума, сасовцам ничего не оставалось, как побыстрее оттуда убираться. Додсон решил ехать прямиком через буш, держа курс на юг.

Просим эвакуации!

К концу дня местность, по которой они ехали, стала настолько пересеченной, что продвигаться дальше не было никакой возможности. Но к тому моменту они приблизились к границе с Родезией настолько, что можно было вызывать вертолеты. По оценкам Макензи, от границы их отделяло около 200 километров – что вписывалось в радиус действия «пташек» 8-й эскадрильи. Сасовцы связались со штабом, но эвакуацию отложили на следующее утро – наступала ночь, и посылать вертолеты было бы слишком рискованно. Диверсантам сообщили, чтобы те ожидали эвакуацию к 8.00 утра следующего дня.
Остаток дня солдаты провели, расчищая место для посадки вертолетов. После этого последовал короткий ужин – спецназовцы разделили свои скудные рационы с пленниками (традиционный чай), и все отошли ко сну. Через какие-то минуты весь лагерь, кроме часовых, спал глубоким сном – все были измотаны до предела.
Как только вдалеке показались вертолеты, братья-водители опять занервничали. Несмотря на то, что чуть ли не все в один голос им обещали, что с их головы не упадет ни один волос, Шоуны решили, что сейчас-то им точно влепят по пуле между глаз и бросят в буше. Только когда их чуть ли не тычками погнали к вертолетам, они успокоились.
Вертолеты взяли курс на Родезию – через реку Луангва, через Великую Восточную дорогу – главную магистраль в Замбии, через Мозамбик и озеро Кабора-Басса, и наконец, приземлились в миссии Мусенгези. Там они в очередной раз дозаправились и поднялись в воздух, чтобы доставить сасовцев в лагерь Кабрит.
Оперативники доложили командованию о выполнении задачи, после чего привели себя в порядок и направились по домам. Что касается пленников, то им предстояло некоторое время быть гостями специальной службы Родезии.

Операция «Сыр»


Экономическая диверсия

Что касается реакции официальной Лусаки, то она была предсказуема. В своем выступлении президент Кеннет Каунда назвал происшедшее «экономической диверсией, подрывающей экономику страны». Основания были: 18 тысяч тонн необходимых Замбии товаров, включая маис, в котором Замбия испытывала дефицит, застряли в Дар-эс-Саламе. Одновременно 10 тысяч тонн меди, основной статьи замбийского экспорта, оказались заперты внутри страны.
Надежды Замбии обеспечить себя продовольствием на следующий год рухнули вместе с подорванными мостами. Из-за сильной засухи и не вовремя доставленных удобрений урожай маиса был ничтожным, а запасов в стране не было. По оценкам инженеров, на восстановление железнодорожного моста потребовалось бы минимум шесть месяцев, а транспортного – три. Стоимость восстановительных работ, по самым скромным оценкам, была примерно шесть миллионов квача. Не имея таких денег, Замбия обратилась за помощью в ЕЭС.
Родезийцы своей цели достигли. Обрушив мосты на Чамбеши, они вынудили Каунду пойти на переговоры с ненавистным ему режимом, полностью открыть границы и пустить грузовые потоки в южном направлении, что было выгодно Родезии.
Автор: Сергей КАРАМАЕВ
Первоисточник: http://www.bratishka.ru" class="text" rel="nofollow" target="_blank">http://www.bratishka.ru


Мнение редакции "Военного обозрения" может не совпадать с точкой зрения авторов публикаций

CtrlEnter
Если вы заметили ошибку в тексте, выделите текст с ошибкой и нажмите Ctrl+Enter
Читайте также
Комментарии 0

Информация

Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.
Картина дня