Истребитель J-20 — чертик из табакерки (Air International, May 2012)


Для любого офицера, который оканчивает командное училище, труды Сунь Цзы являются важным источником знания. Несмотря на давность лет, много его высказываний все еще находят свое место на страницах презентаций и научных работ будущих командиров западных армий, которые рассчитывают на продвижение своей карьеры.

Хотя китайские военные академии оказывают те же почести к содержанию основного труда Сунь Цзы — «Искусство войны», недавние исследования делают упор на другой аспект китайской военной истории: оружие, которое в начальный период сражения скрыто от глаз, и применяется только в решающий момент битвы к удивлению противника. По-китайски оно называется «шашудзян», в английском варианте — «булава наемного убийцы» («Assassin’s Mace»). Для нового поколения китайских военных мыслителей, которые отвечают за разработку военной доктрины, обращение к понятию «булавы наемного убийцы» позволяет опираться на китайскую военную историю и включать это понятие в современные реалии, хотя и в несколько в иной форме.


Военная мысль

В своих работах Сунь Цзы делает упор на фактор внезапности и его преимущества в ходе ведения военных действий. Живи он сегодня, он бы обратил внимание на самые последние идеи западных военных стратегов относительно тех преимуществ, которые дает деятельность внутри мыслительных процессов противника. В труде полковника ВВС США Дж. Бойда (John Boyd) «Observe, Orient, Decide and Act» (OODA) вводится понятие «петли» (loop), которое бы Сунь Цзы оценил. OODA появилась на свет когда Дж. Бойд был пилотом истребителя F-86 Sabre в Корее, и представляет из себя метод проникновения в процесс принятия решений врагом, за счет чего достигается преимущество.

Сунь Цзы при этом понимал, что метод, основанный на внезапности, может применяться как в военное, так и в мирное время, и может быть использован на стратегическом, оперативном и тактическом уровнях. В древнем Китае прием «булава наемного убийцы» являлся тактическим маневром, который использовался в рукопашной схватке. Сегодня эффект внезапности может применен на тактическом уровне, который может оказать влияние на стратегию. При его масштабном использовании этот метод может служить сильным средством трансляции намерений.

В последние годы рост военных расходов в КНР стал давать плоды, и китайские военные сменили тактику. Раньше китайцы неохотно демонстрировали Западу смену траектории собственного развития. Однако с недавних пор на Западе переживают относительно отсутствия транспарентности в вопросе военных расходов и планов КНР, а новый агрессивный стиль китайских военных отражает растущую уверенность в степени освоения технологий, некоторые из которых без сомнения были получены в результате тайных операций за рубежом. Одним из примеров подобных технологий является истребитель J-20.

Четкие намерения

Информация о том, что в КНР ведется разработка нового истребителя, не скрывалась политическим и военным руководством страны. 9 ноября 2009 г. заместитель министра обороны НОАК генерал Хэ Вейронг сообщил о начале работ по истребителю пятого поколения. Президент страны Ху Цзинтао подтвердил эту информацию, добавив, что истребитель станет «новой главой» в развитии ВВС НОАК.

Потребность КНР в подобном самолете налицо. Он необходим для проецирования силы над Южно-Китайским морем за пределами так называемых «Первой линии островов» и «Второй линии островов». Для соответствия данным требованиям у самолета должна быть возможность совершать полет на сверхзвуковой скорости, использовать короткие взлетно-посадочные полосы, при этом быть динамичным, маневренным, и, самое главное, обладать малозаметностью.

Представляется, что J-20 может соответствовать данным требованиям, так как на нем установлено большое V-образное крыло и переднее горизонтальное оперение, что позволяет поддерживать сверхзвуковую скорость длительное время. Сочетание технологии малозаметности со сверхзвуковой крейсерской скоростью, примененное на J-20, отражает подход, использованный США в случае с истребителем Lockheed Martin F-22 Raptor.

Для того, чтобы заявить себя в качестве региональной сверхдержавы и подкрепить эти притязания, КНР может усилить свои претензии на богатые месторождения газа и нефти, залегающие на шельфе Южно-Китайского моря, а это требует прикрытия с воздуха в ходе проведения операций за «Второй линией островов». Стремление Китая получить контроль над шельфом и его месторождениями является экономической необходимостью.

Для Китая необходимо подкрепить свои требования на острова Спратли, а это означает, что стране нужен самолет, который может быстро пролететь расстояние в 2800-2400 км от своих баз, провести воздушный бой и победить в нем любого противника, а затем достичь материка с учетом дозаправки в воздухе. Эта дальность позволяет достичь американской базы на Гуаме, и это делает базу весьма уязвимой для превентивного удара. КНР имеет важное преимущество в виде 200 аэродромов на своей территории, с которых подобный удар может быть нанесен.

Малозаметность J-20 дает возможность китайским ВВС попытаться обойти американскую систему ПВО, и нанести удар в самый центр системы управления, сбора информации и разведки, а также по самолетам, которые могут быть развернуты в случае конфликта на Тихом океане. Это в значительной степени сузит свободу маневра для американских подразделений, действующих в близлежащих районах.

Миссии выполнимы


Аэродинамическая компоновка J-20 дает ВВС НОАК интересные возможности в том случае, если дело дойдет до апробирования тех ролей и задач, для которых создавался этот истребитель. Его врожденная многофункциональность позволяет рассматривать J-20 в качестве ударного самолета, перехватчика ПВО и пусковой платформы для противоспутникового оружия. На нем может монтироваться аппаратура РЭБ и электронной разведки. В некотором смысле эта многофункциональность напоминает многоцелевой самолет General Dynamics F-111 Aardwark, разработанный в США. Даже по размерам J-20 напоминает F-111.

C учетом того, что флот воздушных заправщиков в ВВС КНР еще только развивается, для J-20 необходим большой собственный запас топлива, что позволит проецировать силу на заданном расстоянии, а также даст возможность для длительного нахождения в воздухе с целью полного выполнения поставленных задач. Практически со 100% вероятностью со временем на J-20 будет установлена система дозаправки топливом в воздухе с целью увеличения дальности полета, что даст потенциальную возможность долететь до аэродромов в северной Австралии (например, до Дарвина).

Закупка Индонезией многофункциональных истребителей Су-30МК2 и попытки Вьетнама перевооружить свои ВВС истребителями Су-30 означают, что для КНР имеется два потенциальных противника, которые должны быть разгромлены в случае конфликта по поводу владения месторождениями в Южно-Китайском море. Другим противником являются ВМС США, у которых имеются авианосные ударные группировки. Свобода маневра, которой пользуется американский флот в Южно-Китайском море, сильно раздражает китайскую политическую и военную элиту.

Копирование

Китайских военных часто обвиняют за их подход к развитию военных платформ, который заключается в краже интеллектуальной собственности и использованию обратного инжиниринга уже выпускающихся в других странах образцов военной техники. Россия недавно уже выразила свою озабоченность по этому поводу в ходе обсуждения контракта на поставку в КНР до 48 истребителей Су-35 общей стоимостью 4 млрд долл. Эти опасения уходят корнями к контракту на поставку в Китай 200 истребителей Су-27СК. После сборки 95 из них, контракт был приостановлен китайской стороной, которая быстро приняла на вооружение самостоятельно разработанный истребитель J-11B. Если не обращать внимания на внешнюю маркировку, то между Су-27СК и J-11B сложно найти какие-либо различия.

Внешняя схожесть между J-20 и американским F-22, который в настоящее время является «золотым стандартом» для истребителей пятого поколения, также часто используются для подтверждения китайского подхода к проектированию платформ. Принимая во внимание обвинения, которые появляются в СМИ, по поводу попыток КНР получить доступ к интеллектуальной собственности, сравнение F-22 и J-20 заслуживает дополнительного рассмотрения.

Размеры J-20 позволяют отнести его к классу тяжелых истребителей, чей пустой вес оценивается в 18,1-22,7 тонн, а масса топлива во внутренних баках достигает 15,8 тонн. Для сравнения, F-22 имеет максимальный вес 29,3 тонны, масса топлива достигает 8,2 тонны, хотя он может взять дополнительно еще 11,9 тонн топлива в двух подвесных топливных баках за счет увеличения показателя эффективной поверхности рассеяния (ЭПР).

Китайский сюрприз

Следует отметить скорость, с которой J-20 проделал путь от чертежной доски до первого полета. Это стало стратегическим сюрпризом для многих в США, причем особенно стоит упомянуть бывшего министра обороны Р. Гейтса, который конфиденциально сообщил, что КНР не может сделать J-20 к 2020 г., а к 2025 г. этих самолетов будут считанные единицы. Как можно понять уже сейчас, это была весьма осторожная оценка. Хотя существует множество предположений относительно сроков поступления J-20 в войска, сегодняшние оценки говорят о том, что это будет 2017 г. Если этот срок будет выдержан, то это будет являться доказательством того, что возможности КНР по самостоятельной разработке самолетов вышли на новый уровень.

С учетом того, что гражданский авиапром Китая приступил к разработке пассажирского самолета с прицелом на экспорт, традиционные технологические преимущества Запада оказываются под угрозой, за исключением разработки и производства авиационных двигателей, той области, в которой Китай сильно отстает от России и Запада. Создание потенциала для разработки собственного двигателя стало приоритетом. Поэтому весьма вероятно, что слухи, окружающие разработку двигателя WS-15 в КНР, имеют таки определенную основу.

Появление истребителя J-20 вызвало вопросы в некоторых департаментах Пентагона относительно намерения прекратить выпуск истребителя F-22. Для тех, кто критиковал Р. Гейтса за это решение, первый полет J-20, совершенный в ходе его последнего визита в Пекин в январе 2011 г., дал богатую пищу для иронических замечаний.

Не исключено, что проявляя щепетильность в отношении Р. Гейтса, китайское руководство отрицало всякую связь между его визитом и первым полетом J-20. В ходе рядовой конференции в МИД Китая по случаю визита американского министра обороны, китайский официальный представитель не смог подтвердить факт первого полета. Очевидно, что с политической точки зрения, первый полет первого китайского истребителя пятого поколения не может быть причиной беспокойства. Впрочем, после небольшого давления чиновник был более откровенен, заявив, что «поскольку технология развивается в соответствии с потребностями национальной обороны, для государства является естественным модернизировать свои системы вооружения». Он также добавил, что «в основе разработки китайских систем вооружения лежат соображения собственной безопасности, а именно защита китайского суверенитета, безопасности и территориальной целостности». Те, кто оспаривает китайские притязания на обладание Южно-Китайским морем, получили предупреждение.

Задумывая первый полет нового истребителя в ходе визита Р. Гейтса, китайские военные имели другие планы. Этот полет должен был показать министру обороны США, что военный потенциал КНР не стоит на месте.

После визита главы Пентагона, китайцы, судя по всему, ускорили программу испытаний J-20. Фотографии, сделанные в марте этого года, показывают, что программа продвигается быстрыми темпами.

С учетом склонности китайских властей к цензуре материалов, попадающих в сеть Интернет, поскольку они рассматриваются как наносящие вред государству, видео и фотографии, доступные в Интернете, наглядно демонстрируют каким образом Пекин стремится использовать Всемирную сеть в качестве канала трансляции своих намерений.

Спроектированный для действий в сети

В части достижения малозаметности проект J-20, судя по всему, впитал в себя много особенностей F-22. Его формы напоминают F-22, что означает намного меньшие показатели ЭПР и инфракрасной заметности по сравнению с Т-50 или F-35. Его плоская нижняя часть фюзеляжа является оптимальным решением для уменьшения сигнатуры самолета в значительном диапазоне электромагнитного излучения, а внутренние отсеки вооружения также способствуют снижению показателя ЭПР.

Можно предположить, что самолет был спроектирован для достижения минимальных показателей ЭПР в L- и Ku-диапазоне волн (около 1 ГГц и 12-18 ГГц), которые применяются для обнаружения цели большинством систем ПВО стоящих на вооружении в Азии. Двухрежимные РЛС могут справиться с этим приемом для снижения ЭПР, но это требует определенного разнообразия в области географии и используемых частот.

Может показаться, что стратегический эффект достигнутый J-20 будет соответствовать его возможностям на поле боя, а это может иметь решающее значение для любого воздушно-морского конфликта в Южно-Китайском море. Но его появление также может дать существенный потенциал сдерживания и позволит КНР достичь превосходства в воздухе без военных действий. Этот подход является четкой реминисценцией некоторых постулатов Сунь Цзы.

Сделав ставку на разработку малозаметного истребителя пятого поколения J-20, ВВС НОАК сразу же получили преимущество над ВВС тех стран, которые также претендуют на Южно-Китайское море. Китай также получит истребитель, который, по мнению многих отраслевых экспертов, будет способен бросить вызов F-35.

Для тех, кто придерживается противоположной точки зрения, и считает, что технологическое преимущество F-35 будет всегда сохраняться, «булава наемного убийцы» может предстать совершенно в другом виде. Для перехвата цели ее сначала нужно обнаружить. Если стратегические усилия Китая по ускорению программы разработки J-20 также подразумевают развитие технологий, то для Запада это может оказаться неприятным открытием.

Для любого разработчика пилотируемых самолетов вопрос физической нагрузки, которые может вынести пилот при исполнении маневров с большими перегрузками, всегда является предметом особого внимания. Существует не так много путей компенсации хрупкости человеческого тела. Решение этой проблемы в условиях высоконапряженного поля боя в воздухе может иметь различные формы.

Как вариант, можно удалить летчика из кабины, но в краткосрочной перспективе акцент будет сделан на передачу маневренности, необходимой для ведения воздушного боя, с самолета на ракеты. Это очевидное решение. Если платформа может долететь до необходимой точки боевого пространства, из которой может быть осуществлен перехват, то в этом случае необходимая маневренность больше нужна ракете, а не летчику. То есть именно ракете надо дать возможность маневрировать. Хотя технологии, примененные в ее головке самонаведения, должны быть устойчивы к различным существующим помехам. На первый взгляд, этот подход кажется весьма разумным.

Однако КНР ускорила разработку технологий малой заметности, тактическая внезапность может быть достигнута благодаря тому, что установленные на истребителях F/A-18, F-22 или Cу-30 РЛС с трудом будут обнаруживать J-20. Если J-20 сможет избежать обнаружения за пределами прямой видимости, он сможет в значительной степени «уменьшить зону свободного маневрирования», в которой смогут действовать его противники. Это является существенным преимуществом.

Вместе с этим стоит отметить быстрое развитие китайских сетевых систем управления, связи, сбора разведданных, наблюдения, разведки местности, передачи данных (C4ISR), а также рост угроз со стороны ВВС НОАК. При наличии на J-20 возможности по ведению сетецентричных боевых действий, любой конфликт между КНР и США с их союзниками в регионе не будет асимметричным. Это будет равное противостояние с неясным исходом.

Даже те области, где США имеют традиционное преимущество, например, в уровне подготовки летчиков, также находятся под угрозой, так как Китай совершенствует свою систему обучения летчиков. Может показаться, что в своем стремлении стать региональной державой, Китай не остановится ни перед чем.

Представляется возможным, что в потенциальном конфликте истребитель F-35, несмотря на свои достоинства, может быть переманеврирован. Принимая во внимание огромные инвестиции Запада в проект F-35 и наличие планов по закупке 3000 этих самолетов, подобный факт не может не вызвать обеспокоенность. Для западных спецслужб сбор информации по J-20 должен стать приоритетом. Если они хотят избежать удара «булавы наемного убийцы», то они должны обращать внимание не только на саму платформу, но и на установленное на J-20 радиоэлектронное оборудование.
Перевод:
http://periscope2.ru
Ctrl Enter

Заметили ошЫбку Выделите текст и нажмите Ctrl+Enter

43 комментария
Информация
Уважаемый читатель, чтобы оставлять комментарии к публикации, необходимо зарегистрироваться.
Уже зарегистрированы? Войти