Военное обозрение

Генерал Поливанов: военный министр для военного времени

19
Генерал Поливанов: военный министр для военного времени

Лейб-гвардеец



Самым подходящим министром для военного времени Алексея Андреевича Поливанова, тогда уже генерала от инфантерии, назвали в Государственной Думе, членов которой никак не устраивал его предшественник В.А. Сухомлинов. Тот был приятен Николаю II, поскольку не утомлял его докладами, развлекая анекдотами. А незадолго до мировой войны сумел убедить в том, что «мы готовы», и нравился императрице Александре Фёдоровне.

Вслед Сухомлинову, который запутался в финансовых делах и попал под следствие, в думских кулуарах прозвучало иное – что он, как министр, «хорош только для мирного времени». Депутаты припомнили Сухомлинову и то, что он убрал своего популярного и всегда готового к дискуссии заместителя, тогда называвшегося помощником – генерала А.А. Поливанова.

Историки до сих пор пеняют генералу от инфантерии Поливанову за то, что, потеряв место в военном ведомстве якобы из-за «левизны», он заигрывал с черносотенцами и преклонялся перед премьером П.А. Столыпиным. А также за то, что, числясь не столько левым, сколько напротив – монархистом, после октября 1917-го примкнул не к белым, а к большевикам.

Алексей Андреевич Поливанов был из дворян, родился ещё в царствование Николая I – в 1855 году в родовом имении в костромском селе Красное. Будущий министр воспитывался в одной из Петербургских гимназий, после чего с отличием окончил курсы в Николаевском инженерном училище.

Род Поливановых был достаточно известным, подпоручика отправили на службу в Лейб-гвардию, хотя очень скоро он поступил в Николаевскую инженерную академию. Но сразу после этого у молодого офицера было боевое крещение – в дни войны с турками за освобождение Болгарии 1877-1878 гг. Ради участия в боях гвардеец даже отчислился из академии.

Уже на Балканах Алексея Поливанова заметили представители августейшей семьи. После боя под Горным Дубняком, на него, получившего тяжёлое ранение в грудь, обратил внимание наследник престола – великий князь Александр Александрович (на фото), который тогда командовал русской гвардией, а на Балканах – Рущукским отрядом.


Поливанов лечился в Киевском госпитале, потом восстановился в академии и закончил её в 1879 году по первому разряду. Однако ему вновь пришлось вернуться в ряды гвардейцев, заменив умершего старшего брата в должности полкового адъютанта у Лейб-гренадеров. Там он вскоре получил звание штабс-капитана.

Однако для поступления в академию Генштаба этого было недостаточно, но для героя войны – командира 3 роты 4-го Сводного Гвардейского пехотного полка сделали исключение. Поливанов выпустился из академии капитаном в 1888 году, быстро получил производство в подполковники, но почти десять лет прослужил на второстепенных должностях.

Чиновник в погонах


Однако в 1899 году Поливанова, имевшего опыт издательской деятельности, неожиданно для многих назначили главным редактором «Русского инвалида», а также журнала «Военный сборник». Они уже тогда имели немалое влияние на умы, а Поливанову добавили известности, и пройдя службу в Главном штабе, он был выбран военным министром А.Ф. Редигером (на фото) на высокий пост помощника.


К тому времени Поливанов уже получил генеральские чины, стал членом Госсовета и даже успел поруководить Главным штабом. Его не следует путать со штабом Генеральным, во главе которого после русско-японской войны стал приближённый к великому князю Николаю Николаевичу реформатор генерал Ф.Ф. Палицын.

С министром Редигером он проработал почти три года, прилагая немалые силы к тому, чтобы избавить армию от несвойственных ей функций. Так, преклоняясь перед Столыпиным, Поливанов не раз давал понять тому, что армия не может заниматься только разгоном демонстрантов и забастовщиков, а должна готовиться к предстоящей войне.

«Армия не учится, а служит Вам», – писал помощник военного министра премьер-министру.

Войну именно с Германией генерал Поливанов считал почти неизбежной, хотя не смог убедить в этом ни министра Редигера, ни императора, с которым общался едва ли не чаще своего начальника. А сменивший Редигера на посту министра генерал В.А. Сухомлинов (на фото) сразу заподозрил Поливанова в том, что тот метит на его место.


Он демонстративно игнорировал предупреждения своего помощника, как, впрочем, и многих других, что готовиться к войне надо всерьёз, активно привлекая к делу частный капитал. Тем временем Поливанов на этой почве наладил взаимоотношения и с властными структурами, и с общественностью, прежде всего – думской.

«Левый» царедворец


Но Сухомлинов, который был поистине своим у царствующей четы, добился от Николая II отставки своего помощника, навесив на него ярлык «левого». Для этого оказалось вполне достаточно сомнительной информации о контактах помощника министра с одним из представителей партии кадетов. Впоследствии в мемуарах, как бы извиняясь, Сухомлинов писал о своём помощнике:

«Гибкий по натуре, знаток хозяйственной части, хорошо осведомленный в области законоположений, этот человек, при обширном своём знакомстве с личным составом, казался мне не лишним.»

Однако именно «левый» А.А. Поливанов вовсю интриговал как раз с крайне правыми – с Дубровиным и представителями его «Союза русского народа». Он же требовал разрешить применять оружие в тюрьмах и активно давил на судей в ходе процессов над революционерами.

За время работы в министерстве, получив там звание генерала от инфантерии, Поливанов так и не смог завоевать доверия Николая II, и уж тем более – его супруги. Зато он неплохо сработался с другими представителями августейшей семьи. Так, великий князь Николай Николаевич (на фото) привлёк его к разработке планов войны с Австрией и Германией, хотя это лишь косвенно касалось военного министерства.


Другой царский родственник, к тому же женатый на сестре императора, Александр Михайлович, в полной мере использовал административные способности Поливанова, активно занимаясь развитием авиации. Впрочем, это случилось уже после того, как его отодвинули от флота, и несмотря на полный провал в войне с Японией, так на флот и не вернули.

Также Поливанов наладил взаимоотношения с учреждениями государственной власти и общественными организациями, а также с военной дипломатией зарубежных стран. После увольнения из военного ведомства Поливанов сблизился ещё с одним из «августейших» – принцем Ольденбургским, помогая тому в начале войны налаживать эвакуацию раненых.

Министр войны


Пост министра Поливанов занял в июне 1915 года при активной поддержке великого князя Николая Николаевича – на тот момент верховного главнокомандующего. Это был едва ли не самый тяжёлый момент не только для армии, но и для военного ведомства. Почти трёхмиллионная армия терпела неудачи в первую очередь из-за небывалых проблем со снабжением.

И не только пушками, снарядами и винтовками, но даже сапогами, хотя в них тогда обулась едва ли не половина России. Военное ведомство, а главное – министра Сухомлинова сделали козлом отпущения за то, что дело военного снабжения в империи было полностью провалено.

Фронт уже отодвинулся вплоть до исконно русских земель, австро-германцы не продолжали наступать только потому, что были слишком заняты во Франции, Италии и на Балканах. Однако именно в период руководства генерала Поливанова военное министерство добилось несомненных успехов, прежде всего в деле обеспечения армии вооружением, боеприпасами, обмундированием, продуктами питания и фуражом.

Генерал Поливанов пробыл исполняющим обязанности министра два месяца, и как только император Николай II принял на себя обязанности верховного главнокомандующего, он утвердил Поливанова министром. Отнюдь не случайно и не просто так тот сомнительный факт, что чуть ли не до конца войны русская пехота шла в атаку, имея всего одну винтовку на пятерых, долгое время проходил как некое «общее место».

Даже Алексей Толстой в «Хождении по мукам» вложил подобную оценку в уста подполковника Рощина. Но уже к лету 1916 года, после нескольких месяцев пребывания генерала Поливанова во главе военного министерства, дело обстояло не совсем так, точнее совсем не так. И доказательством служит не только блистательный Брусиловский прорыв, но и мало кому пока известные прямые свидетельства.

Например, такие, которые в исторический документооборот ввёл знаменитый шведский литератор, потомок австралийского солдата, воевавшего на Западном фронте, Петер Эглунд. Один из героев, точнее соавторов его ставшей бестселлером книги «Восторг и боль сражения», основанной на дневниках и письмах с той войны – это русский кавалерист, корнет 1-го Сумского гусарского полка Владимир Литтауэр.

Он, вернувшись на Северо-Западный фронт под Двинск в конце весны 1916 года, не скрывая восхищения, писал:

«Окопы глубокие, здесь есть широкие блиндажи, перекрытые в девять брёвен, есть также много окопов для сообщения. Специальные артиллерийские орудия размещены в этих окопах, тогда как регулярная артиллерия стоит на другом берегу реки, там же, где и наши лошади. Прямо позади нашего сектора стоят тридцать две полевые пушки, за ними – тяжёлая артиллерия.

Тридцать две пушки могут открыть огонь когда угодно, стоит только нашему командиру позвонить на командный пост и запросить поддержку; они откроют огонь через несколько секунд. Если этого будет недостаточно, то к ним присоединится тяжёлая артиллерия. У нас никогда не было такой огневой поддержки.»

Есть и другие свидетельства, а также объективные данные, что русская императорская армия незадолго до революции стояла буквально на пороге победы. Другое дело, что её организм уже был разложен революционной, а точнее – либеральной пропагандой, и вырвать заслуженную победу она оказалась просто не в силах.

Но не отдать должного военному министру времён войны – генералу Поливанову за то, что он решил главные проблемы связи тыла и фронта, одолел пресловутый снарядный голод, согласитесь, нельзя. К тому же в отставку с поста министра он подал сам, не дожидаясь, пока Александра Фёдоровна дожмёт мужа. Ведь помимо всего прочего, генерал Поливанов был из числа тех, кто на дух не переносил «нашего друга» – Григория Распутина.

Не белый, но и не красный


Своё прошение об отставке генерал Поливанов продвинул через того, кто его и выдвигал – великого князя Николая Николаевича, который был фактически в опале на почётном посту Кавказского наместника. Генералу и в голову не могло прийти, что его августейший покровитель уже втянут в интригу, которая, среди прочего, и приведёт к падению монархии.


Начальнику штаба Верховного главнокомандующего генералу М.В. Алексееву (на фото), несмотря на известность и авторитет Поливанова, не пришло и в голову привлечь его к генеральскому демаршу, когда они вместе с думцами настояли на отречении Николая II.

После свержения монархии, военного министра Поливанова, который был весьма близок со многими из Романовых, одним из первых допросили в Чрезвычайной следственной комиссии. Затем, хотя он и был только свидетелем, Поливанова арестовали, но никаких доказательств саботажа или же намеренно неэффективного управления военным министерством не нашли.

Под стражей он пробыл всего пару месяцев, но этого хватило, чтобы Алексей Андреевич распрощался с иллюзиями по поводу либералов у власти. Однако на сторону большевиков он встал отнюдь не сразу, причём не исключено, что вынужденно. Генерал, которого никто даже не отправлял в отставку, пережил ещё два ареста. Но в феврале 1920 года, после очередного заключения, А.А. Поливанова приняли на службу в РККА.

Теперь уже точно «бывший» царский генерал стал членом красноармейской военно-учебной редакции, а также действительным членом Военно-законодательного Совета при Реввоенсовете республики. Поливанова записали и в члены Особого совещания при главкоме С.С. Каменеве.

В это время Советская Россия воевала не только на внутренних фронтах, но и с Польшей, и опытного управленца, к тому же прекрасно владевшего языками, привлекли к мирным переговорам с эмиссарами Пилсудского в Риге. Поливанов выступал там в качестве военного эксперта, но заболел тифом и скоропостижно скончался.

Существует версия, что его отравили, но кроме жёлтого издания 90-х годов «Кто есть кто в России», никто её, похоже, не подхватил.
Автор:
Использованы фотографии:
s3.amazonaws.com, из архива автора
19 комментариев
Информация
Уважаемый читатель, чтобы оставлять комментарии к публикации, необходимо авторизоваться.
  1. vladcub
    vladcub 9 октября 2021 06:02
    +7
    Человек не обычной биографии:способный управление, пользовался поддержкой в.к. Николай Николаевича, Александра Михайловича. Почему то поддержал большевиков.
    Хотелось бы знать мотивы заставившие его так поступить?
    1. Кроу
      Кроу 9 октября 2021 06:38
      +16
      Ничего странного.Был бы по другому настроен генералитет с офицерским корпусом,то царь бы не сделал в дневнике эту запись
      Кругом измена и трусость и обман!
      а Деникин в своих «Очерках русской смуты» не написал бы
      «Многим кажется удивительным и непонятным тот факт, что крушение векового монархического строя не вызвало среди армии, воспитанной в его традициях, не только борьбы, но даже отдельных вспышек»
      Самодержавие как проект изжило себя.Вот и все.
      1. vladcub
        vladcub 9 октября 2021 08:36
        +5
        "кругом измена и трусость" напоминает :"Жуков кричит с фронта:" кругом измена"...." Коба говорит:"лишь твоим ребятам доверяю"
        Кремлев:"Дневники Берия"
    2. север 2
      север 2 9 октября 2021 07:35
      +13
      Когда рушилась Романовская Империя России в следствии появления либерастов во всех слоях и уровнях тогдашних элит ,армия с этим даже не думало боротся.
      Когда рушилась Красная Империя СССР в следствии появления либерастов во всех слоях и уровнях тогдашних элит , армия с этим даже не думало боротся .
      Параллели , однако , очевидны . Нет , тут речь не об командирах рот или батальонов , тут речь об генералитете , что при Николае Втором , что при Михаиле Меченном !
      1. Морской Кот
        Морской Кот 9 октября 2021 15:32
        +7

        Кроу
        Сегодня, 06:38
        Самодержавие как проект изжило себя.Вот и все.


        север 2 (Видас)
        Параллели , однако , очевидны


        Вы правы, параллели видно невооруженным взглядом. Когда нечего защищать, то и армии нечего делать. request
      2. Андрей Николаевич
        Андрей Николаевич 9 октября 2021 20:37
        +2
        Нельзя быть полководцем и политиком. Государство- не армия. Всех по ранжиру не выстроить. На сколько я знаю из истории,великие полководцы остались великими, так как не лезли в политику.
  2. Старый электрик
    Старый электрик 9 октября 2021 06:24
    +12
    Есть и другие свидетельства, а также объективные данные, что русская императорская армия незадолго до революции стояла буквально на пороге победы.
    –гы-гы-гы!
    Стратегическим планом союзников на 1916 год было решено, что сначала Западный фронт под командованием Эверта наносит главный удар при поддержке Юго-Западного фронта Брусилова и Северо-Западного Куропаткина. Затем союзники должны были начать наступление на Сомме. Западный и Восточный фронт Германии должны были рухнуть, Ник-2 Гольштейн-Готторпский въезжает в Берлин на белой кобыле, хэппи энд, дедушка Ленин умирает безвестным в эмиграции.
    22 мая начался Брусиловский прорыв, а 1 июня должны были ударить Эверт и Куропаткин. К этому времени у немцев уже не было резервов для прикрытия Молодечно, где должен был нанести удар Эверт. То, что произошло потом иначе как предательством не назовёшь. Молва того времени приписала его немке – царице матушке. Эверт вначале отказался наступать, сославшись на погоду (!!!), а затем переносом наступления из-под Молодечно под Барановичи затянул начало наступления до 20 июня, когда Брусиловский прорыв уже захлебнулся. Наступление под Барановичами было произведено без какой-либо разведки местности. Видимо Эверт не подозревал о наличии у русской армии аэропланов, зато немцы знали об этом наступлении всё изначально. Как следствие наступление под Барановичами сразу же превратилось в бойню русской армии. Уникальный для наступления случай. Те солдаты, которые умудрились дойти живыми до колючей проволоки, сдавались под немецким пулемётным огнём. Так наступление Эверта дало немцам порядка 2000 пленных.
    Положив 80 тыс. Эверт заявил, что наступление невозможно и прекратил его. Куропаткин вообще отказался наступать. В итоге не поддержанное наступление Брусилова захлебнулось. Как следствие стратегический план союзников на 1916 рухнул, и битва на Сомме тоже превратилась в тупую бойню. Само собой разумеется, что белая кобыла Гольштейн-Готторпского до Берлина не дошла.
    Так благодаря надёже царю святому Ник 2 Гольштейн-Готторпскому и его жене урождённой принцессе Алисе Виктории Елене Луизе Беатрис Гессен-Дармштадтской, кузине кайзера Вильгельма II, Германия и Австро-Венгрия в 1916 году были спасены, и война закончилась только в 1918 году.
    Ни один еврей, ни один масон, ни одна политическая партия не сделали столько для свержения самодержавия, сколько скромные русские генералы Эверт и Куропаткин. Провал наступления Эверта показал, что единственная цель царя в этой войне – гнать русских на убой ради интересов Англии и Франции, и что победа России под руководством Гришки Распутина и царицы немки вообще не светит. Всего через полгода после отказа Эверта наступать в бегах числилось до 2-х млн. дезертиров, а Западный фронт был полностью революционизирован. Ну а англичане отомстили Ник-2 тем, что в феврале 1917 организовали свержение царя и отказали ему в политическом убежище. Это был приговор к высшей мере наказания. Желающим его исполнить была практически вся Россия.
    А.И. Деникин. Очерки Русской смуты:
    Я не стану копаться в той грязи, которая покрыла и министерские палаты и интимные царские покои, куда имел доступ грязный, циничный «возжигатель лампад», который «доспевал» министров, правителей и владык.
    Всевозможные варианты по поводу распутинского влияния проникали на фронт, и цензура собирала на эту тему громадный материал даже в солдатских письмах из действующей армии.
    Но наиболее потрясающее впечатлите произвело роковое слово:
    — Измена.
    Оно относилось к императрице.
    В армии громко, не стесняясь ни местом, ни временем, шли разговоры о настойчивом требовании императрицей сепаратного мира, о предательстве её в отношении фельдмаршала Китченера, о поездке которого она, якобы, сообщила немцам, и т. д.
    Переживая памятью минувшее, учитывая то впечатление, которое произвёл в армии слух об измене императрицы, я считаю, что это обстоятельство сыграло огромную роль в настроении армии, в отношении её и к династии, и к революции
    Генерал Алексеев, которому я задал этот мучительный вопрос весною 1917 года, ответил мне как - то неопределённо и нехотя:
    — При разборе бумаг императрицы нашли у неё карту с подробным обозначением войск всего фронта, которая изготовлялась только в двух экземплярах — для меня и для государя. Это произвело на меня удручающее впечатление. Мало ли кто мог воспользоваться ею...
    Больше ни слова. Переменил разговор...
    1. vladcub
      vladcub 9 октября 2021 08:47
      +7
      Сам Деникин внук крепостного. Читал:"Записки русского офицера" очень интересная. Он "изнутри" видел жизнь армейского офицера. Хорошо рассказывает о Польше, богатых евреях. Их "разборках"
      1. Облитератор
        Облитератор 13 октября 2021 19:54
        +1
        Цитата: vladcub
        Сам Деникин внук крепостного. Читал:"Записки русского офицера" очень интересная. Он "изнутри" видел жизнь армейского офицера. Хорошо рассказывает о Польше, богатых евреях. Их "разборках"

        Тут в тексте указывается Владимир Литтауэр. Он тоже свои мемуары(«Русские гусары. Мемуары офицера императорской кавалерии. 1911—1920») оставил, в которых основным сделал описание своих однополчан и быта гвардейского кавалериста тех лет. Вот уж точно жизнь изнутри, а не просто скупое описание того, когда и куда полк наступал\отступал. Категорически рекомендую. Он, кстати, в Америке считается хорошим специалистом по иппологии.
        1. vladcub
          vladcub 13 октября 2021 20:19
          +1
          Поищу. А Вы почитайте А. И. ДЕНИКИНА. Интересно описан кадетский корпус. И тогдашний быт
          1. Облитератор
            Облитератор 13 октября 2021 20:29
            0
            Цитата: vladcub
            Поищу. А Вы почитайте А. И. ДЕНИКИНА. Интересно описан кадетский корпус. И тогдашний быт

            А я читал его. Пусть не полностью, но про это и про то, как он с академией ген. штаба мучался тоже.
    2. Ингвар К
      Ингвар К 9 октября 2021 09:48
      +5
      Отличный комментарий, спасибо за подборку материала.
    3. Сахар Мёдович
      Сахар Мёдович 9 октября 2021 12:42
      +4
      "После неудачи мартовского наступления ими овладело отчаяние. Они видели, что то, что они делали, не годилось. Создать же свое, новое, найти выход из стратегического тупика, куда завела русские войска чужая мысль, они были не в состоянии. За суетливой работой штаба Западного фронта чувствовалась большая нервность, неуверенность в себе и в войсках. Сосредоточенных для удара на Вильну в Молодеченском районе 12 корпусов 2-й и 4-й армий — 480 000 бойцов против 80 000 неприятеля — уже казалось генералу Эверту недостаточным — он желал иметь по корпусу на версту фронта атаки! Чем ближе надвигался решительный срок 18 мая, тем более падал духом незадачливый главнокомандующий Западным фронтом.
      В последнюю минуту, когда все уже было готово, он вдруг переменил весь свой план и вместо удара на Вильну избрал почему-то удар на Барановичи, переведя на это направление штаб 4-й армии. Для переработки планов он просил две недели отсрочки — с 18 мая на 31-е и, едва лишь получив их, попросил новую отсрочку до 4 июня, опасаясь... неудачи в Троицын день!" (А.А.Керсновский)
  3. Кроу
    Кроу 9 октября 2021 06:56
    +10
    После свержения монархии, военного министра Поливанова, который был весьма близок со многими из Романовых, одним из первых допросили в Чрезвычайной следственной комиссии.
    Письмо императрицы Александры Федоровны
    Ц.С.
    24 июня 1915 г.

    Вчера видела Поливанова. Он мне, откровенно говоря, никогда не нравился. Что-то в нем есть неприятное, не могу объяснить что. Я предпочитала Сухомлинова. Хотя этот и умнее, но сомневаюсь, так же ли он предан. Сух. сделал большую ошибку тем, что показывал направо и налево твои частные письма к нему, и у многих есть копии с них. Фред. должен бы написать ему выговор. Я понимаю, что он этим хотел показать, как ты до конца был милостив к нему, — но другие не должны знать причин его отставки, кроме той, что он сказал неправду на знаменитом заседании в Петергофе, когда уверял, что мы готовы и сможем выдержать войну, а у нас не было достаточно снаряжения. Это его единственная грубая ошибка, — взятки его жены сделали остальное. — Теперь другие могут подумать, что общественное мнение достаточная причина, чтобы удалить нашего Друга и так далее — это очень опасно перед Думой.
    "Бабу не проведешь. Она сердцем видит."©
  4. Ольгович
    Ольгович 9 октября 2021 07:08
    +5
    Но не отдать должного военному министру времён войны – генералу Поливанову за то, что он решил главные проблемы связи тыла и фронта, одолел пресловутый снарядный голод, согласитесь, нельзя.

    Если бы эти проблемы ждали решения до появления Поливанова в качестве министра в 1915 г, они бы не были решены и в 1917.

    К их решению приступили и активно сразу после начала войны.

    его августейший покровитель уже втянут в интригу, которая, среди прочего, и приведёт к падению монархии.

    Интригу, которой не было.

    Генерал, которого никто даже не отправлял в отставку, пережил ещё два ареста. Но в феврале 1920 года, после очередного заключения, А.А. Поливанова приняли на службу в РККА.

    Два ареста ВЧК. В РККА только с 1920 г (кушать что-то же надо), но участием в братоубийсвенной войне против России себя не запятнал
  5. parusnik
    parusnik 9 октября 2021 07:52
    +7
    Есть и другие свидетельства, а также объективные данные, что русская императорская армия незадолго до революции стояла буквально на пороге победы.
    Поражения 1914-1915,захлебнувшееся наступление Брусилова, в 1916,не по его вине,помогли коллеги, конечно вот-вот,на пороге победы стояли.Генералитет РИ под мудрым руководством,все сделали, что бы победы не было и приблизили февральскую революцию.
  6. Charlie
    Charlie 9 октября 2021 12:29
    +4
    Цитата: vladcub
    "кругом измена и трусость" напоминает :"Жуков кричит с фронта:" кругом измена"...." Коба говорит:"лишь твоим ребятам доверяю"
    Кремлев:"Дневники Берия"

    А каких "твоих ребят" здесь Коба имел ввиду?
  7. Altmann
    Altmann 10 октября 2021 17:49
    +2
    Одна винтовка на пятерых солдат в атаке. Это может быть интересно, но это неправда. Что еще хуже, это описано и опубликовано в разных статьях. Несомненно, что в начале года у российской армии были проблемы с винтовками, но они были решены и массовыми закупками у Японии. Мне эта статья кажется немного странной. Но я чужой, тебе придется решать эти вопросы самостоятельно. sad
  8. Рядовой СА
    Рядовой СА 10 октября 2021 19:15
    +2
    Цитата: vladcub
    Хотелось бы знать мотивы заставившие его так поступить?

    Хотелось бы узнать подлинные мотивы , заставившие генералов Брусилова и Слащёва-
    Крымского встать на сторону большевиков , а второго -вернуться в "Совдепию". Заставившую
    графа Игнатьева , выращивавшего шампиньоны , не трогая лежащие на его счетах миллионы ,
    отдать их СССР и вернуться к началу Сталинских репрессий генералитета .
    Но подлинных мыслей и мотивов - не узнаем .