Военное обозрение

Разгром османского флота в битве при Лепанто

9
Разгром османского флота в битве при Лепанто
Х. Луна. «Битва при Лепанто» (1887). Дон Хуан Австрийский на борту корабля Real


450 лет назад, 7 октября 1571 года, произошло последнее в истории крупное и самое ожесточённое сражение галерных флотов – битва при Лепанто. В этой битве флот Священной лиги разгромил турецкие военно-морские силы. Однако этот громкий успех не стал победой в войне.

Интересно, что в этой битве участвовал молодой испанский дворянин Мигель де Сервантес. Будущий автор «Дон Кихота» служил солдатом в испанской морской пехоте, которая базировалась в Неаполе. В сражении он находился на борту галеры «Маркиза», входившей во флот Священной лиги. Сервантес сражался с противником, был трижды ранен, его рука была навсегда искалечена.

Кипрская война


В это время между христианскими державами и Османской империей, которая находилась на пике своего могущества, шла упорная борьба за господство в Средиземноморье.

Главными соперниками Турции в Средиземном море были Испания и Венеция, имевшие сильные флоты. Блистательная Порта в это время вела войны с Персией, Венгрией, Венецией и даже пыталась утвердиться на Волге, однако русские разгромили крымско-турецкое войско.

В 1570 году Стамбул начал войну с Венецианской республикой с целью захвата Кипра, бывшего владением венецианцев (единой итальянской нации ещё не существовало, а были венецианцы, генуэзцы, сицилийцы и пр.).

Один из крупнейших островов Средиземного моря был богат ресурсами и главное – имел стратегическое местоположение, располагаясь в Восточном Средиземноморье у берегов Леванта. На острове базировались христианские пираты, досаждавшие мусульманским купцам. Турки заключили с императором Священной Римской империи Максимилианом II перемирие и освободили силы и ресурсы для войны на другом направлении.

В начале 1570 года великий визирь объявил Венеции, что Кипр – это неотъемлемая часть Оттоманской империи. Затем последовал массовый захват в плен венецианских купцов и их кораблей в Константинополе. Венеции предъявили ультиматум: добровольно отдать остров, иначе – война. Венецианцы отказались сдать Кипр.

Венеция не могла самостоятельно отразить нападение Порты и попросила помощи у христианского мира. Однако этот призыв не нашёл массовой поддержки. Священная Римская империя не хотела нарушать перемирие. Екатерина Медичи, которая в это время фактически управляла Францией, сообщила, что у неё соглашение с султаном. Португалия заявила, что у неё дела на востоке, кроме того, страна опустошена чумой и ничем помочь не сможет. Мальта выделила несколько кораблей, но османы их перехватили.

Помощь оказали только римский папа Пий V и испанский король Филипп. Испания направила на подмогу эскадру из 50 кораблей под командованием генуэзского адмирала Джованни Андреа Дориа.

Однако пока шло согласование и собирались силы для «крестового похода», османы завоевали Кипр.

1 июля 1570 года османский флот появился у Кипра, захватил Лимасол (город на юге острова) и спокойно высадил десантную армию. Командовал турецкой армией Лала Мустафа-паша, а капудан-паша Муэдзинзаде Али-паша руководил флотом, фактическим командующим турецкими ВМС был выдающийся адмирал Пияле-паша. 9 сентября, после 45-дневной героической обороны, пала столица острова Никосия. Христианский флот, получив известие о падении Никосии, отступил. Османы осадили Фамагусту, которая отчаянно сопротивлялась до 1 августа 1571 года.

Христианский флот, собранный у острова Крит в начале сентября, так и не решился помочь осаждённым. Союзники опасались активно действовать против врага на Кипре, так как османский флот из 200 кораблей базировался на острове Родос и мог ударить в тыл.

В итоге венецианцы сдались под гарантию свободного возвращения домой. Однако турки, обозлённые огромными потерями во время осады крепости (до 50 тыс. человек), устроили кровавую бойню. Тысячи людей были жестоко убиты, оставшиеся – обращены в рабство.

Командира гарнизона крепости Маркантонио Брагадина две недели пытали, затем убили: с него содрали живьём кожу на глазах оставшихся в живых и ставших пленниками жителей и защитников Фамагусты. Четвертованное тело было выставлено в качестве военного трофея, а из его кожи сделали чучело и набили соломой. В таком виде верхом на осле останки казнённого возили по улицам крепости. Головы казнённых военачальников и кожу Брагадина Лала Мустафа-паша привёз в Константинополь в подарок султану.


Турецкая галера

Священная лига


Поражение на Кипре и неудача морского похода 1570 года стали большим ударом и унижением для Венеции и Рима.

Испанский король под давлением святого престола приказал выступить против османов всему средиземноморскому флоту. Римский папа Пий V смог урегулировать основные споры между союзниками. 25 мая 1571 года в соборе Святого Петра была официально оглашена хартия о создании новой Священной лиги.

В союз вошли Испания (под властью испанских Габсбургов были Неаполитанское королевство и Королевство Сицилия), Венеция, Рим, Генуя, герцогства Тосканское, Пармское и Савойское, Мальтийский орден. Союзники обещали снарядить и выставить флот из 200 галер и 100 транспортов, 50-тысячную армию. Испания взяла на себя половину расходов, Венеция – треть, римский престол – одну шестую.

Христианские державы выставили около 300 различных судов. Основа флота была венецианско-испанской: венецианцы – более 100 галер и 6 больших галеасов, испанцы, по разным оценкам, от 80 до более 90 галер и других кораблей, Рим и другие итальянские государства – более 30 судов.

Общая численность команд кораблей и солдат – более 80 тыс. человек.

Союзный флот возглавил честолюбивый принц Хуан Австрийский, незаконный сын испанского короля и императора Карла V, честолюбивый флотоводец и полководец, победитель корсаров на Средиземном море и восставших морисков в Гранаде («новые христиане» – принявшие христианство мусульмане и их потомки). Венецианскую эскадру возглавляли адмирал Себастьяно Веньера и глава заморских владений Венеции Агостино Барбариго, испанскую – адмиралы Андреа Дориа и Альваро де Басан, папскую – Маркантонио Колонна.

Турецкий флот под командованием Муэдзинзаде Али-паши насчитывал до 220–230 галер, 50–60 галиотов. Общая численность экипажей и солдат насчитывала 80–90 тыс. человек.

То есть силы были примерно равны.

Однако Али-паша не отличался военными талантами. Правда, под его началом были самые опытные и умелые османские командиры – Улуч Али, мусульманский корсар итальянского происхождения, бывший паша Алжира и Триполи, Пияле-паша.


Битва при Лепанто (1571). Картина неизвестного художника

Корабли


Основу флотов противников составляли галеры, гребные суда. Меньшие парусно-гребные суда назывались галиотами. Галеры были отличными судами для действий в восточной части Средиземного моря, где было множество островов, островков, скал, мелей и проливов. Однако из-за конструктивных особенностей галеры не могли иметь сильное артиллерийское вооружение. Лишь на носу (помосте) устанавливали 1–3 пушки среднего или крупного калибра. Небольшие пушки ставили и на помосте в средней части корпуса. Бортовой огонь галер был минимальным.

Поэтому итальянские инженеры в это время создали новый тип судна – галеас. Это была огромная галера с мощным артиллерийским вооружением. Их длина доходила до 80 метров (галера – 40–50 м), корабли были более широкими и высокобортными. Их главным движителем был парус – три мачты с косыми парусами. Использовались и вёсла. Число гребцов доходило до 500–600, а общая численность экипажа до 1000–2000 человек. На вооружении могло быть до 60 пушек, не считая мелкокалиберных и крепостных ружей.

Наиболее сильно вооружены были корма и нос. Там орудия ставили в 2–3 яруса. Корабельная артиллерия галеасов была эффективна в стрельбе по скученному противнику, как вышло при Лепанто, и в стрельбе по береговым целям.

Были у галеасов и слабые места: мореходность и скорость ниже, чем у галер. В плохую погоду они не могли выходить в море. Кроме того, такие корабли стоили огромных денег (строительство и содержание). Поэтому в турецком и христианском флотах галеасов было мало.


Испанский галеас

Сражение


Союзный флот блокировал османов в Патрасском заливе Ионического моря.

При этом турки считали, что враг расположился у острова Кефалия, а Хуан Австрийский думал, что османский флот стоит у Лепанто.

В результате противники встретились неожиданно.

Это произошло 7 октября 1571 года у мыса Скрофа при входе в Патрасский залив в 60 км от города Лепанто. Христианские адмиралы были заинтересованы в сражении, так как имели на кораблях лучшие абордажные команды – испанских солдат. Бои флотов в то время представляли разрозненные абордажные схватки на сцепленных судах. Корабли были транспортами для солдат. Корабельная артиллерия тогда не имела ключевого значения. Всё решалось в рукопашной схватке и холодным оружием. Пушки, мортиры и аркебузы создавали звуковой фон, много грохота и шума, практической пользы мало.

Опытные турецкие командиры отговаривали главнокомандующего от сражения. Главная задача кампании была выполнена, Кипр завоевали. Флот уже несколько месяцев находился в море, участвовал в боях против прибрежных крепостей, абордажные команды нуждались в пополнении. На турецких кораблях в среднем было по 30–40 воинов, а на христианских – 150. Христианские солдаты были лучше вооружены, их боевой дух был высоким, они жаждали мести за резню на Кипре. А мусульмане были уже утомлены кампанией, хотели домой, а не битв. Приближалась зима с её непогодой и штормами, нужно были идти на базы. Численного превосходства не было, поэтому рисковать не стоило.

Завидев противника, турки построились в обычный боевой порядок: центр и два крыла, небольшой резерв за центром. В центре под началом главнокомандующего Али-паши было около 90 галер и 5 галиотов, правый фланг османов под командованием Мехмета Сирокко – 53 галеры, 3 галиота, левый фланг алжирского паши Улуч Али – 61 галера, 32 галиота (в основном суда алжирских корсаров). В резерве было 5 галер и 25 галиотов. Наиболее слабым у османского флота был правый фланг, которым руководил александрийский паша.

Христиане построились в таком же порядке. В центре испанская эскадра Хуана – 62 галеры, на левом фланге венецианская эскадра Барбариго – 53 галеры, на правом под началом адмирала Дория – 58 галер. В резервной эскадре де Басана, маркиза Санта-Крус, было около 30 галер. Союзники собирались выдвинуть в авангард галеасы, чтобы артиллерийским огнем нанести урон противнику и создать условия для своей контратаки. Перед началом боя Хуан приказал освободить гребцов-невольников, которые были христианами. Им дали оружие, чтобы усилить экипажи.

Две армады, более 500 кораблей, под рокот барабанов начали сближение. Примерно в 11 часов один из галеасов третьим залпом разбил турецкую галеру, она стала тонуть. Галеасы показали большую эффективность в таком бою. Они могли стрелять в обе стороны, их высокие борта нависали над противником, что осложняло неприятелю абордаж.


Разгром


Сражение разбилось на три отдельные части.

Галеры Сирокко прошли у берега и окружили левый фланг христиан. Также группа турецких галер вклинилась между центром и левым крылом противника. Разгорелась упорная битва. Командующий левым флангом адмирал Барбариго был смертельно ранен. Однако османы не смогли развить первый успех, сказалось преимущество христиан в боевом духе, численности и вооружении. К 12 час. 30 мин. правое крыло Сирокко было разгромлено, сам турецкий паша был ранен и попал в плен.

В центре сражение было ещё более ожесточённым и длилось с 12 до 14 часов. Обе стороны пытались уничтожить флагманы – испанский «Реал» (на нём сражался главнокомандующий Хуан) и османскую «Султаншу» (главнокомандующий Али-паша). После обмена орудийными залпами два флагмана столкнулись, таран османского корабля пробил «Реал» до четвёртой скамьи. Флагманам пришли на помощь соседние корабли. Образовался целый островок из кораблей, на палубах которых шёл упорный бой. Яростная рукопашная схватка длилась около часа. Испанцы отбили два штурма противника и в ходе контратаки захватили турецкий флагман. Хуан участвовал в бою и был ранен. Турецкий адмирал пал в бою. Его голову насадили на пику и показали туркам. Потеря флагмана деморализовала османов в центре, их корабли начали отступление.


Современная копия «Реала» в Морском музее Барселоны

Переломить ход сражения пытался Улуч Али, который хорошо расположил свои галеры и, умело маневрируя, не только сумел удержать позиции на правом фланге, но и контратаковал христиан. Османский адмирал захватил флагман мальтийцев. Затем он развернул большую часть своей эскадры и ударил по центру противника. Отчаянный корсар смял правое крыло центра христианского флота.

Однако перевес сил был не на его стороне. Против Улуча выступили основные силы центра, в бой вклинилось правое крыло Дориа и резерв маркиза Санта-Круса. Османский адмирал, увидев угрозу окружения и полного разгрома, собрал оставшиеся силы флота (40 галер) и успешно отступил. Быстроходные суда алжирских пиратов легко ушли от преследования.

К 3 часам бой был завершен.

Улуч-паша и Пияла увели в Константинополь остатки флота. В столицу Улуч привёл уже более 80 кораблей. Там он преподнёс в дар султану штандарт Мальтийского ордена, за что был награждён титулом «Кылыч» (меч) и назначен главным адмиралом флота. С этого момента он известен как Кылыч Али-паша. Пияле-паша и Кылыч Али-паша начали работу по восстановлению флота, делая ставку на более крупные и хорошо вооруженные корабли.


Али-паша Муэдзинзаде. Сзади видна его же голова на пике после битвы. Неизвестный немецкий художник

Итоги


Битва при Лепанто стала блестящей тактической победой флота Священной лиги.

Османы потеряли более 200 кораблей, из них 117 были захвачены. Потери личного состава – до 30 тыс. человек убитыми, утонувшими и пленными. Пленников было сравнительно мало, так как христиане мстили за бойню в Фамагусте.

Порта на некоторое время лишилась боеспособного флота.

Потери союзников – 13 кораблей (возможно, данные занижены), по разным сведениям, от 9 тыс. до 15 тыс. убитых и раненых. На турецких галерах освободили 12 тыс. рабов.

Европа ликовала.

Битва при Лепанто не оказала практически никакого влияния на исход войны.

Союзники начали праздновать, снова ссорились и теряли время. Успех не был использован.

В это время турки стремительно восстановили флот и уже в 1572 году вывели его в море, чтобы взять реванш. Османский флот возглавил решительный и талантливый Кылыч Али-паша.

Весной 1572 года скончался папа Пий, который умел мирить союзников. Испания уже не желала продолжать войну, её отвлекло восстание в Нидерландах и угроза со стороны английских пиратов. Христианский флот всё же пошёл к Греции, и противники вновь встретились у Модоны. Однако Хуан отказался от сражения и увёл корабли, несмотря на протесты венецианцев. Новый римский папа Григорий XIII также не желал продолжения войны.

Священная лига развалилась.

Брошенная союзниками Венеция вынуждена была признать поражение. В марте 1573 года был подписан мир. Венеция признала потерю Кипра и три года платила дань.


Ф. Бертелли. Битва при Лепанто
Автор:
Использованы фотографии:
https://ru.wikipedia.org/
9 комментариев
Информация
Уважаемый читатель, чтобы оставлять комментарии к публикации, необходимо авторизоваться.
  1. север 2
    север 2 7 октября 2021 06:19
    +10
    битва при Лепанто известна ещё и тем , что в ней на борту галеры " Маркиза " сражался будущий автор "Дон Кихота " Сервантес . Там он был трижды ранен и навсегда лишился подвижности левой руки . Между прочем , если Османского султана возглавлявшего тогда Османскую империю называли Пьяницей , то отца его называли Великолепным . Селим Пьяница и Сулейман Великолепный .
    Битва при Лепанто имело значения и для России . Дело в том , что пару месяцев до битвы при Лепанто вассал османского султана Девлет- Гирей сжёг Москву , много русских городов и в неволю угнал много поданных Ивана Грозного . В Москве продажные бояре уже вынашивали мысли присягнуть Давле-Гирею . Именно тогда Иван Грозный присвоил титул Великий Князь Всея Руси Симеону Бекбулатовичу , хотя он и был номинальная фигура , за то преданная Ивану Грозному . И то только на год , а потом главный титул Грозный вернул себе ,а после поражения при Лепанто ослабла не только сама Османская империя но и её вассал Крымский хан Девлет- Гирей.
    1. Кроу
      Кроу 7 октября 2021 06:32
      +13
      Несмотря на то, что Сервантес в тот день болел лихорадкой, он отказывался оставаться в постели и просился в бой. По словам очевидцев, он сказал: «предпочитаю, даже будучи больным и в жару, сражаться, как это и подобает доброму солдату… а не прятаться под защитой палубы». Он храбро сражался на борту корабля и получил три огнестрельных ранения — два в грудь и одно в предплечье. Последнее ранение лишило его левую руку подвижности. В своей поэме «Путешествие на Парнас» ему пришлось сказать, что он «потерял дееспособность левой руки ради славы правой» (он думал об успехе первой части «Дон Кихота»). Сервантес всегда с гордостью вспоминал своё участие в этом сражении: он верил, что принял участие в событии, которое определит ход истории Европы.После битвы при Лепанто Мигель Сервантес оставался в госпитале в течение 6 месяцев, пока его раны не зажили достаточно, чтобы он смог продолжить службу. С 1572 по 1575 годы он продолжил службу, находясь в основном в Неаполе. Кроме того, он участвовал в экспедициях на Корфу и Наварино, был свидетелем захвата Туниса и Ла-Гулетта турками в 1574 году. Кроме того, Сервантес был в Португалии, а также осуществлял поездки по службе в Оран (1580-е годы); служил в Севилье.
      Герцог де Сессе, предположительно в 1575 году, дал Мигелю рекомендательные письма (утерянные Мигелем при пленении) для короля и министров, как он сообщил в своем свидетельстве от 25 июля 1578 года. Он же просил короля об оказании милости и помощи храброму солдату.
      1. Кроу
        Кроу 7 октября 2021 06:34
        +10
        В прологе «Назидательных новелл» в 1613 году Мигель де Сервантес написал:
        Под портретом мой друг мог бы написать: «Человек, которого вы здесь видите, с овальным лицом, каштановыми волосами, с открытым и большим лбом, весёлым взглядом и горбатым, хотя и правильным носом; с серебристой бородой, которая лет двадцать тому назад была ещё золотая; длинными усами, небольшим ртом; с зубами, сидящими не очень редко, но и не густо, потому что у него их всего-навсего шесть, и притом очень неказистых и плохо расставленных, ибо соответствия между ними нет; роста обыкновенного — ни большого, ни маленького; с хорошим цветом лица, скорее светлым, чем смуглым; слегка сутуловатый и тяжёлый на ноги, — автор „Галатеи“ и „Дон Кихота Ламанчского“, сочинивший в подражание Чезаре Капорали Перуджийскому „Путешествие на Парнас“ и другие произведения, которые ходят по рукам искажёнными, а иной раз и без имени сочинителя. Зовут его в просторечии Мигель де Сервантес Сааведра. Не один год служил он солдатом и пять с половиной лет провел в плену, где успел научиться терпеливо сносить несчастия. В морской битве при Лепанто выстрелом из аркебузы у него была искалечена рука, и хотя увечье это кажется иным безобразным, в его глазах оно прекрасно, ибо он получил его в одной из самых знаменитых битв, которые были известны в минувшие века и которые могут случиться в будущем, сражаясь под победными знаменами сына „Грозы войн“ — блаженной памяти Карла Пятого».
        Мигель де Сервантес. Назидательные новеллы. Перевод с испанского Б. Кржевского. Москва. Издательство «Художественная литература». 1983
  2. Кроу
    Кроу 7 октября 2021 06:35
    +13
    Европа ликовала.
    Битва произвела огромное впечатление на современников и нашла своё отражение во всей европейской культуре. Крупнейший испанский поэт того времени Фернандо де Эррера откликнулся на сражение восторженной "Песнью о победе при Лепанто"; множество других поэтов Испании и Италии прославляли победителей и прежде всего — дона Хуана Австрийского. Эта победа во многих странах Западной Европы рассматривалась не просто как какая-то там победа в каком-то морском сражении, нет - а как важнейшая победа всего Христианского мира. Тицианом по заказу Филиппа II были созданы картины-аллегории "Испания приходит на помощь религии" и "Филипп II после победы при Лепанто вручает Небу дона Фернандо". Венецианский художник Паоло Веронезе создаёт одну из первых в истории полномасштабных картин на тему морских битв. Даже шотландский король Яков, сын Марии Стюарт, воспитанный в протестантизме, в детстве написал и издал (1591) поэму в честь сражения, чем вызвал конфликт с шотландским духовенством, возмущённым тем, что король, "подобно наёмному поэту", пишет поэму "в честь иностранного папистского бастарда". В память битвы в 1572 году римским папой Пием V введён католический праздник, который с 1573 года (уже при папе Григории XIII) получает название праздник Девы Марии — Царицы Розария, ставший де-факто первым практически общеевропейским (по крайней мере для католиков) днём победы.
  3. Undecim
    Undecim 7 октября 2021 13:19
    +9
    Кроме того, такие корабли стоили огромных денег (строительство и содержание). Поэтому в турецком и христианском флотах галеасов было мало.

    В турецком флоте галеасов не было вообще. В венецианском флоте их было шесть, их равномерно распределили по два в центр и на фланги.
    Корабельная артиллерия тогда не имела ключевого значения.

    Как раз корабельная артиллерия венецианских галеасов стала одним из ключевых факторов победы над турками, которые не смогли взять на абордаж ни один из них.
  4. BAI
    BAI 7 октября 2021 14:38
    +5
    Пушки, мортиры и аркебузы создавали звуковой фон, много грохота и шума, практической пользы мало.

    Примерно в 11 часов один из галеасов третьим залпом разбил турецкую галеру, она стала тонуть. Галеасы показали большую эффективность в таком бою.

    Автор противоречит сам себе.
  5. BrTurin
    BrTurin 7 октября 2021 19:00
    +1
    Турецкие корабли... христианские корабли.... сколько людей столько и мнений...
    . По воле Порты и отчасти по необходимости флот оставлен в руках христиан, и без сомнения больше всего греков. Турки совсем не были знакомы с искусством кораблестроения. В этом отношении они должны были пользоваться услугами посторонних лиц. С самого появления турок на исторической сцене кораблестроителями у них были или греки, или венецианцы. Так было и позднее. Наприм., в известиях от 1553 года упоминается родосский грек, Михаил Венетто, как человек опытный по части кораблестроения, в руках которого находилось все это дело [Zinkeisen. III, 292.]. Да и вообще судостроителями, капитанами судов, лоцманами были преимущественно греки-христиане [Ламанский, проф. Могущество турок, стр. 17.]. Мало того: весь флотский экипаж состоял или из греков, или из других христианских народов. Известен следующий факт: когда венецианский адмирал Пиетро Лоредано, в 1416 году одержал блистательную победу над оттоманским флотом, то на борту всех турецких кораблей, захваченных в плен или разбитых, он в числе матросов нашел почти одних кандиотов, сицилийцев и людей других христианских народностей. Адмирал пересадил всех этих турецких моряков на свои корабли, с той целью, как он выражается в своем рапорте по начальству, чтобы отнять у христиан удовольствие продолжать их службу неверным. Разумеется, все они сделались матросами-колодниками в венецианском флоте. Но такой устрашающий пример остался безо всяких последствий и цели не достиг [Zinkeisen. III, 298.]. Дело в том, что нет на свете худших моряков-матросов, чем турки. Уверяют, что будто «ни одному турку — по крайней мере до недавнего времени — нельзя было вбить в голову, что такое значит — над ветром и под ветром»[Гервинуса. Восстание Греции, 15.]. В виду этого, туркам волей-неволей приходилось наполнять свои корабли христианскими матросами. Христиане, в особенности из тех провинций, которые потом подчинены были власти оттоманов, составляли неизменный контингент матросов на их военных кораблях. И вот мы видим, что военно-морское могущество турок долгое время поддерживается малоазийскими греками, греками с Архипелага и кандиатами. Само собой понятно, что во флот набиралась всякая дрянь, но все же это были христиане. Одной из привлекательных сторон военно-морской службы в турецком флоте было большое жалование, какого не было в европейских флотах: жалованье было так велико, что матросы европейских флотов дезертировали к туркам, отдавая себя в их распоряжение [Zinkeisen. III, 299.]. Лебедев А. П. Взаимные отношения Оттоманской Порты и подвластных ей христиан Греко-восточной Церкви после падения Византийской империи.
  6. Не_боец
    Не_боец 7 октября 2021 19:58
    -2
    Галеры, галиоты, галеасы... А где триремы? Почему их нет?
    Как я помню из уроков истории. этот тип корабля широко использовался в античности, и куда они все подевались?
    Ведь их конструкция шлифовалась столетиями. Двигатель остался тот же - гребная мускульная сила. Вооружение "корабль-корабль" осталось тем же - абордажная партия. Пушек было мало, они больше для понту. Ну кроме галеасов, у них пушек было больше но самих кораблей было немного.
    Что принципиально изменилось что все триремы ушли в утиль?
    1. Vini-puxXxXx
      Vini-puxXxXx 8 октября 2021 00:00
      +1
      в гугле полно информации по этому поводу, если коротко:
      1)трирема одноразовая 2) по всем характеристикам трирема уступает галере