Эсэсовский десант

«Если бы я не видел все это собственными глазами, то никогда бы не поверил, что такое вообще возможно осуществить», – указал в своем рапорте офицер британской армии Арчибальд Уэйвели. Рапорт же он подготовил после того, как осенью 1935 года посетил крупные учения Красной Армии, на которых – согласно утвержденному сценарию – была осуществлена просто гигантская по тем временам воздушно-десантная операция: выброшен парашютный десант численностью около 1000 человек, а еще 2500 десантников и тяжелое вооружение были высажены посадочным способом, при помощи планеров.

В РЕЗУЛЬТАТЕ последовавшего за высадкой десанта наступления условный противник был условно уничтожен. Ничего подобного на Западе тогда еще не то что не проводилось, тогда такие операции и проводить-то фактически некому было. Однако по ряду причин большую известность в годы Второй мировой войны получили воздушно-десантные войска нацистской Германии.

Эсэсовский десант



Норвегия, Бельгия и Голландия, Крит – эти названия прочно связаны с германскими десантниками, а проводившиеся там операции пристально изучались военными экспертами в академиях многих стран мира и уже неоднократно и подробно описаны в книгах и статьях, по ним сняты документальные и художественные фильмы. Однако есть страницы в истории этого рода ВС Германии, мало известные широкой публике. Например деятельность подразделения, носившего не только знак летящего орла люфтваффе, но еще и эсэсовские «зиг-руны».

500-й парашютно-десантный батальон СС (500. SS-Fallschirmjgärbatallion; затем переформирован в 600-й пдб СС) – так называлось это подразделение, которое подчинялось не рейхсмаршалу Герману Герингу, как все остальные десантники, а рейхсфюреру СС Генриху Гиммлеру и отличалось поначалу тем, что было сформировано в значительной степени из военнослужащих, осужденных в СС за различные преступления. Нечто вроде «парашютно-десантного штрафбата» с довольно интересной историей.

Эсэсовский десант


Нарушить монополию Геринга

У западных военных историков есть своя трактовка того, почему было сформировано данное подразделение. Так, по их мнению, батальон обязан своим рождением сугубо «необузданному стремлению Гиммлера установить контроль над всеми сферами жизни в Тысячелетнем рейхе». В том числе и в сфере военной организации государства. А осенью 1943 года якобы дошла очередь и до вотчины Геринга, а точнее – до воздушно-десантных войск. Рейхсмаршал тогда был в опале у Гитлера – в том числе и за недавний провал операции по организации воздушного моста для снабжения окруженной в Сталинграде армии Паулюса. Вот рейхсфюрер CC и решил, дескать, «прибрать к рукам небо». И если раньше слова Геринга: «Все, что летает в небе Германии, находится под моим контролем» – были равносильны табу, то теперь «черный Генрих» решился его нарушить.

Есть, впрочем, иная версия того, почему в составе СС был сформирован парашютно-десантный батальон. Ряд историков утверждают, что Гиммлер сделал это по несколько иной причине. Дело в том, что 12 сентября 1943 года была успешно проведена весьма смелая операция «Дуб» (Unternehmen Eiche), целью которой было освобождение посаженного под домашний арест свергнутого переметнувшимися на сторону союзников по антигитлеровской коалиции итальянцами их бывшего «горячо любимого» главу государства Бенито Муссолини. Близкий друг Гитлера, бывший диктатор содержался под охраной итальянских солдат в отеле «Campo Imperatore» в Гран-Сассо, одном из самых знаменитых горнолыжных курортов Италии, расположенном в Апеннинских горах, примерно в 110 км от Рима. Операция, спланированная и осуществленная при активном участии «главного диверсанта Третьего рейха» Отто Скорцени и подразделения специального назначения, отобранного «человеком со шрамом» из военнослужащих СС (к операции привлекались также подразделения германских воздушно-десантных войск, летчики и несколько итальянских офицеров), оказалась весьма успешной – в ходе скоротечного боя сопротивление итальянского гарнизона было сломлено, Муссолини освобожден и с триумфом доставлен к Адольфу Гитлеру. Вот тогда-то, как утверждают ряд зарубежных историков, у Генриха Гиммлера и возникла идея о создании в рамках подчиненной ему организации СС еще и отдельных воздушно-десантных подразделений, а, дескать, момент с опалой Геринга – это просто удачное совпадение и благоприятное стечение обстоятельств, способствовавшее скорейшему воплощению замысла рейхсфюрера СС.

Эсэсовский десант


Так это или нет – не тема нашего материала, мы же рассмотрим только историю формирования указанного батальона и вкратце изложим его недолгую «боевую летопись», в которой, впрочем, есть немало интересных эпизодов.

Искупить кровью

Приказ о формировании подчиненного рейхсфюреру СС специального 500-го парашютно-десантного батальона СС поступил прямо из ставки Гитлера. Основным предназначением нового подразделения должно было стать осуществление специальных операций и соответствующих акций. При этом большую часть личного состава батальона должны были составить добровольцы. Остальных же кандидатов надлежало набрать из военнослужащих СС, осужденных за различные преступления и проступки военными трибуналами. Таким осужденным в СС присваивалось условное наименование «Bewahrungs-Soldaten» – это не были некие закоренелые преступники, убийцы или тому подобное, в основном в эту категорию входили «провинившиеся» перед рейхом: те, кто заснул на посту или не сумел выполнить отданного ему приказа, а также другие военнослужащие, совершившие проступки по стечению обстоятельств, а не сознательно пошедшие на преступление. Им, таким образом, предоставлялась возможность «искупить кровью свою вину», отслужив в рядах эсэсовского парашютно-десантного батальона.

Интересно, что тогда в СС существовал 500-й дисциплинарный батальон – SS-Bewührungsbataillon 500 – часть личного состава которого, вероятно, и попала в новое подразделение. С другой стороны, это дало пищу для размышлений тем историкам, которые утверждают, что формирование 500-го батальона СС проводилось в настолько строжайшей тайне, что сама часть была легендирована как 500-й штрафной батальон СС. Однако этой версии все же придерживается незначительное число историков, а большая часть, опираясь на имеющиеся трофейные документы, уверены в том, что 500-й парашютно-десантный батальон СС все же формировался по принципу: 50% – добровольцы, а 50% – «провинившиеся» из штрафных подразделений СС.

Преимуществом при отборе в 500-й батальон СС пользовались те, кто уже проходил парашютно-десантную и иную специальную подготовку. Однако затем всему батальону пришлось совершенствовать парашютно-десантную подготовку на базе воздушно-десантного училища в Кралево (также Кральево), городе в Сербии на реке Ибар. Здесь следует отметить, что первая попытка организации для личного состава ряда подразделений СС курса парашютно-десантной подготовки была предпринята еще задолго до начала войны: в 1937 году группа добровольцев из СС была направлена в центр парашютной подготовки в городе Стендаль, однако курс обучения они так и не завершили (основной причиной указывается гибель одного из добровольцев во время тренировок). Это наводит на мысль о том, что Гиммлер мог еще в то время планировать создание в рамках СС воздушно-десантных войск. После Кралево – а формирование батальона было начато в районе чехословацкого, ныне чешского, города Хлум – последовали 3-я учебная школа воздушно-десантных войск люфтваффе в районе Маданрушка-Баня, недалеко от Сараево, а затем учебный центр и полигон около города Папа, Венгрия, и к началу 1944 года 500-й парашютно-десантный батальон СС был готов к бою. Первым командиром батальона был назначен штурмбанфюрер СС Херберт Гилхофер, проходивший до этого службу в 21-м панцергренадерском полку СС 10-й танковой дивизии СС «Frundsberg».

Эсэсовский десант


Прежде чем мы перейдем к боевому пути батальона, представляется интересным кратко рассмотреть его организацию – по состоянию на начало 1944 года, то есть момент окончания учебно-боевой подготовки и боевого слаживания подразделения.

В состав 500-го парашютно-десантного батальона СС входили:
– штаб и штабная рота (взводы связи, МТО, мотоциклетный, хозяйственный, пропаганды и военных корреспондентов, а также взвод укладчиков парашютов);
– три парашютно-десантные роты, в составе каждой из которых находилось по три парашютно-десантных взвода и взвод, хотя точнее сказать, отделение связи (в свою очередь, каждый парашютно-десантный взвод имел в своем составе три «стрелковых» отделения, три отделения пулеметчиков и по одному минометному отделению);
– рота усиления, или, как ее еще называют, «рота тяжелого вооружения», включавшая в себя четыре взвода – пулеметный, минометный, противотанковый – с четырьмя 75-мм безоткатными пушками Leichtgeschätz LG40 (с 1942 года на вооружение воздушно-десантных войск люфтваффе уже поступали 105-мм варианты данной безоткатной пушки, но, как утверждается, у эсэсовского батальона были орудия именно калибра 75 мм), а также взвод огнеметчиков.

Общая численность батальона составляла, по разным данным, от 800 до 1000 человек. Личный состав части носил традиционные для воздушно-десантных войск люфтваффе униформу и снаряжение – за исключением добавления знаков различия и специальных наград СС (хотя на груди комбинезонов у десантников-эсэсовцев красовался традиционный орел люфтваффе). В батальоне использовались стандартные парашюты и вооружение, его тактика действий была типична для парашютно-десантных подразделений германских воздушно-десантных войск того времени. Доподлинно не известно, была ли установлена для десантников СС специальная нарукавная нашивка, но в архивах имеется минимум одно фото, где на форме военнослужащего рассматриваемого батальона такая нашивка присутствует – впрочем, она могла быть и самодельной.

Эсэсовский десант


Боевое крещение «орлов Гиммлера»

В бой 500-й батальон бросили вскоре после завершения его боевого слаживания – в начале 1944 года. Однако полученное его командиром задание не было каким-то уж особым и не должно было потребовать от его подчиненных навыков прыжков с парашютом. Напротив, задача выглядела тривиальной для СС – батальону надлежало бороться с партизанами сначала в Югославии, а затем – в Греции и Албании. Так продолжалось несколько месяцев, казалось, что о «специальном назначении» созданного подразделения уже никто и не вспомнит, но не тут-то было…

В апреле 1944 года командиром батальона вместо штурмбанфюрера СС Херберта Гилхофера был назначен гауптштурмфюрер СС Курт Рыбка, прокомандовавший 500-м парашютно-десантным батальоном СС до 26 июня 1944 года. Именно гауптштурмфюреру СС К. Рыбке довелось получить секретное и весьма многообещающее – с точки зрения славы и почестей – задание, более «интересное», чем выполнение обычных охранных и полицейских функций: командир батальона получил приказ десантироваться парашютным и посадочным – с использованием десантных планеров – способами на небольшом горном плато в районе югославского города Дрвар, горная система Динара, где, по данным немецкой разведки, находилась теперь ставка лидера югославского освободительного движения маршала Иосипа Броз Тито.

Согласно разработанному немецким командованием плану, первая группа – парашютный десант – должна была высадиться в первом эшелоне, захватить район и подготовить площадку для приема основной группы, которой надлежало высаживаться уже при помощи десантных планеров, вместе с тяжелым вооружением, боеприпасами и необходимым снаряжением и продовольствием. Главной целью операции был сам маршал Тито – десантникам было необходимо захватить «партизанского полководца», в крайнем случае допускалась его физическая ликвидация. После решения главной задачи операции десантникам надлежало удерживать занятые позиции и отражать атаки югославских партизан до того момента, пока не подойдет боевая группа 373-й пехотной дивизии и не вызволит их из окружения.

Вроде бы понятное и не такое уж и сложное задание. Однако – только на первый взгляд. Ведь что получалось: парашютно-десантному батальону численностью менее тысячи человек предстояло высадиться под самым носом у штаба маршала Тито, в самом центре горного района, занятого огромной партизанской армией, насчитывавшей на тот момент в своих рядах более 10 тысяч бойцов и командиров, да еще и достаточно хорошо вооруженной и оснащенной. Конечно, не вся эта армия была сосредоточена вблизи района операции, но охраняли штаб Тито весьма хорошо. И вот в этих условиях немецким десантникам необходимо было захватить лидера партизанского движения, а затем еще и удерживать непонятно сколько времени занятые позиции – до подхода основных сил 373-й дивизии. Тем более надо учитывать, что шел 1944 год – это уже не 1939–1941 годы, когда германская армия считалась непобедимой и наводила страх на противников. К 1944 году нацистская военная машина уже успела «пообноситься», потерпела ряд серьезных поражений и стала испытывать проблемы в связи с нехваткой хорошо обученного личного состава, вооружения, военной и специальной техники, а также различного снаряжения.
Еще более примечательным был тот факт, что ввиду отсутствия достаточного количества транспортных самолетов и десантных планеров эсэсовцам необходимо было высаживаться – как уже указывалось выше – в два захода, причем с большим интервалом и, как оказалось при дальнейшем более детальном планировании, без тяжелого вооружения и с минимумом боеприпасов, снаряжения и продовольствия. Первой группе – 314 парашютистам – необходимо было выйти на цель ровно в 7 часов утра, и только к полудню им на помощь должна была подоспеть вторая группа – около 400 человек на десантных планерах DFS 230. Единственным положительным моментом было то, что люфтваффе тогда все еще сохраняли господство в воздухе над Югославией и могли, таким образом, оказать необходимую поддержку десанту.

В таких вот условиях 500-му батальону СС надлежало вступить в сражение с отборными частями югославской партизанской армии маршала Тито. Сказать – утопия, значит – ничего не сказать. Военная авантюра человека, потерявшего надежду и хватающегося за любую соломинку. Впрочем, это мог быть хорошо рассчитанный военным гением план, правда, завершился он отнюдь не триумфально. Хотя это была достаточно уникальная по тем временам операция, и потому ее краткая история была все же удостоена внимания немецкой пропаганды – о рейде было написано в ежедневном новостном выпуске германских вооруженных сил «Wehrmachtbericht» за 6 июня 1944 года.

Эсэсовский десант


«Ход конем»

Операция по захвату маршала Иосипа Броз Тито получила кодовое наименование «Unternehmen Rösselsprung», или, в переводе с немецкого, – операция «Ход конем». Действительно, ее успешный исход позволил бы немецкому командованию оттянуть поражение на Балканах – обезглавленная армия югославских партизан вполне могла развалиться, как карточный домик, на отдельные части, которые уже не представляли бы такой серьезной опасности для немецких военных. Понимая всю важность данной операции, командование СС привлекло к ней и специальное подразделение СС – «Sonderverband z. b.V. Friedenthal» – созданный и возглавленный Отто Скорцени «спецназ Гиммлера», который весной 1944 года был преобразован в 502-й егерский батальон СС (SS-Jäger-Bataillon 502). Правда, сам Скорцени, командовавший 502-м батальоном СС, отказался вступить в командование операцией – посетив Загреб, он пришел к выводу, что о ее подготовке уже известно противнику и достичь фактора внезапности будет практически невозможно. Более того, «главный диверсант Третьего рейха» стал активно высказываться вообще против проведения операции. Его, впрочем, не послушали – слишком велик был соблазн одним ударом развалить югославскую партизанскую армию. А зря…

Район, где находился штаб маршала Тито, располагался недалеко от города Дрвар и был покрыт многочисленными пещерами. В одной из них и расположился маршал Тито со своим окружением – штаб был эвакуирован туда в результате очередного, уже седьмого по счету, немецкого контрпартизанского наступления на югославских партизан. До этого штаб находился в районе города Яйце – примерно в 80 км восточнее Дрвара, а всего в течение 1942–1943 годов Тито из-за проводившихся немецких операций был вынужден неоднократно менять место расположения своей ставки. Вот сюда-то – в этот каменный мешок – и бросили 500-й пдб СС. Интересно, что в момент проведения операции «Ход конем» в расположении штаба маршала Тито находились представители союзного командования, в том числе – Рэндольф Черчилль, сын Уинстона Черчилля, а также советская и американская военные миссии.

Эсэсовский десант


Для обеспечения положительного исхода операции 15-й горный корпус вермахта, созданный в 1943 году в Хорватии и всю войну дислоцировавшийся там же, получил приказ – занять позиции по периметру района Дрвара, перерезать ключевые коммуникации и выбить партизан с господствующих высот, не давая им, таким образом, возможности перебросить подкрепления или выйти из-под удара. В состав группировки вошли: от вермахта – полковая боевая группа и усиленный разведывательный батальон 373-й (хорватской) пехотной дивизии (пд), прозванной «Тигриная дивизия»; усиленный разведывательный батальон 369-й (хорватской) пд, прозванной «Дьявольская дивизия»; 1-й полк – без 3-го батальона – и взводная боевая группа от дивизии специального назначения «Бранденбург»; 92-й гренадерский полк; 54-й горный разведывательный батальон и 2-й моторизованный штурмовой батальон; от СС – 500-й пдб СС, которому временно придавались боевая группа 1-го парашютно-десантного полка 1-й воздушно-десантной дивизии люфтваффе и зондеркоманда «Завадил» (Zawadil); полковая боевая группа, 13-й добровольческий горный полк СС «Артур Флепс» и 7-й моторизованный добровольческий горный разведывательный батальон из состава 7-й добровольческой горной дивизии СС «Принц Евгений»; 105-й разведывательный батальон СС; от люфтваффе – кроме указанных ранее подразделений воздушно-десантных войск Геринг выделил до 100 самолетов различного назначения; от сателлитов Германии – 1-й полк самообороны из состава 2-й егерской бригады самообороны Независимой Хорватии (прогерманское государство на территории хорватской части Югославии), а также боснийские и динарские отряды «четников».

Фиаско

Операция по захвату маршала Тито была назначена на 25 мая 1944 года, таким вот своеобразным образом немецкое командование решило «поздравить» партизанского маршала с днем рождения. Буквально несколькими минутами после 7 утра того дня – после бомбового удара, нанесенного самолетами люфтваффе – на город Дрвар с неба высыпались 314 парашютистов первой группы 500-го батальона СС. Сам командир батальона, гауптштурмфюрер СС Курт Рыбка, высадился в первой волне, в составе группы «красная» – одной из трех групп, на которые был поделен парашютный десант.

Десантники, понесшие достаточно ощутимые потери (еще в воздухе партизаны сумели подстрелить далеко не одного парашютиста) все же довольно быстро захватили город и назначенный для приема второй группы десанта район, которые почти вымерли: как и предполагал Отто Скорцени, партизанское командование узнало о готовящейся операции и сумело заранее организовать эвакуацию и сопротивление, сосредоточив южнее Дрвара дополнительные силы. Тем не менее Курт Рыбка организовал доразведку местности, определил главные цели для последующего штурма и стал ожидать подкрепления.

В назначенное время в район прибыла вторая группа десанта: планеры доставили, по разным данным, от 320 до 400 солдат и офицеров (наиболее вероятно, что из состава 500-го пдб СС было только 320 человек, а остальные принадлежали другим подразделениям – дивизии «Бранденбург» и подразделениям связи и авианаводки люфтваффе), разделенных на шесть отрядов, каждый из которых получил свою конкретную задачу. Самому крупному из отрядов, названному «Пантера» («Panther», 110 человек на шести планерах), надлежало присоединиться к «красной» группе во главе с комбатом и атаковать непосредственно «Цитадель», то есть укрытый в горах штаб маршала Тито, и осуществить захват последнего, либо же его физическую ликвидацию. Они тогда еще не знали, что в районе штаба уже осталась всего одна рота охраны, а сам Тито и его окружение благополучно эвакуировались на поджидавшем их поезде в район города Яйце.

Остальные отряды имели следующие цели: «Greifer» («Захватчики») – захват британской военной миссии, «Sturmer» («Бунтари») – захват советской военной миссии, «Brecher» («Волна» или, технический термин, «Дробилка») — захват американской военной миссии, «Draufgänger» («Сорвиголовы») – группа разведки и «Beisser» (есть несколько вариантов перевода этого слова, в том числе «кусака», «насмешник», «зуб» и – производное от австрийского слова – «смельчак», но что конкретно имеется в виду в данном случае – автору материала неизвестно) – группа радиосвязи.

Пилоты планеров главного ударного отряда посадили аппараты недалеко от пещеры-штаба и практически тут же к ним подошла «красная» группа во главе с гауптштурмфюрером СС Рыбкой (в одном из британских источников указано, что Курт Рыбка к тому времени уже был повышен в звании до штурмбанфюрера СС). Увидев, как близко высадилась группа «Пантера», комбат решил – дело почти сделано, осталось только быстрым броском ворваться в пещеру и захватить партизанского «главаря». Однако через несколько минут все изменилось – для десантников наступил в буквальном смысле ад.

Оставшаяся партизанская рота охраны открыла по севшим планерам шквальный огонь, потери немцев начали стремительно расти. Рыбка дал красную ракету – сигнал остальным группам и отрядам перегруппироваться и атаковать главную цель, пещеру со штабом Тито. Но положение 500-го батальона СС стало весьма незавидным: партизаны, как оказалось, уже подтягивали подкрепления, и если изначально около Дрвара находились только рота охраны и личный состав школы командиров партизанской армии, да еще несколько мелких отрядов, то вскоре в район боя после форсированного марша подошли уже отряды 1-й партизанской бригады и 6-й партизанской дивизии, имевшие богатый опыт боев с нацистскими захватчиками. В результате оборонявшиеся оказались в намного большем количестве, чем нападавшие десантники-эсэсовцы, располагая и более мощным вооружением – вплоть до артиллерии.

Перегруппировавшись, немецкие десантники бросились на штурм вторично. Однако к обеду стало ясно – «ход» не удался: ворвавшись в одну из пещер, немцы сумели захватить… только китель маршала, который впоследствии демонстрировался в Вене, но затем подоспевшее подкрепление партизан выбило десантников из пещеры и отбросило их в сторону города, на более открытую местность. Для комбата Курта Рыбки настала пора всерьез подумать об отступлении. И ближе к вечеру он решил, что пора эвакуировать батальон, пока от него еще хоть что-то осталось. Но только глубокой ночью остатки десанта, отступая под непрерывным огнем противника, смогли сосредоточиться в укрытии – за каменной стеной городского кладбища. Но вот на быструю помощь боевой группы 373-й пд можно было не рассчитывать – она не смогла пробиться в заданный район.

Партизаны всю ночь практически непрерывно вели огонь по остаткам эсэсовского батальона и неоднократно переходили в атаки. Ряды десантников таяли прямо на глазах, но сопротивление 500-й пдб СС не прекращал. И почти на рассвете спасение наконец пришло – в виде боевой группы 13-го добровольческого горного полка СС «Артур Флепс» из состава 7-й добровольческой горной дивизии СС «Принц Евгений», сумевшей прорваться сквозь оборону окруживших город Дрвар югославских партизан. Операция закончилась – закончилась полным провалом, если, конечно, не считать «украденный» у маршала Тито в день его рождения китель.

В результате этой операции немецкие части, согласно боевым донесениям, в совокупности потеряли 213 человек убитыми, 881 – ранеными и 51 – пропавшими без вести. Что касается самого 500-го пдб СС, то его потери оказались самыми серьезными – было убито и ранено более 500 человек, в том числе ранение получил командир батальона Курт Рыбка. Немецкому командованию был представлен отчет, в котором утверждалось, что партизаны потеряли 25–26 мая около 6000 человек убитыми, что, конечно, очень и очень сильно преувеличено. В реальности потери югославских партизан составили около 500 человек убитыми и немногим более 1000 – ранеными, причем большей частью – в результате сильного бомбового удара, нанесенного самолетами люфтваффе. Зато командиры партизанских отрядов доложили Тито, что в районе города Дрвар немецкими десантниками и другими частями были убиты более 2000 мирных жителей. Однако сами партизаны сообщали, что к утру 26 мая на кладбище Дрвара оставались в живых, точнее, вели огонь не более 20–25 немецких десантников, что, таким образом, позволяет говорить о практически полном уничтожении 500-го пдб СС – убитых, вероятно, было никак не 213 человек, а не менее чем 600–650 солдат и офицеров.

Переформирование и плен

Выжившие после «Хода конем» десантники-эсэсовцы, а также не принимавшие непосредственного участия в бою военнослужащие батальона общей численностью около 200 человек были сначала направлены в Петровац (населенный пункт в нынешней Черногории, примерно в 17 км от Будвы), затем – в Любляны (столица современной Словении), а в конце июня 1944 года остатки батальона перевели в Готенхафен (нынешний польский город Гдыня), в Западной Пруссии, где им надлежало присоединиться к войсковой группировке, собранной для захвата находившихся под контролем финских войск Аландских островов на Балтике, однако операция была отменена. В июне 1944 года командиром батальона был назначен гауптштурмфюрер СС Зигфрид Милиус, командовавший батальоном до конца войны и повышенный позже в чине до штурмбанфюрера СС.

Эсэсовский десант


После отмены операции по захвату Аландских островов 500-й пдб СС был направлен в распоряжение 3-го танкового корпуса СС под Нарву, но 9 июля получил новый приказ – следовать в район Каунаса, где он вместе с 1-м танковым полком танковой дивизии «Великая Германия» вермахта вошел в состав боевой группы Теодора Толсдорфа, получившей приказ обеспечить выход из окруженного Вильнюса немецких войск, а также беженцев. Затем последовали новые задания – десантники сдерживали танковый прорыв советских войск на Вильнюс с юго-востока, принимали участие в боях у местечка Расейняй, северо-западнее Каунаса, и в боях возле реки Мемель (в районе Каунаса), так что в итоге к 20 августа 1944 года в 500-м пдб СС осталось только 90 человек. Но даже и их нельзя было вывести на пополнение и переформирование – настолько напряженной была обстановка на советско-германском фронте, настолько стремительно наступали советские войска. Иногда французские военные историки утверждают, что 500-й пдб СС привлекался в июле 1944 года к выполнению карательных акций против французского Сопротивления в районе французских Альп, однако это, как утверждают большинство американских, британских и немецких историков, – совершенная выдумка, поскольку личный состав батальона никогда не принимал участия в такого рода операциях. А вот немецкие войска в районе укрепленного французскими партизанами района на плато Веркор операцию такую действительно проводили – но там принимало участие специальное подразделение из состава второй эскадрильи совершенно секретной 200-й эскадры (II./Kampfgeschwader 200). В составе этой эскадрильи числился отряд спецназа, который и принимал участие в акции против французского Сопротивления.

Зато десантники-эсэсовцы участвовали в другой интересной операции: 15 октября 1944 года часть личного состава еще не переформированного 500-го пдб СС вошла в группу под командованием Отто Скорцени, которая принимала участие в операции «Панцерфауст», в результате которой венгерский регент адмирал М. Хорти был смещен и Венгрия, таким образом, осталась союзником Третьего рейха до конца Второй мировой войны.
Наконец в конце октября 1944 года батальон все же вывели в тыл – в городок Цихенау в Восточной Пруссии, а затем – направили его остатки в Дойч-Ваграм, в Австрии, после чего на его базе было сформировано новое подразделение – 600-й пдб СС. Формирование нового батальона было окончательно завершено в городе Нойштрелиц, причем командование на этот раз приняло решение отказаться от направления в батальон штрафников и сформировало часть полностью на добровольной основе. 9 ноября 1944 года в составе СС появилась новая часть с номером «600». Бывшим же штрафникам, искупившим кровью свои проступки и зачисленным в 600-й пдб СС, были возвращены их звания и разрешено отныне вновь носить «зиг-руны» на петлицах. Численность батальона составила вновь около 1000 человек, его состав, вероятно, был таким же, как и у предшественника.

Оставшиеся полгода «черным» десантникам пришлось повоевать на разных участках фронта, иногда решая специальные задачи, но большей частью ими просто затыкали дыры – батальон стал, как часто говорят, «пожарной командой». Одним из наиболее известных и интересных боевых эпизодов 600-го пдб СС стало его участие в немецком контрнаступлении в Арденнах – десантники-эсэсовцы двух рот батальона входили в состав так называемой 150-й танковой бригады, специальной диверсионной части численностью около 3000 человек, сформированной Отто Скорцени. Военнослужащие этой бригады были одеты в американскую армейскую униформу и имели задачу, изображая «отступающую часть союзных войск», сеять панику и разрушения в тылу противника, нарушать линии связи и управления, а также совершать другие диверсионные акции.

После того как провалилась и эта наступательная операция германских вооруженных сил, 600-й пдб СС был переброшен на Восточный фронт, где разворачивалось зимнее наступление советских войск. Батальон входил в состав оперативной группы, сформированной для обороны подступов к важному мосту у города Шведт, к северо-востоку от Берлина, на западном берегу реки Одер. Десантники заняли позиции на противоположном, восточном, берегу Одера, и только 1 апреля 1945 года остатки батальона были выведены в тыл на отдых и для приема пополнения, в роли которого выступили добровольцы из учебных школ СС и выздоравливающие военнослужащие. Хотя еще до того, как батальон был полностью восстановлен, его вновь бросили навстречу советским войскам – десантники участвовали в контратаке на Бернау, совсем недалеко от Берлина, а после того как часть приняла пополнение и была восстановлена в численности почти до первоначального уровня, она приняла участие в обороне города Нойруппин, к северо-западу от Берлина, обеспечивая отход своих войск. Здесь-то 600-й пдб СС едва в третий раз не прекратил свое существование – в результате сильной атаки он был практически раздавлен советскими танками, в живых осталось не более 10% от первоначального состава части.

Уже в самом конце войны часть военнослужащих батальона привлекалась к подготовке личного состава диверсионных отрядов в рамках проекта «Цеппелин», часть воевала и погибла в Берлине, а часть – во главе с последним командиром батальона штурмбанфюрером СС Зигфридом Милиусом – оказалась в районе города Хагенау, на западе Германии, где благополучно сдалась в плен американским войскам, а сам З. Милиус впоследствии переехал жить в США и достаточно неплохо там устроился, поддерживая «наставнические» связи с группой американцев, создавших военно-исторический, униформистский клуб «500/600-й парашютно-десантный батальон СС».
Автор: Владимир ЩЕРБАКОВ
Первоисточник: http://www.bratishka.ru


Мнение редакции "Военного обозрения" может не совпадать с точкой зрения авторов публикаций

CtrlEnter
Если вы заметили ошибку в тексте, выделите текст с ошибкой и нажмите Ctrl+Enter
Читайте также
Комментарии 3
  1. avt 6 января 2013 11:00
    Вот кабы автор еще и статью о десантниках , которые еще до Подольских героев курсантов под командой И.Г.Старчака {430 Советских парашютистов} под Юхновом на Угре и Извери в октябре 1941 пять дней !!! немца держали!! Да в живых осталось не более 60и Героев! Вот тогда и совсем молодец автор был бы. yes
    avt
    1. Nuar 6 января 2013 13:25
      да ладно, автор и так молодец
  2. Werwolf 6 января 2013 14:20
    -Фамилию «Скорцени» принято произносить по немецким правилам, хотя она польского происхождения и должна звучать как «Скоржены». Одним из немногих, кто мог правильно произнести фамилию австрийца Скорцени, был другой австриец — Адольф Гитлер.
  3. Дмитрий 77 7 января 2013 13:07
    Вот смотрю на экипировку и думаю, на сколько лет немцы предугадали военную "моду".
    Дмитрий 77

Информация

Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.
Картина дня